Добавить свою статью
2 Октября 2019
Медетхан Шеримкулов и начало 90-х. Избрание Акаева, ГКЧП, гибель Исанова...

ВЫБОРЫ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА

Через три с половиной месяца после Ошских событий была созвана внеочередная сессия республиканского парламента. 24-октября с трибуны сессии Медетхан Шеримкулов обратился ко всем членам бюро Центрального Комитета Компартии с предложением добровольно уйти в отставку. Это объяснялось тем, что он Ошскую трагедию воспринял очень близко к своему сердцу. Он очень долго и тяжело переживал, как личную трагедию, думая обо всех нюансах кровавых событий, которые развернулись на его глазах. Медетхан Шеримкулов хорошо понимал, что руководство страны сделало далеко не все, чтобы предотвратить эту трагедию, а в некоторых моментах даже как-то трусливо самоустранилось вместо того, чтобы решительно и своевременно погасить очаг уже тлеющего конфликта. Именно поэтому ему было гораздо тяжелее, чем кому бы то ни было. Ведь чувство вины еще больше отягощает любую трагедию.

Но нашлись люди, которые начали обвинять в происшедшей трагедии лидеров демократического движения. Те, в свою очередь, ответили очернением самих коммунистов во всех грехах, называя именно их власть источником всех проблем. У каждой из этих сторон нашлось достаточное количество аргументов для обоснования своих обвинений. Но для Медетхана Шеримкулова было делом принципа, чтобы конкретные люди понесли наказание за случившуюся трагедию, за гибель безвинных людей. Поэтому он и призвал руководство компартии подать пример для всего общества, дабы впредь оно начало жить с чувством ответственности за все свои действия – совершенные и несовершенные в том числе! Но его голос не был услышан. Напротив, многие – как свои коллеги-коммунисты, так и среди так называемой демократической оппозиции, - недоуменно смотрели на него, как на белую ворону…

25-октября перед началом сессии депутаты-коммунисты договорились о том, что председатель Совмина Апас Джумагулов предложит кандидатуру Абсамата Масалиева для избрания президентом. Он так и поступил. Но неожиданно группа депутатов-демократов выдвинула самого Джумагулова кандидатом в президенты, отчего он вовсе не стал отказываться. Во время перерыва Медетхан Шеримкулов встретился с Джумагуловым и, напомнив ему о договоренности среди коммунистов и партийной этике, попросил заявить о самоотводе своей кандидатуры. Но Джумагулов уперся, говоря, что в таком случае его перестанут уважать депутаты из демократического лагеря. Именно такое жесткое условие, оказывается, они поставили перед ним. Парадокс, но это так – в первом туре за президентский пост сражались трое коммунистических руководителей – первый секретарь Абсамат Масалиев, председатель Совмина Апас Джумагулов и первый секретарь Иссык-Кульского обкома компартии Джумгалбек Аманбаев. Все они до мозга костей являлись кадрами коммунистической системы, воспитанными и достигшими зрелости внутри этой системы.

Но, видать, искушение власти и блеск замаячившего президентского поста оказались сильнее, чем внутрипартийное единство и этические нормы. В первом туре никто не победил. На второй тур вышли первые двое. Во втором туре Масалиев набрал 171 голос и ему для того, чтобы стать победителем, не хватило всего пяти голосов! После того, как сами же коммунисты уничтожили своих потенциальных кандидатов, на авансцену вышла заранее заготовленная демократами кандидатура Аскара Акаева. Будучи депутатом союзного Верховного Совета, он в этот день молча наблюдал за ходом голосования в первом туре.

27-октября состоялись повторные выборы президента. Были выдвинуты кандидатуры: председателя облисполкома Иссык-Кульской области Насирдина Исанова, академика Аскара Акаева, председателя Комитета Государственной безопасности Джумабека Асанкулова, секретаря Центрального Комитета Компартии Кыргызии Медетхана Шеримкулова – всего двенадцати человек.

Вновь начались самоотводы. Джумабек Асанкулов авторитетный человек – старейший профессиональный сотрудник органов безопасности, с юмором заявил о том, что, уже вступив в возраст пророка, он не намерен состязаться с молодыми претендентами, дабы не опозориться, отстав от них далеко позади. Медетхан Шеримкулов вновь повторил свои двумя днями ранее сказанные слова о политической ответственности руководства ЦК КП Кыргызии в допущении Ошских событий. Заявив, что не имеет морального права претендовать на президентский пост, он снял свою кандидатуру. Во второй тур вышли Аскар Акаев и Насирдин Исанов. При повторном голосовании Аскар Акаев набрал 179 голосов и стал первым президентом Кыргызской ССР. Медетхану Шеримкулову в тот день пришлось услышать в свой адрес изрядное количество упреков и обид от самых разных людей, начиная от своих коллег-коммунистов, до относящих себя к независимым депутатам, которые не примкнули ни к коммунистам, ни к демократам. Став как бы самостоятельными, тем не менее, они по-прежнему продолжали симпатизировать Медетхану Шеримкулову.

Свое огорчение они объясняли тем, что в бюллетене для голосования отсутствовала фамилия кандидатуры, за кого они собирались проголосовать – то есть, фамилия Медетхана Шеримкулова. А потом еще в течение долгого времени, видя, как печально складываются дела в независимой республике, те же люди при встрече продолжали его «обвинять» по этому вопросу, как бы подшучивая, мол «в том, что все так получилось, есть и ваша вина!» Удивительно, но, несмотря на то, что с тех пор прошло уже около тридцати лет, но все равно иной раз встречаются люди, нет-нет да напоминающие Медетхану Шеримкулову о его судьбоносном самоотводе. Но сам Медетхан Шеримкулов ни разу не пожалел о своем решении, будучи глубоко убежденным в том, что тогда оно было самым справедливым и правильным. Хотя на президентский пост он, спустя пять лет после тех первых выборов, все-таки решился претендовать. Но об этом речь впереди… Верховный Совет Кыргызской ССР последнего созыва проработал с апреля 1990-года по март 1995-года. Хотя с мая 1993-года, начиная с момента принятия новой конституции, кыргызский парламент начали именовать по-новому – Жогорку Кенеш, избранные еще в советскую эпоху депутаты с честью отработали весь отведенный им по закону срок. Им во главе со своим спикером Медетханом Шеримкуловым выпала честь принять судьбоносные решения, заложившие основу независимого нового кыргызского государства.

ВЫБОРЫ НОВОГО СПИКЕРА ПАРЛАМЕНТА

10-декабря 1990-года открылась третья сессия. Председатель Верховного Совета Абсамат Масалиев выступил с заявлением освободить его от занимаемой должности. Свою просьбу он аргументировал тем, что в дальнейшем хочет все свои силы сосредоточить на партийной работе. Компартия, возглавляемая им, в эту пору стояла уже перед очень трудным, поистине по-гамлетовски поставленным вопросом: «Быть или не быть?!» Здесь следует хотя бы вкратце остановиться на фигуре лидера коммунистов Кыргызстана. Очень драматичной сложилась судьба Абсамата Масалиева в эпоху перестройки. Будучи очень честным, порядочным человеком, убежденным, правоверным коммунистом, тем не менее, Абсамат Масалиев оказался не готовым к адекватному восприятию происходящих в советском обществе перемен. И эта твердолобость, отсутствие необходимой гибкости сыграли с ним злую шутку. Дело в том, что еще на первой апрельской сессии 1990-года отдельные депутаты предлагали учредить президентский пост и избрать самого же Масалиева президентом, отчего тот напрочь отказался, наивно аргументируя тем, что в стране есть один избранный президент – Михаил Горбачев, и этого вполне достаточно! Это уже смешно, но факт, - в то время, когда общественное настроение кардинально изменилось по всему Союзу, и почти во всех республиках уже разворачивались сепаратистские действия, лидер кыргызских коммунистов занял такую пугливую, страусиную позицию. За то, что не хотел шагать в ногу со временем, он очень скоро жестоко поплатился…

После Ошских событий Абсамат Масалиев вообще резко изменился. Хотя старался не подавать виду, было заметно, что он разочарован своей руководящей политикой и глубоко внутри себя переживает происходящее. В середине ноября Масалиев вышел в отпуск и отбыл в Москву, чтобы отдохнуть в Барвихе. Медетхан Шеримкулов каждый день рано утром звонил ему и по телефону информировал его о делах в республике. Будучи чутким человеком, обладающим повышенной интуицией, Медетхан Шеримкулов даже по ноткам голоса, да и по отдельным обрывкам фраз понял, что Абсамат Масалиев уже принял окончательное решение сложить с себя полномочия председателя Верховного Совета.

Медетхан Шеримкулов позвонил своему давнему другу – председателю Иссык-Кульского облисполкома Насирдину Исанову, и предложил встретиться, чтобы обсудить с ним в конфиденциальном порядке некоторые вопросы. Эта встреча состоялась поздно вечером 1-декабря на объездной дороге у города Токмак. Шеримкулов попросил своего водителя посидеть в машине Исанова вместе с его водителем. А сами с Насирдином Исановым уединились в своей машине, дабы поговорить с глазу на глаз. По старой традиции, высшие руководящие посты республики равномерно разделяются между представителями различных регионов, прежде всего, с учетом представительства юга и севера. После избрания президентом Акаева закономерным выглядело бы избрание председателем Верховного Совета выходца с юга. Медетхан Шеримкулов хотел видеть на этом посту Насирдина Исанова – человека достойного во всех отношениях! Накануне сессии из Москвы прилетел Абсамат Масалиев. Медетхан Шеримкулов рассказал ему о своей приватной договоренности с Исановым, на что Масалиев отнесся с одобрением… Но жизнь внесла в эти планы свои коррективы, и буквально накануне сессии Насирдин Исанов сообщил Медетхану Шеримкулову о своей беседе с президентом, только что состоявшейся у него в кабинете, куда он прибыл по приглашению президента. Президент Акаев рассказал о своем намерении учредить пост вице-президента и предложил Насирдину Исанову занять этот пост, на что тот согласился. Так само собой отпал вопрос об его избрании спикером парламента. Стало ясно, что депутаты своего председателя тоже изберут свободным выдвижением и голосованием.

В первый день выборов были выдвинуты кандидатуры Чолпон Баековой, Джумагула Сааданбекова и Батыралы Сыдыкова. Но никто из них не прошел. В тот же день вечером срочно собралась депутатская группа коммунистов. Обсуждая возможную кандидатуру на пост спикера, они назвали около 15 фамилий. Среди них была озвучена и фамилия самого лидера фракции Медетхана Шеримкулова. Он опять начал было говорить об ответственности руководителей республики за Ошские события, секретарь Ошского обкома компартии Санабар Бахапова решительно прервала его, поставив под сомнение все его доводы. Она возразила, говоря, что ошане прекрасно знают, сколько усилий приложил Медетхан Шеримкулов, чтобы предотвратить конфликт. Когда ее слова горячо поддержало большинство членов группы, Медетхану Шеримкулову пришлось поневоле согласиться, хотя в его душу вкралась тревога за исход завтрашнего голосования. Это было вполне понятно. Разброд и шатание, бурно происходящий во всем обществе, происходили и внутри самой коммунистической партии. В ней отнюдь не было былого единства и беспрекословного подчинения всем указаниям, исходящим сверху. Утром 11-декабря на пост председателя Верховного Совета были выдвинуты кандидатуры Медетхана Шеримкулова, Жамина Акималиева и Феликса Кулова. При первом же туре голосования Медетхан Шеримкулов одержал убедительную победу, набрав 177 голосов, тогда как голоса, набранные двумя другими кандидатами, даже вместе взятые, далеко не приблизились к заветной отметке.

Итог голосования сам по себе красноречиво говорил о том, что у Медетхана Шеримкулова в этом парламенте был достаточно высокий рейтинг, несмотря на то, что так называемый демократический лагерь давно уже с недоверием относился к коммунистам. В этом были свои причины. Дело в том, что под конец перестройки по всей территории республики заметно оживились новые демократические тенденции, против чего выступали руководители на местах, пытаясь сохранить статус-кво. Сигналы и недовольства об этом поступали отовсюду. Появились отдельные независимые печатные органы, такие, как газета «Асаба», созданная на основе бывшей комсомольской газеты «Ленинчил жаш». Именно она стала трибуной на кыргызском языке для демократически настроенных людей. С ее страниц они подвергали критике политику компартии и ее руководителей… Медетхан Шеримкулов, несмотря на отдельные перехлесты и необъективно звучащую критику, воспринимал это как своего рода издержки свободы слова и гласности, отнюдь не собираясь заткнуть рот кому-бы то ни было. Тем более прессе. Подобные попытки в создавшихся реалиях выглядели бы, по меньшей мере, абсурдными. Поэтому при всей сложности и противоречивости своей идеологической работы всегда был занят поисками точек соприкосновения, дабы интересы всего общества всегда и везде находились превыше всего. О его толерантности, стремлении сотрудничать со всеми общественными силами, не противоречащими интересам республики, не понаслышке знали многие лидеры общественных движений и общественные деятели! Секретарь по идеологическим вопросам периодически совершал поездки во все регионы республики, дабы на месте узнать о реальном положении дел. Подобные служебные командировки особенно часто совершались им накануне выборов в парламент республики. Если в окрестностях столицы и на северной части республики ситуация выглядела более или менее сносной, то южный регион безнадежно отстал. Именно поэтому там к ожесточенной критике подвергались демократы, подчас за ними устраивались гонения, как за инакомыслящими.

Через такое горнило пришлось пройти в Джалал-Абадской области будущим депутатам Омурбеку Текебаеву и Бегишу Ааматову. Последний, будучи вторым секретарем Базар-Курганского райкома компартии, вынужден был уйти со своей должности вследствие расхождения своих взглядов с руководством района по взглядам на демократию и гласности, после чего начал заниматься предпринимательством. Открыв одно из первых на юге частных крестьянских хозяйств, он разводил уток. А никому неизвестный молодой учитель физики сельской школы Омурбек Текебаев, отстаивая права школьников, привлеченных к принудительному труду на сборах хлопка во время учебы, попал даже в кутузку районной милиции. Оттуда он был выпущен через неделю лишь после вмешательства властей сверху… Поразительно, когда речь зашла о подготовке к грядущим выборам, областные руководители пытались отчитаться перед Медетханом Шеримкуловым по старинке. Излагая общественно-политическую обстановку, они рассказали о двух выше упомянутых «демократах», а также об их совсем немногочисленных сторонниках, но затем, как бы успокаивая Медетхана Шеримкулова, пообещали: мол, вы не волнуйтесь, мы их ни за что не пропустим! Каково же было их удивление, когда они вместо поощрения услышали от него жесткую отповедь: ни в коем случае нельзя устраивать преследования за критику власти и иные высказывания людей, пусть народ свободно изберет тех, кого он считает достойным.

Медетхан Шеримкулов провел соответствующую работу со всеми организациями, участвующими в организации выборов и доходчиво разъяснил им еще раз суть провозглашенной компартией гласности и демократии: выборы должны быть по-настоящему свободными и выявить истинное волеизъявление народа. Пусть народ изберет только тех, кого он хочет видеть своими депутатами!

Только в результате таких стараний Медетхана Шеримкулова и его соратников самые последние в советскую эпоху выборы в парламент стали в полном смысле этого слова демократическими: по-настоящему свободными, конкурентными и честными. Кстати, единственными в истории Кыргызстана абсолютно свободными и честными выборами, так как, начиная уже со следующих выборов, в ход пошли невиданные ранее «новшества», как подкуп голосов и прочие грязные технологии…

Думается, что высокий уровень депутатов легендарного парламента, которые в большинстве своем были патриотично настроенными, честными людьми, думающими о судьбе народа и страны, был обеспечен именно чистыми выборами!

ДЕКЛАРАЦИЯ О ГОСУДАРСТВЕННОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ

Весьма символично, что первым документом, который начали обсуждать депутаты под руководством нового спикера парламента, стал проект Декларации о суверенитете. Само понятие «суверенитет» было абсолютно новым для всех, поскольку формальное разделение на союзных республик никогда не содержало в себе ничего суверенного. Поэтому люди, рассуждающие о реальном суверенитете, подобно покойному вышеописанному юристу Нурбекову, могли даже серьезно пострадать. Обсуждение проекта Декларации о суверенитете во втором чтении продолжилось очень бурно. К этому моменту подобные документы были приняты парламентами всех трех Прибалтийских республик. А 12-июня 1990-года парламент РСФСР принял Декларацию о суверенитете, провозгласив о «верховенстве Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР».

Памятуя об этом, некоторые горячие головы везде кричали о том, что Кыргызстан безнадежно отстал в демократическом развитии, и некоторые отголоски подобного рода прозвучали и с парламентской трибуны. Все уже понимали, что дело идет к стремительному развалу единого, крепкого союза, во всяком случае, уже невозможно будет сохранить его в прежнем виде! Но Медетхан Шеримкулов понимал, что этот тот самый случай, когда спешить вовсе не стоит! Следовало тщательно, всесторонне изучить все нюансы этого документа. В результате пятидневного живого обсуждения, 15-декабря 1990-года в парламенте была принята «Декларация о государственном суверенитете Республики Кыргызстан», состоящая из 15 статей. В преамбуле этого документа торжественно провозглашалось: «государственный суверенитет Республики Кыргызстан, означающий верховенство государственной власти на всей территории и независимость во внешних сношениях».

Парламент глубоко изучил причины возникновения Ошских событий и дал им свою политическую оценку. Комиссия, состоящая из 19 народных депутатов, созданная Верховным Советом республики, всесторонне изучила все обстоятельства и причины, сопутствовавшие к возникновению трагедии. Подытожив свою работу, вынесла на рассмотрение парламента. В результате изучения множества ранее закрытых документов стало известно о том, что только с начала 1990-года в адрес партийно-советского руководства поступило 11 письменных предупреждений о грядущем межнациональном конфликте. Комиссия справедливо отметила «В условиях чрезвычайного положения, когда решалась судьба многих людей и республики в целом, т.т. Масалиев А.М., Джумагулов А.Дж. и другие ответственные лица, несмотря на имевшиеся у них докладные со стороны компетентных органов, проявили нерешительность, медлительность и неумение принимать решения в чрезвычайных условиях».

Одной из характерных черт тех лет стала война законов, так как ситуация во всех суверенных республиках изменилась кардинальным образом. Все республики претендовали на безраздельное распоряжение своими богатствами, направляя их в первую очередь на свои внутренние нужды. Подобные действия естественным образом привели к разрыву прежних экономических связей, создав предпосылки для выстраивания совершенно новых, соответствующих к новым реалиям взаимоотношений. Поэтому перед парламентом во весь рост встал вопрос о создании законодательной основы перехода к рыночным отношениям.

Вообще, к тому времени накопилось очень много подобных рутинных вопросов, требующие кропотливого, терпеливого рассмотрения со всех сторон. Благо, качественный состав нового парламента изменился в лучшую сторону. Среди депутатов высокопрофессиональных специалистов по всем отраслям было вполне достаточно. По необходимости парламентом привлекались и независимые, общественные эксперты.

Тут следует обратить внимание на одном обстоятельстве. Вышеупомянутая Декларация, принятая парламентом, подразумевала о суверенитете республики в составе бывшего союза. А в марте 1991-года состоялся Всесоюзный референдум, который ни много, ни мало должен был выявить отношение советских граждан по вопросу сохранения союза. За сохранение союза проголосовало 94,6% населения республики.

Любопытно, что вместе с референдумом одновременно был проведен и опрос населения о согласии граждан, чтобы Кыргызстан был в составе обновленного Союза как равноправная суверенная республика. Из 81,6% населения, принявших участие в голосовании, 62,0% высказались за сохранение суверенной республики в составе обновленного союза. Вовсе нетрудно заметить, что количество кыргызстанцев, пожелавших остаться в составе бывшего Союза, было очень высоким. 20-апреля 1991-года Верховный Совет после бурного обсуждения принял Постановление «О проекте Договора о Союзе суверенных государств». К тому времени не только на территории бывшего Союза, но и во всем мире уже стремительно набирали обороты глобальные геополитические изменения. И никто не мог бы предсказать, что может случиться через год-два с новыми суверенными государствами, не говоря уж о далекой перспективе!..

Поэтому, принимая этот важный политический документ, никто из кыргызских парламентариев не смог даже предположить, что вскоре вся эта кропотливая, настойчивая работа пойдет насмарку. Вполне естественно, что подписывая этот документ, председатель Верховного Совета Медетхан Шеримкулов тоже был искренне рад тому, что сделан еще один шаг во имя укрепления уже расшатывающегося было Союза. Он не знал, да и не мог знать, что спустя через какие-то три месяца вокруг этих вопросов возникнет самое настоящее гражданское противостояние, затеянное московскими путчистами. А здесь, во Фрунзе – в столице суверенной республики! – ему будет суждено сыграть в эти дни одну из ключевых ролей!

ШЕРИМКУЛОВ: «ГКЧП – ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ!»

19-августа 1991-года в истории бывшего союзного государства осталась, как переломная дата. Рано утром, как только зашел в свой кабинет, спикер кыргызского парламента Медетхан Шеримкулов от своего помощника Жусупа Алсеитова узнал о создавшемся в Москве «Государственном Комитете по Чрезвычайному Происшествию». Отчаяние и гнев – вот такие чувства испытал он, думая о том, что теперь подписание Союзного Договора оказалось под сомнением. Но недолго подумав, быстро собрался с мыслями и потребовал соответствующих людей доложить о ситуации в республике.

Затем позвонил президенту Аскару Акаеву и предложил собраться у него для выработки общей позиции в связи с вновь возникшей обстановкой. В 12 часов у президента собрались узкий круг руководителей республики. Кроме президента и спикера парламента прибыли вице-президент республики Герман Кузнецов, руководитель аппарата Эднан Карабаев, председатель Комитета Госбезопасности Джумабек Асанкулов, министр внутренних дел Феликс Кулов. Все они проявили единодушие в необходимости придерживаться принципов, провозглашенных в Декларации о государственном суверенитете Кыргызстана.

По иронии судьбы, премьер-министр Насирдин Исанов 19-августа утренним рейсом вылетел в Москву, как раз по вопросам Союзного Договора! А Медетхан Шеримкулов из-за плотности графика своей работы отложил вылет на вечерний рейс… То есть, руководители всех ветвей власти должны были присутствовать на подписании Союзного Договора! Вернувшись в свой кабинет, Медетхан Шеримкулов начал обзванивать Москву, надеясь найти Исанова и получить от него хоть какую-то новую информацию из первых уст об обстановке в столице. Наконец, связался с Исановым и узнал о том, что в Москве пока ничего не ясно. Шеримкулов сказал ему, чтобы вся кыргызская делегация вылетела обратно в Бишкек. И они рано утром 20-августа вернулись в Кыргызстан.

Вечером 19-августа Медетхан Шеримкулов написал заявление по поводу ГКЧП. 20-июня утром он текст своего заявления отдал республиканским газетам и отправил письмом лично председателю Гостелерадио Сатыбалды Джээнбекову. Приведем отдельные выдержки из этого заявления: «…То, что произошло в центре, я расцениваю как серьезный удар по демократии, как государственный переворот, проведенный ближайшим окружением Президента страны М.С.Горбачева. (…) Считаю, что Указ вице-президента СССР Г.И.Янаева о вступлении его в исполнение обязанностей Президента СССР в связи с невозможностью по состоянию здоровья Горбачевым Михаилом Сергеевичем исполнять обязанности Президента СССР с позиций законности не отвечает требованиям статьи 127 Конституции СССР, поскольку не было ни медицинского заключения о состоянии здоровья, ни заявления М.С.Горбачева о невозможности исполнять обязанности Президента СССР. Что касается введения чрезвычайного положения, то и здесь в определенной степени нарушены Конституции СССР и Закон СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения», прежде всего чрезвычайное положение введено заявлением советского руководства, тогда как такое положение согласно статьи 127 Конституции СССР, должно вводиться Президентом страны. В нарушение статьи 3 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» не установлены территориальные границы действия чрезвычайного положения, что ставит в неведение союзные и автономные республики, к чьим же все-таки территориям данное положение относится. (…) Чрезвычайное положение не распространяется на территории Республики Кыргызстан. Призываю вас не давать повода для провокаций, для предлога его ввести в нашей республике….»

Думается, более чем ясно, какое однозначное отношение выразил спикер кыргызского парламента. А его смелые слова: «Чрезвычайное положение не распространяется на территории Республики Кыргызстан.» - вовсе не нуждаются в комментарии. Люди, лично пережившие те смутные дни ГКЧП, по сию пору помнят, какие тревожные, нехорошие чувства овладели ими. Для того, чтобы высказать такое однозначное мнение, резко противоречащее, даже осуждающее действия московских ГКЧПстов, нужны были отчаянная смелость и мужество!

Впрочем, этих качеств Медетхану Шеримкулову вовсе не занимать. В этом, думается, читатели в ходе чтения убедились не раз на конкретных примерах. Любопытно, что после этого Заявления, осудившего ГКЧП, облетевшего по радио и телеканалам весь мир, в обывательских кругах сразу возникли даже споры: кто первым осудил ГКЧПстов – Борис Ельцин, находящийся в Москве, или же Медетхан Шеримкулов из Бишкека?! Чуть позже к этим голосам присоединился и президент Казахстана Нур-Султан Назарбаев, впервые назвавший действия ГКЧПстов «путчем». 21-августа ряды антипутчистов заметно пополнились. В тот день уже стало почти окончательно ясно, что члены ГКЧП вообще не способны на решительные действия… Конечный итог всем известен. В результате ГКЧП Генеральный Секретарь КПСС Михаил Горбачев сложил с себя выполнение функций Генерального Секретаря, объявив о самороспуске КПСС. Согласно его Заявлению, судьбу республиканских компартий и местных партийных организаций они должны были определить сами – на местах.

Стоит особо отметить, что Медетхан Шеримкулов остался верным партии коммунистов – КПСС - до самого последнего дня ее существования. Даже позже, когда у этой партии упал авторитет среди народа, а различные ее осколки превратились из былой, могущественной партии в самую обычную – одну из многих партий в условиях новой многопартийной системы, бережно сохранил свой старый партбилет как добрую память. И больше не вступил ни в одну другую политическую партию, хотя заманчивых предложений было хоть отбавляй! В конце концов, нахождение в рядах этой поистине народной партии, а затем - стать одним из лидеров в руководстве компартии - было одной из очень важных частей его жизни!

ТРАГИЧЕСКАЯ АВТОКАТАСТРОФА

29-ноября 1991-года стал одним из самых незабываемых, черных дней в новейшей истории независимого Кыргызстана. В этот день трагически погиб в автокатастрофе первый премьер-министр Республики Кыргызстан Насирдин Исанов. Ему было всего 48 лет!

Всего лишь месяц проработав на должности вице-президента республики, Исанов затем был избран премьер-министром республики. Таким образом, на должности главы правительства он пробыл всего лишь около десяти месяцев. Но трудно вспомнить другого премьер-министра, столь почитаемого среди народа, оставившего о себе добрую память. Разве что можно сравнить с незабвенным Султаном Ибраимовым, но тот работал все же в другую эпоху, в другие советские времена!

Есть личности, которые олицетворяют собой свою эпоху, полностью отражая в себе все черты своего времени. Именно таковым был и Насирдин Исанов. Долгие годы, честно и незаметно трудясь, в среднем руководящем звене советской и партийной системы, лишь с наступлением независимости он неожиданно для всех вырвался на верхние эшелоны власти. И сразу же стал одним из самых уважаемых и любимых среди народа руководителей. Кто знает, может быть, народ хотел увидеть в нем воплощение своей ранее неосуществленной мечты, связанной с Султаном Ибраимовым? Как бы то ни было, сама трагическая гибель поставила их в один ряд!

Для Медетхана Шеримкулова эта потеря стала личной трагедией. И не только потому, что они долгие годы дружили и находились в самых добрых, близких отношениях. Старых друзей еще крепче породнили их дети - Алмаз и Мария, поженившиеся совсем недавно – около года назад! Они учились вместе в столичной 27-й школе и с раннего детства хорошо знали друг друга. Поэтому, когда молодые объявили им о своем решении пожениться, это стало для них двойной радостью и счастьем. Тотчас же друзья-родители встретились и обсудили все вопросы, связанные с предстоящей свадьбой. Естественно, ни о каком калыме и прочих устаревших атрибутах народного обычая не было и речи! Оба искренне желали только одного – счастья молодым! Вскоре они провели довольно скромную свадьбу даже по меркам тех лет – лишь с участием узкого круга людей - самых близких родственников и друзей…

И вот теперь, когда казалось, что впереди их ждут одни только радостные события, как появление общих внуков и так далее, случилась эта трагедия. Эта трагедия превратилась в общенациональную трагедию. Хотя нашлись люди, которые вели себя в этих печальных обстоятельствах, мягко говоря, весьма странно. Даже в высшем руководстве страны!

В тот день Медетхан Шеримкулов в овальном зале кыргызского Белого Дома на 7-м этаже проводил встречу с министром иностранных дел Исламской Республики Иран Али Акбаром Велаяти. Министерствами внешних отношений двух стран совместно был подготовлен Меморандум о сотрудничестве. Кстати, Иран стал одним из первых государств, официально признавших независимость Республики Кыргызстан. Медетхан Шеримкулов должен был подписать этот документ. Как раз в этот момент в зал зашел руководитель президентской администрации Эднан Карабаев – весь бледный. Сообщил о том, что президент ждет спикера в своем кабинете, на что тот ответил, что зайдет после этого мероприятия. Но спустя всего пять минут Карабаев вновь вернулся и повторил свою просьбу.

Медетхан Шеримкулов зашел в кабинет президента и застал Аскара Акаева в весьма возбужденном, растерянном состоянии. Он сказал: «Медетхан Шеримкулович, крепитесь, - погиб Насирдин Исанович!» Эта весть воздействовала на него, как гром среди ясного неба. Не в силах сдержаться, Медетхан Шеримкулов заплакал. Подошел к окну и начал платком молча вытирать слезы, которые лились помимо его воли. Рядом находились несколько человек. Все они сразу принялись утешать Медетхана Шеримкулова, говоря, что все они восприняли эту трагедию с болью. А президент Аскар Акаев тотчас же, пользуясь возникшей паузой, по внутренней связи начал разговаривать с каким-то человеком, рьяно успокаивая того: мол, не волнуйтесь, за вами прилетит самолет и заберет вас из Андижана! (Позже станет известно, что его собеседником в тот момент был небезызвестный, скандальный Борис Бирштейн, - магнат золотых дел и мастер международных афер!) Вот так, узнав о трагической гибели премьер-министра республики, президент сразу начал печься о судьбе сопровождавшего его спутника…

Медетхан Шеримкулов возглавил все организационные вопросы, связанные с похоронами на высоком уровне. В тот же день он вылетел в Ош, так как из-за нелетной погоды Джалал-Абадский аэропорт был закрыт. Когда он приехал в Джалал-Абад, весь город все еще был окутан густым туманом, словно в трауре продолжая горевать эту поистине народную трагедию. Выехав из города, направляясь в Кочкор-Ату, на приграничье Сузакского района спикер и сопровождающие его люди встретили губернаторов – Ошской области Батыралы Сыдыкова и Джалал-Абадской области – Бекмамата Осмонова, поджидавших их…

Медетхан Шеримкулов, забрав тело погибшего в автокатастрофе Насирдина Исанова, поехал в аэропорт города Ош. Погрузив гроб с телом в самолет, с трудом удалось улететь в ту же ночь в Бишкек. В аэропорту «Манас» самолет встретили президент Аскар Акаев, вице-премьер министр Турсунбек Чынгышев, министр внутренних дел Феликс Кулов. Тело Исанова в сопровождении траурного эскорта привезли в дом, где жил покойный. Перед домом на пересечении улицы Токтогула и бульвара Дзержинского (ныне Эркиндик) была установлена юрта. 30-ноября около 11-часов Медетхану Шеримкулову, стоявшему у юрты, позвонили из Белого Дома и сообщили, что президент Аскар Акаев вместе с одним человеком хотели бы выразить свои соболезнования вдове Исанова и поинтересовались, мол, удобно ли будет им прийти в данное время? Да, пусть придут, ответил Шеримкулов. Спустя через некоторое время Акаев появился у юрты вместе с Бирштейном. Они пробыли тут около десяти минут. Высказав вдове премьер-министра самые обычные слова соболезнования, которые принято произносить в подобной ситуации, ушли.

