Добавить статью
13:46 15 Декабря 2014
Постукраинская Центральная Азия: начало ли перемен?

Мы сегодня вновь вынуждены констатировать: мы видим мир, который будто сходит с ума. Или выжил из ума. Разве не безумие в нашем мире, начиненном многими тысячами ядерными боеголовками и оружием самых мыслимых и немыслимых видов, начинать перекраивать границы и делить чужие территории? Разве не безумие вновь оперировать терминами давно ушедшей эпохи, эпохи Талейрана и Меттерниха, чтобы похоронить которой люди мира пролили столько крови? Нет, вновь хотят поделить мир по старым учебникам истории и дедовским преданиям, плюя на мировой порядок и существующие международные законы. Из-за этого Украина уже погрузилась во мрак гражданской войны, а исламисты-головорезы на Ближнем Востоке начали свой джихад не против кого-то конкретно, а против всех, кто с ними не согласен, чтобы создать свое собственное государство; и на этом фоне вдруг всколыхнулась, выведя сотни тысяч людей на улицы, будто глубоко стабильная Америка. «Америка, ты охранела?»--вот заголовок тамошней газеты, освещающей марш возмущенных граждан, которые как бы заново переживают времена Мартина Лютера Кинга, если не эпоху Линкольна и почти канувшего в Лету Ку-клукс-клана.

Да, мир сходит с ума, но есть некие приметы того, что наступает и некоторое отрезвление. Например, в той же Европе, которая, кстати, так активно взялась за легализациию гомосексуализма, как будто других проблем там уже не осталось. На континенте уже начинают понимать, что призрак большой войны--вовсе не миф и не продукты больной фантазии. Отделившийся от Украины Крым загнал Европу -- и не только ее -- в глубокий геополитический тупик и все ломают голову, что делать и как выйти из этой ситуации.

Не хочется идти слишком далеко, а приглядываться в наш регион, в постукраинскую Центральную Азию. Я пишу «постукраинскую» осознанно, потому что события в Украине последнего времени обозначили все-таки новую черту в нашем постсоветском политическом развитии и выявили, скорее, новый его этап. Киевский майдан, обернувшийся общеукраинской катастрофой, аннексированный Крым, самопровозглашенные республики на востоке Украины отрезвили многих, в том числе и в нашем регионе. Отрезвили и тех, кто у руля власти и кто отвечает за судьбу своих стран в свете новых геополитических вызовов в мире. Об этом говорит и явно активизировавшаяся региональная дипломатия в Центральной Азии. Возможно, это простое совпадение, но Президент Кыргызстана А. Атамбаев вдруг совершил официальный визит в Туркменистан и визит прошел в бесспорно теплой и продуктивной атмосфере. Это на языке газетной хроники называется «атмосфера полного взаимопонимания». Что ж, замечательно.

Но более всего обратило внимание посещение И.Каримовым Астану. Это было редко теплая встреча лидеров Казахстана и Узбекистана, во время которой слова «братство», «добрососедство», «братские отношения» прозвучали с необычайно большой частотностью. Я бы даже сказал, с некой подчеркнутостью, направленной вовне, с какой-то особой заинтересованностью.

В этом году произошло еще одно примечательное событие в регионе--на саммит лидеров тюркских стран в турецком курорте Бодрум впервые прибыл и Президент Туркменистана К. Бердымухамедов. Все привыкли думать, что эта страна со своим статусом нейтралитета ведет себя на международной арене как-то обособленно и почти игнорирует региональные встречи такого формата. Мы привыкли думать, что у Туркменистана свое особое видение мира и наших братьев-туркмен особо не интересуют такие материи, как региональное сотрудничество и региональная безопасность, тем более экономическая интеграция. Но лидер этой страны в последние месяцы особо не засиживается в Ашгабаде и на дипломатию уделяет все большее внимание. У него уже сложилось очень теплое отношение и с Назарбаевым, и с Каримовым, и с Атамбаевым. Бесспорно позитивным фактором нужно считать и то, что в последнее время заметно потеплело взаимоотношение между Узбекистаном и Таджикистаном, хотя ряд спорных вопросов, как строительство Рогунской ГЭС, и некоторые другие вопросы продолжают отравлять общую атмосферу узбекско-таджикских межгосударственных отношений.

Словом, Центральная Азия как-то вдруг зашевелилась. Прежде всего, дипломатически. Лидеры стран уже не рвутся в дальние заморские державы, но больше посещают соседние столицы и заметно активнее делятся со своим видением мира, особенно постукраинской Евразии. Н. Назарбаев уже не раз четко и всеуслышание заявил, что у него самым приоритетным вопросом является защита именно национальных интересов Казахстана и его суверенитета и ради этого готов разорвать отношения с любым союзом, с любым благозвучным проектом, если эти интересы будут ущемлены. То же самое утверждают и И. Каримов с А. Атамбаевым. Говоря другими словами, очевидно, что, спустя уже почти четверть века, наши лидеры приходят к совершенно логичному и реалистичному выводу, что нужно развивать региональное сотрудничество, что трудно решать проблемы без активной и тесной региональной интеграции, которая всегда была, причем, не только в советский период, но намного раньше. Но идея государственного суверенитета, слишком узко и эгоистично понимаемая нашими лидерами, отдельные из которых с самого начала страдали весьма запущенной формой бонапартизма и ложного величия, нанесла огромный ущерб этим вековым экономическим и культурным, да и человеческим связям, и огромные размеры этого ущерба еще предстоит оценить будущим историкам. К сожалению, наши лидеры долгое время верили, что можно построить «коммунизм» в отдельно взятой стране, следуя заветам товарища Сталина, этим своим тезисом «обогатившего» столь боготворимый им ленинизм. Не получилось. Если и что-то получилось, то по очень высокой цене. А ведь не раз было доказано опытом истории, что вместе всегда легче, чем врозь. Было доказано, что именно экономическая интеграция, а не изоляционизм и экономический эгоизм, привела многие отсталые страны к социальному процветанию и культурной динамике. Для этого надо только посмотреть на современный мир и это увидит даже слепой.

К сожалению, проблемы в нашем регионе остаются. Часть из них застарелые, часть--надуманные, даже личностные. Меня лично беспокоят взаимоотношение Кыргызстана и Узбекистана, ровно как и отношения с Таджикистаном. Не хотелось бы кого-либо поименно обвинить в этом, но фактом остается то, что братский Узбекистан отказал нам в поставке газа для юга страны. Ясно, что ущерб тут обоюдный--кыргызы юга остались без газа в осенне-зимнее время, а узбеки--без аккуратного покупателя их товара по довольно высокой цене. Кто кого наказывает--это не вопрос. Мы наказываем сами себя. И усугубляем существующие проблемы. Тем временем, сама жизнь диктует, чтобы личные амбиции или взаимные обиды были скорей забыты или отодвинуты на второй план, чтобы из-за этого никак не пострадали народы. Это настолько элементарная, старая, как древние камни Сулейман-горы, истина, что тот, кто ею пренебрегает, самый что ни на есть безответственный политик и самый недальновидный руководитель.

«Неужели мы, современные центрально-азиаты, живя на одной земле, будучи наследниками одной уникальной цивилизации, принадлежа к одной и той же религии, имея общие проблемы строительства новой государственности, в XXI веке будем жить врозь, будем решать общерегиональные проблемы врозь?» -вопрошал в одном из своих выступлений Ч. Айтматов, который мечтал видеть этот регион единым и тесно интегрированным, где все вопросы межгосударственного общения решаются путем диалога и братского взаимопонимания. Он всегда считал, что дезинтегрированная постсоветская Центральная Азия--еще один упущенный шанс для успешного развития народов региона. Он еще в 1998 году говорил, что «нужно решить вопросы, имея твердую политическую волю и широкое видение перспектив и, что не менее важно, осознавая историческую ответственность перед будущим, переступая порог нового столетия, даже тысячелетия, вступая в эпоху экономической, инфор¬мационной глобализации. Для нас это должно быть истиной само самой разумеющейся. Поэтому мое мне¬ние однозначно: нам надо объединить¬ся в макромасштабах. Не на словах, а на деле. Мы должны быть си-стемно объединенными на практике, на единой арене всего региона. Никоим образом нельзя учи¬нять преграды на пути выстраданных тысячелетних взаимных контактов в регионе, где лю¬ди взаимосвязаны бесчисленными ни¬тями родственности, общей религии, культуры и языка, торговли и комму¬никаций. Экономическую интеграцию, промышленную кооперацию, торговое сотрудничество необходимо сдвинуть с мертвой точки во имя нашего общего выживания и развития всех нас. Мир идет вперед, а мы, туркестанцы, идем вспять—по пути самоизо¬ляции, экономической дезинтеграции».

Нужно заметить при этом, что тренд к изоляционизму и закрытость--участь именно отсталых регионов мира, стонущих от своих эгоистичных диктаторов, страдающих от преувеличенной самооценки, но передовые, экономически развитые страны, наоборот, делают все, чтобы открыть границы, помочь трансграничной торговле, культурному диалогу. Как показывает мировая практика, именно в дезинтегрированных регионах мира чаще всего и возникают разного рода конфликты, даже затяжные локальные войны, которые еще больше отбрасывают назад народы в плане экономического, социального и гуманитарного развития.

Между тем, так называемый евразийский субконтинент, в который наряду с Россией и Украиной культурно, экономически и географически входят страны ЦА, вступает в длительную фазу конфликтов. Это началось именнно после аннексии Крыма Россией и войны в Украине. Этот конфликт уже имеет широкий международный контекст и, как многие аналитики полагают, перерос в геополитическое противостояние между РФ и Западом. Своеобразие ситуации заключается в том, что Казахстан, наиболее экономически динамичная страна нашего региона, является членом так называемого Таможенного союза; в скором времени его примеру последует и Кыргызстан. Между тем, Узбекистан, самая густонаселенная страна ЦА, обладающая огромным потенциалом, избрала совершенно иную парадигму развития, отказавшись от ТС и отдавая предпочтение двусторонним связям, а не союзам и коалициям. Теперь очень многое зависит от того, как поступит Таджикистан. До украинского конфликта и там было много желающих вступить в Таможенный союз, но в последнее время эти разговоры явно поутихли--таджики решили глубоко обдумать возможные потери и обретения, прежде чем решиться на что-то.

В связи с этим хочется затронуть вопрос о сотрудничестве тюркских стран. Известно, что этот вопрос был голубой мечтой еще Кемаля Ататюрка, основателя современной Турецкой Республики. После распада СССР эту идею больше и активнее поднимали турки. И сделали поистине немало. Но многие идеи так и остались на бумаге. Очень вялыми партнерами показали себя именно центрально-азиаты. Но обращает внимание то, что за последнее время инициативу взяла на себя Астана, лично Н. Назарбаев, а его голос сегодня означает очень многое. Солидарен с ним и Бишкек. Самым свежим плодом этих усилий стала Международная Тюркская академия, договор о которой ратифицировали все страны-участницы. Академия уже размещена в Астане, в одном из символических зданий этого нового казахского полиса--в роскошной “Пирамиде”, а цель ее--интегрировать научно-интеллектуальные силы тюркского мира. Что может быть благороднее этого?

Словом, активизация региональной дипломатии говорит о том, что есть понимание возможных перспектив текущей непростой ситуации и есть желание что-то предпринимать для предотвращения каких-либо осложнений в ущерб национальным интересам и государственным суверенитетам. Особенно в наше крайне неспокойное, волатильное время. Во времена, когда вновь нависли над нами “большие дубинки” и когда мир столкнулся с неприкрытыми неоимперскими амбициями. Поэтому не мудрено задаваться вопросом: не начало ли это перемен? Неужели мы услышали голоса наших великих предков, от Навои и Бабура, Баласагунского и Аль-Фараби до Ауэзова и Айтматова? В этой связи вспоминается памятное стихотворение великого казахского поэта М. Жумабаева “Туркестан”, в котором есть такие пророческие слова:

Туркестан--ты едва мира открытая дверь,
Туркестан--ты всех тюркских племен колыбель.
О Всевышний! Ты здесь наш народ поселил,
И за благо такое благодарю тебя!

В старину Туркестан называли Туран,
Это родина древних тюрков всех стран.
И судьба твоя славной, завидной была
На путях, где прошел дней твоих караван. (подстрочный перевод--О.И.)

Необходимо подчеркнуть, что этот дух кровного единства и чувство взаимной тяги был характерен всем нашим духовным отцам прошлого. Этот дух был характерен и выдающимся представителям Центральной Азии нового времени. Академики К. Кары-Ниязов, К. Сатпаев, поэт Миртемир, писатель и ученый М. Ауэзов, класик таджикской литературы М. Мирзо-Турсун-заде, наш Ч. Айтматов и многие другие были носителями этой великой идеи единства. Все они представляли наш регион в культурно-гуманитарном единстве, а не в состоянии отчуждения, чем характеризовались первые годы независимости. Именно тогда подал голос тот же Ч. Айтматов, размышляя о растущем отчуждении тюркских народов: «Пора четко и недвусмысленно зая¬вить, что это очень контрпродуктивная, да¬же опасная тенденция. Рано или позд¬но эти усилия закрыться глухой стеной от соседей в буквальном и переносном смысле слова будут осмеяны и остав¬лены на пепелище истории, но от этого нынешним поколениям никак не легче. Нельзя заставлять отчуждаться братьев, это безнравственно. Нельзя заставлять их общаться друг с другом, обходя кор¬доны, блокпосты и прочие свидетель¬ства нашей политической близоруко¬сти. Нужно исхо¬дить из того понимания вещей, что в безопасности мы будем только вместе в нашем регионе и альтернативы этому просто не существует». Трудно этим словам что-либо добавить. Но региональная дипломатия, заметно активизировавшаяся за последнее время, дает некоторую надежду на то, существовавший доселе формат сотрудничества вполне может измениться, если постигнет нас осознание важности тех процессов, которые мы наблюдаем в современной Евразии и которые вынуждают предпринимать конкретные шаги в целях укрепления коллективной безопасности в постукраинской Центральной Азии.

Осмонакун Ибраимов,
профессор, Государственный секретарь Кыргызской Республики (2000-2005),
Чрезвычайный и Полномочный Посол, Почетный доктор Шанхайского университета международных отношений.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии (3)