Добавить свою статью
27 Мая 2010
Иран и недавние перемены в Кыргызстане
«Иран и недавние перемены в Кыргызстане» - под таким заголововком появилась недавно статья в в иранской газете «Хамшахри» (публикация от 24.04.2010 г.). Автор материала Шаиб Бахман анализирует состояние и перспективы сотрудничества Ирана с Кыргызстаном в свете последних событий в стране.

Приводится полностью:

«Иран и недавние перемены в Кыргызстане»

Кыргызская Республика, обладающая территорией 198 тысяч 500 кв. км, расположена в центральной части Азиатского континента, на востоке региона Центральной Азии.

Эта республика граничит на востоке с Китаем, с севера – с Казахстаном, на западе – с Узбекистаном, на юге – с Таджикистаном. Стратегическое значение Кыргызстана обусловлено его соседством с Китаем и нахождением на древнем маршруте Великого Шелкового Пути, что в свое время сделало регион рубежом противостояния китайских и исламских идей. В 1991 году Кыргызстан обрел независимость и возник на мировой политической арене в качестве суверенного государства.

После провозглашения Кыргызской Республикой независимости 31 августа 1991 года, Исламская Республика Иран стала одной из первых стран мира, официально признавших суверенитет и независимость этой страны, и, открыв в Бишкеке посольство, предприняла шаги к установлению и развитию официальных дипломатических отношений. С того момента и до сих пор отношения двух стран строились на дружбе, взаимном понимании и уважении, а политическая воля официальных лиц двух стран была направлена на расширение двусторонних связей, - и действительно, отношения Ирана и Кыргызстана в прошлые годы развивались в самых различных направлениях. Между тем, недавние перемены в Кыргызстане порождают ряд вопросов о будущем отношений Тегерана и Бишкека.

Весна и осень «тюльпановой» революции

Когда в 2005 году единоличный режим правления Аскара Акаева был свергнут в ходе «тюльпановой» революции, по всей вероятности мало кто тогда предполагал, что всего лишь пять лет спустя уже лидеров этой «тюльпановой» революции постигнет такая же судьба прежнего руководства Кыргызстана. В то время, с приходом к власти новой правящей группы, внешнеполитические связи Кыргызстана в определенной степени оказались под влиянием этих изменений, в том числе, и отношения этой страны с Исламской Республикой Иран тоже подверглись воздействию означенных перемен. Это выразилось в том, что прозападная ориентация во внешней политике Кыргызстана привела к появлению дистанции в отношениях между Тегераном и Бишкеком.

Ввиду того, что присутствие вооруженных сил США и НАТО в регионе вызывает серьезную обеспокоенность Ирана, одной из проблем, вызвавшей ограничение политических связей Ирана и Кыргызстана, стало присутствие военно-воздушной базы США в Кыргызстане, - дело дошло даже до кратковременных кризисов в двусторонних отношениях между двумя странами. В качестве примера можно вспомнить май 2006 г., когда на фоне угроз США начать военную операцию против Ирана, и в Тегеран стали поступать сообщения о возможном использовании Пентагоном военно-воздушной базы США в аэропорту «Манас» для нанесения воздушных ударов по Ирану, это вызвало резкую реакцию иранского руководства. Иран тогда заявил, что «нанесет удары по тем пунктам, откуда по Ирану будут выпущены ракеты». Тогда руководство Кыргызстана немедленно заявило, что не позволит использовать воздушную базу «Манас» против Ирана. Такая позиция Бишкека тогда дала экспертам основание считать, что ирано-кыргызские двусторонние отношения, несмотря на известные различия в подходах к выработке и формированию внешней политики, в определенной степени достигли состояния стабильности и устойчивости.

Таким образом, вакуум, образовавшийся в ирано-кыргызских отношениях, по прошествии какого-то времени был устранен, а две страны вступили в новый этап политического и экономического сотрудничества. Между тем, последние события в Кыргызстане лишний раз подтверждают вывод о том, что внешние факторы оказывают очень большое влияние на политическую жизнь этой страны. В том смысле, что если «революция тюльпанов» в 2005 г. в Кыргызстане победила при непосредственном спонсорстве США, то в апреле 2010 г. оппозиция «отправила тюльпановый цветник в объятия осени» при прямой поддержке России. Именно поэтому можно ожидать того, что Россия будет обладать намного более сильной ролью и влиянием на будущую политику Кыргызстана, чем США. И это обстоятельство наводит на размышления о различных вариантах дальнейшего развития отношений нового руководства Кыргызстана с Ираном.

Возможности и ограничители

Со своей стороны, после недавних событий в Кыргызстане, правительство Исламской Республики Иран заявило, что считает случившиеся в стране события сугубо внутренним делом Кыргызстана, а также выразило готовность оказать новому кыргызскому правительству помощь в обеспечении стабильности и безопасности в стране. Исламская Республика Иран выступает за скорейшее установление стабильности в этой стране и прилагает усилия к сотрудничеству с Временным Правительством Кыргызстана через оказание гуманитарной помощи. Иран, поддержав усилия Временного Правительства по решению проблем, связанных с нестабильностью и столкновениями в Бишкеке и других городах этой страны, желает скорейшего восстановления мира и стабильности во всем Кыргызстане. Более того, Иран, отмечая хорошие отношения Тегерана с Бишкеком, с самого начала независимости этой страны всегда стремился делать акцент на последовательном развитии этих отношений.

В целом, очевидно, что политика Ирана по отношению к Кыргызстану является составным элементом его более крупномасштабной стратегии в регионе Центральной Азии, проводимой с целью нейтрализации усилий США, направленных на экономическую и политическую изоляцию Ирана в регионе. Соответственно, учитывая то, что присутствие вооруженных сил США и НАТО в регионе всерьез беспокоит Иран, одной из проблем, расцениваемых [официальным Тегераном] в качестве ограничителя политических отношений Ирана и Кыргызстана, является присутствие военно-воздушной базы США в Кыргызстане. Конечно, принимая во внимание произошедшие в Кыргызстане перемены, а также вероятное сокращение роли и влияния США в этой стране, на сегодня более чем раньше существует возможность появления благоприятной почвы для дальнейшего присутствия и расширения влияния Ирана в Бишкеке.

Исходя из этого, политическая воля Ирана в контексте его отношений с Кыргызстаном должна быть направлена на дальнейшее развитие двустороннего сотрудничества двух стран в политической, торгово-экономической, культурной, научной областях, а также на расширение взаимодействия и сотрудничества в рамках Организации Экономического Сотрудничества (ОЭС - Economic Cooperation Organization - ECO), Организации Исламской Конференции (ОИК), Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) и других международных союзов и организаций.

Более того, учитывая существующие отношения, большой потенциал и ресурсы их развития, общность интересов, а также высокий уровень политических контактов, наработанный между двумя странами, представляется очень важным, чтобы Иран и Кыргызстан сумели с каждым днем еще более укреплять сотрудничество и связи друг с другом. К этому необходимо добавить, что взгляды и позиции двух стран по проблемам региона, в особенности, по проблеме борьбы с распространением наркотиков, - близки и созвучны друг другу. В этом смысле двустороннее сотрудничество между Ираном и Кыргызстаном может осуществляться в интересах установления мира, стабильности и безопасности в регионе, в целом.

Кроме того, Исламская Республика Иран, сделав акцент на свою активную роль в деле сохранения стабильности и спокойствия в регионе, а также противостояния любым попыткам дестабилизации обстановки в регионе, могла бы сыграть конструктивную роль в снижении напряженности и недоверия в регионе, а также предотвращать возникновение и разрастание новых кризисов.

В экономической области у Ирана и Кыргызстана существуют и ограничители, и возможности. В качестве наглядного примера можно назвать чрезмерное обложение таможенными пошлинами иранских товаров в Кыргызстане, следствием чего стали ценовая неконкурентоспособность иранских товаров на кыргызском рынке, отсутствие стимулов у иранских бизнесменов работать на этом рынке. И данный вопрос следовало бы ставить на будущих переговорах с кыргызской стороной.

Помимо того, при наличии возможности у иранских компаний и бизнесменов кредитоваться в банках Кыргызстана появилась бы заинтересованность инвестировать в крупные инфраструктурные и экономические проекты в Кыргызстане. Соответственно, Ирану следует подписать с Кыргызской Республикой соглашение об отмене чрезмерных таможенных тарифов и пошлин, подняв тем самым торгово-экономические связи с Кыргызстаном на новый, более высокий уровень.

Это звучит особенно актуально, если учесть благоприятное геополитическое расположение Кыргызстана, которое могло бы дать Ирану доступ на рынки европейских стран, а также ёмкие рынки стран Дальнего и Ближнего Востока, Китая и Юго-Восточной Азии, которые по праву признаны в качестве надежных партнеров. Есть и другой плюс: у Ирана и Кыргызстана друг с другом уже наработаны хорошие связи и взаимодействие в рамках Организации Экономического Сотрудничества (ОЭС - Economic Cooperation Organization - ECO).

В области культуры, несмотря на то, что персидский язык, фарси, мог бы играть роль эффективного связующего звена между Ираном и государствами Центральной Азии, к сожалению, данному вопросу до сих пор не уделялось должного внимания, и это следует расценить как большую недоработку. Кроме того, в научной, культурной и туристической областях связи между народами двух стран еще не совершили ощутимого прогресса, что также следует учитывать при будущих переговорах с новыми властями Кыргызстана.

Обобщая все вышеизложенное можно утверждать, что Иран и Кыргызстан придают друг другу большое значение как с исторической и культурной, так и с политической и экономической точек зрения. При этом для нас очень важно помнить и осознавать историческую и культурную общность двух стран, что в дополнении к новейшим политическим и экономическим связям между ними могло бы превратить Иран в такого регионального игрока, который, с одной стороны, эффективно играл бы роль сильного мотора экономического развития стран региона, а с другой – превратил бы имеющиеся ограничители в своих отношениях со странами региона, в частности, с Кыргызстаном, в золотые возможности.

__________________________

Независимый эксперт Авазбек Абдуразаков дал свой комментарий агентству АКИpress по поводу статьи в иранской газете:

Автор статьи, господин Шаиб Бахман, высказывает достаточно интересные и заслуживающие внимания кыргызских политологов мысли о вчерашнем, сегодняшнем и завтрашнем дне кыргызско-иранских двусторонних отношений. С некоторыми из них можно, несомненно согласиться и даже приветствовать их, а с некоторыми – и поспорить.

В прошлом, в бытность сотрудником МИД Кыргызской Республики и посольства Кыргызстана в Иране, мне пришлось непосредственно заниматься очень многими вопросами и проблемами двусторонних кыргызско-иранских отношений. И, пользуясь случаем, я хотел бы здесь высказать свое мнение о затронутых иранским коллегой «возможностях и ограничителях» в кыргызско-иранских отношениях. Заранее оговорюсь, что это всего лишь мое личное видение как независимого эксперта по кыргызско-иранским отношениям, которое ни в коей мере не следует считать позицией официального Бишкека.

Действительно, между двумя народами Кыргызстана и Ирана существует очень давняя историческая и культурная общность. Древний праздник Нооруз широко отмечается и в нашей стране. Классики персидской поэзии пользуются большой популярностью в Кыргызстане среди любителей литературы.

В кыргызском языке имеется немало слов, заимствованных из языка фарси, в свою очередь, в лексике персидского языка тоже имеется немало тюркских заимствований. Это такие слова как «гамчи» («камчы» - плеть для конной езды), «йейлак» («джайлоо» - летнее кочевье), «гешлак» («кыштоо» - зимнее кочевье), «гуш» («куш» - сокол, ястреб), «гэйчи» («кайчы» - ножницы), «гормэ» («куурма» или «куурдак» - жареное в собственном соку мясо), «гэймак» («каймак» - сливки, сметана) и т.д.

Несомненно, в давнем историческом прошлом представители двух народов поддерживали друг с другом частые торговые и культурные контакты, и это общение взаимобогащало их культуры и языки. Манера чтения на память иранской эпической поэмы «Шахнаме» Фирдоуси у иранских профессиональных чтецов созвучна мелодии чтения эпоса «Манас» нашими кыргызскими акынами-манасчи, например, Саякбая Каралаева.

Обычаи двух народов близки друг к другу, уважение к старшим, гостеприимность и доброжелательность к гостям и путешественникам, прибывшим издалека, приняты у обоих народов.

Мы и иранцы - давние соседи на древней земле нашего общего азиатского континента. Эту мысль ярко и образно передал в одном из своих стихотворений казахстанский журналист и поэт Малик Джурсунбеков:
«Азия, древняя Азия…
Это тебе не фантазия, - Аз изначально и я…
Азиат – он чёрен и беден, азиат – он жёлт и богат,
Мы здесь соседи на этой древней земле,
Где каждый каждому брат.
Мудрость священная – Азия,
Земля благословенная – Азия,
Аз и я, аз и мы, аз и ты…
Азия...»

После распада бывшего СССР и провозглашения Кыргызстаном независимости и суверенитета в августе 1991 года, Исламская Республика Иран в числе первых стран мира официально признала нашу республику. На том первоначальном этапе своей независимости Кыргызстан только вошел в общемировую семью народов как молодое суверенное государство и с нуля стал закладывать свои отношения с внешним миром.

Иран, с его ролью и влиянием в регионе, был признан в качестве одного из важных региональных центров всеми без исключения молодыми государствами Центральной Азии, включая Кыргызстан. Торгово-экономический потенциал Ирана, несомненно высок. Не случайно, что налаживание дружественных связей и торгово-экономического сотрудничества с Ираном вошло тогда в повестку дня внешней политики молодого суверенного Кыргызстана.

В 1996 году Кыргызстан тоже открыл свое посольство в Тегеране. Всякое бывало в отношениях между двумя странами за прошедшие годы: и хорошее, и неприятное, но, оговорюсь сразу, первого было намного больше. Был и нелицеприятный инцидент с иранским эшелоном оружия, отправленным из Ирана через Кыргызстан для поддержки сил Северного Альянса в Афганистане в 1998 г., и недавний инцидент с задержанием в Иране лидера «Джундуллы» Абдольмалека Риги. Как правило, все такие эпизоды связаны с недостаточной согласованностью в действиях силовых структур и спецслужб двух стран, несмотря на то, что кыргызская сторона всегда обращалась к иранским официальным лицам с просьбой в подобных случаях осуществлять друг с другом более своевременный обмен информацией и оперативное взаимодействие.

Об «ограничителях» в двусторонних отношениях, которые в своей статье затрагивает господин Бахман, в особенности, того, что касается военного присутствия НАТО в Кыргызстане, хотелось бы отметить следующее.

Во-первых, то, что находится в аэропорту «Манас» - это не военно-воздушная база в точном смысле этого термина, а транзитный пункт, обслуживающий нужды антитеррористической коалиции в Афганистане, цели которой хорошо известны мировой общественности.

Во-вторых, этот пункт в своё время появился в Кыргызстане с согласия наших партнёров по ОДКБ и в соответствии с духом инициативы ООН. По своему правовому положению он не имеет в Кыргызстане, если так можно выразиться, «постоянной прописки», и его «мандат» связан с урегулированием в Афганистане. Ситуация в этой стране, как известно, сильно влияет на состояние безопасности в Центральной Азии.

Упомянутую в статье обеспокоенность в Иране в связи с появившимися в мае 2006 г. слухами о возможности нанесения американцами ударов с «Манаса» можно понять только как проявление сверхчувствительности в контексте напряженности в отношениях между США и Ираном. Должно быть ясно, что Кыргызстан никогда не позволит использовать свою территорию для военных акций против соседних стран, в том числе, естественно, Ирана.

О связующей роли языка фарси в Центральной Азии, следует заметить, что с 1992 г. в трех ВУЗах г.Бишкека при любезном содействии Посольства Исламской Республики Иран были открыты и оборудованы кафедры преподавания персидского языка и литературы, в которых наши студенты сегодня изучают прекрасный поэтический язык Фирдоуси, Хафиза и Саади. Однако в силу объективных факторов, состоящих в том, что, с одной стороны, кыргызы – тюркоязычный народ, а с другой стороны, русский язык уже на протяжении многих десятилетий по праву играет в Кыргызстане и других государствах постсоветской Центральной Азии роль основного языка межнационального и межэтнического общения, персидский язык не мог стать связующим Иран со всеми народами Центральной Азии звеном, за исключением, пожалуй, Таджикистана и в какой-то мере Узбекистана. Тем не менее, еще раз оговорюсь, интерес к персидской поэзии, литературе и культуре в Кыргызстане высок.

Об «ограничителях» в торгово-экономических связях двух стран, затронутых в статье господина Бахмана, хотел бы заметить следующее.

Идея доступа Ирана на рынки европейских стран, Дальнего и Ближнего Востока, КНР и Юго-Восточной Азии через Кыргызстан, конечно, звучит очень красиво и притягательно, но требует более скрупулезного экономического анализа и расчёта, так как морские грузоперевозки, как известно, всегда дешевле наземных, даже если речь идет о железной дороге.

О «чрезмерном обложении иранских товаров таможенными пошлинами» в Кыргызстане. Как известно, Исламская Республика Иран не является членом Всемирной Торговой Организации (ВТО), в то время как Кыргызстан вступил в нее. Отсюда, согласно правилам ВТО, и вытекает применение в Кыргызстане к импортным иранским товарам нельготных, т.е. непреференциальных, таможенных тарифов и пошлин. В 2002 – 2004 гг. мы в Тегеране не раз обсуждали эту проблему с нашими иранскими коллегами, исходя из понимания того, что в близкой перспективе Иран в ВТО не вступит. Обсуждался этот вопрос сторонами и в рамках кыргызско-иранской Межправительственной комиссии (МПК). И путь к выходу из этой ситуации, казалось, был найден. Было принято совместное решение подписать двустороннее торговое соглашение о взаимном применении преференциальных таможенных тарифов к товарам друг друга, по аналогии имевшихся тогда у Кыргызстана соглашений с Россией, Казахстаном, КНР. Для подписания такого соглашения сторонам следовало взаимно согласовать необходимые товарные приложения, - это перечни экспортных товаров двух стран, которые бы на взаимной основе пользовались тарифными преференциями. Однако, к сожалению, экспертам сторон в ходе переговоров не удалось достичь согласия друг с другом по товарным перечням. Наши эксперты просили своих иранских коллег облегчить импорт в Иран кыргызских электроламп и др. товаров отечественного производства, - иранские эксперты просили кыргызских коллег облегчить импорт в Кыргызстан целого перечня своих, иранских товаров. Одним словом, торговые интересы сторон возобладали тогда над общим позитивным настроем, и желаемой договоренности достичь не удалось. Будем надеяться, что в будущем совместными усилиями сторон вопрос будет решен.

О кредитовании иранских компаний в Кыргызстане скажу следующее. В принципе, любая иранская компания, зарегистрированная и работающая в Кыргызстане, может на общих основаниях, согласно существующим банковским правилам, при предоставлении ею необходимого залога или гарантии получить кредит в кыргызстанских банках.

Но корень проблемы лежит в другом: в Кыргызстане до сих пор нет ни одного иранского банка, отсутствуют прямые корреспондентские связи между банками двух стран. Воспримем как аксиому, что для кредитования инвестиций иранских компаний в экономические проекты в Кыргызстане и торговых сделок между бизнесменами двух стран присутствие иранского банка просто необходимо. Такой иранский банк в Кыргызстане мог бы и обслуживать иранский кредит в размере 50 миллионов евро, о готовности выделить который для осуществления экономических проектов в Кыргызстане под гарантии иранских бизнесменов, участвующих в таких проектах, Правительство Ирана заявило еще в 2003 г. Без наличия иранского банка в Кыргызстане этого не сделать.

В 2000 - 2004 гг. посольство Кыргызстана в Иране неоднократно призывало иранскую сторону открыть филиал одного из иранских банков в Кыргызстане, этот вопрос неоднократно обсуждался сторонами и в рамках кыргызско-иранской Межправительственной комиссии. Тогда Посольство КР в Тегеране даже заручилось предварительным согласием на это Национального Банка и Правительства Кыргызской Республики, а представителям иранского банка «МАСКАН», принимавшим участие в заседании Межправительственной комиссии в Бишкеке летом 2004 г. была оказана всесторонняя помощь и консультации, вплоть до показа им нескольких вариантов помещений в центре Бишкека для приобретения под офис филиала банка. К сожалению, банк «МАСКАН» тогда так и не решился на открытие своего филиала в Кыргызстане.

Позднее, иранский коммерческий «Банк Новин Эгтесади» заинтересовался было открытием своего филиала в Кыргызстане, но, к глубокому сожалению, представитель банка погиб в печально известной авиакатастрофе в августе 2008 г. под Бишкеком. С тех пор идея открытия иранского банка в Кыргызстане не озвучивалась в более или менее практической плоскости.

Но что было, то было... Думаю, что сегодня нам, совместно с нашими иранскими партнерами, следует перевернуть прошлые, временами удручающие, страницы двусторонних отношений и настроиться на позитивный и конструктивный лад. Ведь не зря древний иранский философ и мыслитель Зороастр сказал: «Добрые мысли, добрые слова, добрые дела» (по-персидски его высказывание звучит: «Пэндор-э ник, гуфтор-э ник, кярдор-э ник»; по-кыргызски: «Жакшы ой, жакшы соз, жакшы иш»). Зороастр это говорил, на мой взгляд, в том смысле, что людям следует осознанно стремиться к позитиву в своих мыслях и намерениях, а добрые мысли влекут за собой добрые, позитивные слова, и тогда наступает черёд позитивных и созидательных дел.

Поэтому будем надеяться, что при совместных усилиях, сотрудничестве и позитивном настрое две страны действительно сумеют обратить имеющиеся в их отношениях ограничители, а также упущенные раньше возможности в практические результаты и достижения.
Стилистика и грамматика авторов сохранена
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить
Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×