Добавить свою статью
14 Ноября 2022
Анализ проекта закона «О некоммерческих неправительственных организациях»

(опубликован на официальном сайте Кабинета министров 2 ноября 2022 года)

Бишкек, 14 ноября 2022 года

Настоящий анализ открыт для государственных, правоохранительных, судебных органов, органов местного самоуправления, международных, неправительственных, правозащитных организаций, СМИ, гражданских активистов, практикующих юристов, студентов учебных заведений, а также всех иных заинтересованных лиц.

В связи с высоким значением положений проекта Закона «О средствах массовой информации» для надлежащей реализации и защиты фундаментальных прав человека на свободу выражения мнения, включая свободу СМИ, а также во избежание некорректного цитирования, способного привести к неверному понимаю содержания настоящей работы, при использовании анализа следует указывать ссылку на ОФ «Правовая Клиника «Адилет» (http://adilet.kg/).

I. Введение

В октябре 2020 года в Кыргызской Республике произошла смена власти на фоне массовых акций протеста в связи с недовольством общества результатами парламентских выборов, имевших место 4 октября 2020 года. Новым политическим руководством республики была инициирована конституционная реформа, 11 апреля 2021 года на референдуме (всеобщем голосовании) принята новая Конституция Кыргызстана, вступившая в силу 5 мая 2021 года.

Конституционная реформа внесла существенные изменения в систему государственного устройства, представители гражданского общества, включая правозащитников, экспертов, юристов, правоведов, отмечали о серьезном дисбалансе в системе сдержек и противовесов в сторону усиления исполнительной власти, в состав которой теперь относится Президент, являющий главой государства. Отмечалось о наличии в тексте Конституции положений, негативно влияющих на защиту и реализацию фундаментальных прав человека, принципов верховенства права и правовой определенности. 

Конституционная реформа сопровождалась масштабными процессами ревизии многих отраслей законодательства. Структура органов государственной власти претерпевала значительные изменения, сферы ответственности, функции и полномочия различных государственных органов неоднократно пересматривались. 

Обозначенные процессы, включая транзит власти, проходили на фоне серьезного давления на демократические институты, которое продолжается по сей день. Особым ущемлениям подвергаются свобода объединения, свобода мирных собраний и свобода выражения мнения. В июне 2021 года во внеочередном порядке были неожиданно приняты поправки в Закон «О некоммерческих организациях», налагающие дополнительные, дискриминационные требования об отчетности НКО1. При этом, 22 марта 2022 года Кабинетом Министров утверждены соответствующие формы отчетности и принято ретроспективное решение, обязывающее НКО республики предоставить информацию о своей деятельности за 2021 год не позднее 1 апреля 2022 года, т.е. в течение менее чем 10 дней2. Подобные решения, налагающие новые обязательства в отношении общественных отношений, имевших место ранее, т.е. обратная сила нормативных правовых актов, противоречат базовым принципам верховенства права, защищаемым международным правом и Конституцией Кыргызской Республики (часть 5 статьи 6). В августе 2021 года принят Закон «О защите от недостоверной (ложной) информации», предоставляющий органам исполнительной власти неправомерно широкие дискреционные полномочия по обращениям о диффамации, позволяющие налагать жесткие ограничения на свободу слова, вплоть до блокирования деятельности СМИ при отсутствии справедливых и прозрачных механизмов проверки обоснованности, необходимости и соразмерности подобных решений. 

Помимо перечисленного выше, ужесточается государственная политика в отношении демократического пространства, в особенности в сфере свободы объединения и свободы выражения мнений. Различные проявления инакомыслия все чаще приводят к уголовному преследованию и другим формам давления, журналисты, правозащитники, блогеры, активисты подвергаются жесткому давлению как со стороны органов государственной власти, так и негосударственных институтов. В конце октября 2022 года власти провели массовые задержания политиков и активистов, создавших так называемый Комитет по защите Кемпир-Абада, неформальное объединение активных граждан, выступавших против инициированного властями соглашения с соседней Республикой Узбекистан относительно статуса и деятельности Кемпир-Абадского водохранилища. По обвинению в подготовке к массовым беспорядкам были задержаны и в дальнейшем заключены под стражу в следственные изоляторы более 20 политических и общественных деятелей, правозащитников, блогеров и активистов. Депутаты Жогорку Кенеша, представители гражданского общества, эксперты и адвокаты, а также представители международных организаций высказали свою обеспокоенность в связи с задержаниями, поставив под сомнение обоснованность предъявленных обвинений, а также необходимость содержания под стражей некоторых обвиняемых, включая известных правозащитниц3. 26 октября 2022 года Министерство культуры, информации, спорта и молодежной политики Кыргызстана объявило о двухмесячной блокировке веб-сайта «Азаттык», местной службы вещательной компании «Радио Свободная Европа/Радио Свобода», в соответствии с Законом «О защите от недостоверной (ложной) информации» после того, как издание отказалось удалить видеорепортаж о недавнем пограничном конфликте между Кыргызстаном и Таджикистаном4. Спустя несколько дней заблокированы банковские счета «Азаттык», как сообщается, по приказу Госкомитета национальной безопасности на основании Закона «О противодействии финансированию террористической деятельности и легализации (отмыванию) преступных доходов»5. Представители «Азаттык», международных организаций, а также Государственного департамента США высказали свою обеспокоенность преследованием указанного СМИ, призывая власти Кыргызстана соблюдать свободу выражения мнений, гарантируемую Конституцией республики6.

II. Предмет заключения.

2 ноября 2022 года на официальном сайте Кабинета Министров в целях организации общественного обсуждения размещен проект Закона «О некоммерческих неправительственных организациях» (далее – законопроект), предполагающий замену действующего Закона «О некоммерческих организациях7. Инициатором выступает Отдел правового обеспечения Управления правового обеспечения Президента и Кабинета Министров Администрации Президента.

Действующий в настоящее время Закон «О некоммерческих организациях» является одним из основных документов в правовой системе Кыргызской Республики, регулирующим вопросы, связанные с реализацией основополагающих прав человека на свободу объединения. В этой связи, рассматриваемый законопроект имеет чрезвычайно высокое значение для общества и государства, поскольку его положения как напрямую, так и опосредованно затрагивают жизнь каждого кыргызстанца. 

Поскольку исследуемым законопроектом вносится большой объем принципиально важных изменений в вопросах правового регулирования свободы ассоциации по сравнению с действующим законодательством, в настоящем анализе будут изложены комментарии к положениям проекта, содержащим, на наш взгляд, наиболее высокие риски ненадлежащего соблюдения прав и свобод человека, а также принципов демократического и правового государства.

Законопроект исследуется на предмет соответствия положениям международных договоров, общепризнанных принципов и норм международного права, а также Конституции и законодательству Кыргызской Республики. В ходе работы применяются международные стандарты прав человека, гарантируемые Всеобщей Декларацией прав человека8, Международным пактом о гражданских и политических правах9, а также иными международно-правовыми документами. В работе также используются документы так называемого «мягкого права», т.е. подготовленные представителями авторитетных институтов в области прав человека рекомендации, руководства, правила и другие документы, в которых более подробно раскрывается содержание международных стандартов для их правильного понимания и соблюдения. К числу подобных документов относятся, например, декларации, рекомендации и иные документы Совета ООН по правам человека, Специального Докладчика ООН по вопросу мирных собраний и ассоциаций10, Руководящие принципы по свободе объединений, подготовленные БДИПЧ ОБСЕ и Европейской комиссией за демократию через право (Венецианская комиссия)11 и др.

Важно учитывать, что согласно Конституции Кыргызской Республики вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики. Порядок и условия применения международных договоров и общепризнанных принципов и норм международного права определяются законом (часть 3 статьи 6). В Кыргызской Республике признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, а также вступившими в силу в установленном законодательством порядке международными договорами, участницей которых является Кыргызская Республика. (статья 55). В соответствии с Законом Кыргызской Республики «О международных договорах Кыргызской Республики» международные договоры подлежат неукоснительному соблюдению и обязательному исполнению Кыргызской Республикой с момента вступления в силу (статьи 31 и 32).

Кыргызстан присоединился к 8 из 9 основных международных договоров в области прав человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах12. В соответствии с данным Пактом каждое участвующее в нем государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, без какого бы то ни было различия. Если это уже не предусмотрено существующими законодательными или другими мерами, каждое участвующее в обозначенном Пакте государство обязуется принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями Пакта для принятия таких законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в Пакте (статья 2). Каждое участвующее в Пакте государство обязуется13:

- обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве;

- обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты;

- обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются.

Кыргызская Республика является также участницей Венской Конвенции о праве международных договоров14, которая, в частности, устанавливает, что каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться (статья 26 Рaсtа sunt servanda). При этом, участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора (статья 27). Таким образом, республика добровольно приняла на себя обязательства надлежащим образом имплементировать международные стандарты прав человека в свое национальное законодательство, а также соблюдать их на практике. 

III. Общие положения.

Законопроект представляет собой документ, в значительной степени отличающийся от действующего в настоящее время Закона «О некоммерческих организациях» (далее – Закон о НКО), который был принят в 1999 году и с тех пор четыре раза подвергался изменениям. 

По результатам проведенного анализа положений проекта Закона «О некоммерческих неправительственных организациях», инициируемого Администрацией Президента Кыргызстана, можно сделать вывод о том, что данный законопроект в размещенной для официального обсуждения редакции содержит массу положений, несущих серьезные вызовы и угрозы демократическим ценностям правового государства.

Предлагается введение новых принципов и правил правового регулирования значительной части различных видов НКО из их большого количества. Существенным образом ужесточаются процедуры государственной регистрации НКО, а основания для отказа в регистрации сформулированы нечетко, что создает условия для произвольного ограничения свободы объединения. Значительно усложняются правила создания и деятельности НКО, учредителем которых выступают иностранные субъекты. Институтам государственной власти предоставляются фактически неограниченные возможности по вмешательству в деятельность НКО посредством внедрения обширных механизмов подотчетности и контроля, а также принудительной ликвидации объединений. Имеет место прямая и косвенная дискриминация в отношении некоммерческих организаций, включая иностранные НКО. Законопроект не соответствует национальному законодательству Кыргызстана, включая Гражданский кодекс, обладающий более высокой юридической силой, чем закон. Документ образовывает недопустимые правовые пробелы и коллизии в вопросах правового регулирования различных видов НКО, а также грубым образом нарушает требования законодательства, предъявляемые к подготовке нормативных правовых актов.

Рассматриваемый законопроект содержит чрезвычайно высокую степень рисков абсолютной ликвидации правозащитного сектора Кыргызстана в краткосрочной перспективе. Чрезвычайна высока вероятность того, что столь важные демократические институты как свобода выражения мнений, свобода объединения и свобода мирных собраний, участие в управлении государством и общественный контроль станут со временем недоступными на территории Кыргызстана.

IV. Предмет регулирования законопроекта.

Администрация Президента предлагает ввести совершенно новую форму некоммерческих организаций в виде некоммерческих неправительственных организаций, которыми будут признаваться организации, учредителем (участником) которых не являются государственные органы, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками (статьи 1, 2).

Действующий Закон «О некоммерческих организациях» признается утратившим силу с 1 мая 2023 года.

Предлагается, что НПО могут создаваться в форме общественных или религиозных организаций (объединений), фондов, ассоциаций и союзов, а также в других формах, предусмотренных законодательством Кыргызской Республики (статьи 1, 2)

Организационно-правовые формы НПО регулируются Главой 2 законопроекта, в состав которой входят статьи, регламентирующие статус общественных и религиозных организаций (объединений), фондов и объединений НПО – ассоциаций (союзов) НПО. Каких-либо иных форм НПО в данной главе не предусмотрено.

При этом, общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей. Организационно-правовыми формами общественных и религиозных организаций (объединений) являются политические партии, профессиональные союзы, религиозные организации (части 1, 2 статьи 8).

Однако, законопроектом предусматривается, что особенности правового положения, создания, реорганизации и ликвидации политических партий, профессиональных союзов и религиозных организаций определяются законодательством Кыргызской Республики (часть 4 статьи 8).

Из обзора обозначенных выше положений законопроекта складывается общая картина, из которой следует, что Администрация Президента предлагает разделить все некоммерческие организации на две условные группы по признаку субъекта их учреждения. Устанавливается группа НКО под названием неправительственные организации, учредителем которых не являются государственные органы, и вторая группа – все другие НКО без уточнения.

Анализ текста документа показывает, что разработчики уделили гораздо больше внимания и усилий положениям, касающимся деталей регулирования деятельности неправительственных организаций. В регламентации деятельности других видов НКО имеют место серьезные недоработки, наличие недопустимых пробелов и противоречий как внутри законопроекта, так и с другими законодательными актами. 

Исходя из названия законопроекта, а также статей 1 и 2 документа, определяющих предмет его регулирования, а также понятие некоммерческой НПО, рассматриваемый проект регламентирует правовой статус и другие важные вопросы деятельности всех некоммерческих организаций, учредителями которых не являются государственные органы. Правовая система Кыргызстана предусматривает более 15 различных видов НКО, которые могут создаваться, в том числе, в форме общественных объединений, религиозных организаций, фондов, ассоциаций, союзов, политических партий, учреждений, кооперативов, товариществ собственников жилья и др.

Единственным уточнением сферы действия законопроекта являются положения, устанавливающие, что особенности правового положения, создания, реорганизации и ликвидации политических партий, профессиональных союзов и религиозных организаций определяются законодательством (часть 4 статьи 8). Однако, данная правовая норма противоречит статье 1 проекта, определяющей предмет его регулирования, ввиду чего представляется неясным, будет ли законопроект охватывать обозначенные формы НКО. Несовершенство упомянутых выше положений приведет к недопустимой неопределенности относительно статуса, прав и обязанностей политических партий, профессиональных союзов и религиозных организаций.

Помимо этого, важно отметить, что действующий Закон о НКО распространяется на организации, образованные в форме общественных объединений, фондов, учреждений и объединений юридических лиц (статья 1). Однако, анализируемый законопроект не содержит положений, касающихся деятельности учреждений, следовательно, этот вид НКО выпадает из правового регулирования, т.е. данная форма НКО юридически перестанет существовать. 

Более того, законопроектом устанавливается, что общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей. Организационно-правовыми формами общественных и религиозных организаций (объединений) являются политические партии, профессиональные союзы, религиозные организации (часть 1 статьи 8). Таким образом, из правового регулирования изымается статус и деятельность общественных объединений, которые в настоящее время регулируются действующим Законом о НКО. 

Важно обратить внимание разработчиков на тот факт, что правовой основой существования общественных объединений и учреждений выступает Гражданский кодекс, устанавливающий, что правовое положение общественных объединений, религиозных организаций, отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законодательством (часть 4 статьи 161, часть 3 статьи 164). Следует учесть, что в правовой системе Кыргызстана кодекс обладает более высокой юридической силой чем закон, т.е. государство обязано принять необходимые нормативные правовые акты, регулирующие деятельность перечисленных видов юридических лиц15. К примеру, по данным Министерства юстиции по состоянию на 2019 год в Кыргызской Республике было зарегистрировано 10 485 учреждений и 9120 общественных объединений16. Следовательно, ввиду несовершенства положений исследуемого законопроекта около 20 тысяч указанных НКО, в числе которых также тысячи школ, детских садов, поликлиник, больниц, иных социальных организаций общественно-полезного характера, потеряют свой юридический статус, что может приводить к серьезным проблемам в их деятельности вплоть до прекращения.

Вместе с тем, образуется существенный правовой пробел ввиду исключения правового регулирования НКО, созданных и финансируемых государственными органами, т.е. дальнейшая судьба десятков тысяч государственных учреждений и других форм НКО остается неизвестной, что несет в себе серьезные риски для системы государственного управления.

Таким образом, выявленные недостатки исследуемого законопроекта вполне вероятно приведут к крайне негативным последствиям для всего некоммерческого сектора Кыргызстана, к примеру, десятки тысяч сотрудников государственных и негосударственных учреждений и общественных объединений, а также всех видов и форм государственных НКО могут столкнуться с проблемами в получении заработной платы, закупке товаров и услуг, выполнении своих прямых функций и обязательств, ввиду того, что законность их существования, деятельности, проведения финансовых и иных операций будет поставлена под сомнение. 

Важно отметить, что законопроект серьезным образом усложняет процедуры государственной регистрации НКО, о которых будет указано ниже, а также обязывает все существующие НКО пройти регистрацию и\или перерегистрацию в период с 1 мая до 31 декабря 2023 года. Организации, не прошедшие такую регистрацию, будут ликвидированы. 

Поскольку к числу НПО будут относиться абсолютно все НКО, учредителем которых не являются государственные органы, все подобные НПО должны будут пройти перерегистрацию, в частности, все фонды, товарищества собственников жилья, кооперативы, профсоюзы и др. Перерегистрацию также должны будут проходить все учреждения, включая частные и муниципальные организации образования и здравоохранения, поскольку они созданы не государственными органами, а частными лицами и органами местного самоуправления. 

По состоянию на 2020 год в Кыргызстане было зарегистрировано более 33 тысяч НКО17. Принимая во внимание, что в правила государственной регистрации НКО вносятся изменения принципиального характера, а также учитывая ограниченные организационные и человеческие ресурсы Министерства юстиции, возникают серьезные опасения относительно возможной ликвидации тысяч НКО, которые по объективным причинам не успеют пройти процедуру перерегистрации в столь сжатые сроки.

В целях устранения недопустимых правовых пробелов и коллизий, способных приводить к нарушениям основополагающих прав человека на свободу объединения и к серьезной правовой неопределенности, положения исследуемого законопроекта относительно предмета его регулирования необходимо существенным образом пересмотреть. В тексте документа следует четко определить круг НКО, на которых будет распространяться действие законопроекта, а также привести документ в соответствие с Гражданским кодексом и другими законодательными актами, в том числе, регламентирующими деятельность различных видов НКО.

V. Создание НКО.

Законопроект предусматривает внесение изменений принципиального характера относительно вопросов создания (учреждения) НКО. В частности, учредителями неправительственной организации в зависимости от ее организационно-правовых форм могут выступать дееспособные граждане Кыргызской Республики и (или) юридические лица.

Не может быть учредителем (участником, членом) неправительственной организации:

1) иностранный гражданин или лицо без гражданства;

2) лицо, включенное в перечень в соответствии с Законом «О противодействии финансированию терроризма и легализации (отмыванию) преступных доходов»;

3) граждане, общественное объединение или религиозная организация, привлекавшийся к ответственности в соответствии с Законами «О противодействии экстремистской деятельности» и «О противодействии терроризму».

Число учредителей НПО не ограничено, если иное не установлено законом. НПО может быть учреждена не менее 10 гражданами либо одним юридическим лицом, за исключением и иных случаев, предусмотренных законодательством Кыргызской Республики.

Таким образом, законопроектом предусматривается серьезное вмешательство государства в реализацию права каждого человека на свободу объединения, которое находится под защитой Всеобщей декларации прав человека (статья 20), Международного пакта о гражданских и политических правах (статья 22) и Конституции Кыргызстана (статьи 8, 36).

Государственное регулирование в вопросах пользования тем или иным правом, включая свободу объединения, фактически является его ограничением, которое допускается лишь при безусловном соблюдении свода принципов и требований относительно допустимости и пределов такого вмешательства, а именно ограничения:

- устанавливаются только законом;

- необходимы в демократическом обществе, т.е. в обществе, которое уважает и защищает права человека;

- допускаются только в интересах:

- государственной безопасности, т.е. для защиты существования государства, его территориальной целостности и независимости; 

- общественной безопасности, т.е. для защиты населения, его жизни, здоровья, имущества;

- общественного порядка, т.е. условий для нормальной жизнедеятельности общества и его институтов;

- здоровья населения;

- нравственности населения, т.е. для защиты основополагающих морально-нравственных, культурных ценностей общества;

- защиты прав и свобод других лиц;

- допускаются только при соразмерности указанным целям, т.е. ограничения возможны лишь в тех пределах и объемах, которые необходимы для защиты обозначенных выше интересов18

Конституция Кыргызской Республики гарантирует аналогичные стандарты прав человека на свободу объединения, а также правила, соблюдение которых обязательно при ограничении указанных свобод (статья 23).

Анализ обозначенных правовых норм законопроекта, устанавливающих запрет на учреждение (создание) НПО со стороны иностранных граждан и лиц без гражданства, показывает их несоответствие указанным выше положениям международных стандартов прав человека и Конституции Кыргызстана, в том числе, относительно допустимых пределов ограничения прав человека на свободу объединения. Кроме того, в данном случае усматриваются проявления дискриминационного подхода, запрещаемого международным и национальным правом19

Важно отметить, что Международный пакт о гражданских и политических правах, а также Конституция Кыргызстана гарантируют право на объединение каждому человеку, а не только гражданам Кыргызской Республики, т.е. этим правом наделяются все члены человеческой семьи независимо от принадлежности человека к гражданству Кыргызской Республики или иного государства. Согласно международным стандартам, любые лица – как физические, так и юридические, – в том числе граждане и неграждане, а также группы таких лиц имеют право свободно создавать объединения, обладающие или не обладающие статусом юридического лица20.

Необходимо обратить внимание на тот факт, что в справке-обосновании к законопроекту отсутствует какая-либо информация относительно установления запрета на создание НКО иностранными лицами, а также апатридами, что является нарушением требований, предъявляемых к справке-обоснованию, установленных Законом «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» (статья 25). Таким образом, инициатором законопроекта не предоставлено никакого обоснования в отношении предлагаемых оснований для столь серьезных ограничений свободы ассоциации, равно как и не указаны цели подобного вмешательства. 

Учитывая обязательный к исполнению характер указанных выше положений международно-правовых документов и Конституции Кыргызской Республики, обозначенные положения законопроекта, устанавливающие запрет на учреждение (создание) НПО иностранными гражданами и апатридами, необходимо исключить

Положения рассматриваемого законопроекта, запрещающие создавать НПО лицам, включенным в перечень в соответствии с Законом «О противодействии финансированию терроризма и легализации (отмыванию) преступных доходов», а также гражданам, общественным объединениям или религиозным организациям, которые привлекались к ответственности по Законам «О противодействии экстремистской деятельности» и «О противодействии терроризму» не выдерживают никакой критики ввиду серьезных отступлений от принципов верховенства права и правовой определенности. Хотя сами по себе такие требования в целом могут представляться обоснованными, указанные формулировки являются чрезвычайно расплывчатыми и неточными, ввиду чего создают благоприятные условия для формирования произвольной правоприменительной практики и недопустимых отступлений от гарантий свободы объединения. 

Законом «О противодействии финансированию террористической деятельности и легализации (отмыванию) преступных доходов» предусмотрено ведение различных перечней, к примеру, Сводного санкционного перечня Кыргызской Республики, Сводного санкционного перечня Совета Безопасности ООН, Перечня лиц, групп, организаций, в отношении которых имеются сведения об их участии в легализации (отмывании) преступных доходов (статьи 1, 12, 14). Законами «О противодействии экстремистской деятельности» и «О противодействии терроризму» предусмотрены различные меры ответственности, например, в виде объявления предостережения, приостановления, прекращения деятельности юридического лица. Более того, в указанных законодательных актах содержатся отсылочные нормы о возможности привлечения лиц к уголовной, административной, гражданско-правовой ответственности. Под действие всех этих норм может подпадать очень широкий, едва ли не ограничений круг различных мер ответственности ввиду отсутствия законодательно установленного точного перечня правонарушений, признаваемых нарушениями или преступлениями экстремистской или террористической направленности.

Принимая во внимание, что в данном случае речь идет о существенном ограничении прав человека на свободу ассоциации, которое может приводить к абсолютному запрету на создание объединения, в законопроекте необходимо более детально указать конкретные обстоятельства, связанные с наличием у государственных органов достаточных фактических данных, свидетельствующих о причастности лиц к экстремистской и террористической деятельности (пункты 2, 3 части 2 статьи 13).

Возникают серьезные вопросы относительно соответствия требований о минимальном количестве в 10 граждан Кыргызстана, необходимом для создания НКО, допустимым целям ограничения прав человека в виде охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц. Важно отметить, что законодательство позволяет создавать различные формы коммерческих и некоммерческих организаций одним физическим лицом21. К примеру, столь распространенная в Кыргызстане организационно-правовая форма коммерческой организации как общество с ограниченной ответственностью, предоставляющая лицам широкие возможности для ведения экономической деятельности, в том числе, в крупных масштабах, может быть создана одним лицом или состоять из одного лица22. В этой связи, в упомянутых выше положениях законопроекта о минимальном количественном цензе усматриваются неправомерные отступления от принципов допустимости и соразмерности ограничений прав человека, а также признаки дискриминации в отношении НКО. Международными стандартами предписывается, что «законодательство должно обеспечить, чтобы процедура уведомления или регистрации была как можно более простой и, во всяком случае, не более обременительной, чем процедура, предусмотренная для других образований, – скажем, для коммерческих предприятий»23. Кроме того, высококвалифицированными экспертами ООН отмечается, что «в качестве передовой практики законодательства рассматриваются правила, в соответствии с которыми для создания ассоциации требуется, как минимум, два человека. Больше людей может понадобиться для создания профессионального союза или политической партии, однако их количество не должно определяться на уровне, который отвращал бы людей от вступления в ассоциации»24.

В связи с чем, принимая во внимание отсутствие в Конституции каких-либо ограничений по количеству субъектов, дающему право на создание некоммерческих организаций, а также учитывая недопустимость проявлений любых видов дискриминации, обозначенные выше положения законопроекта относительно минимального количества в 10 граждан Кыргызстана, выступающего в качестве обязательного условия для учреждения НКО, необходимо существенным образом пересмотреть. 

VI. Государственная регистрация НКО и отказ в регистрации.

Законопроектом существенным образом меняется процедура государственной регистрации НПО, которая будет осуществляться в соответствии с Законом «О государственной регистрации юридических лиц», устанавливается исчерпывающий перечень документов, подлежащих предоставлению в Министерство юстиции для такой регистрации (статья 16). НКО должны будут пройти процедуру перерегистрации по новым правилам в срок до 31 декабря 2023 года, при этом, предусматривается, что документ вступит в силу с 1 мая 2023 года. Организации, не прошедшие перерегистрацию, будут считаться ликвидированными (часть 1, пункт 3 части 3, часть 5 статьи 37).

