Добавить статью
16:41 12 Декабря 2017
А точно ли нам нужен блокчейн?
В настоящее время профессионалам в технологии блокчейн очень тяжело работать. Бо’льшую часть времени приходится объяснять людям и организациям почему им НЕ нужен блокчейн. А все потому, что началось самое настоящее помешательство на слове «блокчейн».

Дошло до того, что даже я, энтузиаст технологии блокчейн и даже её евангелист, прежде всего ставлю вопрос: «А точно ли нам нужен блокчейн?».

Многие из тех, кто сегодня бегает с горящими глазами и кричит «блокчейн!» заинтересовались этой технологией, только потому что конкретно одно из его приложений — а именно, криптовалюты — а ещё точнее, только одна из криптовалют — биткоин, поднялась в своем обменном курсе до невиданных высот.

Другая большая группа людей начала искать все, что связано с блокчейном, потому что о блокчейне стало говорить высокое начальство, у них резко проснулось желание рапортовать наверх о подвижках в новой горячей теме.

И все это делается упуская суть того, что может, а чего НЕ может блокчейн.

Почти все из вас имеют отношение либо к государственным органам, либо к принятию решений в государственных органах. Именно на вас будет лежать ответственность за выбор того, какие именно блокчейн проекты брать в разработку, а какие нет.

Не забывайте, что сейчас во всем мире появились мошенники, которые специально таргетируются на государственные органы, министерства и ведомства, а также крупные корпорации и банки с целью продать за огромную цену проект, который выглядит как блокчейн, звучит как блокчейн, а на самом деле в нём блокчейном и не пахнет.

Чтобы объяснить как определять такие проекты, я должен рассказать техническую суть технологии блокчейн.

В 2008 году неизвестный математик под псевдонимом Сатоши Накамото опубликовал научную статью в сфере математики, более конкретно — в области математики под названием криптография. В этой статье Сатоши Накамото описал свое найденное решение «Задачи византийских генералов». Этой задаче уже много лет, всё это время она многими считалась нерешаемой, а Сатоши Накамото ее решил.

Именно благодаря этому — исключительно научному — прорыву, благодаря решению задачи византийских генералов, стало возможным создавать глобальные компьютерные базы данных, ради обеспечения которых согласованно работают по одним и тем же правилам миллионы компьютеров по всему миру, но при этом не регулируются из единого центра. Таким образом блокчейн — это технология децентрализации взаимодействия.

Блокчейн решает ровно одну задачу: задачу взаимодействия двух и более субъектов — людей или организаций — которые не доверяют друг другу и не могут найти третье лицо, которому бы они доверяли.

До этого времени у человечества не существовало способа взаимодействия хотя бы двух контрагентов, которые не доверяют другу. Они либо искали третье лицо, которому оба доверяли — третейского судью, общую юрисдикцию, escrow-агента — либо не взаимодействовали вообще. И только благодаря Сатоши Накамото появился третий способ: использование блокчейна, где правила взаимодействия описаны с помощью математики, и где эти правила нельзя обойти.

И так, технически блокчейн — это глобальная открытая неизменяемая база данных, над которой никто не имеет контроль. Причем вообще никто, не то что ни одного лица, нет даже ни одного государства или группы государств, которые могли бы иметь контроль над достаточно большим блокчейном.

Мошенники же, вместо глобальной, открытой, неизменяемой, никем не контролируемой базы данных, предлагают под видом блокчейна закрытую, локальную, изменяемую базу данных, сервера которой находятся под вашим контролем, что делает ее самой обычной информационной системой, которую можно было бы сделать, даже если бы Сатоши Накамото не существовало бы вообще, причём за гораздо меньший бюджет.

Примерно то же самое происходило в коневодческой индустрии когда появилась технология автомобилей, выглядело это вот так:

коневод Вот так коневодам предлагали «автомобилизацию» в начале XX века

Есть 3 четких признака, по которым можно определить псевдо-блокчейн проект или, как говорят в нашей среде, «фуфлочейн»:

1) Там есть слова «приватный блокчейн».

«Приватный блокчейн» — это «жареный лед», оксюморон, взаимоисключающее сочетание слов. Блокчейн просто не работает, если его математические уравнения/неравенства/алгоритмы не обсчитывают миллионы компьютеров по всему миру.

2) В нём присутствует контроль со стороны центра (чаще всего — вашего ведомства или организации).

Напоминаю, блокчейн — это технология устранения центра.

3) В нём в каком-либо виде отсутствует криптовалюта.

Это очень важно. Дело в том, что Сато Накамото, как я уже говорил, основал блокчейн на голой математике. Одним из разделов математики, на котором Сатоши основал своё изобретение, была теория игр. Система была отстроена таким образом, что в ней было экономически выгодно играть по правилам, и экономически невыгодно идти против системы.

Те, кто играет по правилам получают экономический стимул, а те, кто пытается их нарушать, теряют живые, настоящие деньги. Такую систему экономических стимулов можно выстроить только при присутствии криптовалюты.

Любой из вышеперечисленных признаков, даже один, твёрдо означает, что перед вами самая обычная информационная система, в название которой добавили слово «блокчейн» только ради хайпа и увеличения ценника в несколько раз.

Целые государственные структуры многих стран, огромные банки мирового масштаба, корпорации с большой экспертизой и длинной историей — все они проваливались в ловушку псевдо-блокчейнов. Потому что есть совершенно конкретный механизм того, как в таких больших структурах принимается в реализацию псевдо-блокчейн проекты.

В этом механизме участвуют 3 группы людей:

1) Низовые технические специалисты.

Они дают положительную оценку псевдо-блокчейн проектам, потому что понимают, что в этом случае они в своё рабочее время, за счет компании смогут нарастить лично себе экспертизу в области блокчейн, таким образом в несколько раз увеличив свою стоимость на рынке труда.

2) Начальство среднего звена.

Оно радо обманываться, потому что наконец-то они смогут рапортовать наверх о том, что они применяют блокчейн. Наконец-то они продемонстрируют, что именно в их отделе гребень волны инноваций, что именно они выполняют наказ начальства о внедрении технологии блокчейн.

3) Верховное начальство.

Эта категория получает ложное чувство самоуспокоения, ложное ощущение зоны комфорта. Вокруг бушует тренд на устранение центров контроля, заданный блокчейном, а они как бы на гребне волны, как бы применяют блокчейн, но при этом сохраняют централизацию контроля, централизацию ресурсов и потоков информации.

Все 3 группы получают то, что хотят. Именно так в умных, казалось бы, организациях, многие миллионы тратятся на обычную информационную систему, которая не имеет с блокчейном ничего общего.

Я покажу один простой пример того, что может и чего не может блокчейн. Давайте представим, что мы хотим сделать единую электронную систему сертификатов об образовании, чтобы любой человек в любой стране мог доказать, что он окончил школу, что в университете ему присвоена специальность, что в магистратуре ему присвоена степень, и так далее.

Если такая система делается в рамках Европейского Союза, то никакого блокчейна не нужно: страны ЕС спокойно могут договориться между собой, сервера поставят в «условном Брюсселе», которому они все доверяют, права каждой страны будут защищены международными договорами в рамках ЕС, а регулировать систему будет Европарламент. Они сделают обычную информационную систему, которая будет стоить не так уж и дорого по меркам проектов такого масштаба.

Но если делать такую систему в мировом масштабе, то у нас не будет ни единого шанса на то, что все страны смогут договориться о том, кто именно будет иметь физический доступ к базе данных, где будут расположены сервера централизованной системы. Вот именно тут помог бы блокчейн. Безусловно, и разработка и эксплуатация такого проекта стоила бы гораздо дороже, чем централизованная система, но блокчейн — это реальный способ того, как стороны, не доверяющие ни друг другу, ни какой-либо третьей стороне, могут успешно взаимодействовать.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью