Добавить свою статью
29 Января 2014
Скандал в Конституционной палате или о том как одно абсурдное решение может ввергнуть страну в хаос
Конституционная палата Верховного суда Кыргызстана 13 января этого года тихо приняла решение, которое фактически ставит крест на всех усилиях власти по борьбе с коррупцией. Более того, данное решение способно отменить все судебные приговоры по самым резонансным делам последних лет. А если учесть, что по этим делам проходят в качестве обвиняемых либо сами Бакиевы и их приближённые, либо высокопоставленные экс-госчиновники, то напрашивается вопрос – неужели судьи Конституционной палаты пошли на сговор с преступниками?

А началось всё с безобидного обращения, который подал в Конституционную палату небезызвестный адвокат Икрамидин Айткулов как представитель обвинённого во взяточничестве судьи Октябрьского районного суда Бишкека Мамасадыка Абдыкалыкова. Напомним, в апреле 2013 года судья Абдыкалыков был задержан с поличным, после получения взятки, что послужило основанием для согласия Совета судей Кыргызской Республики на привлечение его к уголовной ответственности. Президент отстранил этого судью от должности. Расследование данного дела было поручено Следственному управлению Государственного комитета национальной безопасности КР.

Так вот адвокат Айткулов, который защищает судью, обвинённого во взяточничестве, и обжаловал в Конституционной палате решение Генпрокурора передать дело в ГКНБ. И Конституционная палата выносит решение, согласно которому признаёт нормативное положение пункта 1 части 1 статьи 34 УПК, не соответствующим пункту 6 статьи 104 Конституции. Простыми словами, передача Генеральной прокуратурой уголовных дел о преступлениях, совершенных должностными лицами для дальнейшего расследования другим правоохранительным органам, незаконна.

Таким образом, согласно этому решению получается, что в течение последних трех лет Генеральная прокуратура действовала вопреки Конституции? Ведь по многим громким коррупционным делам, в отношении должностных лиц, уголовные дела возбуждались и следствие осуществлялось другими правоохранительными органами.

Я считаю решение Конституционной палаты не обоснованным и неверным. В действующей Конституции полномочия Генеральной прокуратуры перечислены исчерпывающе. В новую Конституцию мы заложили следующий принцип: «Государство, его органы, органы местного самоуправления и должностные лица не могут выходить за рамки полномочий определенных настоящей Конституцией и законов». Что это значит? Если полномочия госорганов исчерпывающим образом перечислены в Конституции, то отдельным законом невозможно увеличить их полномочия, а также выйти за рамки Конституции. Например, полномочия президента или Жогорку Кенеша, исчерпывающим образом перечислены. И ни одним законом президенту или парламенту невозможно делегировать себе дополнительные полномочия и увеличить их. И полномочия Генпрокуратуры тоже исчерпывающим образом перечислены. В этом новизна принятой на референдуме в июле 2010 года Конституции.

Если раньше органы прокуратуры осуществляли уголовное преследование в отношении всех лиц, то сейчас они могут осуществлять уголовное преследования только в отношении государственных должностных лиц. Их обязанности ограниченны. Но это не значит, что уголовное преследование должностных лиц это исключительное, монопольное право органов прокуратуры. В отношении государственных должностных лиц может осуществляться уголовное преследование и другими правоохранительными органами. В соответствии со статьей 88 Конституции, «и правительство осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране общественного порядка, борьбе с преступностью, а также принимает меры по обеспечению национальной безопасности и правопорядка». И самое главное полномочия правительства не ограничены Конституцией. Наоборот, правительство осуществляет иные полномочия, которые могут быть увеличены. Потому что жизнь многогранна, появляются новые проблемы, вызовы и угрозы, ранее не знакомые, и в связи с этим правительство может получить себе дополнительные полномочия. То есть правительственные структуры могут и должны вести уголовное преследования без ограничений. В том числе государственных должностных лиц. К сожалению, Конституционная палата или по непониманию или имея определенные мотивы, цели и задачи, приняло неправильное решение.

Согласно этому решению, расследования всех уголовных дел в отношении государственных должностных лиц, в том числе бывших чиновников, и по должностным преступлениям, должны производиться исключительно Генеральной прокуратурой, которая не может передавать эти дела ГКНБ, МВД или другим органам. Как известно, многие резонансные дела по коррупции или по злоупотреблениям, в отношении бывших и действующих госчиновников, возбуждались и велись органами ГКНБ, МВД, Финполицией и другими правоохранительными органами.

Теперь по логике Конституционной палаты все решения судов по этим делам считаются не законными и подлежат отмене. А преступники подлежат освобождению или оправданию, или дела должны быть закрыты. В частности, по убийству Медета Садыркулова были обвинены Жаныш и Курманбек Бакиевы. Теперь и по данному резонансному делу решение суда должно потерять силу, и убийцы, и заказчики убийства должны быть если не оправданы, то освобождены от уголовной ответственности.

Потому что следствие велось органами МВД и ГКНБ. Согласно нашему законодательству, любое решение, по которому преступник освобождается от ответственности или смягчающее его ответственность, имеет обратную силу.

Я прекрасно помню обсуждение этой статьи в конституционном совещания. Никакой лазейки мы не оставляли. В ходе одного из заседаний предприниматель Валерий Диль поднял вопрос о полном упразднении института прокуратуры, объявив его пережитком советского строя. Он утверждал, что прокуратура занимается только шантажом и вымогательством денег с предпринимателей. Большинство членов Конституционного совещания с восторгом поддержало это радикальное предложение. Тогда мне удалось отстоять прокуратуру. Я предложил внести в Конституцию статью о том, что органы прокуратуры не могут проводить уголовное преследование предпринимателей или простых граждан, а должны расследовать уголовные дела только в отношении чиновников. Что было закреплено в пункте 6 статьи 104 Конституции. Данный пункт звучит так: «На прокуратуру возлагается уголовное преследование должностных лиц государственных органов». Но также было подчеркнуто, что это не значит, что в отношении чиновников уголовные дела могут возбуждаться и вестись только Генеральной прокуратурой. Они могут возбуждаться другими компетентными органами, в зависимости от характера преступления.

И то, что написано в Конституции, должно трактоваться не только буквально, а должно исходить из смысла, исторического опыта и судебно-следственной практики.

Приведу пример. В Конституциях 1993, 2003, 2006 и 2007 годов, в статьях о полномочиях органов прокуратуры сказано: «органы прокуратуры осуществляют уголовное преследование». То есть полномочия органов прокуратуры были шире, уголовное преследование осуществлялось не только в отношении государственных должностных лиц, а всех лиц. А в 2010 году мы немного ограничили. Если следовать логике Конституционной палаты, то все уголовные дела, которые были расследованы не Генеральной прокуратуры, а органами внутренних дел, ГКНБ, Финполицией и другими правоохранительными органами до 2010 года, должны считаться не законными. И решения по ним подлежат отмене по всем уголовным делам.

Во всех редакциях была одна формулировка. Получается все дела, расследованные не органами прокуратуры, признаются не соответствующими Конституции и все решения по ним подлежат отмене. Теперь представьте, сколько уголовных дел было рассмотрено в судах, начиная с 1993 года? Тысячи дел. И все они вне закона? Это же абсурд! Это может привести к катастрофе, хаосу правоохранительной системы. Неужели члены Конституционной палаты, когда рассматривали этот вопрос, не пролистали прежние редакции Конституций. Не поинтересовались, какая у нас была практика, что значит уголовное преследование.

В прежних редакциях Конституции говорилось что, «органы прокуратуры осуществляют уголовное преследование, участвуют в судебном разбирательстве дел в предусмотренных законом случаях и порядке». В новой редакции отсутствует оговорка «в предусмотренных законом случаях и порядке». Однако в данном случае, слова «в предусмотренных законом случаях и порядке» относится исключительно к участию органов прокуратуры в судебном разбирательстве. Я не специалист по лингвистике, но у нас имеется заключение лингвистической комиссии, в которой говорится, что это словосочетание относится к «судебному разбирательству».

Мы можем обвинить Конституционную Палату в превышении своих полномочий. Это же они отменяют, ломают, разрушают сложившуюся практику правоохранительной системы. Если сказано, что прокуратура осуществляет уголовные преследование в отношении госчиновников, это не значит, что этим занимается только прокуратура. Правительственные структуры тоже имеют на это право. Законом это не запрещено. Конституция это допускает. Мы, общество, должны цепляться к каждой букве закона, чтобы не допустить, чтобы 11 членов Конституционной палаты, игнорируя разум, логику, историю, практику - ломали всю судебно-следственную систему.

Это грандиозная катастрофа для всей правоохранительной и судебной системы Кыргызстана! Это недопустимо!

Конституционная палата это единственный орган, который считается безгрешным и не может ошибаться. Президент может признать свою ошибку и изменить решение, как и парламент. Суды могут вынести другое решение, в зависимости от инстанции. Но Конституционная палата не должна ошибаться. Значит, члены Конституционной палаты, зная о своем исключительном статусе, должны соответствовать этому статусу и быть идеалами, как пророки или некие эталоны справедливости. Они должны учитывать историю, практику, действующие законы и конечно саму Конституцию и обязаны принимать единственно правильное решение. Но главное, они должны руководствоваться принципом: «Не навреди!» Конституционная палата своим решением фактически дает толкование отдельным нормам Конституции. Поэтому их решения не должны принести вред обществу в виде дестабилизации. А наоборот идти в русле исторических, прогрессивных изменений.

А вот на законный вопрос, соответствует ли Конституционный суд Кыргызстана, своему статусу безгрешного, идеально мудрого? – отвечу несколькими примерами. В 2000-м году Конституционный суд принимает решение, по которому Акаев получает возможность баллотироваться на пост президента на третий срок. В 2004 году Конституционный суд разрешает Акаеву баллотироваться на четвертый срок. Наглое и незаконное решение, которое было окончательным и обжалованию не подлежало. Мы все смирились, но это привело к первой революции. А в 2007 году Конституционный суд отменил действующую Конституцию, принятую в декабре 2006 года, на которой судьи сами клялись и должны были её защищать. Это был беспрецедентный случай в мировой практике, который привел к роспуску парламента и монополизации власти партией «Ак-Жол». И наконец, Конституционный суд подтвердил законность грабительского соглашения по Кумтору в 2009 году. Все это привело к революции 2010 года. Напрашивается вопрос, так ли безгрешен этот орган, который не имеет права на ошибку, если его члены так нагло злоупотребляли своим положением?

Вопрос выхода из ситуации сложный. Он в Конституции не предусмотрен. И перед страной стоит дилемма: выполнить это явно нелогичное решение Конституционной палаты, которое приведет к катастрофе или найти другой выход? Я хотел бы призвать всё общество обсудить этот вопрос и найти сообща правильное решение, - заключает Омурбек Текебаев.

Ну а нам, гражданам Кыргызстана, остаётся гадать, чем руководствовались судьи Конституционной палаты, когда выносили такое решение. Получается, что одиннадцать человек могут в любой момент принять решение об отмене действующей Конституции и признать законной Конституцию Бакиева. Или любое другое неадекватное решение пролоббировать.

А пока более ста бывших высокопоставленных госчиновников, обвинённых в различных преступлениях за последние годы, согласно данному решению Конституционной палаты должны быть освобождены. Получается, проиграв во всех судебных инстанциях, они пошли обходным путём и нашли себе лазейку.

Может ли общество так рисковать? – ещё один вопрос на который мы должны ответить.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

14-09-2021
Как бы парадоксально это не звучало, но фактор Ташиева сегодня — это общественное благо
24362

15-11-2012
Ответ на Обращение гражданина Турусбека Сагымаева
9367

23-04-2012
По вопросу о представлении Генеральной прокуратуры о снятии неприкосновенности с депутата Жогорку Кенеша Исхака Пирматова
15504

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×