Добавить свою статью
26 Апреля 2019
О проблемах управления электроэнергетики без популизма
Первый глава кыргызского независимого государства Акаев в экономике следовал хрестоматийному либеральному ельцинскому принципу: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить». Государственная собственность наспех раздавалась частным лицам. К 2001 году настала очередь приватизации основной «голубой фишки» - энергетической отрасли.
Сложность разделения неразрывно взаимоувязанной энергосистемы в высокогорной стране, имеющей внешние функции регионального регулятора мощности для соседних стран, потребовало программы приватизации в четыре этапа. Раздробление вертикально-интегрированной компании – «Кыргызэнергохолдинга» на ныне существующие 8 энергокомпаний, стало первым этапом приватизации.

Что было?

Ныне многими подзабыто о том, что происходило в те дни в энергетике, и умалчивают о катастрофических последствиях. Новые госэнергокомпании, в отсутствие единого регулятора, вели себя как им заблагорассудится. Государство, опомнившись, назначило в 2003 году в ранге вице-премьер-министра - Специального представителя по электроэнергетической безопасности. Было признано, что фактические потери электроэнергии - на уровне 50 процентов (!). Ныне под град критики правительства и депутатов, энергетики попадают, если снижают не один процент, а чуть менее оного с 13,9 процентов. Таков размах позитивных устойчивых изменений, благодаря восстановлению в 2016 году вертикализации управления энергосектором.
Для измерения хаоса нулевых 2000-годов в энергетике использовались инопланетные понятия, к примеру, как «квазифискальный дефицит». Доля неденежных расчетов в то время достигала 40% (!), и, не потому что у потребителей не было денег на оплату, а из-за колоссальных возможностей товарных сделок разного рода с криминальным оттенком. В той неразберихе нечистоплотные дельцы от энергетики успели «сколотить» немалые состояния. Если у всех ныне на устах судебные дела по аварии и модернизации Бишкекской ТЭЦ, то в 2004 году - это было уголовное дело по задержанным 27 начальникам госэнергораспредкомпании «Востокэлектро».

Многие сочли ликвидацию в 2005 году даже такого слабого института государственного надзора по энергетике местью, метко названных в народе, «энергобаронов» в ответ на ликвидацию бартеров, взаимозачетов, «возвратного» финансирования и других сговоров эпохи первоначального накопления капитала за счет разгосударствления. Только через 15 лет после разрушения Кыргызэнергохолдинга удалось преодолеть лихое наследство тех времен: наконец исчезло такое явление как «коммерческие потери». Это стало первым успехом восстановления вертикализации управления в энергетике.

Но недовольство населения из-за продолжающихся длительных «веерных отключений» потребовало от бакиевского правительства создать через два года, в 2007 году, отдельное министерство, название которого изменялось в зависимости от политического расклада в стране. Руководили им попеременно либо политики, либо кадровые энергетики. Первые получали трамплин для выдвижения на первый ряд правительства, с мнением вторых считались все государственные и политические деятели. За 8 лет существования министерства, во главе него стояло 7 известных всем лиц: два будущих премьер-министра, один первый вице-премьер. Большинство из них, после прекращения министерских полномочий, оказывалось под следствием, а двое находятся в международном розыске. Основания для уголовного преследования были. Подписывались коррупционные соглашения, а то и вовсе происходило хищение и разбазаривание кредитных средств. К тому же, их решения привели к сверхэксплуатации ресурсов электроэнергетики: в 2015 году страна столкнулась с неслыханной доселе реальной угрозе пересечения горизонта мертвого объема Токтогульского водохранилища – крупнейшего накопителя влаги во всем Центральноазиатском регионе, и крупнейшая ГЭС страна могла встать.

Министры

годы

Чудинов Игорь

2007

Балкибеков Сапарбек

2007-2008

Давыдов Ильяс

2008 – апр.2010

Артыкбаев Осмонбек

2010

Шадиев Аскарбек

2010-2012

Калмамбетов Автандил

2012 - 2013

Артыкбаев Осмонбек

2013-2014

Турдубаев Кубанычбек

2014-2015


Как оказалось, дважды произошедшая в стране кардинальная смена власти в 2005 году и в 2010 году, никак не сказывалась в лучшую сторону для энергетики, хотя протест против «энергобаронов», вечно стремящихся приватизировать госактивы, поднимал на несогласие людей в те годы.

Эксперты полагают, что правительство с ликвидацией министерства энергетики и промышленности в 2015 году пыталось «спрятать концы» проблем спешно набранных китайских энергокредитов 2013 – 2017 г.г. Но все равно эти проблемы вскрылись после аварии на Бишкекской ТЭЦ в январе 2018 г.

