Добавить свою статью
20 Апреля 2022
Первая любовь Суйменкула Чокморова

Наверное, лишь самые проницательные поклонники художественного творчества Суйменкула Чокморова, внимательно следившие за всеми его выставками, дотошно изучившие все его ранние работы вплоть до их всевозможных вариантов, смогли бы заметить, что одна из ранних его работ «Портрет Асымкуль» позднее была переименована в «Кыргыз кызы Бурулча», то есть, «Кыргызская девушка Бурулча»…

Между тем это одна из самых известных и зрелых работ Суйменкула среди его ранних произведений, написанных еще в его студенческую пору. А почему она позднее была переименована? Тут кроется печальная загадка, всплывающая наверх лишь после внимательного изучения его творчества. Дело в том, что многие пожилые земляки Суйменкула – и порою даже молодые его земляки по рассказам своих родителей, – знают предысторию этой картины и поныне эту девушку, изображенную как «Кыргызская девушка Бурулча» называют не иначе, как Асымкуль. И рассказывают другим о том, что она – их землячка…

Еще учась в школе, Суйменкул и Асымкуль полюбили друг друга, а затем, когда настала пора Суйменкулу уехать город, чтобы продолжить свою учебу, разлучившись, долгое время переписывались. Когда Суйменкул уже учился в Ленинграде, он написал портрет Асымкуль как свою курсовую работу с большим трепетом, вкладывая в эту работу всю свою душу и свою тоску по ней издалека... Теперь уже можно интерпретировать эту работу и совсем иначе. В печально-задумчивом и чуть обиженном взгляде девушки будто кроется предчувствие беды. Предчувствие того, что они с Суйменкул никогда не будут счастливы вместе, что их насильно разлучат недобрые люди, а затем они больше никогда в жизни не встретятся… 

Как и многие дети военной поры, Асымкуль пришлось изрядно пережить все тяготы жизни, которые выпали на ее долю. Ее отец Омор в 1944 году погиб на войне и не вернулся с Великой Отечественной войны. Асымкуль выросла в доме своего дедушки Алыбая, помогая ему в нелегких домашних хозяйственных делах. А после смерти Алыбая, когда осталась в сельском доме совсем одна, ее забрала к себе старшая сестра Ракия. Живя у нее дома во Фрунзе, она продолжила свою дальнейшую учебу. 

А в это время Суйменкул в далеком Ленинграде и не подозревал ни о чем плохом, когда неожиданно перестали приходить от нее письма. Он понимал, как тяжко ей живется, что она вынуждена ютиться у своих родственников на птичьих правах, переезжая то в село, то в город. Может она еще не успела получить его письмо, а может быть, его письмецо вообще затерялось где-нибудь, не найдя своего адресата, подумал он, лелея в душе мечту о том, как они в недалеком будущем с Асымкуль обзаведутся своим собственным домом и будут растить своих детей. Она будет работать учительницей в школе, а он – продолжит заниматься своим любимым делом – станет к тому времени уже признанным, известным художником, и постепенно осуществит все свои творческие замыслы под сенью тихого семейного счастья… 

Лишь вернувшись на летние каникулы в Чон-Таш перед тем, как перейти на последний курс института, Суйменкул узнал от общих знакомых, которые робко, жалея его, очень осторожно сообщили о том, что Асымкуль насильно украли замуж. Оказалось, после того, как вышла замуж, она совсем недолго прожила во Фрунзе, а затем со своим мужем – офицером уехала куда-то на север. Больше они никогда не увиделись. 

Узнав об этом, Суйменкул после долгих и мучительных раздумий и переживаний, ни на миг не колеблясь, переименовал название своей картины с «Портрет Асымкуль» на «Кыргызскую девушку Бурулча». Но это было вовсе не из-за обиды. Он простил ей за ее неумышленное предательство, которое, по сути, было совершено неведомою рукою судьбы. Но ему не хотелось, чтобы ее муж узнал об их любви и из-за его картины устраивал ей сцены ревности. Хотя и в душе навсегда сохранил свою первую, как горный родничок, чистую любовь, ему не хотелось доставить ей всякие неприятности. Наоборот, от всей души он пожелал ей женского счастья… Бывало, уже в зрелом возрасте, хотя и с годами все реже и реже, нет-нет да иной раз с изнывающей болью в сердце он вспоминал свою первую любовь, представляя себе далекие, почти детские еще свои юношеские годы. 

Вот так печально и в то же время светло закончилась первая юношеская любовь Суйменкула. Как и почти у всех большинства творческих людей, эта любовь сыграла свою огромную роль в формировании Суйменкула как личность, и в его становлении как художник. Безусловно, помимо чисто душевных переживаний, трагизм первой любви накладывает свой отпечаток на всю жизнь. 

…В один из осенних дней 1966 года в родовом доме большой семьи Чокморовых в селе Чон-Таш стоял настоящий переполох. Весть о том, что Суйменкул женился и приведет в дом свою невестку, застала всех врасплох. И мать Какин тоже, хотя она в душе давно уже с нетерпением ждала этого дня. 

Вовсю шла бойкая и шумная подготовка к встрече молодоженов. 

Благо, в этом большом и дружном семействе сыновья и снохи, многочисленные их дети всегда умели поддерживать друг друга. А вскоре по всему селу разлетела эта добрая весть, после чего и близкие соседи, и родственники заглянули помочь семье, где ждали прихода невестки. Маленькие дети то и дело шумно выбегали по указанию взрослых на холм склона напротив дома, и возвращались оттуда разочарованные: нет, пока ничего не видно, ни приближающейся машины, ни даже поднимающейся на небо пыли с дороги!..

Лишь когда уже вечерело, и вот-вот должны были наступить сумерки, раздался у дома непривычный гул: шум мотора автомашины. Все – дети и взрослые побежали и шумно окружили, встречая молодоженов и сопровождающих их людей в подъехавшей машине. 

У матери Суйменкула Какин мгновенно счастливо и одновременно с тревогой упало сердце вниз. Хотя она собрала все свои силы, не решилась выйти на улицу встречать молодоженов, а смогла лишь тихо шепнуть своей старшей снохе – жене Султана Айтбу: пойди-ка, посмотри, кого он привез, Асымкуль или другая?!

Вся большая толпа находилась уже вокруг машины, и стар, и млад – все радостно, перебивая друг друга, шумели, громко переговаривались. Так, что в этой суматохе лишь единицы и самые проницательные люди могли бы заметить, как Айтбу тоже выбежала в толпе встречать молодоженов и, лишь мельком взглянув на невестку, тотчас же побежала обратно в дом…

– Нет, не она… Не Асымкуль, – сообщила Айтбу свекрови Какин. 

На мгновение мать умолкла, а затем с тяжелым, разочарованным вздохом коротко воскликнула: «Ка-а-ап!..» (То есть, в буквальном смысле: «Увы» – по-кыргызски). Больше ни словом не обмолвилась. Не показывая и виду, что ждала в душе другую невестку, в общем потоке радости она возглавила по традиции всю церемонию и оказала своей невесте все полагающиеся ей почести. Надела на голову невестки белый платок, который давно у нее был заготовлен и в самом глубоком дне сундука лежал в ожидании Асымкуль… 

Зная Асымкуль с детства, Какин по-своему любила и жалела эту умную, молчаливо-грустную девочку. Жалела за ее несчастливое детство и от всей души мечтала, чтобы он стала счастливой с ее сыном Суйменкулом… Но, увы, судьба распорядилась совсем по-другому.

…Суйменкул Чокморов и Салима Шабазова хорошо знали друг друга чуть ли не с детства. В четырнадцатилетнем возрасте они вместе поступили во Фрунзенское художественное училище, а после окончания училища, они, как мы уже написали об этом выше, и в Ленинградском художественном институте учились вместе, хотя и на разных факультетах. То есть, в общем счете они пробыли вместе почти одиннадцать лет, начиная с юношеского возраста до зрелого возраста. Так что то, что их близкое товарищеское отношение постепенно и незаметно переросло в настоящую, большую любовь, вовсе не удивительно. 

Кроме того, стоит еще добавить вот о чем, – ведь взаимоуважение, знание характеров и чаяний друг друга, основа любой крепкой семьи. А тут еще прибавлялась ко всем этим чувствам, словно «довесок», общность не только их профессии, но и схожесть, а порою и единство их взглядов на искусство, и вообще их отношение к своему творчеству. Именно на этих счастливо совпавших «в одном месте и в одно время», как в классической теории о триединстве искусства, чувствах зиждилась долгая и счастливая совместная жизнь Суйменкула и Салимы, несмотря на все тяжелые испытания и трудности, выпавшие на долю этой семьи.

Вскоре у них родился сын, которого они назвали Бактыгул – по имени главного героя фильма «Выстрел на перевале Караш», в котором Суйменкул Чокморов – не профессиональный, начинающий актер сыграл во всем блеске и сразу же вошел в когорту самых талантливых и перспективных молодых киноактеров. 

Салима Шабазова – та самая скромная, интеллигентная, симпатичная, высокообразованная девушка, сокурсница Суйменкула – после окончания факультета искусствоведения Ленинградского художественного института, всю жизнь проработала по своей специальности в республиканском музее изобразительных искусств. Став его женой, со временем превратилась в настоящую опору и крепкий тыл Суйменкула Чокморова. В последние годы жизни Салима Шабазова уже работала директором этого крупнейшего заведения, так сказать, нашей «Третьяковки»!.. Кстати, Гульсун Каралаева – дочь гениального сказителя-манасчи Саякбая Каралаева - и вторая жена Чингиза Айтматова Мария Урматова в школе были одноклассницами и близкими подругами. Так, по свидетельству известного писателя и главного редактора газеты «Жаны Ордо» Бекена Назаралиева, Гульсун в середине 80-х годов прошлого века, после выхода нового академического издания эпоса «Манас», рассказывая редактору издательства «Кыргызстан» Таалайбеку Ташмаматову и Бекену Назаралиеву о своих школьных годах, мимоходом поведала им еще и о том, что ее одноклассница и подруга Мария еще в школе, не будучи знакомой, была платонически влюблена в Чингиза Айтматова. Узнав о том, что Гульсун является дочерью самого великого сказителя-манасчи Саякбая Каралаева, а Чингиз Айтматов является их соседом, школьница Мария, совсем еще девочка, с придыханием, мечтательно заметила: «Сейчас среди кыргызских мужчин, по моему мнению, есть только двое джигитов, за которых стоит выйти замуж. Это… Суйменкул Чокморов и Чингиз Айтматов!» Да, мы вовсе не ошиблись, - фамилии назывались именно в такой последовательности!.. И это вовсе неудивительно. Ибо, как раз в те годы, вслед за Чингизом Айтматовым, ворвавшимся в литературу словно метеор, ярко зажглась и звезда киноактера Суйменкула Чокморова в кино. Он с блеском снялся в главной роли – в роли Бахтыгула, - в ныне уже, ставшем национальной киноклассикой художественном фильме «Выстрел на перевале Караш», талантливого кинорежиссера Болота Шамшиева по одноименному рассказу Мухтара Ауэзова. Конечно, молодой, красивый, высокий и талантливый Суйменкул Чокморов сразу же стал предметом вожделенной мечты не только многих девушек и молодых женщин, но и даже, как видно из вышеописанного, - совсем еще юных, романтично настроенных школьниц. 

Бишкек, апрель 2022 года. 

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

12-05-2022
3963

03-05-2022
О великом братстве великих талантов
3449

27-04-2022
Суйменкул Чокморов: тернистый путь творчества
2659

12-04-2022
Юрий Гагарин полюбил природу Кыргызстана 
2967

05-08-2021
За что Исхак Раззаков впал в немилость Москвы?
9071

29-07-2021
Исхак Раззаков и Торогелди Балтагулов
5348

11-06-2021
Дабы не прервалась связь поколений!
6135

11-02-2021
Памяти Баяна Сарыгулова
5749

28-07-2020
Как в Кыргызстане начинались самозахваты земель
4798

18-11-2019
В 1993 году парламент чуть было не отправил в отставку президента Аскара Акаева
20499

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×