Добавить свою статью
20 Января 2020
Специальный регулятивный режим

Член парламентской фракции «Ата Мекен», член Комитета по экономической и фискальной политике, депутат Жогорку Кенеша КР - Гайпкулов Искандер Төрөбаевич инициировал проект Закона КР «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» (в части создания специальных регулятивных режимов). Данный проект закона предполагает внесение изменений в Законы КР:

1) «О Национальном банке Кыргызской Республики, банках и банковской деятельности» (ст.17, 53-1, 53-2);

2) «Об инновационной деятельности» (изменяют преамбулу монополизируя влияние НБКР и отсылая действия закона в закон об НБКР);

3) «О лицензионно-разрешительной системе в Кыргызской Республике» (ст.9, 25).

Всего в рамках данной законодательной инициативы планируется изменить 6 норм законодательства, и все они отсылочные. Отсылают к Закону КР «О Национальном банке Кыргызской Республики, банках и банковской деятельности» и к подзаконным правовым актам НБКР, наделяя тем самым НБКР дополнительными полномочиями.

Я считаю, что инициированный проект Закона нуждается в существенной доработке.

До того, как начать разбор несовершенства указанного проекта прошу читателя учесть мое личное отношение к Правлению Национального банка.

Как налогоплательщик и пользователь открытых данных считаю, что к проводимой политике Национального банка надо внимательно отнестись. Это связано с некоторыми особенностями. Вот наиболее прославившиеся.

1. Правление НБКР состоит из 7 человек, где заместители для назначения представляются Председателем. По сути, власть сконцентрирована на одном человеке и это не соответствует принципам демократического управления. Власть сосредоточена на одном назначенном (не избранный, а назначенный без открытого конкурса) человек у которого, как мне кажется весьма странное понимание рынка финансовых услуг. Все остальные 6 членов правления фактически не влияют на принятие решений, их пост напрямую связан с проявлением лояльности председателя.

2. В 2019 году Национальный банк совершил, что называется нарушение норм законодательства. Выкупив контрольный пакет акций поднадзорной организации. Уточнюсь, в данном случае выкуп - это отчуждение активов в пользу Национального банка путем реализации залогового актива взамен ранее выданным кредитам. Причем неплатежеспособность дебитора произошла из-за не своевременной санации регулятора и некачественного надзора НБКР. Кредитов было больше, чем сама стоимость выкупленной организации.

3. Счетная палата, прокуратура и другие инспектирующие организации не дают экономической оценки деятельности Национального банка, без которого невозможно, оценить ответственность должностных лиц. Например, никто никогда публично не давал оценку качеству управления инвестиционным портфелем, в данном портфеле содержаться средства международных резервов Кыргызстана. Внешние партнеры такие как МВФ смотрят лишь один фрагмент данного вопроса, они фиксируют, есть ли в резерве запас на 3-4 месяца, в их мандат не входит аудит и мониторинг качества.

4. Доверить судьбу сотни компаний Правлению (действующему) Национального банка, не выполняющей свои прямые обязанности по надзору, на мой взгляд рискованно. Напомню работа над устранением неполадок регулирования финансового рынка, или адаптация передовых специализированных стандартов началась еще 10 лет назад, но самые важные из них до сих пор не адаптированы. Речь идет о рекомендациях, международных специалистов, которые были даны стране после воровства средств Соцфонда (через счета АзияУниверсалБанка) по имплементации Базельских стандартов и институтов ФАТФ направленные на обеспечение декларирования происхождения доходов (при осуществлении транзакций) способные предупредить отмывание средств используя возможности финансовых структур.

Есть еще много специфических аспектов на котором не буду останавливаться.

К автору проекта Закона КР «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» (в части создания специальных регулятивных режимов) у меня простой вопрос: Почему регуляторные специальные правовые режимы касаются только финансового сектора?

По своей сути, специальный правовой режим является действенным инструментом экономической политики. Благодаря ему выполняются такие важнейшие задачи экономики (путем вложения инвестиции) как укрепление и развитие экспорта товаров/услуг, сельскохозяйственного производства, развитие сектора электросвязи, образования, медицины и другой предпринимательской деятельности, развитие процессуального законодательства в сфере исполнительного производства и т.д. Инвесторы, как правило, не склонны вкладывать деньги в проекты, которые не регулируются или потенциально нарушают действующее законодательство. Поскольку в большей мере технологические компании действуют путем проб и ошибок, адаптировать регулирование к каждому конкретному проекту слишком сложно, долго и неэффективно.

Комплексность регулирования могло способствовать развитию цифровой экономики. Фрагментарность вносимых дополнений может стать причиной для отмывания средств и не сбалансированного развития хозяйственных отношений.

В данном контексте это задача больше Правительства нежели Национального банка.

Но даже если вы решите оставить редакцию, позволяющую Национальному банку монополизировать инновации и посчитаете что технологической деятельностью должны заниматься исключительно под надзором Национального банка, самое элементарное что можно добавить в законопроект, это определить в нем базовый уровень понятийного аппарата, описать режимы работы, режимы инспектирования, способы обеспечения гарантий потребителям услуг и т.д. так как термины послужат лишь инструментом работы с участниками рынка. Для начала в проекте закона можно предусмотреть определения следующих терминов:

- краудфандинг;

- кредитные торговые площадки;

- мобильные банки;

- кредитный скоринг;

- платежные, клиринговые и расчетные услуги;

- электронные кошельки;

- P2P переводы;

- цифровые валюты;

- сети обмена финансовой информацией;

- торговля FX

- платформа по обмену цифровыми валютами;

- управление инвестициями в финансовом секторе;

- высокочастотная торговля;

- копирование торговый стратегий;

- электронная торговля;

- робо-консультанты;

- службы, поддерживающие инновационный финансовый рынок;

- агрегаторы данных;

- экосистемы (страхование, API);

- обработка данных (анализ больших данных, машинное обучение);

- технология распределённых реестров (блокчейн) и смарт-контракт;

- обеспечение безопасности инновационного финансового рынка;

- идентификация и аутентификация клиентов;

- облачные вычисления;

- интернет вещей и мобильные технологии;

- искусственный интеллект и др.

Повторюсь из-за отсутствия в проекте закона определенности относительно базовых требований и гарантий с точки зрения обеспечения равных условий или соблюдения принципов закона о конкуренции, важно доработать данный проект закона с учетом определения в нем прав и обязанностей субъектов финансового рынка. Речь идет о юридических или физических лицах чью деятельность намерен Национальный банк регулировать. Также надо добавить субъекты предпринимательства, надзор за деятельностью которых осуществляет Госфиннадзор.

Что касается сопроводительных документов к проекту Закона КР «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» (в части создания специальных регулятивных режимов) они также не соответствуют установленным законодательством о нормативных правовых актах требованиям.

Формат справки обоснования больше напоминает справку к акту постановления правления НБКР.

Приложенный к проекту закона анализ регулятивного воздействия (АРВ) не соответствует установленной методике утвержденный Постановлением Правительства КР №559. В частности, в АРВ не доработаны следующие компоненты:

- пункт 1.1. описание текущего состояния не описывает специфику технологического рынка Кыргызстана, речь больше о том, как должно быть и как это работает в других странах;

- пункт 1.2. ссылается на некий проведенный анализ, тога как в предыдущем пункте анализ и его результаты отсутствует, и наконец представленное дерево проблем также не отвечает на главный вопрос: в чем проблема участника рынка и регулятора, нет ни аргументов, ни корреляции зависимостей переменных, ни причинно-следственной связи; странно, что законодатель ратует (в дереве проблем) на отсутствие определений тогда как определение придумывает именно законодательный орган путем внесения изменений в действующую редакцию.

- пункт 1.3. несмотря на то, что в предыдущих пунктах автор настойчиво полагал, что финансовый рынок состоит не только из банковских услуг, но и из технологичных, которые производятся не только поднадзорными Национальному банку организациями, в части где описывается масштаб проблем почему-то приводится статистика только банковского сектора. Вероятно, есть проблемы логикой проблемы, либо пункты 1.1., 1.2. и 1.3. писали разные авторы, причем друг друга не читая.

- пункт 1.4. в этом пункте все нормально за исключением одной странности. Конечно методика по АРВ не навязывает перечень стран для сопоставления передового международного опыта. Но почему в обзоре практик нет стран, торгующих с Кыргызстаном? Весьма завидные достижения в теологическом секторе добился Казахстан, Украина, Беларусь и др. выбранная Россия, не смотря на относительную развитость биржевой торговли, как раз-таки, не самый лучший пример, там еще не работает открытый API и интернет вещи.

К слову даже проанализированный опыт Великобритании по всей видимости не дал автору, понимание того, что отделение одного сектора от других, для которых создается финансовое техническое сопровождение не даст эффекта дигитализации экономики. В ряде стран концепции формирования и развития цифровой экономики находят отражение в законодательстве и документах стратегического характера на общегосударственном и региональном уровнях. Почитайте Закон Великобритании «О цифровой экономике» (Digital Economy act of 2017).

Зря не смотрите опыт Казахстана, в их законодательстве уже даны определения таким терминам как блокчейн, открытые данные, «Yellow Pages Rules», роботизация и беспилотный транспорт, биометрическая аутентификация, краудфандинг, большие данные и др.

- пункт 1.5. данный пункт описан не вразумительно, регулятор финансового рынка может создать условия если правовая база будет отвечать базовым требованиям.

Что касается второй части АРВ, считаю нет смысла ее читать, поскольку первая часть не соответствует требованиям методики АРВ утвержденной ППКР №559. Часть, описывающая сценарии регулирования базируется на аргументах описанных в первой части.

Еще одна ремарка по поводу сопроводительных документов. Просто удивительно, как описан пункт 6 в справке обоснования. В ней говорится, что «Реализация норм указанного законопроекта не несет дополнительной финансовой нагрузки на государственный бюджет».

Уважаемый автор проекта инициируемого закона, бюджет НБКР это бюджет государства, и все траты, связанные с оснащением это расходы с кармана налогоплательщиков. Смею, предположить, что объявленный на всю страну запуск работы дата центра тоже закуплен и установлен на государственные средства. Этот факт имеет прямое отношение на развитие информационных технологий финансового сектора.

Еще одно утверждение из справки обоснования также не соответствует действительности. В справке говорится, что «Закрепление в нормативных правовых актах возможности создания «специальных режимов» не потребует затрат со стороны участников рынка» специальные режимы до того, как вступят в законную силу будут тестироваться посредством участия в них технологических организаций, которые в свою очередь инвестировали или понесли расходы на создание платформы.

Остылая нормами закона права Национального банка вы как, законодатель рискуете оставить на произвол хорошую идею, да и нарушить принцип равенства подходов к участникам рынка.

Искандер Төрөбаевич, просто для интереса откройте сайт Национального банка и полистайте страничку, где вывешена нормативная правовая база, регламентирующая платежные системы, уверенна вы также как я почувствуете, что попали в 90-е годы. Она совершенно не обновлена и пока не востребована передовыми компаниями, которые хотели бы заниматься финансовым посредничеством.

С учетом вышеизложенного, считаю инициируемый проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» (в части создания специальных регулятивных режимов) нуждается в существенной доработке.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

04-07-2019
Женское предпринимательство — это эффективная занятость
1544

25-06-2019
Правление Национального банка должно подать в отставку
1433

13-06-2019
Коротко о сделке по покупке «Росинбанка»
4933

28-07-2015
Мероприятия кандидатов в депутаты должны принести пользу, а не иллюзии и обманутые надежды граждан
1745

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×