Добавить статью
17:23 5 Февраля 2019
Кто создает массовку на кыргызских похоронах

Все течет, все меняется, этому закономерному процессу диалектики подвержены традиции и обычаи, которые являются критериями оценки уровня национального самосознания отдельного народа, обеспечивают продвижение в сторону прогресса или тянут назад, в бездну духовной и материальной нищеты. Традиции даны не свыше. Кроме того, что создано богом, можно подвергать сомнению, менять. Человечество проводит переоценку ценностей в ногу со временем, отбирая нужное и отказываясь от не актуальных на сегодня. Чтобы ветер перемен в сознании легко уносил наш парусник жизни в сторону прогресса, надо максимально избавляться от всего лишнего, тянущего наш маленький KG кораблик ко дну.

IMG-20190205-WA0003

Поездка в Озгоруш

На днях вернулась с похорон из отдаленного села Озгоруш в Ат-Башы. Местность считается одной из красивейших в районе, до гор рукой подать, через всего 10 минут ходьбы оказываешься на джайлоо. Пейзаж изумительный, а зимой, оказывается, просто завораживающий. Покойная 80-летняя эжеке 60-летнего близкого родственника, на чьи похороны мы приехали, была уважаема и любима многими. Наверное, сотни людей с благодарностью пили ее вкусный кумыс. Великодушно и щедро – качество, свойственное большинству женщин ее поколения – угощала своих гостей прославленным целебным напитком. При всем этом оставалась всегда жизнерадостной и доброжелательной. Была матерью героиней, все ее дети, кроме одного, покалеченного в армии, позже скончавшегося, живы и здоровы, являются успешными людьми, имеют детей и внуков. С мужем жили очень дружно, он называл ее всегда ласкательным именем. Ежегодно на джайлоо ставили возле своей юрты дополнительно еще одну, куда размещали на все лето сменяющую друг друга многочисленную родню с их гостями и друзьями, приезжающую отдыхать и на кумыс.

Близкие родственники и знакомые поспешили по обычаю коз коргозуу и топурак салуу в отдаленное село, несмотря на царствующий там обычно лютый мороз. Из Бишкека доехали до места назначения глубокой ночью, после обязательного бешбармака нас, около 20 человек, родню покойной разместили в соседнем доме, где тоже ждали за щедро накрытым столом. Постелили чистенькие старинные одеяла из натурального яркого плюша с пришитыми пододеяльниками, разделив нас в две большие комнаты - мужчин и женщин отдельно. В обычае кыргызов строить просторные комнаты, рассчитанные на прием большого количества гостей. Утром кто-то постучал в дверь, что означало подъем.

Сняв крючок, приоткрыла наружную дверь, кто-то снаружи силой вырвал ее из рук. Это оказался не человек, а сильный ветер, от каких в столице иногда падают деревья. С трудом вышагивая вперед, вспомнила картину с изображением Ленина, зимой с трудом идущего навстречу сильному ветру. Со стороны, наверное, мы походили на тот образ вождя революции.

В доме было чисто, тепло и уютно. Гостеприимная хрупкая стройная хозяйка успела в такую рань затопить печку, налить в умывальники теплую воду. Бабушка, старшая хозяйка дома, вернувшись с улицы, тихо усмехаясь, утешила нас: Не бойтесь, бул жон эле жел аргы тура (это всего лишь легкий ветерок). За столом она вопрошала, почему про нас не говорят репортеры, в каких суровых климатических условиях мы живем. Шутили, что каждому жителю Озгоруша надо дать по ордену за то, что выдерживают такие погодные испытания зимой. С грустью вспоминали своего односельчанина журналиста Султана Жумагулова, его 90-летний отец живет в этом селе.