Что ныне?

В результате решений этих министров, энергетика оказалась тяжко обременена выплатой кредитного долга в 102,5 млрд. сомов. Источники выплат долгов не были четко определены.
Очевидно одно. Следовало сохранить министерство как госорган, нужно было только научиться выдвигать профессионалов государственного отраслевого управления. До сих пор не принят новый закон взамен устаревшего закона об электроэнергетике 1997 года, а тысячи нормативных отраслевых актов, инструкций так и не были введены в действие и не обновлены. Требуется восстановление министерства по энергетике, точнее выведения управления электроэнергетики из состава Государственного комитета по энергетике, промышленности и недропользования. Оно, к сожалению, явно не справляется со своими задачами, как и переговорными процессами с будущими инвесторами, в силу некомпетентности кадров.

А другой госорган – государственное агентство по регулированию топливно-энергетического комплекса, который год не проводит экономически обоснованную тарифную политику в ущерб развитию отрасли.

Вместе с тем, ясно, что министерство не может и не должно работать как хозяйствующий субъект, управляя госактивами. Иначе, произойдет конфликт интересов.
Решение о восстановлении в 2016 году вертикализации управления государственными активами всех некогда разделенных госэнергокомпаний, было продиктовано осознанием реальности наступления катастрофического сценария, когда системные аварии энергетической инфраструктуры станут обыденностью, несмотря на все кредитные вливания.
Тем не менее, правительство, начав реструктуризацию энергетики, остановилось на полпути, и не приняло ни закон о холдинговых компаниях, ни хотя бы временное положение. Создание крупнейшей холдинговой компании не было завершено. Она была оставлена в прокрустовом узком ложе закона об обычных акционерных обществах, подвергаясь подчас разудалой критике со стороны тех, кто напрямую повинен в плачевном состоянии энергетики и избежал ответственности, но сейчас присвоил себе статус «эксперта», приглашаемых на публичные встречи и рукопожатных в коридорах власти. Иные же «критики», в отсутствие профессиональных знаний о работе энергетической системы, привычно спекулируют на теме борьбы с коррупцией в целях саморекламы.
Искусно используя сложившуюся за последние 20 лет нескладность и изъяны межведомственного управления энергетикой, выставляется в ложном свете работа 16-тысячного отряда высококвалифицированных энергетиков. Энергетики извлекли уроки из аварии Бишкекской ТЭЦ, и только потому столица не почувствовала особых последствий январской аварии уже в этом году, вновь на этой же ТЭЦ. Эта авария по степени серьезности даже превосходила прошлогоднюю, и энергетики с ней справились в самые кратчайшие сроки. Потому нет сомнений, что энергетики могут вернуть доверие общественности, следуя начатым реформам, при условии полной прозрачности в своей работе.

Но сегодня в угоду политической конъюнктуре, требуют «казнить» проект восстановления вертикализации управления в энергетике, который возложен на Энергохолдинг. Точно также необдуманно и скоропалительно требовали ликвидировать министерство энергетики в 2015 году. Уровень некомпетентности в обществе настолько вырос, что не видят разницы между функциями государственного органа (министерства энергетики) и хозяйствующего субъекта (Энергохолдинга). Упускается из виду, что один без другого не может полноценно работать в отрасли. И вновь может повториться вакханалия 2007-2015 г.г., когда «верхи» делали что хотели, а сервильные «низы» способствовали расширению коррупции.

Что будет?

Правительство, находясь на перепутье выбора между повышением энерготарифов и повышением социальной напряженности в политически нестабильной стране, постоянно откладывает решение, ссылаясь на коррупцию в отрасли.
Отмечу, что борьба с коррупцией являются постоянной заботой любой государственной бизнес-компании, а пик выплат по энергокредитам наступает уже в 2025 году, когда их объем возрастет в три раза, по сравнению с текущим, и не будет затем спадать несколько лет. Требуется немедля начать консолидацию всех сил и средств государства для преодоления угрозы банкротства, и проявить наконец заботу государства и об энергетике и об энергетиках.
В то же время, миссия энергетики до сих не определена: либо это сугубо социальный проект поддержки основного потребителя – населения страны за счет истощения всех ресурсов отрасли либо это все же бизнес-проект для восстановления рентабельности отрасли: объявляется программа «Новая индустриализация Кыргызстана» и дается заказ энергетикам строить новые ГЭСы для новых промышленных объектов.
Следует наконец определиться и поставить все точки над «i», защитив достояние народа Кыргызстана – государственный энергетический сектор. Это означает, что правительство должно неустанно восстанавливать вертикализацию управления в энергетике, вплоть до создания единой энергетической компании, с учетом рыночных реалий.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить
Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×