Представляется уместным отметить, что Кабинетом Министров был инициирован проект закона, согласно которому Закон «О государственной регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)» признается утратившим силу. 26 октября 2022 года Жогорку Кенеш принял данный законопроект в первом чтении в связи с чем, повышаются риски формирования правовых пробелов и коллизий по вопросам порядка регистрации НКО25. В этой связи, имеет место объективная необходимость в координации и синхронизации различных законодательных инициатив органов исполнительной власти.

Законопроектом устанавливается 5 оснований для отказа в государственной регистрации НПО, а именно (часть 1 статьи 17):

- если учредительные документы НПО противоречат Конституции, данному законопроекту и законодательству;

- если ранее зарегистрирована НПО с таким же наименованием;

- если наименование НПО оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан;

- если необходимые для государственной регистрации документы, предусмотренные данным законопроектом, представлены не полностью либо оформлены в ненадлежащем порядке, либо представлены в ненадлежащий орган;

- если выступившее в качестве учредителя НПО лицо не может быть учредителем в соответствии с пунктом 3 статьи 15 этого законопроекта.

Отказ в регистрации НКО в случае если ее наименование оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан не соответствует базовому принципу правовой определенности, поскольку эти понятия не содержат конкретики, что делает возможным их произвольное толкование. В Кыргызстане проживает много различных национальностей, чьи нормы нравственности, национальной культуры и религии могут сильно отличаться. Предложение об определении подобного правового регулирования порождает вопросы относительно субъектов, которые будут уполномочены проверять наличие либо отсутствие в наименовании НКО упомянутых оскорблений, потенциале этих субъектов, уровне их специальных познаний в области нравственности, национальных традиций народов, а также различных конфессий. Неясны также критерии, на основании которых будет проводиться подобная проверка.

В целях недопущения формирования произвольной правоприменительной практики, способной порождать неправомерные отступления от права на свободу объединения, считаем необходимым исключить из законопроекта обозначенное основание (пункт 3 части 1 статьи 17).

VII. Отчетность, государственный надзор и контроль за НКО.

Законопроектом внедряются жесткие требования об отчетности НПО, а также устанавливаются полномочия государственных органов по контролю и надзору за деятельностью НПО (статьи 34, 35). В частности, предусматривается, что НПО предоставляет информацию о своей деятельности органам государственной статистики и налоговым органам, Министерству юстиции и его территориальным органам, органам прокуратуры, учредителям и иным лицам в соответствии с законодательством и учредительными документами НКО.

Размеры и структура доходов НПО, а также сведения о размерах и составе имущества НПО, о ее расходах, численности и составе работников, об оплате их труда, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности НПО не могут быть предметом коммерческой тайны.

НПО обязана представлять органам государственной статистики и налоговым органам, Министерству юстиции и его территориальным органам, органам прокуратуры документы, содержащие отчет о своей деятельности, о персональном составе руководящих органов, а также документы о расходовании денежных средств и об использовании иного имущества, в том числе полученных от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства. Формы и сроки представления указанных документов определяются Кабинетом Министров.

Прокуратура осуществляет надзор за точным и единообразным исполнением законов и иных нормативных правовых актов неправительственными организациями, структурными подразделениями иностранных НПО.

Министерство юстиции и его территориальные органы, налоговые органы осуществляют контроль за соответствием деятельности НПО целям, предусмотренным ее учредительными документами, уставом и законодательству. В отношении НПО органы прокуратуры, Министерство юстиции и его территориальные органы, налоговые органы вправе:

1) запрашивать у органов управления НПО их распорядительные и финансовые документы;

2) запрашивать и получать информацию о финансово-хозяйственной деятельности НКО у органов государственной статистики, налоговых органов и иных органов государственного надзора и контроля, а также у банковских учреждений и иных финансовых организаций;

3) направлять своих представителей для участия в проводимых НПО мероприятиях;

4) не чаще одного раза в год проводить проверки соответствия деятельности НПО, в том числе по расходованию денежных средств и использованию иного имущества, целям, предусмотренным ее учредительными документами и уставом;

5) в случае выявления нарушения законодательства или совершения НПО действий, противоречащих целям, предусмотренным ее учредительными документами и уставом, вынести ей письменное предупреждение с указанием допущенного нарушения и срока его устранения, составляющего не менее месяца. Предупреждение, вынесенное НПО, может быть обжаловано в вышестоящий орган или в суд.

Нарушения Конституции и законодательства, систематическое осуществление деятельности, противоречащей уставу НКО, систематическое непредставление в установленный срок сведений, предусмотренных данным законопроектом, является основанием для обращения органов прокуратуры, Министерства юстиции или его территориального органа в суд с заявлением о ликвидации данной НКО.

Предлагаемые Администрацией Президента механизмы надзора и контроля за деятельностью НКО являются чрезмерно обширными и грубым образом нарушающими границы допустимого вмешательства в реализацию прав человека на свободу объединения, неприкосновенность частной жизни, а также принципа автономии воли. Возникают серьезные вопросы относительно наличия необходимости внедрения подобных механизмов контроля в демократическом обществе, неизвестны цели подобных предложений, продвигаемых инициатором. Указанные правовые нормы не соответствуют требованию о соразмерности вмешательства, поскольку фактически предоставляют различным государственным органам неограниченные дискреционные полномочия по тотальному контролю за деятельностью НКО. Имеет место прямая дискриминация в отношении НКО, поскольку для других видов некоммерческих и коммерческих организаций законодательство не предусматривает столь жестких подходов к отчетности и контролю.

Обращаем внимание, что в 2013-2015 годах депутаты Жогорку Кенеша предпринимали попытку внести изменения в законодательство о НКО, предлагая внедрение статуса иностранных агентов, а также аналогичных инструментов контроля. Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) и Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ ОБСЕ) своевременно отреагировали на действия властей Кыргызстана, подготовив и передав свое заключение к этой законодательной инициативе, которое представляется актуальным и в отношении рассматриваемого законопроекта. В заключении, отмечается, что «в соответствии с действующими стандартами в области прав человека «государства имеют право удовлетворяться тем, что цель и деятельность объединения соответствуют правилам, изложенным в законе» при условии, что они совершают это в «соответствии с их обязательствами по /Европейской/ Конвенции» и другими международными инструментами. При понимании того, что государственные органы должны иметь возможность осуществлять некоторый [ограниченный] контроль за деятельностью некоммерческих организаций в целях обеспечения прозрачности и подотчетности сектора гражданского общества, такой контроль не должен быть безосновательным, чрезмерно навязчивым и он не должен влечь за собой нарушение законной деятельности. Чрезмерно обременительные или дорогостоящие обязательства в части отчетности могут создать исключительные возможности для мониторинга за деятельностью некоммерческих организаций со стороны государства. Такие условия вряд ли будут способствовать эффективной реализации права на объединения. Требования в отношении отчетности не должны становиться для организации неподъемным бременем.

Надзор со стороны государства должен быть ограничен случаями, когда есть достаточные основания полагать, что имели место или неизбежно могут наступить серьезные случаи нарушения закона. В отсутствие доказательств обратного, деятельность объединений должна считаться законной.

Столь широкие надзорные полномочия вызывают особую озабоченность, с учетом того, что обеспечение выполнения целей и задач организации является делом ее учредителей, членов и участников. Необходимо отметить, что такой подход основан на общем принципе самоуправления объединений, а также на пункте 1 статьи 4 Закона об НКО.

В законопроекте также предусмотрено, что регистрационные органы будут иметь право запрашивать у некоммерческих организаций их официальные документы, запрашивать у различных государственных ведомств сведения о финансовой деятельности таких организаций и, что вызывает особенную озабоченность, направлять своих представителей для участия в проводимых организацией мероприятиях. Последняя мера может превратиться в недолжное вмешательство во внутренние дела общественных объединений и составлять посягательство на свободу объединения и частную жизнь членов таких объединений. Потенциально она может затруднить законную деятельность, которая предполагает ограниченный доступ или должна проводиться в условиях конфиденциальности на законных основаниях (например, приют для жертв насилия в семье, группы взаимопомощи и т.п.).

Во многих случаях вопрос доступа к определенным видам деятельности (например, встречи на объектах частной собственности) может быть напрямую связан с правом на частную жизнь, предусмотренному в статье 17 МПГПП. Предлагаемые в законопроекте поправки не обеспечивают средств защиты от произвольного и неправомочного вмешательства со стороны государства в частную жизнь, а такие гарантии предусмотрены соответствующими международными стандартами.

В целом следует отметить, что функции надзора за определенными некоммерческими организациями, присваиваемые органам государственной власти в соответствии с предлагаемыми в законопроекте поправками в статью 17 Закона о НКО, являются чрезмерными. Они дают органам власти широкие, буквально неконтролируемые возможности усмотрения при контроле, мониторинге и вмешательстве в деятельность некоммерческих организаций, получающих государственное финансирование. Данные положения, как кажется, являются неоправданными в соответствии с международными стандартами права и должны быть исключены – в особенности это касается тех мер вмешательства, которые осуществляются при отсутствии имевшего место нарушения закона (запрашивание документов и присутствие на проводимых организациями мероприятиях)»26.

