Добавить свою статью
26 Марта 2021
Недостатки от слияния ведомств социальной сферы

Правительство утвердило свою структуру. Работали долго и упорно. Был привлечен экспертный совет. По социальному блоку рекомендации экспертов не были учтены. В итоге в настоящее время образовалось Министерство здравоохранения и социального развития (МЗСР). Два крупных ведомства, бывшие Министерство труда и социального развития (МТСР) и Социальный фонд (СФ), составляющие социальный блок, ушли под это министерство.

Бывший СФ отвечал за систему социального страхования, в которую входят пенсионное страхование и само пенсионное обеспечение как государственного перераспределительного, так и капитализируемого частей, а также являлся информационной базой для медицинского страхования, страхования безработицы и для некоторых других видов пособий.

Бывшее МТСР отвечало за комплекс известных социальных рисков, которые финансируются не за счет страховых взносов, а из государственного бюджета, включая пособия малообеспеченным семьям, категориальные социальные пособия, социальная защита детей и пожилых людей, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях, детей, имеющих инвалидность, социальные услуги престарелым, воспитание и содержание детей-сирот и детей с ограниченными возможностями здоровья в интернатных учреждениях, освидетельствование и реабилитация инвалидности, и т.д.

Такие мегаструктуры, как ныне созданное Министерство здравоохранения и социальной защиты, есть и в других странах. Но всему свое время и условия. Условия, сложившиеся в Кыргызстане, особенно в период COVID-19 в социальной сфере особые. По итогам 2019 года уровень бедности в стране составлял 22 процента и этот показатель медленно, но стабильно улучшался. Ситуация с пандемией, сокращение мировой экономики на 3-5 процентов, вызывающий сокращение национальных ВВП и девальвацию валют и как следствие повышение уровня инфляции, понятное дело, сделали свое дело. Особенно больно пандемия ударила на состояние развивающихся стран с преобладающими монополистическими и коррупционными схемами, каковой является экономика Кыргызстана. Эти пороки, вкупе с общими экономическими тенденциями, приводят к повышению цен на товары первой необходимости. Официальная статистика пока делает расчеты на сколько ухудшилось состояние и доходы домохозяйств, но невооруженным глазом видно, что показатель уровня бедности превысит 30 процентов. В такой ситуации, на первый план выходит экономика и социальная сфера, которая не только измеряется размерами пенсий и пособий, но и надеждами и будущим наших детей, родители которых, так и не найдя поддержки у государства, вынуждены скитаться в поиске работы, уезжая в другие страны трудовыми мигрантами, покупая билеты по полсотни, а то и более, тысяч сомов в одну сторону.

Оба государственных ведомства имели полное право стать самостоятельными и вносить большой вклад, в особенности в этом пандемийном, и в следующем постпандемийном этапах социальной защиты страны. Две больших категории населения, это престарелые и дети – это те, кто будет страдать от такой мегаструктуры, внутри которого будет идти борьба за выживание «систем» под чутким руководством системы здравоохранения, которая, как показала практика, сама дышит на ладан и которую постоянно и сильно трясет от коррупционных скандалов.

Давайте посмотрим, какие риски могут возникать при такого рода слияниях.

В государственном социальном страховании:

 Остановится развитие государственного социального страхования в целом и уменьшится число социальных выплат и услуг с применением и учетом социальных взносов, что в долгосрочной перспективе увеличит давление на государственную систему социальной помощи и на бюджет страны. Это также может нанести урон выполнению обязательств по персонифицированному учету и выплате пенсий.

 Практически может исчезнуть накопительная пенсионная система, которая в дальнейшем будет являться дополнением к государственным пенсиям, движущей силой пенсионной системы и, в нашей стране, может стать одним из источников укрепления финансового рынка.

 Замедлится процесс совершенствования законодательной базы государственного пенсионного обеспечения и как следствие замедлится работа по периодической оптимизации пенсионных схем, в результате чего дефицит пенсионной системы будет расти, что опять же будет большой нагрузкой для государственного бюджета.

 Исчезнет процесс интеграции и координации пенсионного обеспечения с другими социальными рисками, в особенности перспективы создания единых функций назначения выплат на основе страховых периодов и всех социальных пособий.

В системе социальной помощи и услуг:

 Трудно будет продвигать многомерные вопросы социальной защиты детей и как следствие будет проиграно время. Любая затяжка времени в вопросе социальной защиты детей будет играть фатальную роль в будущем.

 Не будет развития системы и стандартов работы с семьями и детьми в трудных жизненных ситуациях, на организацию которого были сконцентрированы большие организационные, экспертные и бюджетные ресурсы бывшего Министерства труда и социального развития. Создание такой интегрированной, но эффективной службы требует комплексного подхода всех звеньев власти на районном уровне и уровне айыл-окмоту. Если такой подход не будет внедрен, то в результате будет увеличена статистика семейного насилия и, в особенности по отношению к детям.

 Вместе со слиянием, задачи занятости и трудоустройства, и работа с мигрантами тоже уходит в тень.

При этом оба ведомства безусловно нуждались в реформе – чересчур раздутый штат, не оптимальные потоки информации, сложности в сборе страховых взносов и назначении пенсий и пособий, проблемы защиты данных, отсутствие прозрачности внутренних финансовых операций, раздутые административные расходы.

Одно дело разбираться со всем этим букетом недостатков и правильно расставить акценты, другое, более грубое и показное: объединить, укрупнить, просто расположить одно ведомство под другое и провозгласить это как административную реформу, тогда как это смахивает на административный хаос, так как становится трудно совместить несовместимое, решить вопросы гармонизации нормативной базы, отчетной системы, субординационной иерархии, информационных технологий и с каждым следующим витком реформы бороться со все больше увеличивающимся риском распада мегаструктуры.

Поэтому, сложившаяся ситуация по видимому пилотная и переходная. Сейчас, в первую очередь, нужно на краткосрочный период обозначить следующие важные приоритеты:

В социальном страховании: активная работа со страховой базой и другими партнерами, для решения вопросов снижающегося коэффициента замещения размера пенсий, пенсиями ниже порога прожиточного минимума, наблюдающимся снижением финансовой устойчивости пенсионного фонда, оптимизацией структуры при сохранении основных операционных служб социального страхования и ре-сертификация ответственности внутренних и внешних участников системы.

В социальной помощи: выработка мер по борьбе с увеличивающейся бедностью населения в связи с последствиями пандемии и в связи последовавшей за этим супер-инфляцией и самое главное усиление социальной защиты детей.

О других деталях поговорим позже.

Аскар Арзыбаев, PhD.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить
Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×