Добавить свою статью
11 Февраля 2021
Мы носы воротим от Кара-Кече: грязно, пыльно, по деньгам не миллиарды. А может подумаем как его обустроить?
Как нам обустроить Кара-Кече и не только...

Угольное месторождение Кара-Кече входит в число крупнейших в Азии и может обеспечивать Кыргызстан топливом сотни лет. Только используем мы это богатство (черное золото) бестолково, еще и пеняем на низкое качество и неэкологичность угля: дым от ТЭЦ и печек частного сектора отравляет воздух столицы и других городов. Хотя уже давным давно существуют технологии рационального использования низкокачественного бурого угля.

Перед и в годы Второй Мировой войны Германия значительную часть своих потребностей в ГСМ обеспечивала за счет синтетической нефти из угля, и только позднее широкое предложение на мировом рынке природной нефти остановило это производство. ЮАР с 60-х годов прошлого века из-за отсутствия собственной нефти и различных торговых эмбарго вовсю практикует сжижение угля. Она и сегодня входит в число мировых лидеров по переработке угля. По данным специалистов компании Sasol сжижение угля экономически оправдано уже при нефти более 16-17дол/бар.

Сначала с помощью южноафриканских компаний, потом и самостоятельно еще дальше в этом направлении продвинулись в Китае. Так, например, в 2008г. за 1,5 млрд. дол. был построен завод Шенхуа, который при использовании 2 млн. т угля в год, производит 590 тыс. т дизтоплива, 174 тыс. т бензина, 70 тыс. т смеси пропан-бутан. Себестоимость такой нефти 25 дол. за баррель при стоимости угля 22 дол. за тонну (напомню, что на Кара-Кече отпускная цена около 15 дол.)

По данным Википедии, развитие и расширение технологий сжижения угля идет столь быстрыми темпами, что в 2030г доля синтетических нефтепродуктов достигнет 20 процентов в мировом энергетическом балансе.

Второе весьма перспективное для нашего случая направление было разработано и обосновано еще в советское время для освоения огромных Канско-Ачинских буроугольных месторождений. Там предполагалось строительство тепловых электростанций (ТЭС) с попутным получением полукокса и ряда нефте- и химпродуктов за счет утилизации тепла. Кроме электроэнергии в центральные районы страны предполагалось отправлять полукокс для снабжения электростанций и котельных более экологичным и калорийным топливом, а также организовать на месте химические производства. (Этот проект, будучи студентами, мы изучали еще в середине 80-х годов. Сейчас я не «в курсе» степени продвижения этих планов.)

Российские компании обещают себестоимость 1 кВт.ч, вырабатываемых в угольных ТЭС, до 1 рубля при стоимости угля 1500 руб/т, а срок окупаемости до 3 лет.

С учетом описанных технологий ясно, что у Кыргызстана есть реальная возможность, опираясь на Кара-Кече, обеспечить себя по весьма умеренным ценам нефтепродуктами, электроэнергией, чистым и калорийным топливом ТЭЦы, котельные, бытовые печи, химическим сырьем нашу промышленность.

Но какой вариант сейчас более актуальный, соответствует нашим животрепещущим проблемам и скромным финансовым возможностям? Очевидно, что второй. Строительство завода по сжижению угля хоть и позволит перейти на самообеспечение нефтепродуктами, потребует огромных иностранных инвестиций, без перспективы существенной валютной выручки. (Куда продавать ГСМ кроме Таджикистана?) К тому же вопрос импортозамещения нефти пока не такой острый (чем еще отоваривать рублевые переводы трудовых мигрантов?), и еще более потеряет свою актуальность при переходе на расчеты в рублях за нефть и газ.

При строительстве ТЭС вопрос с экспортом электроэнергии будет решаться значительно проще: Афганистан, Пакистан, Китай. Преимущества ТЭС также в относительной дешевизне и скорости строительства (3-4 года). Бюджет страны через такой короткий срок начнет получать десятки (если не сотни) млн. долларов ежегодно. Это только за счет электроэнергии. Вторую основную продукцию - полукокс можно направить в качестве топлива на ТЭЦ и частный сектор. Так как полукокс является бездымным и значительно более калорийным топливом по сравнению с бурым углем, он станет поистине спасителем нашей экологии.

Сейчас каракечинский уголь обходится бишкекским потребителям втрое дороже по сравнению с ценами производителей за счет транспортных расходов. Из-за освобождения полукокса от балласта, вес его равного по теплоотдаче количества будет почти вдвое меньше по сравнению с углем, соответственно, на столько же упадут транспортные расходы, а цена полукокса для конечного потребителя не будет сильно отличаться от простого угля.

Также экологичность проекта, кроме уменьшения вредных выбросов в атмосферу, возрастет за счет снижения транспортной составляющей и уменьшения территорий под золо-шлакоотвалы. Золу и шлак можно будет ссыпать на месте добычи в отработанные карьеры.

Кроме полукокса продукцией ТЭС будут нефте- и химические продукты. На их основе можно организовать химическую промышленность страны.

Вроде все хорошо. Очень красивая и оптимистическая картина вырисовывается. Но разве до меня до этого никто не додумался? Наверняка соответствующий проект (и не один раз) поступал наверх, но пылится на полках архивов. Почему до сих пор на месторождении копошится десяток мелких фирм, совокупная добыча которых, в лучшем случае, доходит до 1 млн. т, а десятки тысяч грузовиков, разбивая дороги, везут этот уголь в Бишкек, чтобы отравить воздух, воду и землю? Почему уже десятки лет проект не двигается с мертвой точки? Могу предположить следующие причины:

1. Коррупция. Потенциальных инвесторов отпугивают неимоверные аппетиты наших чиновников - «мистеров 10%». Большинство развитых стран не разрешают закладывать в сметы расходов своих компаний подкуп властей третьих стран. А ведение дел с компаниями из стран, разрешающих подкуп, весьма очевидно, ничего хорошего для народа Кыргызстана не сулит. Так и хочется сказать, пусть наш уголь (или золото, или еще что-то) лежит где лежал, может быть, потомкам лучше послужит.

2. Недееспособность (неспособность к полезным действиям) наших властей. Чехарда в правительстве, отсутствие профессионалов, некомпетентность (не знают с какого бока подступиться), страх (инициатива наказуема, лучше не высовываться), бюрократизм.

3. Лобби импортеров мазута и угля.

4. Отсутствие средств или инвесторов. Так как осуществление проекта затрагивает жизненно важные интересы страны, инвесторам нужно дать государственные гарантии или же использовать средства РКФР (ЕАБР).

P.S. (лирическое) Мы любим сказки о своей богоизбранности (живем на прекрасной земле – частичке райского сада), но живем бедно, убого. По золоту на душу населения Кыргызстан, наверное, был самой богатой страной в мире. А как мы распорядились этим богатством? Есть Кара-Кече, но мы носы воротим: грязно, пыльно, по деньгам не миллиарды, короче, не уровень. Подавай нам что-то грандиозное, чтобы раз – и в дамки, чтобы если обоср..ть, так всю землю, чтобы после нас хоть потоп...

Кыдыралиев Улан, экономист.
11.02.2021г

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

20-05-2021
Земельный банк и дальнейшая реформа сельского хозяйства
3047

18-07-2017
Этнос, государство, право (Читая Гумилева)
11863

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×