Более того, важно отметить, что согласно Гражданскому кодексу гражданское законодательство основывается на признании равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (часть 1 статьи 2). Предлагаемые инструменты могут приводить к несоразмерному и, следовательно, неконституционному ограничению фундаментальных прав человека на свободу объединения, на экономическую свободу, свободу использования своих способностей, свободу труда и др.

Необходимо обратить особое внимание на тот факт, что право на неприкосновенность частной жизни, а также жилища и иной собственности защищается также Конституцией Кыргызстана (статьи 29, 30). Одним из инструментов реализации указанных конституционных гарантий выступает институт банковской тайны (статья 773 Гражданского кодекса). 

Согласно Закону «О банках и банковской деятельности» банковской тайной признаются любые сведения, которые были переданы клиентом банку либо созданы банком, либо возникли иным образом в связи со взаимоотношением банка с клиентом, включая их преддоговорные отношения, в ходе осуществления банковской деятельности (часть 1 статьи 66). Банк вправе предоставить информацию, составляющую банковскую тайну, любым лицам по отдельному письменному согласию клиента, если иное не предусмотрено статьей 67 данного Закона. Информация, составляющая банковскую тайну, предоставляется банком суду – на основании судебного акта, органам финансовой разведки – в соответствии с законодательством в сфере противодействия финансированию террористической деятельности и легализации (отмыванию) преступных доходов, уполномоченному государственному налоговому органу – для целей налогообложения в соответствии с налоговым законодательством. Информация, составляющая банковскую тайну, предоставляется любым иным лицам, не указанным в частях 2 и 3 обозначенной статьи, исключительно на основании судебного акта.

Важно также учитывать, что Закон «О банках и банковской деятельности» регулирует вопросы осуществления банковской деятельности, порядок создания, реорганизации и ликвидации банков, порядок обращения сведений, составляющих банковскую тайну. При этом, в случаях коллизии между нормами данного Закона и нормами других законов для регулирования банковских правоотношений действуют нормы Закона «О банках и банковской деятельности». Более того, проекты нормативных правовых актов, затрагивающих банковские правоотношения, подлежат обязательному согласованию с Национальным банком (часть 1 статьи 1, части 3, 4 статьи 2).

Вместе с тем, согласно частям 1 и 2 статьи 1 Закона «О коммерческой тайне» под коммерческой тайной понимаются не являющиеся государственной тайной сведения, связанные с производством, технологией, управлением, финансовой и другой деятельностью хозяйствующего субъекта, разглашение которых может нанести ущерб его интересам. Сведения, составляющие коммерческую тайну, являются собственностью субъекта предпринимательства либо находятся в его владении, пользовании, распоряжении в пределах, установленных им в соответствии с законодательством. Таким образом, понятие коммерческой тайны не может применяться в отношении НКО.

Помимо этого, учитывая изложенные выше позиции относительно недостаточно четкого определения сферы регулирования законопроекта, можно прийти к выводу о том, что указанные инструменты надзора и контроля будут распространяться на абсолютно все формы НКО, учредителями которых не являются государственные органы, т.е. на политические партии, религиозные организации, муниципальные учреждения, товарищества собственников жилья, кооперативы и т.д.

Следует также учитывать, что уполномоченные государственные органы, в том числе, органы финансовой разведки на постоянной основе осуществляют сбор и проверку информации о различных финансовых операциях (сделках, денежных переводах) в целях исполнения законодательства о противодействии финансированию террористической деятельности и легализации (отмыванию) преступных доходов. Компетентные государственные службы отслеживают и контролируют поступления в республику денежных средств в связи с чем, при возникновении вопросов относительно источников финансирования деятельности НКО, государственные органы могут принять предусмотренные законом меры.

Важно обратить внимание на тот факт, что действующее законодательство уже предусматривает обязательства НКО по предоставлению органам налоговой службы, социального фонда и статистики информации о своей деятельности, включая сведения о финансовом положении, наличии имущества, источниках формирования денежных средств, направлениях их расходования, используемом имуществе, численности и составе работников, оплате их труда и т.д. Государственные органы располагают широкими возможностями для осуществления контроля за соблюдением НКО требований законов и других обязательных актов. При этом, институты государственной власти вправе также принимать соответствующие меры в случае выявления нарушений со стороны представителей некоммерческого сектора.

Таким образом, принимая во внимание, что действующее правовое регулирование статуса и деятельности НКО уже предусматривает эффективные механизмы контроля, включая соответствующие меры ответственности, учитывая недопустимость запрещенной Конституцией дискриминации в отношении НКО, а также в целях приведения положений законопроекта в соответствие с действующей законодательной базой Кыргызстана необходимо существенным образом пересмотреть содержание статей 34 и 35 исследуемого законопроекта. Следует исключить правовые нормы, предоставляющие неограниченные дискреционные полномочия органам государственной власти, в том числе части 3, 4 статьи 34, части 2, 4 статьи 35 анализируемого проекта закона.

VIII. Принудительная ликвидация НКО.

Администрация Президента предлагает ввести ряд оснований для принудительной ликвидации НКО по инициативе государственных органов. В частности, законопроект предоставляет органам прокуратуры и юстиции право инициирования в судебном порядке вопроса о принудительной ликвидации НПО в случаях (часть 4 статьи 35):

- нарушения Конституции и законодательства;

- систематического осуществления деятельности, противоречащей уставу НПО;

- систематического непредставления НПО в установленный срок сведений, предусмотренных рассматриваемым проектом.

Помимо этого решение о ликвидации фонда может принять только суд по заявлению заинтересованных лиц (включая перечисленные органы власти). Фонд может быть ликвидирован:

- если имущества фонда недостаточно для осуществления его целей и вероятность получения необходимого имущества нереальна;

- если цели фонда не могут быть достигнуты, а необходимые изменения целей фонда не могут быть произведены;

- в случае уклонения фонда в его деятельности от целей, предусмотренных его уставом;

- в других случаях, предусмотренных законом.

Анализ предлагаемых оснований для принудительной ликвидации НКО показывает наличие недопустимых рисков при реализации права каждого человека на объединение, обусловленных грубыми отступлениями от принципа правовой определенности, а также соразмерности мер ответственности предполагаемому нарушению. Представляется неясным, о каких именно нарушениях Конституции и законодательства может идти речь, в связи с чем, даже малейшие, неумышленные отступления от большого количества различных требований закона могут послужить основанием для прекращения деятельности НКО. Вторая группа оснований, также являющихся чрезвычайно расплывчатыми и нечеткими, касается исключительно внутренних дел НКО, что может приводить к абсолютно неограниченному вмешательству государства в деятельность некоммерческого сектора. Более того, устанавливаются также иные случаи, предусмотренные законом, однако, без указания точных правовых норм и конкретных законов.

Ликвидация объединения представляет собой серьезное ограничение основополагающих прав и свобод человека, находящихся под защитой международно-правовых документов и Конституции Кыргызстана, в связи с чем, к этому вопросу необходимо относиться с особенной внимательностью и аккуратностью. Все требования международных стандартов прав человека, должны соблюдаться в полном объеме, в особенности в ситуациях, когда решается вопрос применения существенных ограничений. В Руководящих принципах по свободе объединений указывается, что «любые применяемые санкции всегда должны соответствовать принципу соразмерности, то есть они должны представлять собой меры по достижению намеченной цели, наименее сопряженные с вмешательством. Санкции должны всегда быть исполнимыми и эффективными для достижения конкретных целей, для которых они вводятся. Принимая решение о санкциях, власти должны стараться выбирать меры, которые в наименьшей степени нарушают и подрывают право на свободу объединений. Например, если какое-либо объединение нарушило требование закона о предоставлении финансовой отчетности, первая реакция должна заключаться в требовании исправить упущение (упущения); лишь в дальнейшем при необходимости может налагаться штраф или иное легкое взыскание… В более широком смысле, любые санкции за несвоевременное или не соответствующее требованиям предоставление отчетности или за другие мелкие нарушения ни при каких обстоятельствах не должны быть более тяжелыми или строгими, чем санкции, применяемые за аналогичные нарушения к другим образованиям (например, к коммерческим компаниям).

Санкции, представляющие собой фактическое приостановление деятельности, запрещение или роспуск объединения, носят исключительный характер. Их следует применять только в тех случаях, когда нарушение влечет за собой серьезную угрозу безопасности государства или определенных групп либо подрывает основополагающие демократические принципы. В любом случае, окончательное решение о введении жестких санкций такого рода или об их пересмотре должен принимать судебный орган. 

В целом, любое наказание или санкция, равносильная фактическому роспуску или запрету объединения, должны быть соразмерны нарушению, совершенному объединением, и ни в коем случае не должны использоваться как инструмент дискредитации объединения или препятствования его созданию или деятельности27».

Принимая во внимание необходимость безусловного соблюдения международно-правовых обязательств и Конституции республики, а также принципов верховенства права и правовой определенности, представляется целесообразным существенным образом пересмотреть систему ответственности для НКО. В законодательстве следует предусматривать точные и исчерпывающие основания, влекущие конкретные меры ответственности, которые по степени тяжести должны быть адекватными допущенным нарушениям. К примеру, в случае незначительного нарушения требований законодательства и\или прав отдельных лиц соразмерным представляется объявление НКО предупреждения. Если же совершено более тяжелое нарушение, на НКО могут быть наложены штрафные санкции, которые, однако, не должны быть чрезмерно высокими. В случае более жесткого и грубого нарушения законодательства деятельность НКО может быть временно приостановлена судом. Принудительная ликвидация НКО может иметь место лишь в исключительных случаях, когда органы власти представляют неопровержимые доказательства особо тяжких последствий, причинения серьезного вреда интересам общества, государства, отдельных групп или лиц.

IX. Иностранные НКО.

Администрация Президента инициирует введение отдельного режима правового регулирования статуса и деятельности иностранных НКО, которыми будут признаваться организации, созданные за пределами территории Кыргызской Республики в соответствии с законодательством иностранного государства, учредителями (участниками) которых не являются государственные органы иностранного государства, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками. Иностранная НПО осуществляет свою деятельность на территории Кыргызской Республики через свои структурные подразделения – филиалы и представительства, которые признаются формой некоммерческой неправительственной организации и подлежат государственной регистрации в порядке, предусмотренном анализируемым проектом закона (статья 3). Структурные подразделения иностранных некоммерческих неправительственных организаций, действующие на территории Кыргызской Республики, будут обязаны пройти государственную регистрацию до 31 декабря 2023 года (часть 4 статьи 37).

В целом, предлагается установить правовое регулирование создания и деятельности иностранных НКО, аналогичное статусу национальных НКО за определенными исключениями и дополнениями.

X. Государственная регистрация филиала или представительства иностранной НКО.

Иностранная НПО в течение двух месяцев со дня принятия решения о создании на территории Кыргызской Республики филиала или представительства уведомляет об этом Министерство юстиции республики. Уведомление заверяется уполномоченным органом иностранной НПО и содержит сведения об учредителях и адресе (о месте нахождения) постоянно действующего руководящего органа. Форма уведомления устанавливается Кабинетом Министров. К уведомлению прилагаются следующие документы:

1) учредительные документы иностранной НПО;

2) решение руководящего органа иностранной НПО о создании филиала или представительства иностранной НПО;

3) положение о филиале или представительстве иностранной НПО;

4) решение о назначении руководителя филиала или представительства иностранной НПО;

5) документ с изложением целей и задач создания филиала или представительства иностранной некоммерческой НПО.

Уведомление и прилагаемые к нему документы должны быть представлены на государственном (официальном) языке соответствующего иностранного государства с переводом на кыргызский язык и русский язык и надлежащим образом удостоверены (статья 15).

Помимо общего перечня документов, необходимых для регистрации НПО, иностранное НПО должно будет предоставить органам юстиции выписку из реестра иностранных юридических лиц соответствующей страны происхождения или иной равный по юридической силе документ, подтверждающий юридический статус учредителя - иностранного лица (пункт 8 части 5 статьи 16).

Решение о государственной регистрации структурного подразделения иностранной НПО принимается Министерством юстиции на основании общего перечня документов, которые должны быть заверены уполномоченным органом иностранной некоммерческой НПО, а также на основании копий учредительных документов, свидетельства о регистрации или иных правоустанавливающих документов иностранной некоммерческой НПО (часть 6 статьи 16).

На иностранные НПО распространяются предлагаемые законопроектом основания для отказа в государственной регистрации национальных НПО, о которых указано выше. В то же время, предусматривается ряд дополнительных оснований для отказа в регистрации, который будет возможен в случаях:

1) если установлено, что в представленных учредительных документах иностранной НПО содержится недостоверная информация;

2) если цели и задачи создания филиала или представительства иностранной некоммерческой НПО противоречат Конституции Кыргызской Республики, настоящему Закону и законодательству Кыргызской Республики;

3) если цели и задачи создания филиала или представительства иностранной НПО создают угрозу суверенитету, конституционному строю, территориальной неприкосновенности, национальному единству и самобытности народа Кыргызстана, культурному наследию и национальным интересам Кыргызской Республики;

4) если ранее внесенные в реестр филиал или представительство иностранной НПО были исключены из реестра в связи с грубым нарушением Конституции, данного проекта закона и законодательства республики.

В случае отказа в государственной регистрации НПО заявителю сообщается об этом в письменной форме не позднее чем через тридцать дней со дня получения представленных документов с указанием конкретных положений Конституции и законодательства Кыргызской Республики, нарушение которых повлекло за собой отказ в регистрации. Исключением являются случаи отказа в государственной регистрации иностранной НПО если цели и задачи создания филиала или представительства иностранной НПО создают угрозу суверенитету, конституционному строю, территориальной неприкосновенности, национальному единству и самобытности народа Кыргызстана, культурному наследию и национальным интересам Кыргызской Республики. В таких ситуациях заявителю сообщаются лишь мотивы отказа.

Отказ в государственной регистрации иностранной НПО может быть обжалован в вышестоящий орган или в суд и не является препятствием для повторной подачи документов для регистрации при условии устранения оснований, вызвавших отказ (статья 17). 

XI. Подотчетность, подконтрольность и ответственность иностранных НКО.

Структурное подразделение иностранной НПО информирует органы государственной статистики и налоговые органы, Министерство юстиции об объеме получаемых данным структурным подразделением денежных средств и иного имущества, их предполагаемом распределении, о целях их расходования или использования и об их фактическом расходовании или использовании, о предполагаемых для осуществления на территории Кыргызской Республики программах, а также о расходовании предоставленных физическим и юридическим лицам указанных денежных средств и об использовании предоставленного им иного имущества по форме и в сроки, которые устанавливаются Кабинетом Министров Кыргызской Республики (часть 6 статьи 34).

В случае выявления нарушения законодательства Кыргызской Республики или совершения филиалом или представительством иностранной НПО действий, противоречащих заявленным целям и задачам, органы прокуратуры, Министерство юстиции вправе вынести руководителю соответствующего структурного подразделения иностранной НПО письменное предупреждение с указанием допущенного нарушения и срока его устранения, составляющего не менее месяца. Предупреждение, вынесенное руководителю соответствующего структурного подразделения иностранной НПО, может быть обжаловано в вышестоящий орган или в суд (часть 4 статьи 35).

Генеральная прокуратура или Министерство юстиции вправе направить структурному подразделению иностранной НПО в письменной форме мотивированное решение о запрете осуществления на территории Кыргызской Республики заявленной программы или ее части. Структурное подразделение иностранной НПО, получившее указанное решение, обязано прекратить деятельность, связанную с осуществлением данной программы в указанной в рекомендации части. Невыполнение указанного решения влечет за собой ликвидацию структурного подразделения иностранной НПО и исключение соответствующего филиала или представительства иностранной некоммерческой НПО из реестра.

В целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, обеспечения обороны страны и безопасности государства Генеральная прокуратура или Министерство юстиции вправе вынести структурному подразделению иностранной НПО в письменной форме мотивированное решение о запрете направления денежных средств и иного имущества определенным получателям указанных средств и иного имущества. Невыполнение указанного решения влечет за собой ликвидацию структурного подразделения иностранной НПО и исключение соответствующего филиала или представительства иностранной НПО из реестра.

Иностранная НПО вправе обжаловать действия (бездействие) государственных органов в суд по месту нахождения государственного органа, действия (бездействие) которого обжалуются (части 5, 6, 7 статьи 35).

Помимо общих положений о ликвидации НПО законопроектом предусматривается установить, что филиал или представительство иностранной НПО на территории Кыргызской Республики ликвидируется судом:

1) в случае ликвидации соответствующей иностранной НПО;

2) в случае систематического непредставления предусмотренных данным законопроектом сведений об объеме получаемых данным структурным подразделением денежных средств и иного имущества, их предполагаемом распределении, о целях их расходования или использования и об их фактическом расходовании или использовании, о предполагаемых для осуществления на территории Кыргызской Республики программах, а также о расходовании предоставленных физическим и юридическим лицам указанных денежных средств и об использовании предоставленного им иного имущества по форме и в сроки, которые устанавливаются Кабинетом Министров Кыргызской Республики;

3) в случае если его деятельность не соответствует целям, предусмотренным учредительными документами.

В предлагаемых Администрацией Президента положениях относительно правового статуса иностранных НКО, регулирования их деятельности на территории Кыргызстана, вопросов подотчетности и ответственности имеют место серьезные риски недопустимых отступлений от права каждого человека на объединение. Предусматриваются расплывчатые и неточные формулировки норм права, несоблюдение которых может приводить к тяжелым последствиям вплоть до принудительной ликвидации иностранного НКО. Устанавливаемые законопроектом меры ответственности за некоторые отступления от требований законопроекта, в том числе, не влекущих опасных последствий, являются явно несоразмерными. 

В Руководящих принципах по свободе объединений отмечается, что «описанные выше стандарты (относительно вопросов регистрации объединений) в равной мере должны соблюдаться в отношении создания отделений объединений, иностранных объединений или союзов и сетевых организаций объединений, в том числе тех из них, которые действуют на международном уровне.

Объединения также могут получать финансирование на осуществление своей деятельности из частных и других негосударственных источников, в том числе иностранных и международных. Государствам следует признать, что предоставление объединениям возможности использовать разнообразные источники финансирования более надежно обеспечивает независимость объединений. Как указывалось выше, источниками финансирования могут являться физические лица, частные юридические лица и государственные органы, будь то национальные, зарубежные или международные, в том числе международные и межправительственные организации, а также правительства зарубежных стран и их государственные учреждения. 

При том, что иностранное финансирование неправительственных организаций может вызывать некоторую законную обеспокоенность, при разработке нормативных актов необходимо стремиться снять эту обеспокоенность при помощи способов, не включающих всеобщий запрет или другие чрезмерно ограничительные меры»28

В целом, комментарии и рекомендации, изложенные в пунктах 51-80 настоящего анализа, представляются также актуальными в отношении положений законопроекта, касающихся иностранных НКО. В частности, предлагаемые правовые положения, относительно создания, регистрации, статуса, деятельности, подотчетности и контроля, а также принудительной ликвидации иностранных НКО не соответствуют требованиям международных стандартов прав человека, а также Конституции Кыргызстана, гарантирующим каждому человеку право на свободу объединения. Вмешательство государства в реализацию указанного права со стороны зарубежных субъектов явно выходит за рамки допустимых целей и пределов при серьезных отступлениях от принципов верховенства права и правовой определенности и отсутствии какого-либо обоснования этих инициатив. В связи с чем, считаем необходимым существенным образом пересмотреть указанные выше положения рассматриваемого законопроекта (статьи 15, 16, 17, 34, 35) и привести их в соответствие с международно-правовыми документами, являющимися составной частью правовой системы Кыргызстана, а также с Конституцией страны.

Вместе с тем, Администрация Президента предлагает установить, что в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных НПО и действующих на территории Кыргызской Республики их структурных подразделений не могут входить лица, замещающие государственные или муниципальные должности. Указанные лица не вправе заниматься оплачиваемой деятельностью, финансируемой за счет средств иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено законодательством Кыргызской Республики (статья 32).

Следует отметить о неясности целей введения подобных ограничений, касающихся права государственных служащих заниматься оплачиваемой деятельностью за счет средств иностранных и международных субъектов. Международные и иностранные организации оказывают значительную поддержку Кыргызской Республике в самых различных сферах в связи с чем, возникают вполне обоснованные вопросы относительно соответствия предлагаемых ограничений интересам государства. 

Помимо этого, указанные ограничительные положения, распространяющиеся на должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, выходят за рамки правового регулирования рассматриваемого законопроекта, установленные статьей 1. Согласно правилам законодательной техники, а также сферам регулирования тех или иных нормативных правовых актов, подобные положения, регламентирующие статус государственных и муниципальных служащих, должны быть прописаны в соответствующих законодательных актах, к примеру, в конституционных Законах «О Кабинете Министров Кыргызской Республики», «О статусе судей Кыргызской Республики», «О прокуратуре Кыргызской Республики», Законах «О государственной гражданской службе и муниципальной службе», «О прохождении службы в правоохранительных органах Кыргызской Республики», «О местной государственной администрации и органах местного самоуправления» и др.

В связи с изложенным, предлагаем исключить из законопроекта предложение второе статьи 32.

XII. Несоответствие положений законопроекта требованиям законодательной техники.

Анализ законопроекта показывает, что целый ряд его положений грубым образом не соответствует требованиям законодательной техники, установленным законодательством, что делает невозможным его внесение в Жогорку Кенеш в таком виде.

Как указывалось выше, несовершенство правовых норм законопроекта приведет к недопустимым пробелам в правовом регулировании статуса и деятельности различных организационно-правовых форм некоммерческих организаций, в первую очередь, учреждений и общественных объединений. При этом, в соответствии с законопроектом Кабинету Министров поручается, в том числе до августа 2023 года внести в Жогорку Кенеш проекты законов, вытекающие из рассматриваемого документа (пункт 2 части 3 статьи 37).

Однако, согласно Закону «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики», устанавливающему, в том числе, принципы нормотворческой деятельности, порядок подготовки и принятия законов, если для применения нормативного правового акта необходимо внесение изменений и дополнений в другие нормативные правовые акты, к вносимому проекту должны быть приложены проекты нормативных актов с указанными изменениями и дополнениями. Более того, проект нормативного правового акта, внесенный на рассмотрение с нарушением обозначенных требований, подлежит возвращению без рассмотрения. После устранения нарушений проект вносится на рассмотрение в установленном порядке (части 2, 5 статьи 24).

Таким образом, исследуемый законопроект не может быть принят Жогорку Кенешем к рассмотрению, если к нему не будут приложены проекты других законов, необходимые для его применения. В частности, к анализируемому документу должны быть приложены проекты законов, регламентирующие правовой статус и деятельность всех некоммерческих организаций, учрежденных (созданных) государственными органами, а также таких видов НКО, как учреждения и общественные объединения.

В справке-обосновании к проекту указано, что документ был размещен на официальном сайте Кабинета Министров для всеобщего обсуждения, поступившие предложения были учтены при доработке проекта Закона.

Таким образом, Администрация Президента уже на стадии первичного размещения текста законопроекта заявляет о том, что все поступившие предложения были учтены. Из этого следует, что инициатором уже принято решение о внесении законопроекта в Жогорку Кенеш для рассмотрения и принятия в том виде, в котором он опубликован, т.е. Администрация Президента не будет принимать во внимание все предложения, которые поступят к проекту.

В данном случае необходимо отметить, что в соответствии с Законом «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики», общественное обсуждение проекта нормативного акта обеспечивается нормотворческим органом, в том числе, путем принятия, рассмотрения и обобщения предложений, поступающих от участников общественного обсуждения, а также подготовки по результатам общественного обсуждения итоговой информации о поступивших предложениях с обоснованием причин включения либо невключения их в проект нормативного правового акта. Итоговая информация отражается в справке-обосновании к проекту нормативного правового акта (часть 2 статьи 22). Более того, субъект нормотворческой деятельности обязан обнародовать информацию, имеющую отношение к предмету обсуждения, в том числе, перечень лиц и организаций, которые участвовали в разработке, а также с которыми проект нормативного правового акта был предварительно согласован (часть 3 статьи 22).

Необходимо отметить, что институт общественного обсуждения проектов нормативных правовых актов является одним из механизмов реализации основополагающего права человека на участие в управлении государством. Конституция гарантирует гражданам Кыргызской Республики право участвовать в управлении делами общества и государства как непосредственно, так и через своих представителей. Граждане Кыргызской Республики имеют право участвовать в обсуждении и принятии законов и решений республиканского и местного значения. Каждый имеет право на обращение в органы государственной власти, органы местного самоуправления и к их должностным лицам, которые обязаны предоставить обоснованный ответ в установленный законом срок (статья 37).

В связи с изложенным, в целях недопущения отступлений от Конституции и законодательства Кыргызстана Администрации Президента следует обеспечить соблюдение обозначенных выше конституционно-правовых гарантий и требований законодательной техники, путем надлежащего сбора всех поступающих к законопроекту предложений и рекомендаций. Инициатор должен обобщить все предложения, которые поступят к документу, отразить их в справке-обосновании и указать обоснование причин включения либо невключения их в итоговый проект документа.

Следует отметить, что в справке-обосновании к рассматриваемому проекту отмечается, что проект Закона соответствует законодательству Кыргызской Республики, его принятие не повлечет социальные, экономические, гендерные, экологические, коррупционные последствия. Однако, к законопроекту не были приложены заключения специализированных видов экспертиз, на основании которых инициатор мог бы сделать обозначенные выводы относительно отсутствия последствий. По этой причине, представляется неясным, каким образом инициатор пришел к данным выводам.

Важно обратить внимание на требования Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» согласно которым, проекты нормативных актов по вопросам обеспечения конституционных прав, свобод и обязанностей граждан; правового статуса общественных объединений, СМИ должны подлежать правовой, правозащитной, гендерной, экологической, антикоррупционной и иной научной экспертизе (в зависимости от правоотношений, на регулирование которых направлен проект нормативного правового акта). Задачами научной экспертизы являются оценка качества, обоснованности и своевременности проекта, соблюдения в проекте требований нормотворческой техники; оценка проекта на соответствие Конституции, конституционным законам, законам и международным обязательствам Кыргызской Республики; определение возможностей эффективности нормативного правового акта; выявление и оценка социальных, экономических, научно-технических, экологических и иных отрицательных последствий принятия проекта в качестве нормативного правового акта. Для проведения независимой научной экспертизы проектов нормативных правовых актов нормотворческим органом могут быть приглашены ученые и специалисты из других государств. Проект может быть направлен для научной экспертизы в международную организацию. В качестве экспертов должны привлекаться лица, не принимавшие непосредственного участия в подготовке проекта нормативного правового акта (статья 20).

Помимо этого, субъект нормотворческой деятельности обязан обнародовать информацию, имеющую отношение к предмету общественного обсуждения, в том числе, заключения проведенных экспертиз (абзац пятый части 3 статьи 22).

В связи с чем, Администрации Президента следует обеспечить выполнение указанных требований закона относительно подготовки заключений специализированных видов экспертиз в целях выявления и оценки социальных, экономических, научно-технических, экологических и иных отрицательных последствий принятия исследуемого проекта закона.

Инициатором указано в справке-обоснованию к проекту, что выделение источников финансирования из государственного бюджета для реализации положений закона не требуется. Однако, из содержания законопроекта следует, что на ряд государственных органов будут возложены дополнительные функции в области осуществления надзора и контроля за деятельностью более 30 тысяч НКО Кыргызстана. Столь большое увеличение сферы ответственности органов государственной власти неизбежно повлечет значительное повышение нагрузки на государственных служащих, что может приводить к необходимости увеличения штатов государственных органов и, следовательно, расходов из средств государственного бюджета. 

Уместным представляется отметить, что в соответствии с Конституцией проекты законов, предусматривающие увеличение расходов, покрываемых за счет государственного бюджета, принимаются Жогорку Кенешем после определения Кабинетом Министров источника финансирования (часть 3 статьи 86). Более того, субъект нормотворческой деятельности обязан обнародовать информацию о проведенных финансово-экономических расчетах, связанных с инициируемым проектом нормативного акта и указать в справке-обосновании наличие источников его финансирования (абзац пятый части 3 статьи 22, статья 25 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики»). При этом, Торага Жогорку Кенеша возвращает инициатору проект закона и сопроводительные документы, если представленные законопроекты и сопроводительные документы не отвечают требованиям статей 45 и 47 Регламента Жогорку Кенеша (в том числе, относительно информации об источниках финансирования) и нормотворческой технике на основании справки юридической службы Аппарата (статья 49 Закона «О Регламенте Жогорку Кенеша Кыргызской Республики»).

В связи с чем, инициатору необходимо обеспечить выполнение указанных требований закона относительно указания источника финансирования законопроекта.

1 https://kloop.kg/blog/2021/07/07/zhaparov-podpisal-popravki-v-zakon-o-nekommercheskih-organizatsiyah-chto-eto-znachit/ 

2 Постановление Кабинета Министров КР «О мерах по реализации требований Закона Кыргызской Республики «О некоммерческих организациях» от 22 марта 2022 года № 147

3 https://kaktus.media/doc/470424_delo_o_massovyh_besporiadkah._kak_proshel_tretiy_den_v_gorodskom_syde.html

https://rus.azattyk.org/a/32101028.html

4 https://24.kg/vlast/249390_CPJ_blokirovka_veb-sayta_azattyik_vopiyuschiy_akt_tsenzuryi/

5 https://24.kg/vlast/250065_CPJ_prizyivaet_nemedlenno_razblokirovat_bankovskie_scheta_isayt_azattyika/

6 https://cpj.org/2022/11/kyrgyzstan-freezes-radio-azattyk-bank-account-under-money-laundering-laws/

https://24.kg/obschestvo/250473_sovetnik_gosdepa_ssha_dostijenie_kyirgyizstana_svobodnaya_aktivnaya_pressa/

7 Официальный сайт Кабинета Министров Кыргызской Республики – https://www.gov.kg/ru/npa/s/4192

8 Всеобщая декларация прав человека принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года.

9 Международный пакт о гражданских и политических правах принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 года.

10 https://www.ohchr.org/ru/special-procedures/sr-freedom-of-assembly-and-association.

11 Руководящие принципы по свободе объединений подготовлены экспертами БДИПЧ ОБСЕ и Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия). Документ утвержден на 101-й пленарной сессии Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия), г. Венеция, 13-14 декабря 2014 года.

12 Всего договоров 9, поскольку Всеобщая Декларация прав человека 1948 года к их числу не относится. Однако, ее положения находят свое отражение в других международных документах, обладающих обязательной юридической силой. Учитывая чрезвычайно важное историческое значение Всеобщей Декларации прав человека, этот документ представляет собой свод общепризнанных принципов и норм международного права.

Закон КР «О присоединении Кыргызской Республики к Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации» от 26 июля 1996 года № 48.

Постановление Жогорку Кенеша КР «О присоединении Кыргызской Республики к международным договорам по правам человека» от 12 января 1994 года № 1406-XII.

Постановления ЗС Жогорку Кенеша КР от 25 января 1996 года З № 320-1 и СНП Жогорку Кенеша КР от 6 марта 1996 года П № 257-1.

Закон КР «О присоединении Кыргызской Республики к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» от 26 июля 1996 года N 46.

Постановление Жогорку Кенеша КР «О присоединении к Конвенции о правах ребенка» от 12 января 1994 года № 1402-XII.

Закон КР «О присоединении Кыргызской Республики к Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей от 18 декабря 1990 года» от 15 апреля 2003 года № 80.

Закон КР «О ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов, принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 13 декабря 2006 года и подписанной 21 сентября 2011 года» от 13 марта 2019 года № 34.

13 Пункт 3 статьи 2 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года

14 Кыргызская Республика присоединилась к Венской Конвенции о праве международных договоров в соответствии с Законом КР «О присоединении Кыргызской Республики к Венской Конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года».

15 Статья 6 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики».

16 Письмо Министерства юстиции № С-2575 от 18.04.2019г.

17 Правовое регулирование некоммерческих организаций и институтов гражданского участия; (Учебное пособие)/Под общей редакцией Н. А. Идрисова – Б.: Т. Kirland, 2020 – 422 с

18 Статья 23 Конституции Кыргызской республики, статья 22 международного пакта о гражданских и политических правах, пункты 109-115 Руководящих принципов по свободе объединений, подготовленных БДИПЧ ОБСЕ, Европейской комиссей за демократию через право (Венецианская комиссия) в 2015 году. 

19 Статья 7 Всеобщей Декларации прав человека, статья 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 24 Конституции Кыргызской Республики.

20 Пункт 28 Руководящих принципов по свободе объединений, подготовленных экспертами БДИПЧ ОБСЕ и Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия).

21 Статьи 10, 11 Закона Кыргызской Республики «О государственной регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)».

22 Часть 5 статьи 3 Закона Кыргызской Республики «О хозяйственных товариществах и обществах».

23 Пункт 156 Руководящих принципов по свободе объединений, подготовленных экспертами БДИПЧ ОБСЕ и Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия). Документ утвержден на 101-й пленарной сессии Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия). Г. Венеция, 13-14 декабря 2014 года.

24 См.: Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на свободу мирных собраний и праве на свободу ассоциации, Доклад Совету по правам человека ООН (Виды передовой практики, связанные с правом на свободу мирных собраний и правом на свободу ассоциации), UN Doc. A/HRC/20/27, 21 мая 2012 г., п. 54.

25 http://www.kenesh.kg/ru/article/show/9676/dvizhenie-zakonoproektov-rassmotrennih-zhogorku-keneshem-kirgizskoy-respubliki-7-soziva-2-ya-sessiya-s-1-sentyabrya-2022-goda-po-2023-goda-sostoyanie-na-04-11-2022

26 Совместное предварительное заключение в отношении проекта закона о внесении изменений и дополнений в Закон о некоммерческих организациях и другие нормативно – правовые акты Кыргызской Республики. Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) и Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ ОБСЕ). Принято Венецианской комиссией на 96 пленарном заседании (Венеция, 11-12 октября 2013 года). П.п. 69, 73, 76, 78-80 – доступно на https://www.refworld.org.ru/docid/55cdead54.html. 

27 Пункты 237, 239 Руководящих принципов по свободе объединений БДИПЧ ОБСЕ. 

28 Пункты 166, 218, 219 Руководящих принципов по свободе объединений, подготовленных экспертами БДИПЧ ОБСЕ и Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия).

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

03-11-2022
Обращение по задержанным женщинам
3416

04-11-2020
Обращение к кандидатам на должность президента Кыргызской Республики
5756

15-05-2020
Депутаты хотят установить цензуру в интернете, которая коснется всех
4883

09-01-2020
Анализ проекта закона об изменениях в законы «О некоммерческих организациях»
3706

24-12-2019
В связи с давлением правоохранительных органов на адвокатов
11278

24-10-2019
Анализ применения отдельных норм нового законодательства на примере некоторых уголовных дел
9592

06-09-2019
Вопросы, которые нужно задать, чтобы дать объективную оценку событиям в Кой-Таше
8632

27-08-2019
Анализ некоторых вопросов, связанных с задержанием Атамбаева в Кой-Таше
16845

09-01-2019
О состоянии и перспективах развития свободы слова в Кыргызстане
4299

20-12-2018
Относительно запроса Финансовой разведки о предоставлении сведений по банковским счетам и ячейкам
9461

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором

×