Но весь день сюда шла и шла вереница людского потока, не прекращаясь даже поздно вечером. Столь велико было народное горе и его желание попрощаться со своим первым премьер-министром в эпоху независимости. Хмурые, опустившие головы люди шли и шли, молча выражая свой последний поклон и уважение к покойному…

А тем временем перед глазами Медетхана Шеримкулова мгновенно всплывали одна за другой картины-воспоминания, связанные с Исановым. Буквально за три дня до этого - 27-ноября - они совершенно случайно встретились в аэропорту «Манас». Медетхан Шеримкулов должен был вылететь в Москву на заседание Госсовета СССР. В аэропорту он вначале неожиданно встретил своего бывшего студента Александра Машкевича. Они в спешке обменялись парой фраз. Машкевич сообщил, что он сейчас живет в Броюсселе и даже успел позвать в гости: мол, приезжайте к нам! Пройдя еще немного, Медетхан Шеримкулов совсем неожиданно наткнулся на премьер-министра Насирдина Исанова. «А зачем ты приехал?» - спросил он того. «Я приехал проводить тебя!» - в полном серьезе сообщил тот. Так уж издавна повелось, - они вечно подтрунивали друг над другом, шутили по-доброму. «Ну, раз приехал проводить, пошли чаю попьем?» Они зашли в вип-зал, и выпили чаю по чашке. Вылет спикера задержался на два часа. Исанов пошутил, мол, не расстраивайся, передай привет Горбачеву, скажи, что это я тебя задержал! В этой шутке, действительно была большая доля правды. Не так давно Михаил Горбачев, совершивший визит в Кыргызстан, во время встречи в Академии Наук, признал: «Я хорошо знаком с вашим премьер-министром Исановым!»

А ведь лишь после его смерти многие люди узнали о том, что с виду скромный, простой Насирдин Исанов писал еще стихи, и вообще, по своей чуткой натуре был близок к творческим людям. А когда во время первого официального визита первого президента Российской Федерации Бориса Ельцина премьер-министры двух республик спели дуэтом «Подмосковные вечера» – Иван Силаев – от Российской Федерации играл на баяне, а Насирдин Исанов играл на комузе, сразу же накрыла всех какая-то душевная теплота, воистину человечная атмосфера!

…Лишь перед тем, как расстаться, Исанов сообщил Медетхану Шеримкулову о том, что он находится в аэропорту по поручению президента Аскара Акаева, попросившего лично встретить какого-то важного человека! То есть, как ни крути, получается так, что Насирдин Исанов сам лично встретил человека, который стал одной из причин его трагической гибели. Даже в тот день, когда случилась эта несчастная автокатастрофа, несмотря на то, что он заболел, Насирдин Исанов по просьбе президента вместе с Бирштейном вылетел на юг республики. Позже по минутам будет установлено, как он спешил навстречу своей трагической гибели… В тот день, как назло, в Джалал-Абадском аэропорту оказалась нелетная погода. Вместо того, чтобы поехать в Ош и вылететь оттуда в столицу, Насирдин Исанов приказал водителю выехать в Бишкек. Наверное, хотел по пути заодно зайти куда-то, посмотреть еще кое-что… Он был полон энергии и замыслов. Но трагическое стечение обстоятельств прервало его жизнь на взлете. У поселка Кочкор-Ата лобовой удар грузовой машины пришелся как раз в заднюю левую дверцу легковой автомашины. За водителем сидел Насирдин Исанов. Несколько ребер его были сломаны, и он скончался на месте автокатастрофы. Поразительно, что ни один из тех троих человек, ехавших в «Волге» вместе с Исановым, не пострадал. Ни сам водитель, ни телохранитель Бирштейна, ни сам Бирштейн не получили даже царапину. Эта трагедия была похожа на целенаправленный, точечный удар. Видать, так уж было написано на роду у Насирдина Исанова!

Прощальная речь спикера Медетхана Шеримкулова, произнесенная им на похоронах Насирдина Исанова, принадлежит к тем уникальным образцам подобных речей, когда высокая человечность государственного деятеля совпадает с масштабами занимаемого им положения, приобретая совершенно иное звучание. Провожая в последний путь своего друга, близкого человека, он вместе с тем выразил и свое философское отношение к смыслу человеческой жизни, да и к жизни в целом.

НОВАЯ КОНСТИТУЦИЯ, ЮБИЛЕЙНЫЕ ТОРЖЕСТВА

1993-год для парламента стал годом принятия судьбоносных решений. Достаточно сказать, что в тот год были приняты новая Конституция, а также национальная валюта. А как остро, подчас очень сложно и тяжело проходили эти обсуждения – воочию убеждались все жители республики от мала до велика – в те дни поздно вечером, после московской информационной программы «Время» по республиканскому телевидению полностью транслировался ход заседания сессий парламента.

Вообще, несмотря на все свои трудности и противоречия, этот переходный период был одним из самых интересных, наполненных новыми надеждами, духовным подъемом, людскими устремлениями к позитивным переменам периодов в истории независимого Кыргызстана. Несмотря на то, что Декларация о Независимости была принята еще 15-декабря 1990-года, независимая страна все еще жила по Конституции СССР, принятой в 1978-году. Поэтому парламент под руководством Медетхана Шеримкулова с первых же дней своей работы поставил целью разработать и принять новую Конституцию, соответствующую к новым условиям.

Рабочую группу, созданную для выработки концепции новой Конституции, возглавил министр юстиции республики Усуп Мукамбаев. Но кроме их основного проекта в парламент были представлены также два других варианта проектов Конституции, разработанные учеными-правоведами Академии Наук и независимыми общественными деятелями. Общественность в обсуждении проектов Конституции приняла весьма активное участие. Медетхан Шеримкулов внимательно следил за всеми высказываниями на эту тему в обществе и в прессе. Так обсуждение проектов Конституции затянулось почти на три года!

Первоначально предусматривалось принятие Конституции на народном Курултае – Всенародном Собрании, состоящем из 700 человек. Половина из них состояла из членов парламента, а остальные 350 человек – по 40 делегатов от каждой области и города, а также 70 делегатов от политических партий и общественных движений. Планировали провести Курултай 29-августа 1992-года и принять новую Конституцию, приурочив это торжество ко Дню Независимости республики.

