Добавить свою статью
14 Мая 2014
Размышления о государственности

В честь Года укрепления
государственности

Размышления о государственности

         Президент Кыргызской Республики А. Атамбаев 29 января 2014 года подписал Указ об объявлении 2014 года «Годом укрепления государственности». Несомненно, это архиважный вопрос самого существования государства. Есть много проблем, требующих скорейшего разрешения, к примеру, уровень преступности, коррупция, безработица, внешняя миграция, «Кумтор» и другие. Однако по сравнению с вопросом кыргызской государственности все перечисленное отходит на второй план. Особенную актуальность придают последние события в Украине. В связи с чем, хочу поделиться своими размышлениями по этому поводу, опираясь также на представления наших предков о государственности.

         Как показывают события последних месяцев в Украине, международное сообщество не пришло к единому мнению относительно механизмов правового признания вновь образующихся государств. Голосование по резолюции о территориальной целостности Украины в Генеральной Ассамблее ООН является ярким тому примером. 100 государств поддержали эту резолюцию, 11 проголосовали против, в их числе Армения, Беларусь, Боливия, Куба, КНДР, Никарагуа, Россия, Судан, Сирия, Венесуэла и Зимбабве. 58 стран, в числе которых Казахстан и Узбекистан, воздержались. 23 страны в голосовании не участвовали, среди которых были Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан.

         Практика международных соглашений в области признания независимости и суверенитета государств показывает, что стороны не придерживаются взятых на себя обязательств. Например, соглашение о роспуске Варшавского договора, который пытался заключить М. Горбачев, соглашение по Ливии. Последнее соглашение                  В. Януковича с оппозицией, которое было заключено с участием и гарантиями министров иностранных дел Германии, Франции, Польши, просуществовало всего несколько часов.

         С точки зрения международного публичного права правосубъектность государства определяется наличием следующих признаков:

  • постоянное население;
  • определенная территория;
  • собственное правительство;
  • способность к вступлению в отношения с другими государствами.

С точки зрения способности к вступлению в международно-правовые отношения с другими странами в мире существует около 80 непризнанных государств. При этом численность населения может быть абсолютно разной – от 500 человек в Княжестве Хатт Ривер (Австралия), до 23 миллионов во Внутренней Монголии (автономия в составе Китая). Больше всего непризнанных государств находится на территории Франции – 12, в Индии – 5, в Бельгии – 2. Как мы видим, даже в развитых странах с высоким уровнем жизни довольно остро стоят вопросы самоопределения наций, суверенитета и независимости. К примеру, Каталония или Страна басков в Испании или Шотландия, которая также намеревается провести референдум об отделении от Великобритании.

         Не секрет, что сегодня многие вопросы суверенитета решаются нелегитимным путем, оружие или ракеты не спрашивают о легитимности.

         XX век прошел через разного рода диктатуры в результате чего, право было подчинено более высокому принципу – идее. Лишь только через десятилетия кровопролитий люди поняли, что никакому принципу нельзя подчинять право, право и есть высший принцип. Для права не существует личности либо идеи. Право справедливо и единообразно распространяется на каждого.

         По этой причине большинство человечества договорилось проводить честные выборы и принимать в качестве лидера того, кому доверяет большинство, при этом ограничивая любого лидера рамками закона.

         Убежден, что если погибнет право, мир окажется у края бездны. Сейчас же идет активное разрушение права, его сила и авторитет рушатся под давлением так называемых «демократических» принципов. Свидетельством этому служат общеизвестные факты, когда международное право было низвергнуто грубой силой в Ираке, Югославии, Египте, Тунисе, Ливии, Сирии.

         Украинский кризис – ничто иное, как проявление концептуального и правового хаоса, который воцарился на международной арене.

I.  Суверенитет

         Государство – древний институт человеческой цивилизации. Первые города-государства, в управлении которых участвовало народное собрание, появились в Месопотамии ещё пять тысяч лет назад. Это и были первые государства в истории Земли. Возникла новая, принципиально иная форма человеческого общежития, по описанию Г. Чайлда – «место сосредоточения людей, извлекающих средства к существованию не непосредственно из охоты, рыболовства или сельского хозяйства, а из ремесла, торговли и других занятий». Таким образом возникли первые властные институты. Если обратимся к истории древнеегипетской системы государственного управления, то на всех этапах его развития – восточная деспотия, где характерен религиозный культ верховного властителя. Вся полнота власти сконцентрирована у фараона (в истории Древнего Египта 30 династий фараонов). Но фараон, принимая решения, руководствовался интересами жреческой, военной и служилой знати. Ближайшим помощником фараона был «визирь», он являлся главой бюрократического аппарата, и непосредственно, от имени фараона, руководил государственным управлением, судопроизводством, военными силами.

         Принципами афинской государственно-политической системы в период расцвета служили народоправство, выборность, коллегиальность и подотчетность властей, суд присяжных. Основными государственными органами и высшими должностными лицами Афин в период расцвета демократии считались члены народного собрания.

         В Древней Вавилонии при знаменитом царе-законодателе Хаммурапи сохранился общинный строй, что было обусловлено ирригационной системой земледелия. Государство в лице царя было верховным собственником воды и управляющим ирригационных систем. По форме государственного устройства древневавилонское государство было относительно централизованным, а по форме правления являлось древневосточной деспотией.

         В России в 2011 году провели широкомасштабные праздничные мероприятия в связи с 1150-летием зарождения российской государственности. А в 2002 году мы отметили 2200-летие Кыргызской государственности, признанной ООН. Кыргызский каганат на Енисее был одним из наиболее сильных государств, распространившим свое влияние на обширные территории Центральной Азии. Он имел все признаки государства: целостную территорию, разделенную на несколько административных уделов, механизм государственного управления, свои законы и правила, вооруженные силы, налоги, свою культуру и обычаи, торговлю и дипломатические связи с другими странами. Каганат имел свои символы, своё знамя.

