Добавить статью
12:44 10 Сентября 2018
Учите девочек считать

Иногда ходишь с бесполезными знаниями. Как, к примеру, твое собственное имя. Мое, например, - Гулжан. Оказывается, два слога, два слова, шесть букв.

Или. Раз – два – три – четыре - пять… Оказывается, мой дом – пятиэтажный! И если бы случайно не оказалась на пятой лестничной площадке, так и ходила с этой фоновой информацией – «пятиэтажный дом».

В общем, спускаюсь с пятого, а по ощущениям будто с другой планеты. На втором этаже соседняя дверь - китайская, как «консервная банка». Дядя так называет подобные двери, а нашу - делал сам. «Бронированная», с досками, соструганными руками дяди-«столяра».

Помню, как бабушка вырезала главные полосы советской газеты. На них ведь фотографии ее гордости - сына, совестливо трудящегося над очередным стулом, столом, диваном. И как там было в советское время? «Отличники труда»? Депутаты горкенеша? Заголовок был что-то вроде…

В общем, открываю нашу дверь, прохожу, а мама кричит:
- Когда зарплата?
- Скоро, - отвечаю ей, переспрашиваю затем. - Зачем вам зарплата? Денег не осталось?
- Нет, – отмахивается ее большой нос. – Детей в школу готовить.

Затем эта маленькая женщина сгибает короткие пальчики и говорит. «Ты – пять тысяч, я – пять тысяч, Нурик – пять тысяч сомов». А, это, отвечаю я ей, а с пятого этажа спускалась, разыскивая хозяина утерянных ключей…

Наша девочка – подросток. Растет. Растут ее потребности, растут также и школьные поборы. Книги, невидимые ремонты, «то сё», и не поймешь, куда деньги деваются. И не хочешь даже понимать. Проблесками вспоминается история с директором школы, которого то ли обвиняли, то ли уличили в коррупции, а что там дальше было, особого внимания никто и не обратил.

Но и это – ничего. Да всё бы ничего! Если бы не улица, на которой обосновалась школа. Вот идешь по ней: узенькая, выше – дома низкие, высокие. Напротив школы – какое-то даже алчное по своей величине строящееся здание. А чуть ниже школы эта улица – даже культурная.

Театры, библиотеки, ну и парочка снующих кафе. Громоздится там и министерство образования, славящееся бесконечными денежными перипетиями за последние десять лет. Тендеры, подкупность, непотизм и прикрывательства. Схемы, откаты, учебники не с жеребенком, а с «лошаденком», и прочим. Доказать коррупцию в министерствах практически невозможно. Также как и невозможно доказать, что в министерствах этой коррупции – нет, (смеюсь).

Вот такая она – улица Тыныстанова. И имя-то уже давно стерто. Тыныстанова так Тыныстанова. Привычная улица, да и все. Алфавит, букварь, весь педагогический и патриотический труд, принципы – к черту! Все прочь, долой. Не те времена. Деньги – вот он, новый тренд.

Эх, эта улица, эта школа… Отдаю ей эти пять тысяч сомов, и неважно, куда они денутся. Вот только школу я обязываю одной вещи. Не читать и не писать – это, понятное дело, будет. Но школа обязана научить мою девочку считать. Раз, два, три. Отнять двести с двух тысяч четырехсот, например.

Сорок пять тысяч сомов разделить на восемь месяцев учебы в университете. Эти восемь месяцев разделить на двадцать рабочих дней. Понять, сколько стоит один рабочий день, и каким трудом деньги зарабатываются. Мою девочку школа обязана научить считать, кто и что ей должен за эти деньги. Знания, уважение, качество, - вот что.

Моя девочка затем считает, сколько часов она должна работать по кодексу. Восемь! Если работает больше, значит, требует сверхурочные. Она трудится, получает свою зарплату. Делит ее на банки: базовые потребности, знания, депозиты, и, конечно же, отдых. Она растет, облагораживая в первую очередь себя, и не гадя при этом в окружающий мир, как это делают министерские и не только люди.

Моя девочка должна понять, что деньги и счет – это важно. Это дисциплина. Не давать спуску ни себе, ни другим. Она также, как и другие девочки, должна знать, что такое коррупция в Кыргызстане. В коррупции нет счета. Там одна хваталовка, кто сколько успел. Это как класть в рот все конфеты из салатницы, тогда как от одного только леденца можно достаточно получить. Забава не в том, что тебе так или иначе придется выплевывать. А в том, что твое выплеванное кто-то и дальше кладет в рот…

Коррупция ведь в нашей стране особенная. Коррупция для «них» – быстрый успех. Быстро ободрать, быстро обогатиться, быстро купить статусную машину, костюм, часы. А затем в «токалы» берут, затем окружат их подхалимы. Быстро создастся статус. Быстро дадут ощущения важности и самодостаточности, которых «у них» нет, и не будет. А у кого есть самодостаточность?

У Тыныстановых. Правда, хочется извиняться перед духом Тыныстанова, стыдно. А хочется также бросить ему претензию, «Ну и зачем надо было помирать?»

Что ты получил? Борьбу? Светлое будущее? Сильное поколение? Или пулю в лоб? Вот пулю в лоб и получил.

То ли мельчают кыргызы в моменты глобализации, то ли кыргызы становятся уродливее по одно лишь причине - умирали ведь лучшие.

Но одно успокаивает, и это моя девочка. Это как схема и логика юрты, круг, цикл. Это как поедающий собственный хвост Уроборос, все циклично. Пали Тыныстановы, поднялись другие, и они падут. На смену к ним придет моя девочка и такие как она, их много.

Правда, моей девочке еще считать и считать, и я ее учу. Учу тому, чтобы знала правильные цифры и правильно их понимала. Все ведь просто. Вся жизнь – это цифры.

Моя девочка должна научиться считать. Когда научится считать, тогда и научится знать себе цену.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

О домогательствах, и не только депутата

Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком