Добавить свою статью
24 Апреля 2020
Кажется, выходим из ЧП и ЧС... Как дальше жить?

Позитивные ожидания о выходе из карантина

Учитывая заявление нашего президента, а также все действия, выполняемые властью, можно предположить, что постепенно мы идём к выходу из режима ЧП и ЧС. Эта атмосфера царит и на улицах городов, где уже позволено более высокое автомобильное движение, убираются или смещаются с дороги заградительные плиты и прочие барьеры. Подобные же посылы прослеживаются из заявлений президента.

В частности, о том, что «…посмотрим на ситуацию 24-25го апреля и примем решение», что для народа читается – «возможно, начнем выходить…», или «При смягчении карантина нужно усилить контроль на границе». До этого также озвучивалось, что будем выходить постепенно, поэтапно разрешая различные сферы экономической деятельности, от производства текстильной продукции, продажи строительных материалов, разрешая такси (возможно, первоначально, только для поездок одного пассажира) и т.д. Кстати сказать, подобного же подхода придерживаются в уже «открывающихся» Германии, Австрии, Италии… Так же и в соседнем Казахстане.

Так что забрезжил свет в конце тоннеля. Вероятно, большая часть страны после 30 апреля сможет вздохнуть свободнее и поэтапно начнет приступить к своей рутинной трудовой деятельности (у кого-то, возможно, она начнется с майских выходных). Но это не означает, что все мы как оголтелые должны высыпать на улицы, идти в бары, рестораны и прочие места массового скопления народа. Принципов социального дистанцирования пока придется придерживаться и дальше. Ведь множество разных исследований показывает, что самым вероятным способом заражения является именно воздушно капельная инфекция при нахождении на достаточно близком расстоянии от зараженного человека (в частности, такой результат получен в результате детального исследования германского вирусолога Хендрика Штрека из Хайнсберга, одного из первых городов Германии, пострадавших от коронавируса).

Могу предположить, что районы (или даже кварталы и учреждения) с максимальной концентрацией зараженных могут еще оставаться в состоянии некоторой изоляции. И смягчение режима там будет происходить по мере излечения там зараженных.

Текущие сложности и намерения правительства

В свете перспектив выхода из самоизоляции стоит вопрос относительно того, как жить дальше. Причем этот вопрос касается как каждого из нас в отдельности, так и всей страны в целом. В текущих обстоятельствах нет гарантии, что каждый житель Кыргызстана сможет зарабатывать так же, как и до коронавируса, и сможет иметь ту же работу, что и ранее. Еще большая головная боль будет у руководства страны относительно того, как поддерживать, а еще лучше, ускоренно развивать в дальнейшем экономику Кыргызстана.

И поддержка со стороны населения (или ее отсутствие) будет определяться эффективностью экономической политики. Радует то, что на текущий момент руководство страны осознает всю серьезность проблем и предпринимает всевозможные меры для стабилизации экономической ситуации в стране. В частности, правительство обсуждает «пожарные» меры по спасению бизнеса, включая «трехмесячные налоговые каникулы для спасения малого и среднего бизнеса, работающего по патенту»; «Местным органам власти рекомендуют в случаях получения бизнесом убытков из-за обстоятельств непреодолимой силы предоставить полное или частичное освобождение от уплаты налога на имущество и земельного на сельскохозяйственные угодья»; «государство выделит предварительно около 10 миллиардов сомов для дополнительного кредитования субъектов бизнеса». (24.kg) Для поддержки населения предполагается дальнейшее регулирование цен на ключевые продовольственные товары (которые впервые при оценке ценообразования будут разделены на внутренние и импортные); с учетом предполагаемой инфляции имеются намерения по индексации пенсий; рассматриваются механизмы поддержки безработных; возможны меры по упрощению процедур по предоставлению пособий; в качестве мер поддержания занятости предполагаются преференции для бизнеса, сохранившего не менее 80% «докарантинных» работников.

Конечно, все это пока на стадии «декларации о намерениях», но хочется верить, что все мы увидим и эффективное воплощение в жизнь данных мер. Можно отметить, что за время текущего кризиса наше руководство уже показало определенные позитивные стороны. В частности, как мне показалось, кризис-менеджмент, исходя из реалий Кыргызстана, был на весьма достойном уровне.

Во всяком случае руководство страны подходило с осознанием существующих противоречий и стремилось смягчить ситуацию. Например, одним утром минувшей недели, прочитав о проблемах онкологического центра и его пациентов в Бишкеке, уже вечером обнаружил информацию, что правительство выделило 160 млн сомов для лечения нуждающихся в нем людей; отслеживая информацию о сложностях в регионах, связанных с недоеданием и отсутствием средств к существованию у населения, обнаружил, что руководство страны определило личную ответственность представителей правительства в областях за распространения продуктов питания и прочей помощи населению. Относясь с некоторой надеждой на улучшение, хотя и с некоторой долей скептицизма, обзвонил ряд знакомых в регионах и выяснил, что на текущий момент сельские и городские администрации составляют списки нуждающихся, что является достаточно позитивным сигналом. Недавно депутат Эльвира Сурабалдиева отметила, что власти не слышат голоса новостроек, а сегодня уже поступает информация, что мэрия Бишкека вместе с предпринимателями начали доставлять помощь целому ряду новостроек, включая те, чей статус еще не определен. Нет гарантии относительно полного обеспечения всех нуждающихся, но есть позитивная динамика.

Для обеспечения продовольственной безопасности Кыргызстан заключил прямые договора на поставку 33 тысяч тонн пшеницы из России; первые 15 вагонов с 1028 тонн уже доставлены на склады в г.Кара-Балта. Остальные объемы должны прибыть до конца мая. (delo.kg)

Прослеживается осознание необходимости поддержки собственного производителя. Так, в недавно подписанном законе «О внесении изменений в закон «О Государственных закупках», при прочих равных обстоятельствах, предпочтение будет отдаваться внутреннему, кыргызстанскому поставщику.

Это, я считаю, один из признаков изменения подходов к экономике. Поддержка национального производителя — важный аспект экономической политики. Конечно, уже звучит критика о возможных коррупционных рисках… Думаю, без этого не обойдется, но поэтапно эту проблему можно будет устранить… Если, конечно, на то будут намерения. А так, и без стимулирования собственного производства у нас коррупция имеет место быть… Волков бояться — в лес не ходить. Эта мера должна оказаться только одной из многих, направленных на развитие национальной экономики и устранение зависимости от внешних факторов.

На минувшей неделе также проскочила информация, что Кыргызстан договаривается с Россией о переходе на расчеты в национальных валютах при приобретении газа. Для многих, возможно, эта новость осталась незамеченной, но она так же из краеугольных в процессе формирования долгосрочной экономической политики Кыргызстана. Это означает устранение доллара как промежуточной валюты, упрощая нашу торговлю и снижая ценовую волатильность (степень колебания цен).

18 апреля президент заявил о разработке долгосрочной экономической концепции (24.kg), а 23 апреля был уволен его экономический советник Олег Панкратов. Может это звенья одной цепи? Ведь если до сих пор этой долгосрочной концепции не было, то новую, надо полагать, будут разрабатывать новые люди?

Активная денежно-кредитная политика как элемент долгосрочной экономической политики

Как бы то ни было, в вопросе относительно того, как нам жить в долгую, решение остается за правительством. Но в целом, экономика требует значительных вложений, и одноразовыми «пакетами» помощи здесь не обойтись. Об этом говорят даже представители Всемирного банка (ВБ), подчеркивающие необходимость значительных субсидий в реальный сектор экономики. И это в то время, когда ВБ предполагает снижение денежных переводов от мигрантов в странах Центральной Азии на рекордные 28% (kaktus.media).

Имеются разные оценки относительно необходимых размеров капиталовложений и способа финансирования. Например, Равшан Жээнбеков предполагает, что может потребоваться до 2 млрд долларов на восстановление экономики. И при этом подчеркивает, что внешних источников финансирования нет (kaktus.media).

В текущих обстоятельствах, будь ты хоть супергероем, ожидать, что тебе предоставят многомиллиардные средства, не приходится. Но возможность решить проблемы имеется, и она зависит от подхода к экономической политике. Если страна ориентирована на отмирающую неолиберальную модель, предполагающую внешний заем для возможности осуществления инвестирования в собственную экономику, то она обречена на провал, как и вся система финансового капитализма.

Поэтому, я считаю, переход на использование национальной валюты для экономического развития страны должен стать наиглавнейшим источником финансирования развития собственной экономики. То есть инвестиции в экономику можно осуществлять за счёт собственных финансовых средств, с учетом прогноза и планирования нашего развития.

Кто-то, вероятно, привыкший подкреплять все долларами, скажет о неприемлемости таких мер ввиду возможного роста инфляции. Но всем известно, что инфляция есть результат избыточности денег в экономике по отношению к объему производства в стране. Это- в нормальной экономике, но на сегодняшний день в большинстве стран мира управление происходит под влиянием финансовых кругов. И порою экономика не производит достаточного количества товаров для себя, имея огромный торговый и бюджетный дефицит, но нет ни инфляции, ни девальвации (обесценивания денег). Но нередко бывает наоборот- и темпы роста экономики, и объемы производства в целом хороши, но экономики обрушиваются, как это было в Южной Корее, Таиланде, Индонезии, Малайзии в 1997 году. А в чем причина? В излишней открытости финансовых систем (тогда этим странам подобную либерализацию навязало МВФ, после чего финансовые спекулянты из Уолл-Стрит воспользовались возникшими слабостями). Отказавшись от подобной открытости, страны Юго-Восточной Азии сумели восстановиться.

Кыргызстан же все продолжал повторять неолиберальные мантры, никак не помогая развитию реального сектора экономики. И поэтому процесс формирования обменного курса у нас никоим образом не связан с реальным сектором.

В долгосрочной перспективе Кыргызстану необходимо развивать свой собственный реальный сектор, при этом не ожидая кредитов и грантов, будь то из Китая или США, или от каких-либо международных финансовых институтов, но используя механизмы финансирования за счет собственной национальной валюты. Этот опыт прошли Япония, Южная Корея, Китай. А первопроходцем на этом пути был СССР со своей двухуровневой денежной системой.

Двухуровневая денежная система, в которой один из уровней, направленный на финансирование развития реального сектора, должен быть полностью на безналичной основе, в текущих обстоятельствах была бы наиболее приемлемым решением.

За счет роста производства и расширения торговли в региональном разрезе, Кыргызстан может получить весьма позитивный импульс развития. Ввиду того, что в ближайшее время, скорее всего, будет происходить регионализация рынков и в долгосрочной основе глобального рынка и свободной торговли по всему миру как таковых возможно уже не будет, Кыргызстану необходимо гораздо активнее встраиваться в региональную систему торговли.

Например, в региональном разрезе у нас есть потенциал торговли с ближайшим соседом Китаем, который нуждается в огромных объемах продовольствия, но ввиду ухудшения торговых и политических отношений с США, будет пересматривать поставщиков сельхозпродукции. Одной только сои Китай импортирует 88.51 млн тонн- это контракты на многие миллиарды долларов. Причем среди потенциальных производителей они сейчас видят фермеров климатически не самого теплого российского Дальнего Востока. У них огромный импорт по другим сельхоз культурам. Значительная потребность в мясе.

Другими естественными торговыми партнерами являются другие страны Центральной Азии, так же как страны-члены Евразийского Экономического Союза. Учитывая то, что, вероятно ЕАЭС будет расширяться ещё больше, в долгосрочной перспективе, мы можем получить гораздо более значимые рынки сбыта. Но чтобы на них смотреть как на рынки сбыта, мы должны сами развивать собственное производство. Именно поэтому нам требуется активная денежно-кредитная политика, способная стимулировать развитие реального сектора Кыргызстана.

Альтернативные источники финансирования экономического развития

Ввиду значительной волатильности на всех финансовых рынках, владельцы крупных капиталов на сегодняшний день вкладываются в золотые слитки, а цена на него бьет рекорды ($1731 за унцию, 31.1гр). По этой причине, например, на минувшей неделе, проскальзывала информация, что на Нью-Йоркской бирже не осталось реального золота, поэтому экстренно самолетами доставляют его из Лондона.

Финансовая нестабильность в мире будет иметь весьма разнообразные последствия. В том числе как для стран и регионов, так отдельных бизнесменов и секторов экономик. Подходит время, когда в виду значительности внешних рисков становится гораздо более перспективным инвестировать в собственную экономику. Риски содержания капиталов во внешнем контуре, даже в доселе стабильных офшорах, значительно возрастают.

В текущих условиях любые офшоры становятся рискованными, потому что западные страны, ввиду ограниченности их капиталов, также ищут источники покрытия собственных издержек и решения собственных финансовых проблем. Например, если мы скажем относительно заявление США о претензиях к Китаю в размере порядка 10 трлн долларов в качестве, якобы, компенсации за ущерб, причиненный «китайским» коронавирусом, то это один из способов решение финансовых проблем США. Китай имеет ценных бумаг США на 1 трлн долларов, а также обладает порядка 3 трлн долларов наличности в собственных резервах.

Это означает, что в результате претензий есть вероятность, что, «задолженность» Китая перед США будет гораздо более значительной, чем США должны Китаю и можно будет эти средства не возвращать. Если так произойдет- это будет огромный прецедент, который разрушит до основания мировую долларовую систему.

В мире идёт достаточно большая игра. Можно было заметить, что уже до кризиса коронавируса, в Британия начали взыскивать с владельцев якобы незаконных капиталов и имущества на территории Британии свидетельство о законном происхождении средств, чтобы, как следствие, можно было изъять «незаконно добытые средства» у миллиардеров в пользу государства Британского. То есть те, кто пытался ввести свой капитал в Британию, значительно могут пострадать или уже пострадали (в числе отстоявших «свое доброе имя» на днях оказалась Дарига Назарбаева, но есть уже и те, у кого имущество отняли).

Помнится, также, что в США взыскивались средства множества оффшорных компаний, в том числе по «Панамскому Досье» за якобы укрывательство налогов и прочее махинации. Таким образом США эффективно поборолось с отмыванием денег, решило ряд финансовых проблем, возникших в результате кризиса 2008 года. Безусловно, действия, возможно, были абсолютно правильными, но они дают знать владельцам незаконных капиталов, что содержать деньги в подобных офшорах тоже может быть небезопасно.

Безусловно то, что в любой стране первоначальное накопление капитала проходит достаточно сложно и нередко имеет множество незаконных действий. Так было и в Великобритании, и в США. Так же было и на постсоветском пространстве, включая Кыргызстан. Но на сегодняшний день осуществить попытку отъема этих средств бесперспективно. Это показал опыт как других стран, так и наш собственный, по примеру Акаевых и Бакиевых и иже с ними. Но создать условия для возврата капитала и внутренних инвестиций будет достаточно позитивным шагом.

Поэтому дополнительным вариантом решения проблемы экономического развития Кыргызстана может быть создание условий для инвестиций со стороны собственных граждан, которые успели за минувшие десятилетия приобрести определенную капитализацию.

В Кыргызстане есть немало людей с достаточной капитализацией. При правильном выстраивании экономической политики и институциональном развитии, при котором будет очевидно, что государство не «кинет», можно будет простимулировать внутренние инвестиции и возврат утекших капиталов на родину. Думаю, текущий момент- один из наиболее приемлемых для амнистии капиталов, потому что гарантировать сохранность данных капиталов владельцам будет легче дома, а размер прибыли здесь может быть значительно выше. Особенно в условиях государственной политики стимулирования экономического развития.

Бахтияр Игамбердиев

Фото прикрепленное к статье
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

15-04-2020
Коронавирус COVID-19 как стартовая точка для изменения экономической политики Кыргызстана
1987

11-04-2020
Коронавирус COVID-19: когда Кыргызстану выйти из карантина?
32809

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×