Добавить свою статью
11 Ноября 2021
Еще раз об идеологии

Снова говорят, что стране нужна Идеология. Возможно. Но скорее верно то, что они где-то лукавят. И лукавят не один раз: когда не вполне корректно трактуется, что такое Идеология, и когда боятся произнести главный вопрос для современного Кыргызстана: «Кто мы?» Кто мы в этом мире информационной глобализации, бьющегося в «конвульсиях», когда уже ясно, что прежнего мира не будет? Уже не так убедительными становятся наши разговоры о многополярности, как о мире, где будет всё то же самое, но несколько комфортнее для «вновь создающейся» нашей элиты и власти.

Есть в нашем обществе люди, как говорится, «нутром» чувствующие «запах перемен» и к ним безусловно относится уважаемый мною как человек-интеллектуал Осмонакун Ибраимов. Считаю, что его статья «о предыстории ХАРТИИ будущего» напоминание «об идеологии», именно об этом. Что же, давайте подискутируем на эту тему.

Назначение Касмамбетова Суйунбека Сапарбековича на пост Государственного секретаря, иными словами, нового «главного Идеолога» страны, показывает, что кыргызское руководство всё же до конца решилось выйти на поле идеологической борьбы. Этот шаг говорит об осознании, что в нынешней глобальной конкурентной среде уже нельзя ограничиться только удачным использованием ошибок оппонентов, политическим маневрированием и тотальным отрицанием достижений предшественников. Это свидетельствует и об осознании того, что возможности политического и социального управления современным кыргызским обществом без идеологии близки к исчерпанию. Хочется надеяться и верить, что этот шаг сделан и на основании значения последних заявлений «коллективного Байдена» о ценностях, которыми Америка будет заковывать не только родной «коллективный Запад», но и весь мир в целом. Нельзя при анализе этого вопросе не обращать внимание на тренды и посылы в выступлении президента России В.В. Путина на октябрьском 2021 года «Валдае». Правда, это осознание явно запоздало: навязываемый «Президентский консенсус», затянувшиеся реформы активно обсуждаются и сказываются разнонаправленно на настроении общества, а консолидирующий эффект смены Конституции оказался несколько краткосрочным для наступающих выборов в ЖК страны.

Как бы то ни было, новая Власть, пойдя на смену конституционных устоев, все же решилась на крайне болезненный для общества и для себя шаг, думается ,осознавая, естественно, его серьёзные последствия и в политике, и в социальной жизни, и, надеюсь, в экономике тоже. Кто она, новая Власть, по существу, считаю, что среди профессиональной среды политологов нет значительных разногласий.

Говорят, что идеология нужна, во-первых, чтобы дистанцироваться от разлагающегося Запада. Второе, сопротивление «имперским амбициям» России. Спору нет – Запад действительно разлагается, причём особенно быстро – в сфере социального развития. И нельзя сказать, что это разложение не токсично. Посмотрите на популярность откровенно дегенеративного гедонизма среди молодёжи, причём в том числе и среди тех её возрастных слоёв, которые и должны были наследовать идеологическое состояния, нажитые до 1990-х и 2000-е. К удовольствию определенных националистических кругов, «русофилии» не произошло. Создавались и создаются условия, чтобы «нажитое непосильным трудом» советского периода некому было наследовать. Но страна попадает не в руки «новой аристократии» компрадорских элит, усиленно создававшейся последние 25 лет, а в руки «управляющих» левых социал-националистов, делящих фактическую власть на местах с адептами фундаментализма, экстремизма и радикализма от ислама.

Кажется, что для нас, для нашего народа «консерватизм» наиболее оптимистическая и безопасная идеологическая ниша, не требующая от власти и общества страны ни нравственных, ни интеллектуальных и культурных усилий. Есть определенная вера, что консерватизм – это просто умение жить в гармонии со своей историей, религией, традициями. Первое, приходящее на ум, когда начинаешь говорить про консерватизм, слово - «стабильность». Но проблема в том, что идеология – в том числе и набор неких ощущений и обоснований, зачастую совершенно неправильных и нерациональных. Да и «островков стабильности» в мире глобальных трансформаций не бывает.

Все революции и трагедия февраля 1917 года, впервые коснувшаяся нашего народа, произошли в том числе и из-за этого.

Не забываем, что идеология всегда была одним из важнейших инструментов обоснования права на власть. Идеология – это не про общество или культуру, даже не про социальное развитие. Идеология - всегда про власть. Про власть в пространстве и на каждом конкретном географическом месте. Особенно сейчас, когда мир стал глобален, а власть всё больше превращается в «управление повесткой» и «навязыванием нарративов». За превращение власти в информационную манипуляцию ещё придётся платить и платить втридорога, но сейчас по факту это так.

Говоря об Идеологии, мы стремимся избежать, кажется, гораздо более опасного для нашей элиты вопроса – об Идентичности, так как Идеологию можно развернуть «на все четыре стороны». Так, например, коммунизм в России прошёл путь от «рассуждений» на кухне Цюриха до одной из основ «красной Империи» периода Сталина. Коммунизм как идеология в конечном счёте «красную Империю» и подвёл. А вот Идентичность – она или есть, или её нет. Она либо обозначает место страны и народа в мире, или нет. Она либо устанавливает некие ценности, отделяющие страну и народ от остального мира, либо фиксирует их как часть чего-то Большего, а то и растворение в этом нечто Большем.

Мы почему-то думали, что главным нашим соперником на поле идеологической конкуренции будет западный Либерализм, учитывая фактическое поражение советской политики и экономики 90-х годов. Действительно, новый западный идеологический продукт, нам продавали в красивой обёртке «нового капитализма». И идеологическая начинка «продукта» Осмонакуна Ибраимова говорит нам об этом: не только молодежь, увлеченная бесконечными сюжетами «красивой и легкой жизни» Запада, что еще пустой голове можно понять и простить, но и многие «матерые» члены КПСС, вплоть до руководителей высшего звена партии стали адептами и рупорами тоталитарной и агрессивной модели развития как капитализм.

Но главный системный противник нашей страны в борьбе за выживание и влияние (именно так – сперва выживание, а потом влияние) – феодальная Архаика, социальная и цивилизационная деградация.

Говоря об этом понятии мы заглядываем рядом с нами – в Кабул или Каир, в подобное? Нет, она внутри нас, внутри наших аилов, посёлков и даже городов. И она, эта агрессивная архаика, уже дала нашему государству бой в битве за правильное вероисповедание, за нужное кому-то, но не нашему государству и обществу радикализацию понятий традиционного ислама. И почти выиграла. Да что там – она выиграла, открыто и агрессивно выставляя типичный внешний вид и новые нормы поведения.

Это ещё не идеология, да и вряд ли будет, но уже вполне понятная и привлекательная модель социального поведения, претендующая на формирование вокруг себя новой Идентичности, в попытке выдавить постсоветскую. И основана она на социальном анархизме и социальной вседозволенности. А уж «левой» или «правой» – вопрос даже не второй.

Способен ли сегодня Консерватизм, с одной стороны, даже наполненный вполне правильными идеями и ценностями, противостоять феодальной Архаике? Способна ли идеология, основанная на концепте «заставим общество консолидироваться под нас», с другой стороны, противостоять идеям, настойчиво и вполне убедительно нашёптывающим, особенно молодой части, общества «всё должно быть, как при прапрадедушке»? Ответ мы, кажется, знаем, но боимся в нём себе, признаться. Такова, увы, цена социальной деградации в отсутствие социально-экономической модернизации.

Так что же делать?

Считаю, что прагматичный Консерватизм – вполне разумный выбор элит нашей страны, особенно в тот момент, когда «реваншисты» перестали понимать, куда они сами идут и куда ведут других. Разрушить все и вся, перевернуть общество, чтобы заново построить, а что построить?

Сейчас консерватизм, более того, чуть ли не единственный способ восстановить ту самую «связь времён», что целенаправленно разрушал постмодерн буйных 90-х, усиленно навязываемый Западом трансгуманизм хочет «обнулить», а «левые социал-националисты» вовсе люстрировать, сделать традиции, историческую память, да и саму Историю народа и страны – «не бывшей». Но консерватизм становится консерватизмом только там и тогда, когда общество развивается, страна движется в этом направлении. Тогда и появиться потребность и способность общества удерживать горячие головы от «детской болезни левизны» или «головокружения от политических успехов». Именно тогда – в осознанном движении – у страны и общества появляется то прошлое, которое стоит защищать, и ценности, достойные того, чтобы их любой ценой сберечь. И Идеология, по существу, про которую не надо напоминать все время.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

26-01-2022
Асман — как город образа Будущего
2768

14-01-2022
Иллюзии Кумтора или крах Золотого Тельца
1288

07-01-2022
Казахский Гамбит или Россия возвращается в ЦА
6495

24-12-2021
Кто виноват и что делать?
1760

16-12-2021
Экономика Чучхе или что бы стало с СССР, если бы он не рухнул
2689

27-11-2021
Праздник непослушания
3345

18-11-2021
Об эффективности борьбы с коррупцией
1742

16-11-2021
Кому служат министерства?
2170

05-11-2021
Национальный банк Кыргызстана: турецкий опыт?
1183

05-11-2021
Два в одном: о новой структуре управления
1204

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×