Но в ходе обсуждения возникали все новые и новые нюансы и ранее непредусмотренные вопросы. Помимо всенародного, общественного обсуждения проект Конституции был рассмотрен на сессиях парламента четырежды – каждый раз от нескольких дней до недели тянулись эти обсуждения. Таким образом, работа над проектом новой Конституции в парламенте продолжалась более трех лет. Заключительное обсуждение, после внесения в текст проекта всех предложенных ранее поправок и замечаний, состоялось с 3-мая по 5-мая 1993-года. А 5-мая Верховный Совет республики принял и утвердил новую Конституцию Кыргызской Республики. Еще в 1992-году были приняты государственные символы Кыргызстана флаг (3-марта) и гимн (18-декабря), а чуть позже – Государственный Герб (14-января 1994-года). Таким образом, суверенная республика полностью была обеспечена всеми необходимыми государственными атрибутами. И под каждым из этих судьбоносных по своему значению в истории независимого Кыргызстана документов стоит подпись спикера Медетхана Шеримкулова!

Вкратце поведаем об общественно-политической деятельности спикера Медетхана Шеримкулова за время его руководства парламентом. Несмотря на всю свою загруженность, Медетхан Шеримкулов по-прежнему продолжал активно работать в направлении восстановления исторического наследия, нередко лично инициируя проведение тех или иных важных мероприятий. Так на высоком государственном уровне были проведены юбилеи родоначальника новой кыргызской поэзии Токтогула Сатылганова, Тоголока Молдо, государственного деятеля, стоявшей у истоков кыргызской государственности Курманджан-Датки, выдающегося просветителя, поэта-ученого Касыма Тыныстанова, великих поэтов Алыкула Осмонова, Джоомарта Боконбаева и многих других.

В августе 1991-года на международном уровне был отмечен 180-летний юбилей Курманджан-Датки. В числе прибывших международных высокопоставленных гостей был и председатель парламента соседнего Таджикистана Камолидин Аслонов, с которым у Медетхана Шеримкулова сложились самые добрые, дружеские, близкие отношения еще со времен первого таджикско-кыргызского межнационального конфликта. Благодаря их совместным усилиям, тогда удалось предотвратить кровопролитие. Но никто в то время не мог бы даже предположить, что вскоре вот так трагически завершится судьба этого прекрасного человека…

Это случилось в пике противостояния сторонников так называемого исламистского пути развития и таджикских демократов. В стране вовсю шла гражданская война. Во главе миротворческой делегации Медетхан Шеримкулов посетил разные регионы Таджикистана. Камолидин Аслонов в то время уже работал в Кулябе - председателем областного совета народных депутатов. Выяснилось, что его вынудили уйти с должности спикера парламента за то, что он был против сноса памятника Ленину в Душанбе. И в области он уже не обладал полной властью – во всех регионах уже было установлено двоевластие. Каждое свое решение, принятое на глазах членов делегации, он согласовывал с сидящим рядом с собой человеком, - ставленником исламистов. Когда они остались вдвоем, Медетхан Шеримкулов ему по-дружески сказал, зачем тебе такая беспомощная власть, может, тебе стоит подать в отставку? Но Аслонов был непоколебим: «Мне уже 55 лет! Как же я подам в отставку? Я уже не могу уйти из политики!..» В ходе беседы выяснилось, что исламисты подошли к городу вплотную и через считанные часы войдут в город. Аслонов начал требовать от Шеримкулова побыстрее уехать, уговаривая его, что «мы не можем обеспечить вашу безопасность». Шеримкулов пытался настоять на своем, мол, я же нейтральный человек, могу найти общий язык со всеми. Может быть, мне удастся как-то помирить вас?!

Но Камолидин Аслонов настоял на своем. Словно предчувствуя беду, Медетхан Шеримкулов перед отъездом последний раз предложил Аслонову: поехали вместе с нами? - на что тот наотрез отказался. Тогда Медетхан Шеримкулов сказал: может мне остаться с тобой, чтобы как-то защитить тебя? На эти слова он отреагировал мгновенно: вам надо поскорее уехать, иначе мы сами не знаем, чем этот захват города может закончиться!

А закончилось все тем, что председатель облсовета депутатов в тот день был взят в плен. Боевики его увезли с собой в горы. Надели на него женское платье, и всячески издевались над ним. Видя его в таком состоянии, главарь одного из бандформирований Сангак Сафаров – ранее 25 лет отсидевший в советских тюрьмах и, таким образом, по его собственному признанию, «поднимавший авторитет таджиков среди заключенных», застрелил Камолидина Аслонова. Сафаров был категорическим противником продолжения войны и кровопролития. Даже этот отъявленный преступник, «вор в законе» понимал бессмысленность братоубийственной войны!

Но, видимо, в Таджикистане на тот момент не нашлось сильного политика общенационального масштаба, который мог бы объединить весь народ во имя его будущего общего процветания. Иначе и не объяснить, почему там еще около десяти лет продолжалась гражданская война...

Бишкек, сентябрь 2019-года.

Мамасалы Апышев

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

03-04-2019
О малоизвестных нюансах «Бишкекского протокола». Штрихи к политическому портрету Медеткана Шеримкулова
2153

26-12-2018
Новый поворот в судьбе сказителя
2679

27-07-2018
Новый взгляд на жизнь и творчество Саякбая Каралаева
2460

10-05-2018
Переплетение судеб: Мухтар Ауэзов, Саякбай Каралаев и Чингиз Айтматов
1677

23-12-2016
Перед итогом года или размышления, навеянные между прошлым и будущим
2640

03-10-2016
Начать все с чистого листа. Штрихи к политическому портрету А.Атамбаева
6598

06-05-2015
Патриарх Национальной поэзии Сооронбай Жусуев
2426

17-03-2014
Лишь имеющий душу способен судить себя по законам совести и добра...
3935

31-05-2013
Неразрывность судеб: Нация и лидер нации
2608

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×