         В Китае государство с высокоразвитой бюрократией существовало на протяжении тысячелетий. Первые законы появились в период династии Шан. В дальнейшем при династии Чжоу был составлен первый сборник законов, насчитывающий около 3000 статей.

         Во время правления династии Шан происходит закрепление права частной собственности на скот, рабов и орудия труда. Древнекитайскому праву были известны такие виды гражданско-правовых сделок, как мена, купля-продажа, дарение, заем.

         Значит, на раннем этапе становления государственности характерны следующие общие черты:

а) обязательное наличие правового обычая (древнейший и исторически первый источник права). Или по-нашему – адаты.

б) судебная практика (отдельные судебные решения, заполняющие пробелы обычного права).

в) законы (систематическая запись правовых обычаев и судебных прецедентов), первые древние кодификации датированы концом III – началом II тысячелетия до н.э. (например, Законы Хаммурапи в Месопотамии).

г) религиозные нормы (в частности, локального значения). Так, в Месопотамии религиозные нормы были специально вынесены за пределы Кодекса Хаммурапи.

Суверенитет – ровесник государства и его неизменный спутник. В «Современном политологическом словаре» отмечается, что «развитие термина «суверенитет» совпадает с возникновением современного территориального государства (1250-1350) одновременно с концентрацией власти в руках суверена, который обладает монополией силы». Начиная с XVI века, когда в Аугсбургском  соглашении между императором Священной Римской Империи Карлом V и немецкими лютеранскими князьями впервые было прописано правило невмешательства в духовные дела монархов-соседей. Позже принцип суверенности начал проникать в политическое сознание западноевропейцев, подчиняя себе не только политико-философскую мысль, но и международное право. Понятие суверенитета постоянно эволюционировало, развивалось, обогащалось новыми смыслами. Идея суверенности, предложенная французским политическим мыслителем Жаном Боденом в качестве оправдания централизации власти в раздробленных феодализмом княжествах, оказалась востребованной философами международного права, которые выработали принцип неприкосновенности суверенитета, то есть невмешательства одного государства в дела другого.

         В Европе современное государство, имеющее огромную армию, сильные налоговые системы, централизованную бюрократию, которая осуществляет верховные полномочия на огромной территории, наиболее отвечает требованиям времени, хотя насчитывает историю в 4 или 5 столетий со времени образования французской, испанской и шведской монархий. Становление такого государства, способного поддерживать порядок, безопасность, законность и права собственности, обеспечило и возможность возникновения современного политического и экономического мира.

         Понятие суверенитет длительное время было непосредственно связано с понятием суверен-властитель, которое в прошлом активно использовалось мыслителями для определения государства. В XIX в. считалось, что «над данной властью, которой принадлежит суверенитет, не должно стоять никакой другой власти, имеющей правомерное полномочие давать ей повеления или препятствовать осуществлению ее воли». В советской традиции было принято отмечать, что суверенитет реализуется, прежде всего «в порядке осуществления государством его функций; при этом наиболее непосредственно он проявляется в системе прав государства, в том числе суверенных прав». Особенностью суверенитета определялось верховенство государственной власти, её доминирующее положение над любыми иными властными отношениями (например, семейными, внутри коллектива и пр.).

         Под субъектом, обладающим суверенитетом, в наиболее общем смысле часто понимается, прежде всего, высшая власть, стоящая на вершине властной иерархии. При этом суверенитету отводится определенная роль: он «оформляет юридическую рационализацию политической власти, которая стремится трансформировать подлинную силу в законную власть, политическую власть – в правовую».

         Среди мыслителей разных народов и разных исторических периодов, которые внесли весомый вклад в формирование современной концепции суверенитета, можно отметить Жана Бодена, Николо Макиавелли, Мартина Лютера, Томаса Гоббса и Жан Жака Руссо.

         Философ нового времени Жан Боден уделил вопросу о суверенитете особое внимание в работе «De La Republique» (1576). Этот труд появился в период религиозных войн, когда во Франции велась ожесточенная борьба между протестантами, гугенотами и католиками. Возглавлявшая враждующие стороны феодальная знать стремилась ограничить королевскую власть. Размышляя о суверенитете государя, Боден понимал, что конфликт между правителями и управляемыми необходимо ограничить. Проблема, по его мнению, могла быть разрешена лишь при помощи «неограниченной правящей силы», при этом такой, чтобы она не была «тождественна абсолютизму и была бы свободна от права и государственного воздействия».

         Положение о суверенитете народа является одним из центральных элементов политической теории Руссо, который считал, что суверенитетом может быть наделено только «коллективное существо». По его словам, суверенитет – это «только осуществление общей воли». Руссо пишет: «Суверен, который есть не что иное, как коллективное  существо, может быть представляем только самим собою. Передаваться может власть, но никак не воля». Так Руссо обосновывал тезис о неотчуждаемости суверенитета.

         К 1970-м гг. трактовка суверенитета в международном измерении, подобная той, что имела место в конце XIX – начале ХХ в., установилась и в советской традиции: «Суверенитет государства делает его независимым в международных отношениях, где оно выступает как самостоятельный субъект международного права».

         В энциклопедии отмечается, что «государственный суверенитет предполагает полную независимость во внутренних и внешних сношениях, т.е. над властью государства, признаваемой суверенной, не стоит никакая иная власть, способная подчинить его себе или воспрепятствовать ему в проявлении его воли; в международной сфере суверенитет государства выражается в его праве самостоятельно, независимо от других государств, решать свои внутренние вопросы и вступать в международные соглашения».

         Сегодня реальным суверенитетом обладает сравнительно небольшое число стран, и это не только современный феномен. Так было практически на протяжении всей мировой истории. Реальный суверенитет означает способность государства на деле (а не декларативно) самостоятельно проводить свою внутреннюю, внешнюю и оборонную политику, заключать и расторгать договоры, вступать или не вступать в отношения стратегического партнерства и т.п.

         Одним из наиболее известных авторов, изучающих проблемы суверенитета, является американский учёный Стивен Д. Краснер. В своих работах он предлагает рассматривать суверенитет в четырех ипостасях: 1) внутренний суверенитет как принцип организации публичной власти в государстве и контроля над ней со стороны общества; 2) суверенитет взаимозависимости, позволяющий контролировать трансграничные передвижения; 3) международный правовой суверенитет, утверждающий равноправие государств на международной арене; 4) «вестфальский» суверенитет, запрещающий внешним акторам вмешиваться в распределение властных полномочий внутри государства.

         С точки зрения «вестфальского» суверенитета государство также должно минимизировать ограничения суверенитета, налагаемые внешним окружением. Одним из фундаментальных элементов Вестфальской системы является доктрина невмешательства. Она окончательно утвердилась в международном праве вместе с созданием Организации Объединенных Наций. Суверенитет государства защищен Уставом ООН и подтвержден Декларацией о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета от 1965 года.

         Активными сторонниками «вестфальского» суверенитета традиционно являются слабые или распадающиеся государства, которые видят в нем гарантию невмешательства в их дела, даже если внутриполитические процессы в государстве вызывают несогласие и возмущение остальных стран.

         Традиционные взгляды на суверенитет переживает период переосмысления, своего значения. В рамках Европейского Союза и ряде других частей мира государство переживает серьезные и, по всей видимости, необратимые трансформации, уступая политическое пространство новым формам политической самоорганизации и организации. Так или иначе, ставится под вопрос самоценность и автономность суверенитета, который всегда оставался производным от государства.

         Наряду с государственным суверенитетом выделяются ещё и такие понятия, как национальный суверенитет и народный суверенитет. Народный суверенитет определяется как полновластие народа, в том числе наличие у него социально-экономических и политических средств для реального участия в управлении делами общества и государства.

Итак, суверенитет – это, прежде всего, безопасность страны, в целом, и каждого человека, в частности. Безусловно, это и принцип, и статус, и свойство государства, и отношения власти с другими субъектами. Кроме того, суверенитет – это способность страны выполнять свои обязательства перед гражданами в сфере социальной защиты, здравоохранения, образования. Суверенитет – это способность страны обеспечить экономическое развитие, развитие внутреннего рынка, защиту собственности.

         Суверенитет – потому что только подлинно независимая и сильная страна может обеспечить своим гражданам реализацию их устремлений, достижение ими своих целей, используя все те огромные возможности и ресурсы, которые есть у нашей страны  и которые мы пока не умеем в полной мере использовать.

II. Что такое государственность?

Государственность – это не просто понятие. Это некая безусловная составляющая нашей жизни, включающая в себя историческую, культурную, национальную, религиозную и другие компоненты. Прав российский академик Ю.С.Кукушкин, говоря, что любая государственность представляет собой чрезвычайно сложное явление.

Ни один юридический словарь не разъясняет смысла термина «государственность». Даже Владимир Иванович Даль ограничился в своём знаменитом словаре терминами «государственный – до государства относящийся» и «государствование – управление государством». Современный толковый словарь русского языка и вовсе объясняет непонятное через непонятное: «государственность – это государственный строй, государственная организация». Хотя в юридической науке нет чёткого представления о том, что такое государственный строй и государственная организация, поскольку это нечто «окологосударственное».

Государственность – это некая, обусловленная историческим развитием каждого народа, связь между государственными институтами и эффективностью их функционирования, характер которой обусловлен тем, насколько они органично связаны с данной страной на каждом конкретном этапе её развития. Это связь между государственной волей и ее исполнением, в зависимости от того, насколько эта воля адекватна восприятию населения (юридически это можно назвать эффективностью правореализации).

Таким образом, государственность – это явление, не требующее специальных определений. Это вечный контекст гражданина с государством. Это жизнь государства. Или, точнее, государственно-организованного общества. Пусть термин «государственность» остаётся в наших ощущениях как государство «in vivo» - в процессе своей жизнедеятельности со всеми привходящими особенностями, коллизиями и парадоксами – нечто вечно познаваемое, но никогда никем до конца не познанное.

Эффективность действия правовых норм тесно связана с элементами государственности как правовая культура и правовое мышление. Более того, государственность непосредственно влияет на содержание правовых норм, определяет их смысловые приоритеты и соотношение с другими регуляторами общественных отношений. Традиции государственности не могут не отражаться на структуре, порядке формирования и функционировании государственных институтов, на их взаимодействии между собой и отношениях с гражданами. Коллизии в праве и законодательстве тоже во многом зависят от эффективности функционирования государства как элемента политической системы общества. При ослаблении этих элементов эффективность государственного аппарата начинают давать сбои. В последствии чего происходит ослабление государства.

         Особую опасность представляет также низкий уровень профессионализма власти всех ветвей и уровней, который чаще всего проявляется в непонимании некоторыми представителями власти актуальных общественных проблем. Ошибки в политике могут дорого обойтись обществу вплоть до расчленения государства или отторжения части территории.

Ещё в советские времена был провозглашён принцип целостности и неприкосновенности государственной территории: 1) уважение целостности государственной территории; 2) обязательство государств воздерживаться от вторжения и оккупации чужих территорий; 3) недопустимость любых посягательств на государственную территорию; 4) обязательства государств воздерживаться от применения силы и угрозы ею против территориальной целостности и неприкосновенности государств; 5) недопустимость любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности и единства государства; 6) нерушимость границ; 7) обязательство государств воздерживаться от разжигания пограничных конфликтов и провокаций.

         Как видно, советские учёные и политики видели основную угрозу территориальной целостности государства извне, со стороны враждующего империалистического лагеря во главе с США.

         И сегодня многие учёные и политики видят угрозу территориальной целостности государства достаточно упрощенно. Формирующие угрозу территориальной целостности, условно можно разделить на несколько групп: территориальные споры; явный или латентный сепаратизм регионов; экономический и миграционный удар со стороны сопредельных государств; военно-политическое давление извне и терроризм.

         Другим важным элементом институциональной подсистемы являются общественно-политические организации (политические партии, общественно-политические движения, группы давления и др.). Деятельность наиболее радикальных и экстремистских сил и партий может подрывать основы власти и стать причиной нарушения территориальной целостности государства.

         В многопартийности страны где этот институт еще не имеет прочную основу, тоже кроется определенная опасность территориальной целостности государства, когда во власти представлены политические партии с диаметрально противоположными программами. Это обстоятельство делает политический процесс весьма нестабильным и политически неустойчивым. Так, в случае победы на очередных выборах партии левого толка общество преобразуется в левом направлении. Или наоборот, на Западе для предотвращения подобных ситуаций выработан специальный политический механизм в виде мощной консервативной партии.

         Кроме рассмотренных выше моментов косвенно влияют на территориальную целостность государства и другие общественные институты, например, как средства массовой информации; органы местного самоуправления, НПО, религиозные объединения и т.д. С точки зрения территориальной целостности государства деятельность этих институтов может быть позитивной, то есть направленной на регулирование общественных отношений, не доводя развитие социальных противоречий до фазы кризиса политического масштаба. Но может их деятельность быть и деструктивной, когда эти институты могут стать причиной политического конфликта с возможным продвижением общества к рубежу территориального дробления.

         Политические традиции, мораль и этика политической жизни выполняют в социуме первичную регулятивную функцию, формируя линии поведения миллионов граждан. От того, насколько они активно вошли в общественное сознание, зависит сбалансированность общественных отношений и политическая стабильность. Любые попытки опошлить политические традиции, низвести общественную мораль до абсурда, подменить этику политического поведения граждан чуждыми народу правилами разрушают первичный регулятивный механизм, ведут к росту конфликтов в обществе.

         Культурная подсистема представляет собой комплекс ценностей, образцов поведения, политических представлений, ценностных ориентаций и политического поведения, способствующих развитию данного типа политической системы. От уровня политической культуры во многом зависит практика функционирования политической системы, которая обнаруживает взаимосвязь с поведением граждан, их политической позицией. Внутренние и внешние попытки разрушить существующие ценности, подменить политические представления и ценностные ориентации, насадить чуждый образ политического поведения представляют собой угрозы, в том числе территориальной целостности государства, так как несут в себе мощный потенциал разрушения политической системы.

         Важным фактором в проблеме целостности территории выступают процессы, происходящие в обществе. В последние годы среди них особо выделяются демографические, миграционные процессы, поляризация отношений между бедными и богатыми слоями населения, масштабы коррупции, рост преступности и наркомании, эпидемические болезни, культурная деградация общества, общественный нигилизм и т.д. Эти процессы ослабляют механизмы, консолидирующие общество, и продвигают его к опасной черте социального взрыва с последующим территориальным дроблением.

         Государственное строительство – длительный процесс, и сказать, что мы его полностью завершили, нельзя. Даже нормально развивающаяся экономика и эффективно действующая политическая структура ещё не значат, что можно сделать передышку. Мы построили здание, в нём есть фундамент, стены и крыша. Теперь надо заниматься «отделкой», в том числе – и в вопросах государственного строительства. Это, прежде всего, приграничные проблемы, проблемы местного самоуправления и государственного управления. Нам ещё надо четко определить: чем должен заниматься айыл өкмөтү, чем должны заниматься районы, области, какие у них полномочия.

         Государство – основное орудие политической власти в обществе, центральный элемент его политической системы. Во главу теории государства положена концепция трех элементов, согласно которой основу государства составляют: народ, осознающий себя как нация; территория, с которой нация связана историческими корнями; институты государственного управления, власть которых распространяется на всю территорию. Таким образом, территория является важнейшим признаком государственности. Государство немыслимо без территории, поэтому оно является основным механизмом обеспечения её целостности. Атрибутивным признаком любого государства является власть.

        III.           Кыргызская государственность и суверенитет

         Источники свидетельствуют о том, что в Енисейском кыргызском каганате имелись все классические признаки государственности, которые выражались в следующем: единая территория; единый государственный язык, культурные традиции и быт; единая общепринятая, четко отлаженная централизованная система государственного и административно-территориального управления; символика государства – знамя, флаг, герб; место пребывания главы государства и многое другое. Всё это позволяет сделать вывод о том, что у кыргызов были в наличии почти все признаки государственности на всех этапах развития нации. Это исторический факт. Верховный правитель страны в лице главы государства – ажо (каган), имел в распоряжении ставку, знамя, а также трех министров, управлявших государством. В административно-территориальном отношении вся территория кыргызов была разделена на округа, во главе которых в качестве правителей стояли беги или иналы.

         Период Великодержавия кыргызов (840-940 гг.) отличается тем, что кыргызы не только вышли на международную арену, но и фактически стали гегемоном региона Центральной Азии. Они находились на ранней стадии становления, но уже обладали основными институтами государственности.

         Кыргызский общественный и государственный деятель, чей бюст установлен на аллее отцов-основателей кыргызской государственности, репрессированный Абдыкерим Сыдыков ещё в 1926 г. писал буквально следующее: «В глубокой древности кыргызы … составляли самостоятельное государство Гянь-Гунь, но в период II и I вв. до Рождества Христова были подчинены хуннам».

                                                             * * *     

         Наши предки еще 1300-1500 лет назад оставили свое завещание о государственности в виде орхоно-енисейской письменности, которые относятся к древнетюркскому, уйгурскому и кыргызскому каганатам.

         Уже тогда кыргызы хорошо понимали истинное значение государственности, осознавали ее святость и незыблемость. В качестве примера приведу выдержки из некоторых надписей.

         Древнетюркская надпись Уюк-Туран:

         - «… Я Учук Күлүп Тиригмин, я служитель святого государства…
         …я не насытился солнцем на небесах, и своей страной на земле…»
         В надписи Элегеш с большой горечью было сказано:
         - «О, какое горе! Я остался без крови, без своего государства…»
         «…народ мой, соберись духом, никогда не нарушай законы государства…»
         То есть уже тогда, люди понимали, что закон это основа государства, а беззаконие приводит к его разрушению.
         Надпись Чаа-Хол:
         «…я гражданин этой земли, я погиб во имя своего государства (народа)…
         …я не насытился государством Исит Ырал…в 39 лет я погиб ради своего государства…»
         Надписи Алтын-Көл напрямую имеют отношение к первому кыргызскому кагану Барсбеку:
         «…не избегая грозного врага, я погиб во имя своего государства…»
         Подобные надписи были также обнаружены в районе Уйбатской степи, в месте захоронения кыргызских воинов:
         «…во имя своего государства три раза я ходил в военный поход и погиб вместе с двумя сыновьями…»
         Надпись Кызыл-Чыраа:
         «…я охотник для косули и баатыр для врага…
         … в ожесточенной войне я убил девять врагов для святого государства…»
         Надпись Хербис-Баары:
         «…для государства я взял трех заложников…
         …государство мое свято как небо, это моя кровь, я не насытился им…»
         Надпись Ортаа-Хеи:
         «…в год обязания распалось государство и я остался без него…»

         Как видно из всех этих надписей, уже много веков назад кыргызы понимали сущность государственности, свято почитали свою страну, с гордостью служили народу. Из последних сил оставляя на память веков данные надписи, они передавали следующим поколениям свои чувства и мысли. Приравнивая распад государства к собственной смерти, кыргызы называли родину своей кровью. Это сравнение представляется мне вполне справедливым и правильным. Ведь в те времена, впрочем, как и сейчас, государство – это люди, и если государства больше нет – значит твой народ погиб или больше не имеет свободы.

         Слово народ означало государство. Интересы государства всегда были выше семейных и родоплеменных.

         Независимость – это главное достояние народа, его суверенитет и свобода. Государственность означает, что народ обладает свободой, независимостью, самостоятельностью, суверенитетом, именно поэтому чтить и укреплять государственность своей страны – это святая обязанность каждого.

        IV.           Учения Жусупа Баласагына о государственности

         Выдающийся ученый, философ и государственник Жусуп Баласагын еще в XI веке писал об основах государственности, отношениях между властью и обществом, необходимости наличия у правителей высоких морально-нравственных ценностей. На мой взгляд, каждый руководитель любого ранга должен быть знаком с его гениальной поэмой «Кутту билим» - «Благодатное знание». Поэма является настоящим сокровищем, бесценным подарком всему человечеству. В очень красивой поэтичной форме «Куттуу билим» раскрывает читателю фундаментальные принципы государственного управления, повествует об отношениях между народом и властью, значении закона, нравственных качествах и профессионализме управленцев.

«…И ежели хочешь ты властвовать долго,
Четыре тебе исполнять нужно долга.
Во-первых, всегда говори с прямотой,
Второе – за твердость закона постой.
И третье – будь щедрым, в заботе усердным,
К народу участливым будь, милосердным.
Четвертое – будь и бесстрашен и смел,
Смири всех врагов силой воинских дел.
Не выполнит бек сих четыре задачи –
Стране в разорении быть, не иначе!

         «…И чтобы крепить свою власть год за годом,
Закон, а не силу поставь над народом…

          …Гнет – словно огонь, а закон – что вода,
Водой ты загасишь огонь без труда……

Закон укрепил ты – упрочен весь свет,
Нигде в государстве насилия нет.
Исток и основа всех праведных дел,
Закон укрепил ты и гнет одолел…»

         На вопрос каким же образом реализуется власть, великий мыслитель дал гениально простой ответ – власть должна осуществляться только через закон, а не через силу и вседозволенность. Как говорится: «Если на небесах правит Бог, на земле должны править законы». Во многих поэтических строках Ж. Баласагына утверждается универсальная идея о верховенстве закона. М. Фомкин совершенно справедливо считает, что «благодаря Юсуфу Баласагуни в тюркоязычной литературе уже с XI века закреплено четко выраженное понимание того, что одно из главных условий нормального сосуществования человеческого сообщества – это верховенство в нем закона».

«…Где властен закон, там безбеден народ,
И в славе времен его имя живет…
…А если законы в стране не строги,
Народ беззащитен и наглы враги…»

         При этом философ отмечал, что законы устанавливаются не в угоду власть имущим, они обязательны для исполнения всеми, несмотря на ранги, положение, родственные отношения. Он хорошо понимал, что перед законом все должны быть равны вне зависимости от социального статуса и богатства. По своей сути, закон работает ради всего населения, создает условия для всеобщего блага. В таком случае в обществе будет царить согласие и стабильность, достаток людей будет расти и вполне закономерно будет крепкой и устойчивой сама государственность.

         «…Поставь над народом закон справедливый,
Увидишь: вся жизнь их станет счастливой.        
         …Крепка только власть справедливости строгой,
         Путь бека – идти справедливой дорогой…»
         Ж. Баласагын также отмечал и коррупционные проявления со стороны властьимущих.
         «…Где взятки – там в полном развали дела,
         Где взятки – там гниль, и – пропали дела!
         …Корыстным не вверь управительных дел:
         Они разорят и цветущий предел!»

         Властные отношения характеризуются ассиметричностью, когда управляющие доминируют над управляемыми. И, естественно, среди первых всегда находятся такие, которые стараются использовать это преимущество в корыстных целях. Такова изначальная природа власти, как считал мыслитель, это абсолютное зло, которое может привести ее к краху. Прежде всего, власть предержащие, начиная от первовластителя, должны быть честными, благородными, бескорыстными, добросовестными и не стремиться к накопительству в принципе, особенно неправедными путями. Только обладая такими высокими нравственными качествами, они смогут достойно править народом и решительно пресекать всевозможные злоупотребления властью. Существенную преграду на пути коррупции составляют четкие границы дозволенного и запрещенного, чтобы каждый чиновник ясно представлял себе круг своих прав и обязанностей и не выходил за его пределы.

         При этом сильным средством обуздания коррупции является адекватное вознаграждение по заслугам. Получая высокую плату за свою работу, чиновник лишается мотивов, ведущих к злоупотреблениям. Причем назначение достойного вознаграждения это не прихоть или благодеяние правителя, а его обязанность и долг.

         «…По службе бек должен и плату начесть –
         Почет воздавать и оказывать честь.»
         И, конечно, мудрец не исключает применение жестких санкций в отношении чиновников-казнокрадов независимо от их статуса и положения в иерархии.
         «…Дурных исправляй, их карая жестоко:
         Суровость нужна для леченья порока.
         О твердый душой! Чтоб исправить дурных,
         В темницах и ямах держать надо их.

         Жусуп Баласагын также придавал важное значение институтам, без которых правитель вряд ли сможет поддерживать порядок и спокойствие в государстве, - армии. Вполне закономерно, что наряду с существовавшими в то время службами правопорядка – так называемыми мухтасибами, важнейшим механизмом обеспечения законности в государстве являлось войско.

         «…Без войска не правит людьми властелин,
         А как он управится с властью один!
         …Без войска, элик, твой поход будет худ:
         Войска избавляют от тягот и смут.

        

         …Еще мухтасибы есть, власть им дана,
Рука их, о славный, должна быть сильна.
Им – злых и беспутных к порядку неволить,
В довольстве мечети и общины холить.
Слови в городах всех воров и смутьянов,
Храни понадежней пути караванов.

         Творения Ж. Баласагына представляют собой целостное политическое учение, систематизированную концепцию, в которой изложены основные вопросы управления и взаимоотношений между различными классами, преследующие цель – укрепление государственности. В его представлении главной задачей было установление справедливого правления, он призывал человека к борьбе с самим собой, своими пороками, к воспитанию самого себя, моральному очищению. Эти идеи и сегодня являются не только актуальными, но и все более становятся определяющими для политической практики.

 V.               Культ нравов и закона

         Существуют ценности, которые для кыргызов стоят не ниже прав человека на Западе. Именно эти ценности должны сыграть главную роль в укреплении государственности и государственных институтов. Как утверждает профессор               В. Бутанаев, в древнекыргызском и современном хакасском языках слово «духовная свобода» означает государственность и суверенитет. Благодаря честности, нравственности, справедливости наши предки сумели выжить, сохранить для нас землю, традиции, богатства. Эта особая национальная черта. И не случайно кыргызы говорят: «Кардыма ыйлабай, кадырыма ыйлайм» («Не по животу плачу, а по чести»), «Эр ачкадан өлбөйт, арынан өлөт» («Молодец умирает не с голода, а со стыда»).

         Большое значение для подрастающего поколения имеют следующие народные пословицы: «Абийриңди жашыңдан сакта» («Береги честь смолоду»), «Ата-энеңди сыйласаң, өз балаңдан жакшылык көрөсүң» («Если будешь уважать своих родителей, то увидишь добро от своих детей»), «Жакшылыкка жакшылык ар кишинин ишидир, жакшылыкка жамандык кор кишинин ишидир, жамандыкка жакшылык эр кишинин ишидир» («Добром на добро ответить – дело всякого человека, злом на добро ответить – дело последнего человека, добром на зло ответить – дело настоящего человека»).

         Древние кыргызы также высоко ценили честность, признавая ложь одним из видов зла. Не случайно в эпосе «Манас» подчеркивается, что ложное слово – опороченное слово («өтүрүк сөз - өлгөн сөз»), лживая речь – скверная речь («жалган айткан жаман сөз»). Одно из важнейших достоинств эпического богатыря – верность слову. Например, соплеменники характеризуют Манаса следующим образом:

Айтканынан кайтпаган…

От сказанного не отступается он…

Айткан сөзгө ар качан

О чем говорит, всегда того

Жеткендик жайы дагы бар,

Добивается он.

         Честному человеку всегда повезет, считали наши предки. «Абийирдуу жигитке ажалдуу кийик жолугат» («Хорошего молодца даже на охоте удача поджидает»). «Абийириңди башынан сакта» («Береги честь смолоду»). «Ар ким өз пейлинен табат» («Каждому воздается по нраву его»). «Ак ийилет, кара сынат» («Правда гнется, кривда ломается»). Кыргызы даже когда участвовали в играх, считали ниже своего достоинства нарушать правила игры. Нечестный поступок считался позором.

         Кыргызам известна ценность более важная для здорового развития общества, чем права и свободы личности. Это – нравственность. И наше будущее зависит от того, какое место в обществе займут нравственные ценности. Только нравственная политика приносит людям благо и мир. Где отсутствует нравственность, там не может быть истинных прав и свобод, благотворных для общества. Выделение прав и свобод личности в отдельную категорию без ее тесной увязки с обязанностями и ответственностью личности перед обществом, народом и собственной совестью, порочно и антисоциально. Нормы морали – это то, что складывается исторически в обществе, в виде приличия и традиции фиксируется в сознании отдельных граждан и массовом сознании, позже находит свое отражение в конституционных актах, других официальных документах. Законы должны учитывать исторический опыт, обычаи и традиции, культуру и духовные ценности исторического прошлого и должны применяться одинаково для всех вне зависимости от социального положения. А соблюдение норм морали – это и есть нравственное поведение, как отдельных индивидуумов, так и общины, в целом – нации. В наиболее простом выражении понятие нравственности можно в широком понимании определить как не нанесение ущерба:

а) себе;
б) своим близким;
в) обществу;
г) природе.

         Еще одна неотъемлемая часть национальной ментальности – социальная справедливость.

         Перевороты, путчи и восстания, великие исторические доктрины, переходящие в догмы руководства к действию, все это, как правило, провозглашалось «во имя справедливости». Однако как линия горизонта прекрасное будущее неизбежно отступало вдаль при малейшей попытке достигнуть благой цели.

         Справедливость – потому что каждый человек должен иметь возможность реализовать себя, достичь своих целей. Но тот, кто объективно не может добиться благосостояния своими силами, не должен быть выброшен из общественной жизни и впасть в нищету. Идея защиты прав человека и гражданина в своей основе содержит принцип обеспечения справедливости. Выдвинутый еще древними мыслителями принцип справедливости и равенства составляет ядро современного права, в том числе социальных прав человека. Идею социальной справедливости поддерживают все мировые религии. Христианство призывает «возлюбить ближнего, как самого себя», а в иудаизме понятия «милосердие» и «справедливость» обозначаются одним и тем же словом. Буддисты считают своим долгом заботиться о бедных, а один из пяти столпов ислама – закат представляет собой милостыню бедным и нуждающимся.

         Главным мерилом качества власти у кыргызов считалась справедливость. «Калыс бийде тууган жок, тууганчыл бийде ыйман жок» («Хороший судья судит по совести, а бессовестный – по родству») – гласит пословица. Не отличалась слепым фанатизмом и религиозность кыргызов. «Молдонун айтканын жаса, жасаганын жасаба» («Следуй наставлениям муллы, но не спеши повторять его поступки») – учит народная мудрость. Кыргызский народ умел отличать зерна от плевел, а чистоту учения – от греховности проповедников. «Акырын баскан молдодон сактан, Ала чапан кийген кожодон сактан» (Остерегайся тихо ступающего муллы, берегись в пестром халате ходжи»).

        VI.           Выводы

         Во-первых, наш приоритет – укрепления государственности. Государство – высшая форма самоорганизации народа для решения проблем его исторической жизни. Граждане в лице государства должны видеть выразителями их общих интересов. Нет выше задачи – созидания собственной страны. За годы независимости заложен ее фундамент, который надлежит оберегать от политического вандализма тех, кто настроен на его разрушение. Предстоит радикально повысить эффективность работы государственного аппарата и в центре, и на местах, сформировав его из числа компетентных, преданных интересам народа и государства лиц. Патриотическое воспитание подрастающего поколения в духе любви к родной стране должно быть делом не только государственных органов, но также деятелей культуры, образования, науки и других общественных организаций. Нужно более активно материально и морально поддерживать Вооруженные силы КР, органы правосудия, всех, кто оберегает свою страну от внешних и внутренних дестабилизирующих воздействий. Обеспечение национальной безопасности и защиты территориальной целостности страны, ее политических и экономических интересов относится, как известно, к наивысшим целям государственной политики.

         Мы ещё не создали эффективную систему управления и свою новую элиту, новый политический класс, который мыслит конструктивно и высокими государственными категориями. Главная проблема заключается в системе управления.

         За слабость политического класса всегда расплачивается народ. Политический класс – это вся совокупность людей, конкретной нации, которая осознает свои национальные интересы и действует согласованно во имя их достижений.

         Нам нужно опереться на те традиции советской государственности, которые позволяют сделать шаг в будущее и, прежде всего, хранить основы нашего конституционного строя. В успешных демократиях самый главный стержень государственности – это Конституция. Именно конституция является тем инструментом, который удерживает все политические факторы в рамках политических норм и распределяется через различные уровни политической системы. Мы медленно и с большим трудом учимся правовой культуре, но мы учимся. Главная опасность для страны сегодня – разрушение элементарного правового поля и срыв в антиправовой фанатизм. Ведь государственность зависит от качества законов, качества их исполнения, профессионализма и компетентности государственных служащих. Сейчас в Кыргызстане слишком много политиков и, к сожалению, так мало настоящих государственников.

         Сегодня по Индексу верховенства права, который ежегодно формируется авторитетной международной организацией World Justice Project, наша страна занимает 78-е место из 99. Это говорит о том, что закон не работает должным образом.

         Люди, которые организовывают и захватывают в заложники губернаторов и акимов, государственных служащих, энергетические объекты, дороги, расшатывают общественно-политическую и социально-экономическую ситуацию в стране, нанося большой урон, они покушаются на кыргызскую государственность. Создается правовой вакуум, который может привести к хаосу. Поэтому любые подобные действия должны оперативно и жестко пресекаться всеми доступными способами, как бы это не трактовали правозащитные организации и НПО.

         Ибо как пишет один из основоположников американской Конституции Т. Пейн: «Конституция предшествует государству, а государство является детищем Конституции. Она выполняет не только юридическую функцию, Конституция, прежде всего, определяет основной вектор развития, определяет устройство государства, а также выполняет социальную и идеологическую функцию».

         Главное для нас сегодня – категорически не допустить противопоставления человека и государства. Конституция не только устанавливает основные правовые нормы и охватывает традиции, характер и энергетику нации. Не «или государство – или человек», а «и государство – и человек».

         Во-вторых, любая власть в Кыргызстане всегда вынуждена была считаться с климатом, природой и характером нации. Отсюда – наш менталитет. Не случайно когда-то мы приняли тенгрианство и не случайно чувство коллективизма у нас является главным. По этой причине мы активно развивались в период социализма. Значит, основу государственности образовали общины. Они жили по общим понятным правилам. Учитывались интересы общественности. Если нет правил и нет ценностей, общество просто превратится в толпу.

         И очень важный вызов – это вызов самобытности. Очевидно, что мы смотрим вокруг себя и видим множество демократических моделей. Я абсолютно уверен, что работают те модели, которые максимально учитывают национальную специфику.          Сами по себе демократические процедуры не гарантируют ни государственный суверенитет, ни безопасность границ, ни политическую стабильность, ни единство народа и власти.

         Защита своей идентичности – это основной инстинкт человеческой общности – от семьи до гигантской империи. И человечество придумало множество инструментов и способов, чтобы эту идентичность закрепить, сохранить и передать через поколения. Если мы хотим построить собственную страну, мы должны выработать свою систему ценностей и систему правил. Нужно ценности и идеи прошлого вписать в сегодня. Есть святыни, которые формируются историей, природой, которые формируются родом, нацией, народом.

         В последние века народы сохраняли идентичность через национальные государства. С их помощью люди чувствовали себя свободными и защищёнными, отстаивали свою свободу и независимость. Суверенитет, который давал нам и другим народам, связавшим свою судьбу с нами, возможность оставаться тем, кто мы есть. А если и меняться, так только в том направлении, в каком мы сами того желали. И даже если нас заносило не в ту сторону, если мы сбивались с пути и теряли путеводную нить, мы всё равно сохраняли возможность всякий раз начать всё сначала, исправиться, снова отыскать нашу идентичность, переформулировать нашу национальную мечту. В этой ситуации, когда национальные цели не закреплены в основном законе, очень многое зависит от идеологии и мировоззрения политической элиты, от ее способности ощущать запросы и маршрут исторического развития страны.

         Без суверенитета Кыргызстан эту возможность, эту идентичность безвозвратно утратит. И какой развитой, модернизированной, сытой и комфортной ни стала бы наша жизнь, это будет уже страница истории другого народа. Без суверенитета, без свободы, без права идти нашим собственным путём Кыргызской Республики не будет. Каждый народ, каждое общество, каждая цивилизация существует только тогда, когда они сохраняют в неприкосновенности свою идентичность. Проблема нашего государства – идентичность государства не совпадает с идентичностью общества.

         В-третьих, без справедливости и нравственности  любая власть будет изгнана. Она не будет иметь поддержку у народа. Бог для нас не в силе, а в справедливости. Прежде всего справедливости во власти.

         Справедливость – потому что каждый человек должен иметь возможность реализовать себя, достичь своих целей. Но тот, кто объективно не может добиться благосостояния своими силами, не должен быть выброшен из общественной жизни и впасть в нищету.

         На основании исторического опыта, приобретённого нашей страной, мы, как никто другой, можем сказать: построение общества всеобщего благоденствия никогда не принесёт человечеству счастья, если поиски этого благоденствия будут осуществляться вне контекста духовных потребностей человека. Проблемы управления государством, отношения верхов и низов, нормы нравственности и морали – вот стержень конфуцианства, являющегося идеологией гармонии и в великом Китае.

         Нравственный идеал, воспитание нравственных граждан, построение нравственной экономики и нравственного государства есть сегодня единственная действительно общая цель гражданина и государства, которая может консолидировать всех.    

         Механизмы оздоровления общественной нравственности многогранны. Велика в этом роль государства. Оно обязано, особенно в нынешний переходный период, на основе закона сдерживать отрицательные последствия рыночных отношений, устанавливать соответствующие правила и обеспечивать их строгое соблюдение. В то же время весьма существенна роль таких святых ценностей, как культура, общественная мораль, общественное мнение, народные традиции, совесть, честь, достоинство и нравственность, в ограничении отрицательных явлений, вытекающих из самой природы рыночных отношений.

         Ведь наша иерархия ценностей складывалась веками именно как духовная, и за века этот уклад устоялся. Национальный дух нашего народа высок. У нас духовное всегда стоит выше материального. В крайнем случае, нас так учили. Наши идеалы выше корыстных интересов, нравственность важнее выгоды, совесть побеждает корысть, справедливость превыше всего, в том числе, власти. Эти очень простые вещи всегда были краеугольными камнями национального сознания. Кочевники никогда не брали с собой лишнего. Это ставит нас в тяжелое положение, когда идёт переоценка ценностей. Но эти же идеалы создали нас как отдельную нацию, которая ни на кого не похожа, которая не раз то удивляла, то возмущала, то восхищала весь мир.

         Не по законам, а по традиции японцы платят своей жизнью нельзя сказать за преступления – просто за потерю лица перед обществом. Кроме японцев, в культурах каких народов можно встретить такое явление, как харакири?

         Нам необходимо новое национальное самосознание, основанное на идее государственной независимости, ценностях демократии, прав и свобод человека, осознанная экономическая философия и соответствующий кодекс поведения всех и каждого. Сейчас мы нуждаемся в интеллектуализации власти, способности решения задач со знанием дела. Т.е. если бюрократ получает портфель, чтобы только занять должность, то меритократ приходит решать сложные задачи на благо людей.

         И в-четвертых, консолидация элит.

         Сегодняшний парламент должен понимать, что в силу каких-то соображений он предает интересы народа, то есть, парламентарии должны знать, что они предают собственный народ.

         Мы не должны забывать, что Кыргызстан представляет особый интерес для мировой общественности не своими материальными ресурсами, а прежде всего, в качестве страны, идущей по демократическому пути развития как «островок парламентаризма».

         Консолидация политической и интеллектуальной элиты под знаменем общих национальных интересов и консенсус внутри самих элит крайне важен. Сейчас мы имеем государственность, имеем национальные ценности и символы, уроки мудрости, мужества и терпимости, осталось лишь научиться договариваться. Прежде всего, смена власти на всех уровнях должна проводиться только посредством честных, прозрачных и легитимных выборов.

         Способны ли мы цивилизованно решать свои проблемы и уверенно идти вперед или нам это не дано? Ответом на этот вопрос служит такая величина, как уровень национального самосознания. И политически ответственная элита.

К. Иманалиев,
депутат Жогорку Кенеша
Кыргызской Республики,
доктор политических наук
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

07-05-2020
7 уроков реформ
1324

30-10-2019
Великому кыргызоведу Василию Бартольду — 150 лет
1164

09-12-2016
Ценностно-духовные ориентиры в сегодняшнем Кыргызстане
3239

19-07-2016
О новом кодексе кочевников, или возможен ли ренессанс кочевой цивилизации?
5844

16-04-2015
О Б.Минжилкиеве. Голос, одухотворенный Манасом
3329

01-04-2014
Слова соболезнования в связи с уходом из жизни Арыстановой С.А.
2253

06-12-2013
Парламентаризм и государственность (Размышления накануне 75-летнего юбилея Жогорку Кенеша)
3174

21-12-2012
Баллада о гение (о выдающемся манасчы Саякбае Каралаеве)
5511

26-11-2012
Чынгыз Айтматов - он войдет не только в генетическую память нации, но всего рода человеческого!
2466

03-05-2012
Интеллигенция – как совесть нации
2506

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×