IMG-20190205-WA0002

Автобус из Бишкека отказался ездить к нам из-за плохой дороги. Это еще больше отдаляет, и так отдаленное село от внешнего мира, говорила старшая хозяйка. Все ратуют за развитие туризма в стране. Без хорошей дороги кто к нам приедет, рискуя сломать машину, хотя бог нам подарил райскую красоту? Рядом прославленные джайлоо Селкинчек, Босого, Сары Тал. Хорошо бы провести асфальт хотя бы до нашего села, вместо того чтобы заборы и бордюры в столице где надо и не надо ставить, возводить укрытия для мусорных баков, рассуждала она. Летом приезжайте пить кумыс, сами не делаем, но устроить у надежных людей в юрту на джайлоо за умеренную плату несомненно поможем, в Озгоруш возвращаются давно уехавшие в столицу знаменитые односельчане, строят дома, радовалась хозяйка.

Сын возмущается, почему этот огромный дом построили не в городе Нарын, а здесь у черта на куличках, а я ему говорю, кто тебе запретил построить дом, где ты хотел, и забрать нас туда на постоянное жительство, смеется она.

Покладистая сноха ее нам щедро наливала горячий чай с молоком, в больших вазах на высоких ножках было варенье из местной облепихи, горной смородины и малины. Невольно вспоминаются холенные неприветливые эгоистичные «жылт эткендин баарын торкунуно ташыган» келинки из породы «жез тырмак», живущие в тепле и уюте в лучших во всех отношениях условиях, которые толком не могут уважить раз в год приезжающую на 2-3 дня с подарками единственную родственницу мужа или свекровь. Боятся испортить маникюр, о которых в народе говорят, «ай чырайлуу, бок кыялдуу». Убеждаешься в истинности мудрости «кеп табагында эмес кабагында» на примере простых жителей Озгоруша, продемонстрировавших эталон кыргызского гостеприимства.

190205

Непредсказуемость

К 8 часам утра подобно нам из нескольких домов 5-6 групп вернулись с ночлегов, с чувствами глубокой благодарности за кыргызское гостеприимство и взаимовыручку в экстремальных условиях. Народ продолжал прибывать несмотря на погодные невзгоды. Организаторы похорон рассчитывают на определенное количество, но людей оказывается иногда больше. С такой ситуацией сталкиваются многие, когда людей больше, чем ожидалось. Встретить всех достойно – вопрос чести каждого кыргыза. Несмотря на все почести, оказываемые нам, все сильно замерзли, ветер поутих, но все равно было очень холодно. Румяные от мороза модные столичные горожане даже в зимних кепках с наушниками чем-то напоминали отступающие войска Наполеона с картины. Чтение жаназа началось в 11 часов. Кладбище совсем рядом. Провожать эжеке в последний путь наши мужчины понесли пешком по хрустящему и глубокому снегу, кто в ботинках, кто в кроссовках. К счастью, чуть дальше, ближе к горам, снег порылся крепким настом, который прекрасно выдерживал вес человеческого тела. Нравы сурового климата в этих местах знакомы только местным.

Момент человеческой кончины редко когда бывает предсказуемым и плюс непредсказуемая численность желающих попрощаться вкупе с непредсказуемостью погодных условий. Вот почему кыргызы стараются поддерживать тесные родственные связи, это как момент истины. Ситуация чем-то сходная с форс мажором, но человеческое общество управляемо разумом.

От кийитов отказались, теперь, вероятно, есть необходимость уменьшить массовый и непредсказуемый наплыв. Возможно, правильно было бы участие из каждой семьи по одному представителю или мужа, или жены, как ныне стали иногородние практиковать на ресторанные тои. Сейчас говорят, бир уй-булоодон жакшылык жамандыкка бирден киши келип калдык, и не принято, и неприлично обижаться на это. Конечно, прогресс идет и в этой стороне жизни кыргызского общества, раньше весь колхоз съезжался на топурак салуу, коз коргозуу, а ныне предпочтение на похоронных трапезах отдается родственникам, сватьям, друзьям, потом только соседям. Масштабы приглашенных и приезжающих заставляют задуматься, так как напрягают обе стороны, встречающие валятся с ног от внезапного и непривычного наплыва гостей, а приезжающие издалека редко без проблем.

