Добавить статью
10:24 22 Декабря 2011
Если Бог даст, я на Новый год съем «Турцию»
Кто знает английский, тот уже догадывается, что речь пойдет об индюке, ибо слово «turkey» означает и Турцию, и индюка. А у американцев традиция – принести перед Новым годом жертву индейку, и наша семья также который год предпочитает видеть на своем новогоднем дасторконе эту домашнюю птицу в жареном виде.

А мясо индейки я люблю с детства. Отец эти птицы в нашем дворе держал постоянно, и потому их мясо всегда было в нашем рационе: родители могли зарезать любую из них, когда мы, их дети, этого хотели. И самые вкусные куски индейки, а точнее, ее филе, доставались только нам, а родители удовлетворялись лишь тем, что от нас осталось. Однако я запомнил совсем другой случай, когда принесли жертву огромного индюка в честь гостя, который остановился у нас на ночлег во время мусульманского поста – Уразы.

Родители были глубоко верующими, а тогда, во время Уразы, в наш аил приезжали из различных медресе и мечетей, кажется, Узбекистана много хаджей и других почтенных людей мусульманского духовенства, и остановились они обычно у простых людей, которые в течение 30 «божих дней» по «очереди» угощали их от всей души тем, чем были богаты.

А наш гость оказался кары, так называли тех, кто знал Коран наизусть. Мы отводили ему нашу гостиную, зарезали самого большого индюка, вес которого тянет не меньше маленького ягненка. И когда подавала мама ему самую мясистую часть птицы – грудинку целиком, он вдруг сказал: «Оставьте ее. Заверните в бумагу…» Таким образом, нашего гостя пришлось угостить другой частью индейки. Иначе говоря, ему достался другой кусок мяса, который должен был есть я. А на следующий день, когда гость покинул наш дом, мать призналась: «Все-таки бессовестным оказался этот кары. Мы его больше не пригласим к нам на угощение…»

Токтогул Сейитбеков

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии