Добавить свою статью
13 Ноября 2019
Почему мы бедны?

Я уже не раз писал на эту тему, но сегодня хочу затронуть один весьма важный аспект нашей жизни - наши потребительские возможности, ибо сфера потребления является одним из главных драйверов любой экономики. И потом, надо учитывать, что общемировая экономика находится не в самом лучшем положении, риски ее замедления и даже перехода в стадию рецессии достаточно велики. А развивающиеся страны во время мировых кризисов, как известно, несут гораздо более весомые потери, нежели государства развитые. И у нас нет достаточного запаса прочности, чтобы перенести возможный мировой кризис без существенного падения базовых макроэкономических показателей, включая и уровень жизни населения. Речь идет о том, чтобы мы существенно на уровне 10-12% увеличивали ежегодный экономический рост, что позволило бы нам быстрее решить накопившие за долгие годы социальные проблемы и минимизировать риски к внешним шокам в случае негативного варианта развития событий в мире.

За последние полвека десятки стран попытались прорваться из бедности к благосостоянию, но удалось это далеко не всем. Если обратиться к банальному списку подушевого ВВП в рыночных ценах, то водоразделом следует счесть среднемировой показатель, который при разных методиках подсчета находится в рамках от 10,6- 11,4 тыс. долл. США.

Какие же страны успешно прошли критический рубеж, а какие пока не смогли его взять?

Первая группа стран – это производители энергоресурсов (Катар, ОАЭ, Кувейт, Бруней, Бахрейн, Саудовская Аравия и Оман).

Вторая- группа успешных индустриальных государств (Сингапур, Гонконг, Южная Корея, Тайвань, Малайзия).

Третья группа- ряд посткоммунистических стран, которые сумели выстроить удачную кооперацию с Европой (Словения, Чехия, Эстония, Словакия, Литва, Латвия, Венгрия, Польша, Хорватия и Румыния).

Печальный вывод состоит в том, что КР, получившая в наследство от Советского Союза, мощнейшую гидроэнергетическую отрасль, так и не смогла превратить ее в главный локомотив своей национальной экономики, сделать на ее основе качественный скачок и стать экономически развитой страной.

Альтернативным вариантом нашего развития все еще является оптимальное встраивание в производственные цепочки индустриального мира, как это в свое время получилось у «азиатских тигров». Но такая стратегия требует огромных усилий, она сопряжена с жестким ограничением потребления в пользу инвестиций и предполагает тяжелейшую конкуренцию за доступ на мировые рынки. Эта стратегия для нас нереализуема по причине глубокого отставания в промышленности, так и из-за неумения и неготовности включиться в глобальное разделение труда.

Наконец, третьей опцией, которой воспользовались страны Центральной Европы и некоторые постсоветские республики, стала всесторонняя интеграция в политическую структуру, которая изначально представляла собой экономику «первого лидера». В этом случае эффективность экономической политики тех или иных правительств была вторичной: Польша и Венгрия, Хорватия и Литва стали частью одной хозяйственной системы, даже периферия которой давала фору любым соседям. Масштабная переориентация экспорта, переход на европейские цены и зарплаты, относительно единые социальные стандарты - все это гарантировало транзит из одного состояния в другое. У нас выбора нет, надо идти в унисон с Евразийским экономическим союзом и эффективно использовать «китайский» фактор.

Почему наша страна из года в год остается страной со слабой экономикой и низкими доходами?

Целый ряд факторов мешает этому, в первую очередь, неготовность страны к индустриальному прорыву, дефицит человеческого капитала, не позволяющие куда-либо интегрироваться.

Проблема нашей бедности- это наша общая боль и печаль. Как известно, в Америке, то ли серьезно, то ли в шутку, широко распространена фраза: «Если такой умный, то почему такой бедный?»

На эту тему много говорим, спорим, что-то пытаемся делать, но пока наши успехи очень скромные. И хотя проблема бедности не появилась только вчера или только в нашей стране, но нам надо научиться по-новому взглянуть на эту вещь. И даже, казалось бы, такие успешные и богатые страны как Норвегия, Швейцария, Катар все время держат ее на своем визуальном контроле, этот вопрос остро стоит в их повестке дня.

Просто там, эту проблему научились решать, а у нас научились писать лишь красивые государственные программы по борьбе с бедностью, которая наоборот необратимо одолевает нас.

И как результат, у нас народ не верит государству в этом деле, а большинство людей устав бороться с этой напастью просто выживает, кто как может, ни на что уже не надеясь, вот только молодежь еще верит, что им удастся выйти в люди и активно уезжает кто куда.

Приведу несколько статистических данных, которые свидетельствуют, что мы должны кардинально изменить свое отношение к этой проблеме, иначе рискуем надолго сохранить свои позиции в группе недееспособных государств в мире.

Если верить нашему статкому, в 2006 году почти 40% населения относилось к бедным, правда, с годами этот показатель постепенно снижается, в частности, в 2010- 33,7%, в 2018- 22,4%, то есть грубо говоря чуть более 1/4 часть населения (1,43 млн. чел.) живут в бедности. Однако, на самом деле, думаю, бедных у нас значительно больше и вот почему?

Первое. Численность постоянного населении на 1 января 2019 года составила 6,3 млн.чел., из них 2,5 млн. человек моложе и старше трудоспособного возраста, то есть это дети и пенсионеры- это уже 40%.

Второе. По итогам 2018 года среднедушевой доход домашнего хозяйства составил всего 5,34 тыс. сом в месяц, то есть, если семья в среднем состоит из 5 человек, то ежемесячный семейный доход равняется 26,7 тыс. сом или около 382 долл. США, что отбрасывает нас в категорию самых бедных стран в мире.

Третье. По итогам 2018 года Кыргызстан имел ВВП всего лишь в объеме 7,6 млрд.долл. или на душу населения, по данным МВФ, 1268 долл. США или приблизительно 3,5 долл. в день.

Эти данные говорят о том, что, даже не делая действий на уровне высшей математики, официальный показатель бедности у нас, мягко говоря, некорректный.

Самое страшное, абсолютное большинство наших пенсионеров оказались в очень сложном положении- старость, болезни, бедность. Перестав работать, выходя на пенсию, люди автоматически попадают в категорию бедных, потому что даже с учетом октябрьских повышений, средняя пенсия в нашей стране составляет всего 5,8 тыс. сом или около 83 долл. США.

Есть еще другая, не менее социально не защищенная часть населения- дети. Чем больше детей, тем тяжелее сводить концы с концами.

И наконец третья часть населения, чьи доходы, зарплаты и пособия ниже прожиточного минимума. К этой группе следует включить также безработных или временно не работающих, а их у нас полстраны.

Глубоко убежден, что главная причина нашей бедности – это с самого начала неправильно выбранная экономическая стратегия, которая, к сожалению, продолжается и ныне, и не позволяет обеспечивать работающее население достойной заработной платой. Если в большинстве стран мира, тем более в Европе и США, получение человеком работы автоматически выводит его из состояния бедности, абсолютной или относительной, он может снять квартиру или дом, купить машину, обеспечить семью приемлемым уровнем жизни, то у нас это далеко не так.

Отсюда, сам собой напрашивается вопрос, что делать? Как выйти из этого порочного круга? Идеологи рыночной экономики хорошо понимают, что только потребление может быть локомотивом любой экономики.

А что мы сегодня имеем? Вместо того, чтобы развивать повсеместно внутреннее производство, мы многие годы стараемся выстроить «экспортноориентированную» экономику, а в это время внутренний рынок полностью отдан на откуп импортерам. Ведь никому не надо объяснять, что экспортом могут заниматься лишь небольшая часть населения, а остальные либо таксуют, либо уезжают на заработки, ибо внутренний производитель не выдерживает ценовую и технологическую конкуренцию с иностранными импортерами, за которыми стоят государства, накопленный опыт и серьезные ресурсы.

В этой ситуации, как бы нам не хотелось, надо заставить себя идти в ногу со временем и создать потребительскую национальную экономику и потребительское общество. Без роста потребительского кредитования рост национальной экономики не будет. Надо деньги за рубежом брать не на строительство инфраструктуры, а для потребительского кредитования. Если наши граждане получат возможность получать длинные кредиты на уровне 4-5%, то они не только насытят внутренний рынок, не только в несколько раз увеличат ВВП, но и забросают внешний мир нашими товарами. Именно потребление способствует возникновению хорошего и ответственного правительства, способствующего долгосрочной социальной стабильности, необходимой для общества. В обществе потребления производители имеют стимул совершенствовать и создавать новые товары и услуги, что способствует прогрессу в целом. Высокие потребительские стандарты являются стимулом для зарабатывания денег и, как следствие, упорной работы, продолжительной учёбы, повышения квалификации. Потребление способствует снижению социальной напряжённости. Потребительские мотивы поведения смягчают национальные и религиозные предрассудки, что способствует снижению экстремизма, повышению терпимости. Кроме того, человек в обществе потребления, как правило, менее склонен к риску.

Авазбек Атаханов

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

05-11-2019
Великий Октябрь открыл кыргызам «Золотой век»
465

24-10-2019
Празднику — 20, МИДу — 75, а кыргызской дипломатии более двух тысяч лет
1156

18-10-2019
Алфавит — наука, а нам мука (Или нужно ли переходить на латиницу)
414

10-10-2019
Необходимо перенести столицу в Чаек и назвать новый город Манасом
625

09-10-2019
95 лет назад были заложены основы Кыргызской Республики
507

03-10-2019
Государство и народ
530

02-10-2019
К вопросу о необходимости реформирования сферы образования в Кыргызстане
1298

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×