Раньше родственники жили близко друг от друга, в черте одного села, района, после похоронного ритуала можно было успеть вернуться домой. Сейчас значительная часть родни рассредоточена на всей территории КР и даже за ее пределами. Поэтому в традициях теперь надо учитывать материальные, временные и пространственные стороны вопроса. Приехав в родные когда-то места, особого внимания уже отдалившихся родственников не всегда удосуживаешься. Подруга смеется, когда едем к моей родне в Талас на аш-тои, обязательно запасаемся продуктами в Бишкеке, покупаем 3 кг мяса, 5 кг риса. Цивилизованные «жез тырмак» келинки не дают ничего кроме чая, готовить и есть отдельно одни не можем, вот и приходится варить еду на всех, плюс дорога, плюс кошумча.

Нелицеприятность

Знакомый решил ехать на похороны родного дяди без жены, т.к. дочь перенесла тяжелую хирургическую операцию, а сама тоже температурила. Но супруга категорично отказалась от его предложения, решила поехать, во что бы то ни стало. Очень давно, она не поехала на похороны золовки из Бишкека в Нарын по болезни, вот уже 20 лет ее казнит и ненавидит его родня, и он в том числе при каждом удобном случае напоминает. Хотя покойную сестру при жизни почти все родные недолюбливали и близко не подпускали к себе в городские квартиры, не поехавшая келинка только позволяла ей месяцами ежегодно гостить у себя. Когда болела, в больницу с передачами ходила почти только она, даже родные братья-сестры редко ходили. Как умерла, как говорится у Виктора Шендеровича, все полюбили. И гурьбой поехали на топурак салуу, коз коргозуу в отдаленное село, где многие из них в жизни не бывали. Как будто момент смерти - кульминационный момент в жизни кыргызского общества. Обида в таких случаях из-за отсутствия на похоронах бывает чуть ли не пожизненной и никому почти не прощается.

Был случай, в Чаеке родня мужа приглашала келинку на поминки аш, многолюдную церемонию. Она решила не идти, сославшись на недомогание. Родня мужа стала обижаться, что все время она отлынивает. Келинка лет 30-ти поехала, и во время поминального ритуала ей стало хуже, раскрылась язва желудка, о которой сама не знала. Она умерла через день в больнице, остались маленькие дети сиротами. У нас принято зачастую обижаться, несмотря на состояние здоровья, души и тела и, наконец, материального положения. Вопреки всему будь на похоронах близких, на коз коргозуу, топурак салуу, если даже покойного никогда не уважал при жизни, унижал и оскорблял, не задумываясь о том, что напрягаем оставшихся в живых родственников, организаторов похорон.

Исповедь неудачника

Бывший коллега говорит, нас 7 братьев и сестер. На похороны близких родственников одинаково скидываемся по 10-15 тысяч сом, иногда бывало по одной лошади, в зависимости от степени родства. Я всегда приезжаю из Бишкека в свое отдаленное село только с женой, т.е. 2 человека. Не возлюбили родственники мою жену с родней, настаивали на разводе, против их воли я остался жить с ней. На похороны моей матери, приезжала ее родня из другого района, брат с ними устроил скандал, после этого просим не приезжать, чтобы лишний раз не травмировать их психику. Подавляющая часть гостей - это знакомые и друзья старшего брата и сестер, они дают кабар и приглашают много людей, получают кошумча, видимо, должна соблюдаться какая-то адекватность между доходами и расходами.

Сейчас народ, как раньше, на похороны не приходит со всякой китайской ерундой в виде кийит, почти все перешли на конверты. Не знаю, кому поступают конверты от общих знакомых, но я никогда их не получаю. Желающих приехать в прославленный гостеприимством район всегда много, но как их пригласишь, если нас самих недолюбливают, говорят всякие колкости, да и сам не хочу создавать проблемы и неудобства другим своим присутствием, а со свитой тем более.

Потом приезжаю домой в столицу, сам покупаю и режу скот, приглашаю на поминки родню и знакомых. Почти всегда возвращаешься с пустыми руками с пышных похорон родственника на работу, приходится покупать мясо и готовить небольшому коллективу в 6-7 человек, как-никак, родственник близкий, помянуть надо, накрыв стол, все-таки надо компенсировать свое отсутствие, благодарить коллег за взаимовыручку. Однако, есть ли здравая логика и справедливость, не зря в народе говорится, ага алганча, жене жегенче, видимо размер кошумча должен быть адекватным количеству приглашенных по кабару. Нынче на 40 дней и аш тем более в основном приходят только приглашенные.

Подруга рассказывала, когда умер отец, все родственники отдали кошумча дяде, младшему брату отца, мы были еще молодыми. Однако все расходы на похороны мы понесли сами, он забрал все конверты и ничего не сделал. Кроме этого оформил на себя дом отца в селе, подкупив нужных людей, несмотря на то, что внуки отца остались круглыми сиротами.

Интересный случай со свитой

Подруга рассказывала, умерла ее свекровь лет 7-8 назад. Муж тогда работал в солидном госучреждении. На коз коргозуу, топурак салуу летом на Иссык-Куль за день до похорон приехали около 30 человек его коллег, я все время наливала им чай, потчевала едой. Среди них были мужчины разных возрастов на машинах и молодые женщины подозрительного поведения. Все остались ночевать у нас для участия в похоронном процессе. Одна юрта целых два дня была занята ими, я парилась, ухаживая за ними. Вели себя почти как на тое, хотя мы горевали, плакали, и покойница была не такая уж старая, не было еще 60 лет, чтобы говорить «кары кишиники той», свёкр тогда был живой. Каково ему было в таком возрасте лишиться жены. Меня тоже они без конца обсматривали со всех сторон. Никогда я их до и после этого не видела. Скажите, зачем они тогда приехали, как будто без них у нас проблем мало было, это у меня вызвало только отвращение, мы с мужем сколько раз ругались по этому поводу, негодовала она.

Другой случай, у подруги знакомой умерла мама в Кой-Таше. Приятельница в Бишкеке стала отпрашиваться у начальника, а он ей, давай на моей машине вместе съездим в Кой-Таш ведь недалеко. А она ему, агай, вы же не знаете мою подругу. Он ей: на похоронах мало кто кого знает, кому известно, что я совсем чужой.

Позитивные перемены в традициях

На поминки обычно приглашают в четверг в отдаленное родное село, почти середина недели, не поедешь - обижаются, поедешь - почти на неделю с работы отпрашиваешься, а это почти единственный источник доходов столичных горожан.

Пригласила подруга детства на поминки отца на 6 часов в пятницу в кафе, а не как по традиции в 12.00 по четвергам, были приятно удивлены этим новшеством, хозяин поминального ритуала очень просвещенный человек, написавший не одну книгу, часто бывает за границей, сын женат на японке. Религиозные обряды придуманы людьми, не являются догмой, поэтому, видимо, можно отходить от сформированных негативных комплексов, не выплескивая ребенка с водой, вносить позитивные перемены в сознаниях и обыденной жизни сограждан.

Дочка радуется новому скверу в микрорайоне Улан, шутит, наверное, скоро мы станем Германией. Иду в Солнечный микрорайон по-новому идеально гладкому тротуару жилмассива Кок-Жар мимо новых многоэтажек бюджетникам, школы, радуюсь, вспоминая дочкину шутку, настраиваюсь на позитив, когда человека окружает красота и доброта, он облагораживается, приходит ощущение счастья. Красота спасает мир, внося позитивные перемены в сознание людей, учит жить по общепринятым стандартам взаимного уважения цивилизованного мира.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Свой материал на «Мнение читателей» вы можете отправить здесь
Добавить статью

Другие статьи автора

21-09-2018
Традиция «Кыз ала-качуу» или как кыргызов ставят на один уровень с полудикими племенами Африки
2676

08-01-2018
Чем Кыргызстан не Швейцария? Или как кыргызские традиции и обычаи определяют судьбу нашего народа
4248

17-08-2017
В зазеркалье кыргызских традиций
3385

29-03-2017
Глобализация к нам идет через банковскую систему и негативные последствия долларизации экономики КР
2551

10-02-2017
Надо ли нам, чтобы все знакомые приходили на похороны?
11114

18-01-2017
Наши традиции — алыш-бериш/катыш — напоминают сетевой маркетинг, игру за счет последнего
22028

Еще статьи

Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×