Добавить статью
18:27 30 Марта 2018
Иллюзии технократов или как подготовить Кыргызстан к 4-й промышленной революции за 100 дней?

За последнее десятилетие мир незаметно подошел к повсеместному распространению экспоненциальных технологий. Смартфон, который Вы держите в руках, имеет больше вычислительной мощности и технологий, чем было у СССР во время отправки первого человека в космос. Мы живем в мире, где любой контент получает глобальную огласку моментально. В данное время во многих странах и с разной скоростью происходит постепенное внедрение киберфизических систем в производство и в нашу повседневную жизнь. Их массовое внедрение в скором времени приведет к наступлению так называемой «четвертой промышленной революции».

Что такое «четвертая промышленная революция»?

Если заглянуть в историю, то первые три промышленные революции были неразрывно связаны с появлением какой-либо прорывной технологии, которая в корне меняла весь мировой экономический, а вслед за ним и политический ландшафт.

Если вкратце, то первая промышленная революция связана с изобретением парового двигателя в конце XVII века. Данное изобретение послужило толчком для развития машиностроения, транспорта, текстильной промышленности и других отраслей.

Вторая промышленная революция связана с освоением массового производства к концу XIX века. Генри Форд запускает свой конвейер, что стало возможным благодаря повсеместному распространению электричества.

Третья промышленная революция или так называемая «цифровая революция» наступает во второй половине XX века с изобретением компьютеров, которые производят расчеты в миллиарды раз быстрее человека. Позднее эти компьютеры объединили в информационные сети.

Новую четвертую промышленную революцию часто называют «Индустрия 4.0», добавляя числовое значение по примеру компьютерных и телефонных операционных систем. Впервые этот термин прозвучал в 2011 году, когда правительство ФРГ назвало «Индустрию 4.0» неотъемлемой частью немецкой «Hi-tech стратегии 2020». Созданная в дальнейшем рабочая группа обозначила свое видение новой индустриальной революции как всеобщее внедрение в процессы промышленного производства киберфизических систем, отвечающих не только за отдельные этапы, но и способных полностью самостоятельно контролировать и оптимизировать производство.

Применительно к человечеству четвертая промышленная революция – это ультраавтоматизация производства, растущая роль робототехники и искусственного интеллекта в бизнесе, правительстве и частной жизни, а также абсолютная взаимосвязь между людьми и машинами, невзирая на расстояние и время.

Основные тренды четвертой промышленной революции

Согласно Клаусу Швабу, основателю и президенту Всемирного экономического форума в Давосе, все тренды и драйверы четвертой промышленной революции можно разделить на три блока: физический, цифровой и биологический.

Физический блок в свою очередь состоит из таких мегатрендов, как:

– Беспилотные транспортные средства;

– 3D-печать;

– Передовая робототехника;

– Новые материалы.

К цифровому блоку можно отнести следующие тренды:

- Виртуальная и дополненная реальность;

- Большие данные;

- Интернет вещей

- Распределенные реестры (блокчейн)

Биологический блок содержит такие тренды, как:

- Синтетическая биология;

- Биологическая инженерия;

- Генная инженерия.

Где мы?

Судя по уровню развития, наша страна находится еще в первой половине третьей промышленной революции, что в принципе не так уж и плохо.

Что мы имеем? Небогатое государство в центре Евразии, которое пытается что-либо предпринять и не отстать от других стран. Для начала реализации масштабных проектов есть все предпосылки: интернет, активная молодежь, доступное электричество и вроде более или менее, несмотря на всю критику, демократическое общество.

Из всех стран Центральной Азии, судя по энергичным реформам, к 4 промышленной революции первым придет Узбекистан. Автор этих строк еще 5 месяцев назад предлагал нашим власть имущим идею по созданию бизнес-инкубатора по поддержке инновационных идей. За это же время в соседнем Узбекистане уже успели принять постановление и начать реализацию проекта по созданию кластеров молодежного предпринимательства. Также в целях стимулирования привлечения в IT-сферу отечественных и зарубежных инвестиций, а также увеличения экспорта продукции ИКТ был создан инновационный центр в сфере ИКТ – Mirzo Ulugbek Innovation Center. На данный момент резидентами Mirzo Ulugbek Innovation Center уже являются 262 компании в сфере IT.

Ну, а мы пока радуемся открытию филиалов по сборке автомобилей узбекского завода, который уже в далеких 90-х должен был быть построен у нас.

На этом простом примере можно увидеть 2 пути развития: экспоненциальное в Узбекистане и линейное в Кыргызстане. Экспоненциальное развитие является непременным спутником 4-й промышленной революции. Данный вид развития предполагает максимально быстрое принятие и реализацию нужных решений. Чтобы для читателей было еще понятнее, можно привести пример из школьного курса по алгебре: экспоненциальное развитие предполагает геометрическую прогрессию, а линейное – арифметическую.

Первым экспоненциальное развитие технологий заметил Гордон Мур, один из основателей компании Intel. Согласно его наблюдению, количество транзисторов, размещаемых на кристалле интегральной схемы, удваивается каждые 18 месяцев. Мур пришел к выводу, что при сохранении этой тенденции мощность вычислительных устройств за относительно короткий промежуток времени может вырасти экспоненциально. Это наблюдение получило название — закон Мура.

Закона Мура и экспоненциального развития технологий на примере флеш-памяти:

effe

Что делать?

Для того, чтобы подготовить Кыргызстан к 4-й промышленной революции, прежде всего необходимо создать фундамент, на основе которого будет совершен технологический рывок. Этот фундамент при правильном подходе можно будет создать всего за 100 дней.

Направления, по которым предстоит работать, должны быть максимально четкими и понятными как для среднестатистического госслужащего, так и для всех жителей Кыргызстана. На сегодня многие кыргызстанцы до сих пор не понимают концепцию программы «Таза коом». Также в условиях быстро меняющегося мира и технологий неразумно создавать программы развития до 2040 года.

Четвертая промышленная революция – это мир, где информация будет устаревать сразу же после появления, а технологии будут меняться практически каждый месяц. Следовательно, нашей стране необходимо провести реформы по жизненно важным и критическим направлениям, которые повлияют на успешное и повсеместное внедрение киберфизических систем. Исходя из важности направлений, которые влияют на технологическое развитие нашей страны, можно выделить три важных, на мой взгляд, направления:

I. Первое направление – это, конечно же, реформа системы государственного управления. Не секрет, что системный кризис, который сопровождает нашу государственную службу, вот уже на протяжении более 20 лет мешает проводить реформы и воплощать в жизнь многие важные проекты. Кыргызстану необходима малочисленная, профессиональная и быстро обучаемая бюрократия.

Нужно создать такие условия, при которых результат работы всех государственных служащих будет виден каждому гражданину Кыргызстана и при которых будут отсеяны непрофессионалы и случайные люди, которые тянут реформы назад. И тут, конечно же, следуя логике экспоненционального развития, мы должны применить информационные технологии за короткий период времени. Давайте на примере создания простейшей CRM-системы, которая будет контролировать работу всех государственных служащих, рассмотрим механизм быстрого внедрения информационных технологий.

Во всем мире все успешные компании уже используют систему учета сотрудников, которая полностью контролирует каждого сотрудника и показывает вплоть до уровня КПД каждого отдельного специалиста.

Для большего эффекта среди министерств и агентств объявляем конкурс на лучшую CRM-систему. Нет необходимости нанимать отдельного человека (23 новых заместителей министров), можно будет просто взять и назначить ответственным одного из заместителей. Для реализации данной системы всем ведомствам дается 90 дней – стандартный срок для создания подобных программ. Через 90 дней просто берем и выбираем лучшую программу и масштабируем на другие министерства и ведомства. А те, кто вообще не справился, можно будет освободить от занимаемых должностей. Нашей бедной стране некогда возиться с некомпетентными бюрократами, не идущими в ногу со временем.

Таким образом, мы решаем несколько задач и форсируем вопросы, связанные с информатизацией государственных структур. Плюс появляется определенная конкуренция между ведомствами и их вовлеченность в построение государственной информационной платформы. Что же будет представлять из себя данная CRM-система? Если взять вкратце, то ее основные элементы будут одинаковы во всех государственных структурах, за исключением специального функционала каждого министерства. В общих чертах она будет состоять из трех блоков:

1. Виртуальный рабочий кабинет государственного служащего, включающий в себя систему электронного документооборота, график и индикаторы, по которым осуществляет свой рабочий процесс госслужащий, а также специальные инструменты в зависимости от ведомства для предоставления услуг населению.

2. Виртуальная приемная, куда любой гражданин Кыргызстана мог бы войти с помощью ИНН-кода и получить ответ на интересующий его вопрос, а также получить определённую государственную услугу.

3. Специальный виртуальный кабинет для вышестоящих органов и органов надзора, откуда можно будет контролировать выполнение госслужащим своих функциональных обязанностей, вплоть до того, что на данный момент делается на его рабочем столе. Также можно разработать специальный алгоритм, который будет включать количество жалоб от населения на данного госслужащего, количество неисполненных поручений данного госслужащего и т.д. На основе этого алгоритма будет показан уровень его КПД, который будет открыт для всех.

Хотелось бы еще отметить, что в этой универсальной платформе (CRM-системе) можно будет применить технологию блокчейна, о которой так любят упоминать наши члены правительства. Таким образом, у нас появляется универсальная информационная платформа. В дальнейшем к этой платформе можно будет подключать любые государственные и муниципальные услуги.

II. Второе направление – это реформа в системе образования и всесторонняя поддержка молодых инициатив.

Инновации создают люди. И как я уже отмечал в прошлой статье, государству необходимо особое внимание уделить молодежи. Ведь это самый ценный ресурс, который мы имеем и на который мало обращаем внимания.

Еще в 2009 году, будучи студентом, я Министерству образования предложил национальный проект под названием «Вуз года». В то время некоторые нынешние члены правительства были заняты созданием ЦАРИИ, и всем было не до стратегических проектов. Данный национальный проект предусматривал создание искусственной конкуренции среди вузов Кыргызстана, что в дальнейшем привело бы к естественному появлению качественной конкурентной среды среди университетов. В рамках данного проекта также предполагалось создание двух приоритетных номинаций «Лучший технический вуз» и «Лучший инновационный вуз».

Сила и мощь страны зависит не только от финансовой и ресурсной самостоятельности, высоких экономических показателей и военной оснащенности, но главным образом определяется наличием научного потенциала, который, к тому же, является фундаментом приведенных выше показателей. С помощью вышесказанного проекта, а также других инструментов, государство могло бы превратить наши вузы в инновационные центры.

Хотелось бы открыть один из секретов «Кремниевой долины». Кремниевая долина – это не географическое понятие. Она находится в головах людей. Любое место на земле, где группа людей начинает свободно общаться, делиться идеями и создавать что-то новое и инновационное по праву уже можно назвать «Кремниевой долиной». Так что нам мешает во всех наших вузах создавать маленькие «инновационные долины»?

Наряду с реформой в сфере высшего образования, также надо параллельно начать создание государственного бизнес-инкубатора по поддержке инновационных идей. Сегодня практически отсутствует какая-либо структура, которая поддерживала бы бизнес-идеи и проекты молодых людей. В рамках государственного бизнес-инкубатора также можно будет запустить национальный проект «Кыргызстан - страна стартапов» (Стартап нация). В рамках этого проекта во всех школах и университетах будут проходить обучения по построению своего дела, также в каждой области будут созданы бизнес-инкубаторы, где молодые люди смогут получить помощь в виде консультаций и первоначальных инвестиций. Начиная с 1-го класса можно будет вести специальные занятия, побуждающие детей к построение своего стартапа. Ведь мир, где наступит 4 промышленная революция, будет очень конкурентным, и мы должны заранее заложить в наших детях импульс предпринимательства.

Придерживаясь вышеупомянутых сроков – все за 100 дней, на подготовку детальной концепции проектов «Вуз года» и «Государственного бизнес-инкубатора по поддержке инновационных идеи» уйдет ровно 30 дней. И еще 30 дней уйдет на запуск и реализацию.

III. Третье стратегическое направление условно можно назвать – налоговое стимулирование.

Все, наверное, знают про интернет-компанию Amazon. Недавно Amazon вышла на третье место в списке самых дорогих компаний мира. Мало кто знает, что одной из причин, по которой в США появился такой интернет-гигант, являлось элементарное налоговое стимулирование.

В настоящее время основными федеральными законами США, имеющими непосредственное отношение к регулированию электронной торговли, являются закон 1998 года «Об освобождении Интернета от налогов» и закон «Об электронных подписях в глобальной и национальной торговле», который официально вступил в силу 1 октября 2000 года.

Также 21 октября 1998 года был принят закон, устанавливающий трехлетний мораторий на введение налога с продаж на товары и услуги, реализуемые через Интернет. Затем он был пролонгирован с 21 октября 2001 года по 1 ноября 2003 года, и еще раз - с 1 ноября 2003 года до 1 ноября 2007 года. Данный закон запрещал федеральным исполнительным органам США и властям Штатов регулировать цены на доступ к Интернету и на товары и услуги, приобретаемые через сеть. Результаты этих запретов, действующих с 1998 года, оказались именно такими, на какие рассчитывали авторы закона: количество пользователей Интернета стремительно увеличивается, а электронная коммерция расширяется.

В рамках налогового стимулирования, например, можно запустить проект под названием «Кыргызстан 4,0». Создаем соответствующий НПА и на базе пустующих в центре Бишкека гигантских заводских помещений создаем Бишкекский инновационный центр – особую экономическую зону для IT-компаний. К этому центру можно будет применить принцип экстерриториальности. Это значит, что компания-резидент не привязана к конкретной территории и может работать и применять льготы в любой части Кыргызстана. Компании, которые будут осуществлять деятельность в данном центре, выбираем по тем мегатрендам, которые были уже обозначены Клаусом Швабом:

- Беспилотные транспортные средства;

- 3D-печать;

- Передовая робототехника;

- Виртуальная и дополненная реальность;

- Большие данные;

- Интернет вещей

- Распределенные реестры (блокчейн)

- Биологическая инженерия и т.д.

На сегодня в республике практически отсутствует инновационный кластер. Первым шагом в работе инновационного центра будет работа с иностранными компаниями. Все иностранные компании, которые проявят заинтересованность и откроют филиалы для работы в Бишкекском инновационном центре, необходимо будет освободить от всех налоговых отчислений (налог на прибыль, НДС и т.д.), таможенных оформлений и создать максимально комфортные условия для работы в данном центре. Также не маловажной частью является поддержка местных компаний, как стартапов, так и действующих предприятий. Нам необходимо не бояться и освободить от налогов ту немногочисленную прослойку местных интернет-компаний, которые работают в Кыргызстане. Хотим, чтобы у нас появился свой Amazon, необходимо хотя бы начать элементарно с освобождения от налогов. Именно государство призвано стимулировать компании, если оно не хочет в ближайшем будущем получить отток тех идей и капитала, что еще остались у нас и в итоге оказаться на периферии мирового развития.

На разработку подобного законопроекта и на его принятие уйдет максимум 2 месяца. Нам надо отходить от практики принятия законопроектов только силами самих государственных органов и привлеченных экспертов из международных организаций, как это было, например, с законом «Об электронной торговле КР». В последний раз по данному законопроекту заседание с участием бизнес-сообщества проходило еще в 2016 году в Министерстве экономики. С тех пор неизвестна судьба этого законопроекта. Хотя казалось бы, данный закон имеет стратегическое направление.

В заключение хотелось бы отметить, что при острой нехватке технических специалистов в наших государственных органах и низкой мотивации госслужащих реализация масштабных проектов становится трудновыполнимой задачей. Происходит расфокусировка. Следовательно, нам необходимо сосредоточиться только на самых важных направлениях и все скудные ресурсы использовать максимально рационально.

Но несмотря на все имеющиеся у нас проблемы, я искренне верю, что именно Кыргызстан в недалеком будущем станет лидером в области высоких технологий в Центральной Азии. Для этого мы все должны просто объединиться, поверить в свои силы и немедленно приступить к реализации грандиозных проектов.

Ринат Джабаев, руководитель проекта aМart.kg

По теме:

Ринат Джабаев: Что лучше — дыня или арбуз? Или сможет ли Кыргызстан заскочить в уходящий поезд digital state?

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью