Добавить свою статью
23 Января 2015
Женщина в политике Кыргызстана, или сложившиеся традиции
Полагаю, в Кыргызстане не осталось позиции, с которой уходят по-доброму, ну, или досидев до конца собственного законного срока службы. При этом чем выше позиция, тем больше шансов уйти с треском. Начиная с президента. Три последних полных, положенных по Конституции срока не отсидел никто, не считая «президента переходного периода».

Стоит ли напоминать, что в 2010 году политические мужи дружно на самую ответственную позицию выдвинули именно женщину. Это был непростой переходный период, постреволюционный, постконфликтный, посткровавый. Она справилась. Переходный период был урегулирован. В стране вновь установилась власть, уже не временная, прошли выборы в парламент, и мужи обратно вернули себе власть.

2010 год повторил прецедент 2005-го, утвердив традицию – президентов-беглецов. Другая традиция неконституционной смены власти, то ли революции, то ли переворота, шла параллельно. Позиционный круговорот назначений утвердился еще тогда. С самой высокой в моральном эквиваленте позиции – генпрокурора. Была заложена традиция ухода со столь высокой должности, что называется, со знаком минус. Так или иначе весь первый пыл попытки навести в стране порядок возвращался инициатору бумерангом. Так было с Куватбеком Байболовым, так вышло с Аидой Саляновой. Если не удавалось схватить за руку самого, всегда в запасе была семья, родственники. Фатальный ресурс для замены или компромата.

Уязвимость позиции, признак ее зависимости. Невозможно засучить рукава и бороться с той же коррупцией, если каждый шаг приходится согласовывать. Это первый принцип нарушения баланса властных ветвей. Баланса нет, есть круговая порука. Есть порука, будут непопулярные решения. Да, просто руки связаны. При этом нужно справляться с заданной эгидой – «борьбой с коррупцией».

Вновь вперед выступает хрупкая женщина. Во многом обязанная своей позицией, кстати, той первой. Той, что также была выставлена вперед в самый ответственный для страны период.

Были странные решения и с Батукаевым, и с Келдибековым. Об этом роптали все. Но понимание, что такое невозможно без отмашки главного или главных, доминировало как-то само собой. Нелогичные решения по отношению к очевидным преступникам, то попустительские, то вдруг гневные, но поздние спохватывания. Избирательный подход, компромиссные решения к определенным заведенным уголовным делам. Особенно в части людей, еще одной не задавшейся для горожан позиции – мэров столицы — с заведенными делами, но с избирательным наказанием.

Много, что можно предъявить госпоже Саляновой, если бы не некоторые ее качества, в чем-то гораздо более мужские, чем общий фон всех тех, с кем ей представилось находиться на политическом Олимпе.

Она все-таки подняла планку этой до недавних пор банально карательной позиции. У нее был свой стиль - принципиальный, выдержанный, в чем-то аристократичный. Особенно на фоне ее коллег в правительстве, на поприще культуры, и собственно во всем парламенте.

Ее хрупкая фигура заметно выделялась на общем фоне, в любой инстанции и зале заседаний. Уверенная, со спокойным достоинством, она держалась на всех политических площадках и дуэлях. Среди толпы жаждущих, просящих, ворующих и просто суетливых. Говорила она мало, но по делу.

Ее сложно было зацепить, что так хотелось многим. Им повезло. Момент настал. Давно народ не видел такого ликующего хора.

Как все-таки женщина во власти уязвима. Особенно там, где нужно судить, карать. Просто мишень для дротиков и плевков.

С иного гуся все сходит, как вода. А тут только ленивый не перетряс шкаф с бельем. Смаковать личное, особенно у женщины, и если это генпрокурор, что может быть приятней для нашей публики.

При этом очевидно, что для женщины уже сама публичность, политика и власть - гораздо большая отдача, риски. На всех уровнях - от МСУ и выше. Повышенная пристрастность к ее личной жизни, ликующее ханжество – для женщины испытание на порядок сложнее. Потому как она еще мать и жена, ее социальные роли выше и разнообразнее. «Испачкать» ее проще и, судя по реакции, особенно приятно, потому многие и не идут.

Никто не отменяет ответственность и позиционные издержки. Конечно, проблема в системе, и вообще в позиционной ответственности как культуре, что самая большая брешь в стране.

Но так у нас сложилось, что в самый сложный момент, на самый ответственный пост выдвигается женщина. Она справляется, идет на компромиссы, на пролом, разгребая Авгиевы конюшни, чистит мусор, расставляет все по своим местам.

Традиция такова, что роль женщины в этой стране — самая ответственная, как собственно и результат. Но только до определенного лимита, потолка. Только это роль «переходного периода».

Жаркынай Куват

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

04-08-2016
Кыз Сайкал - 2016
6550

19-04-2016
Быть беременной: слоны, космос и пельмени
4334

12-04-2016
7 причин, почему нужно развивать внутренний туризм в Кыргызстане
5154

09-03-2016
Ондуруш – как барометр
5182

11-02-2016
Параллели: 2010 – 2016 г.
6618

07-01-2016
2016-ый – без иллюзий
4048

22-12-2015
Вшивый патриотизм
4673

26-11-2015
Бремя власти, или время «талтайып»
4889

10-11-2015
Мир, который стал хрупким
3769

29-10-2015
Быль
3601

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×