Добавить статью
12:12 5 Января 2018
«Умеренный ислам» в системе понятий, описывающих деятельность мусульманских религиозных организаций
Существующее в науке разночтение того, что следует понимать под умеренным исламом, когда одни ученые подразумевают под ним часть радикального ислама, другие – часть ислама как религии, третьи – практику исповедания ислама отдельными народами, странами и регионами мира, само по себе требует уточнения предметной направленности этого понятия. Проведение понятийного анализа необходимо еще и потому, что ученые до сих пор не определились в том, что включать в дефиницию умеренного ислама – только политическое поведение мусульманской религиозной организации или всю ее деятельность (общую позицию конкретного религиозного сообщества по организации общественной жизни в целом). И в такой ситуации, когда среди ученых нет единства ни по объектной и ни по предметной его направленности1, невозможно обойтись без выведения объекта анализа, обозначаемого понятием «умеренный ислам», из среды. Это нужно для точного определения его границ. Во всех теоретических исследованиях такая задача решается путем разведения анализируемого понятия со схожими с ним терминами. Следовательно, точного определения объектной и предметной направленности понятия «умеренный ислам» мы можем достичь только тогда, когда четко обозначим, чем он отличается от «традиционного ислама», «радикального ислама» и «исламского экстремизма». Ведь все эти понятия, также, как и «умеренный ислам», являются выражением специфики деятельности или политической позиции мусульманских религиозных организаций.

На наш взгляд, процедуру понятийного анализа целесообразно начать с «радикального ислама», так как в науке его дефиниция считается достаточно хорошо разработанной. И действительно, знакомство с научной литературой, посвященной этому понятию (проблеме), и практикой использования его в публицистике позволяет довольно быстро высветить следующие устойчивые характеристики радикального ислама. Во-первых, радикальный ислам – и в науке, и в публицистике – рассматривается как общее название мусульманских религиозных организаций, придерживающихся враждебной позиции по отношению к другим идеологиям и религиям и выступающих за доминантное положение исламской религии в обществе, построение всемирного халифата и передачу государственной власти духовенству или установление над ней контроля духовенства. Всеми этими свойствами обладают не только широко распространившиеся по всему миру радикально настроенные мусульманские религиозные организации, но и государствообразующие мусульманские религиозные организации как шиитских, так и суннитских стран – теократий. При этом большинство ученых не соглашаются с высказываниями о том, что радикальность является характерной чертой самого ислама как религии, и требуют не отождествлять радикальный ислам с собственно исламом или исключительно с каким-либо из его направлений (суннизм, шиизм) и течений или толками2. По их мнению, для оправдания своего радикализма любые структуры могут найти обоснование в любой религии.

Во-вторых, радикальный ислам понимается как политическая практика радикально настроенных мусульманских религиозных организаций, практика, основанная на использовании ислама в качестве идеологии3. Другими словами, радикальный ислам является выражением политической позиции и политических действий, определенных мусульманских религиозных организаций. В отличие от других мусульманских религиозных организаций, использующих ислам в качестве идеологии, для радикальных исламистов в их общественно-политической и иной деятельности основополагающими являются такие доктринальные положения ислама, как такфир (обвинение в неверии) и джихад (священная война за веру). Отсюда их воинственность, нетерпимость к «чужим», нацеленность на борьбу с «врагами ислама» и стремление к мировому господству. Свои насильственные действия, в том числе и террористические, они оправдывают целями «священной войны» за веру, необходимостью распространения ислама по всему миру.

В-третьих, радикальный ислам выступает не только как политическая практика (позиция), но и как мировоззрение4, основывающееся на категоричных подходах к решению проблем организации общественной жизни. Особенностью мировоззренческих установок радикального ислама является идеализация и мифологизация общественного устройства, существовавшего в период правления пророка Мухаммеда и первых четырех праведных халифов (Абу-Бакр, Омар, Осман, Али), которые устанавливали порядок в обществе путем введения в систему регулирования отношений между людьми однозначно понимаемых правил. Причем все правила, вводимые в систему организации жизни общества, и предлагаемое ими миропонимание подавались как божественное откровение, а значит, как идеальные и абсолютно правильные. Именно идеализация общественного устройства, выстроенного усилиями вышеназванных исторических личностей, порождает в верующих одержимость – фанатизм – глубокую веру в возможность возрождения былого халифата. Этим объясняется и то, что радикальный ислам в обосновании своих действий, в том числе и политических, преимущественно придерживается правовых установок ханбалитов и маликитов – наиболее ортодоксальных суннитских правовых школ.

Близким понятию «радикальный ислам» является понятие «исламский экстремизм». Как в науке, так и в публицистике последний выступает как общее название наиболее фанатично настроенного крыла религиозных организаций, образующих радикальный ислам5, которые в своей деятельности опираются на идеологию агрессии, широко используют насильственные методы политической борьбы (терроризм, войны) и категоричные подходы к решению проблем организации общественной жизни; основываются на идеологии агрессии, обосновывающей невозможность преодоления существующих в обществе кризисных явлений без неукоснительного выполнения – как властью, так и рядовыми гражданами независимо от их национальной и религиозной принадлежности – предписаний Корана и шариата и введения традиционных мусульманских установлений в качестве обязательных норм современной жизни; отдают предпочтение насильственным методам политической борьбы, позволяющим, наводя страх на людей, навязывать им требуемое поведение и обеспечивающим быстрый захват государственной власти в странах пребывания. Другими словами, главной целью экстремистов является установление абсолютного доминирования ислама как религии в обществе и полная передача государственной власти духовенству, т. е. возврат к тому положению ислама в обществе, которое он имел в начале своего зарождения, что и объясняет фундаментализм исламского экстремизма.

Однако из-за применения этих крайних методов в идеологии, из-за осуществления политической деятельности, выходящей за рамки законодательства в большинстве стран, экстремистские мусульманские религиозные организации находятся там под запретом. Более того, эти действия всегда – и сейчас, и во все времена – становились причиной перехода ими на нелегальное положение, и даже в собственно мусульманских странах. Вот почему нелегальность в какой-то степени стала их постоянным свойством и дает полное основание рассматривать исламский экстремизм как особую политическую практику крайне радикально настроенных мусульманских религиозных организаций. Практику, которая позволяет этим организациям сохраняться в самых сложных для них общественно-политических условиях и с небывалой силой активизироваться при обострении политической борьбы в странах пребывания или на международном уровне6.

Именно активизация исламского экстремизма в условиях обострения противоречий в обществе, ослабления законной власти, выражающегося в ее неспособности обеспечить порядок в обществе, суверенитет и безопасность государства, становится для ученых главным доводом рассматривать его как своеобразную реакцию мусульманского сообщества на эти дестабилизирующие явления, на кризисы, периодически повторяющиеся в политической истории мусульманских стран. Следовательно, в отличие от радикального ислама, который появился в процессе активного использования ислама в качестве идеологии в борьбе за власть и завоевывание других стран и народов, исламский экстремизм является продуктом использования ислама в целях выхода из кризисных ситуаций в обществе. Поэтому причиной вспышек исламского экстремизма большей частью становятся местные проблемы7. Экстремистские группировки обычно возглавляются харизматичными, способными на безумные поступки лидерами, тогда как радикальный ислам преимущественно ориентирован на решение фундаментальных проблем и руководят радикальными организациями в основном люди хладнокровные, со стратегическим мышлением. Этим обусловливается и то, что в отличие от радикального ислама исламский экстремизм не выступает как целостное мировоззрение, основывающееся на цельных концепциях организации общественной жизни и особом миропонимании.

Что касается «традиционного ислама», то по нему ни у теологов, ни у ученых нет единого понимания, совершенно разные объяснения этому понятию даются и в публицистике, посвященной проблемам, связанным с религиозными отношениями (само понятие «традиционный ислам» употребляется большей частью в странах СНГ). Единственное, в чем большинство теологов8, ученых и публицистов соглашаются, так это в том, что «традиционный ислам» нужно связывать, прежде всего, с многовековой практикой исповедания ислама местными (в постсоветских республиках) мусульманскими религиозными организациями. Причем такой позиции придерживаются ученые и публицисты, и большинство теологов стран СНГ, народы которых исповедуют как шиизм, так и суннизм, что, вероятно, связано с сохранением единого культурно-цивилизационного и информационного пространства, созданного в советское время.

Следовательно, под «традиционным исламом» следует понимать историческую практику исповедания ислама мусульманскими религиозными организациями, действующими в странах СНГ со времен принятия центрально-азиатскими, закавказскими и поволжскими народами бывшего Советского Союза этой религии. Суть этой исторической практики исповедания ислама сводится к тому, что ислам как религия не доминирует в духовной сфере общества и находится, в реальности, в зависимом и подчиненном государственной власти положении и не претендует на нее. А состоялась такая практика исповедания ислама в названных регионах не только из-за того, что там во время принятия ислама существовали государства деспотии, в которых религия находилась на услужении деспотов, племена управлялись вождями, обладавшими единоличной властью, но и потому, что у народов, населяющих эти территории, не было единобожия. Служители культа не были объединены структурированной организацией, а значит, они не представляли собой общественной силы, которая могла бы оказывать большое влияние на жизнедеятельность людей. Что состоялась такая практика исповедания ислама, немаловажную роль сыграло и то, что на этих территориях ислам распространялся не путем навязывания, как это происходило в завоеванных арабами странах, а путем призыва и его проповедования. Другими словами, традиционный ислам является результатом не насаждения, а добровольного его принятия, а значит, он основан на тех доктринальных положениях, которые допускают приспособление ислама к традициям и культурным особенностям народов, принимающих его как религию.

Подтверждением данной гипотезы служат результаты исследования известного казахского ученого-религиоведа А. К. Муминова. На основе детального изучения работ средневековых (преимущественно арабоязычных) авторов, таких как Наджм ад-дин Абу Хафс, Абд ар-Рахмани ибн Мухаммад ал-Идриси, Абу Хафс ан-Насафи, Абу Са’д ас-Самани ал-Марвази, Ибн ал-Фувати, автор показывает, как и почему происходило распространение на территории Центральной Азии и Приволжья ислама именно ханафитского мазхаба. Также на конкретных фактах им показана роль сильнейших хорасанских ханафитов Абу Му’аза Халида ибн Сулаймана ал Балхи и Абд ал-Азиза ибн Халида ат-Тирмизи в распространении ханафитских идей в регионе. Сведения о появлении и развитии в крупных городах Туркестана ханафитских центров ученым отслеживаются в трудах ученых-теологов, приезжавших жить и работать в регион, таких как Хусам ад-дин ас-Сигнак и Амир Катиб ал-Иткани. Очень много сведений о трудностях, с которыми сталкивались ханафиты в распространении своей веры, содержится в работах таких средневековых ученых, как Йакут ал-Хамави и Ибн ал-Фундук. Из кратких характеристик, данных А. К. Муминовым многочисленным трудам, написанным местными учеными-ханафитами в XIII–XIV вв., можно убедиться в том, что распространение ислама ханафитского мазхаба в Центральной Азии происходило не стихийно, а по строго определенной стратегии и при серьезном научном сопровождении9. Да и вряд ли могли тогда местные власти допустить распространение в регионе тех течений ислама, которые выступают за передачу государственной власти духовенству.

Сама логика понятийного анализа, осуществленного в отношении понятий «радикальный ислам», «исламский экстремизм» и «традиционный ислам», подводит нас к обозначению умеренного ислама как общего названия мусульманских религиозных организаций, считающих насильственное навязывание религии людям и использование ее как идеологии неправильным и допускающих возможность принятия народами ислама в соответствии с национальными традициями, не придерживающихся враждебной позиции по отношению к другим религиям и не выступающих за передачу государственной власти духовенству и построение всемирного халифата. Следовательно, к умеренному исламу можно отнести все мусульманские религиозные организации (как шиитского, так и суннитского толка), выстраивающие свою деятельность исходя из отмеченных принципов. А так как этих принципов в своей деятельности придерживаются и представители традиционного ислама, то и их можно отнести к умеренному исламу. Но ни в коем случае сюда не следует включать так называемую умеренную часть радикального ислама, основывающуюся на диаметрально противоположенных принципах.

Именно осуществление мусульманскими религиозными организациями своей деятельности на принципах, не позволяющих насильственное навязывание ислама и непременную передачу государственной власти духовенству, а также допускающих приспособление ислама к местным традициям, делает умеренный ислам особой практикой исповедания ислама как религии. Практикой, которая помогает мусульманским религиозным организациям не дать политическим силам использовать ислам как идеологию и втянуться им в политическое противостояние. Другими словами, именно те принципы деятельности мусульманских религиозных организаций, которых придерживается умеренный ислам и которые основаны на исламских доктринальных постулатах, являются основой того, что позволяет исламу оставаться религией. Следовательно, радикальность или умеренность мусульманских религиозных организаций напрямую не связаны с самим исламом10, а большей частью зависят от их позиции по отношению к государственной власти, хотя желание прийти к власти подается ими как возвращение к истинному исламу, когда мусульманское духовенство и являлась властью.

Умеренный ислам представляет собой как практику исповедания ислама, так и мировоззрение, поскольку в его доктринах дается объяснение тому, как устроен мир и как организовано общество. Однако основу его миропонимания, в отличие от миропонимания радикального ислама, составляют доктринальные установки ханафитского и шафиитского мазхабов. Мировоззренческая особенность их установок кроется, прежде всего, в толерантном, терпимом отношении к другим точкам зрениям и религиям, а в выборе методов распространения ислама следует исходить из конкретной ситуации и призывать людей к нему только мирными способами. Не ограничиваясь требованиями, имеющимися в Коране, стремиться к новому и находиться в постоянном духовном самосовершенствовании –данный принцип тоже следовало бы отнести к установкам этих направлений ислама11. Здесь следует отметить и то, что все перечисленные установки наиболее свойственны миропониманию ханафитского мазхаба. Собственно, это и является главной причиной того, что ханафитское течение ислама получило наибольшее распространение в мире, а под умеренным исламом чаще всего подразумевают ханафизм.

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что понятия «радикальный ислам», «исламский экстремизм», «традиционный ислам» и «умеренный ислам» являются названиями групп мусульманских религиозных организаций, отличающихся друг от друга мировоззренческими установками, отношением к государственной власти, степенью вовлеченности их в политические процессы и используемыми ими методами распространения ислама. Иначе говоря, эти понятия являются сконцентрированными выражениями разных практик исповедания ислама, различающиеся использованием или не использованием ислама в качестве идеологии и акцентированием при организации своей деятельности на отдельные мировоззренческие установки или доктринальные идеи, заложенные в суннах.

Таким образом, при анализе названных понятий мы увидели, что появление и развитие разных практик исповедания ислама связано с акцентированием мусульманскими религиозными организациями в своей деятельности на отдельные мировоззренческие установки или доктринальные идеи, выработанные разными исламскими правовыми школами. И умеренный ислам представляет собой практику исповедания ислама, большей частью основанного на доктринальной концепции ханафитского мазхаба. Соответственно, без детального рассмотрения доктринальных идей исламской правовой школы ханафитского мазхаба невозможно полноценно осуществить интерпретацию понятия «умеренный ислам».

Литература:
1. Воробьев А. А. Исламские фундаменталисты умеренного толка в общественно-политической жизни Арабской Республики Египет в 1981–2000 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 2006 // URL: http://www.dslib.net/vseobwaja-istoria/islamskie-fundamentalisty-umerennogo-tolka-v-obwestvenno-politicheskoj-zhizni.html
2 Мирзаханов Д. Г. Проблемы методологии исследования политического ислама в современной России // Известия Саратовского ун-та. Сер.: Социология. Политология. – 2016. – Вып. 3. – Т. 16 // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/problemy-metodologii-issledovaniya-politicheskogo-islama-v-sovremennoy-rossii
3 Петрухина А. А. Теория и практика исламизма // Вестник РУДН. Сер.: Политология. – 2011. – № 2 // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/teoriya-i-praktika-islamizma
4 Цибенко (Иванова) В. В. Хизбулла и полемика о радикальном исламе в Турции // Исламоведение. – 2014. – № 3 // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/hizbulla-i-polemika-o-radikalnom-islame-v-turtsii
5 Дорохов Ю. А. Причины популяризации, развития и распространения исламского радикализма в республике Дагестан // Вестник Астраханского гос. тех. ун-та. – 2010. – № 2 / URL: http://cyberleninka.ru/article/n/prichiny-populyarizatsii-razvitiya-i-rasprostraneniya-islamskogo-radikalizma-v-respublike-dagestan
6 Комплексный анализ исламского экстремизма // URL: http://mirznanii.com/a/183425/kompleksnyy-analiz-islamskogo-ekstremizma
7 Коровиков А. В. Исламский экстремизм в арабских странах. – М.: Наука, Гл. ред. вост. лит-ры, 1990. – С. 8–9; Левин З. И. Ислам и национализм в странах зарубежного Востока (идейный аспект). – М.: Наука, 1988. – С. 9–10.
8 Черниенко Т. Традиционный ислам против «ислама по традиции» (13 апреля 2014 г.) // URL: http://www.shia.spb.ru/ru/publ/info/699
9 Муминов А. К. Перспективы изучения традиционного ислама в Казахстане (10.12.2013) // URL: http://kazislam.kz/ru/maqalalar/item/368-eIslam
10 Что такое традиционный ислам? (06.11.2014) // URL: http://ak-kalfak.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=309%3A2014-11-06-13-43-11&catid=11%3A2010-05-03-19-10-57&Itemid=12&lang=ru
11 Кайырбеков Н. Е. Традиционный ислам ханафитского мазхаба (04.04.2016) // URL: http://mazhab.kz/ru/statii/mazhaby/hanafitskii-mazhab/traditsionnyi-islam-hanafitskogo-mazhaba-556/

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью