Добавить статью
16:18 30 Ноября 2015
А.Ф.Керенский и кыргызское восстание 1916 года
156.0 Об антицарском восстании кыргызов 1916 года, о карательных операциях русских войск и жестоком подавлении восставших сказано и написано очень много. Можно смело предположить, что к 100-летию этих трагических событий, которое будет отмечаться в следующем 2016 году, будет написано еще больше. Но хотелось бы, чтобы отдельные факты истории, поверхностно истолкованные, не вносили раздор в жизнь новых поколений, между Россией и Кыргызстаном. Поль Валери, прекрасный поэт и выдающийся мыслитель, когда-то мудро предупреждал, чтобы историческая наука не стала прислужницей политики и источником шовинизма и национализма, ибо история—«это самый опасный продукт, вырабатываемый химией интеллекта».

Все дело в том, что существует очень большой соблазн представить дело так, что о трагедии кыргызов мало кто знал в мире, особенно в самой России, а если и знали, то хранили дружное молчание. Читая работы наших отечественных историков и публицистов, можно подумать, что в стране Толстого и Достоевского, других величайших гуманистов и учителей человечества, никто кыргызам не сочувствовал и закрыли глаза на преступления карателей, а подавление восстания в русском обществе считали чуть ли не подвигом внутренних войск и вполне справедливым делом. Между тем, как показывают факты, дело обстоит далеко не так.

Да, события первой мировой войны, глубокий предреволюционный кризис, кризис самой империи, которую В.И. Ленин назвал “тюрьмой народов”, в значительной степени заслонили собой массовые волнения в Туркестане, да и делалось все для того, чтобы о них узнали как можно меньше и в царской России, и за ее пределами. Тем не менее, о кровавых стычках местного населения с представителями русской администрации, в целом с русскими переселенцами узнали очень многие, особенно в Государственной Думе. Об этом свидетельствует тот факт, что именно Госдума назначила специальную Комиссию по расследованию дел, связанных с волнениями в Туркестане лета 1916 года и их жестокого подавления внутренними войсками. Самое примечательное, во главе Комиссии встал сам А. Ф. Керенский, лидер фракции так называемых “Трудовиков”, едва ли не самый популярный политик России того времени, один из непримиримых критиков царизма, особенно императора Николая Второго. О его невероятной популярности говорят такие характеристики его политической деятельности, как «рыцарь революции», «львиное сердце», «первая любовь революции», «народный трибун», «гений русской свободы», «солнце свободы России” и т. д.

И этот человек стал самым пламенным защитником восставших кыргызов. Александр Федорович не поленился приехать в Ташкент и Самарканд и собирал материалы для того, чтобы проинформировать русскую общественность о произошедшем. Что он и сделал. Страстное выступление Александра Федоровича на думском заседании произвело огромное впечатление на депутатов. Фактически кыргызское восстание и его жестокое подавление, в целом события в русском Туркестане, Керенскому и антимонархистски настроенным русским либералам дали еще один увесистый повод для того, чтобы сделать возможным Февральскую революцию 1917 года и вынудить Николая отречься от трона.

Когда Керенский говорил о том, что «карательный отряд, состоящий из трех видов оружия, пехоты, артиллерии и кавалерии, и начальник отряда отдает приказ идти в таких-то направлениях и по своему пути сжигать все туземное население»,--в зале Думы раздались возмущенные голоса «Позор!» Керенский продолжал: «Были уничтожены старики и старухи…» И тут депутат Шингарев, не выдержав, на весь зал кричал: «Варвары!». Депутат Родичев возмущался: «И это гордость страны!» Криков негодования и возмущения было много в думском зале. Судя по стенограмме, ни у кого из депутатов Госдумы не было сомнения в том, что кыргызская трагедия—это позор русского оружия, преступление, за которое виноватые должны нести наказание. Началось судебное расследование. Все искали виноватых. И взоры были обращены на императора, на премьер-министра Б.В. Штюрмера, чье бездумное решение о мобилизации туземцев привело к столь кровавому исходу.

В своей думской речи 16 декабря 1916 года Керенский фактически призывал к свержению самодержавия, после чего императрица Александра Фёдоровна заявила, что «Керенского следует повесить». И неудивительно, что 25 февраля 1917 года указом Николая II заседания Государственной Думы были прекращены с 26 февраля до апреля того же года, что ещё больше накалило политическую обстановку.

На слабое вооружение повстанцев указывали все участники карательных операций и свидетели. Об этом докладывал в своей речи и Керенский: «В селении Луговом… отряд солдат оцепил вместе с несколькими русскими поселенцами громадную толпу киргизов и стал гнать их, безоружных, выстрелами и нагайками к утесу, внизу которого была река, и сбросил туда этих людей (голоса в зале Думы: Это кошмар какой-то!). …Главный результат комбинированных операций заключался в том, что все мятежники загнаны сейчас в такие горные районы, где вскоре вследствие голода и холода они в полной мере почувствуют последствия своего безумного восстания (голоса в зале: Позор!) Уже доходят сведения об их лишениях и болезнях, но войскам приказано не давать врагу пощады… (голос слева: Нашли врага!) Это, вы думаете, действительно враги? Нет, господа, это поголовно и главным образом женское население киргиз, старики и дети, которые… огромными массами поднялись с долин в горы искать себе нового убежища, новой родины в Китае. Их восстание было восстанием пассивным». Так гласит стенограмма доклада Керенского на думских слушаниях…

Действительно после после нескольких кровавых эксцессов в начале восстания повстанцы перешли на самооборону, а позднее прикрывали многотысячные толпы беженцев сзади, оберегая людей от прямого столкновения с карателями. Были случаи, когда солдаты не щадили и русских людей, сочувствовавших пострадавшим и взявших сторону кыргызов. Иным пришлось вместе с кыргызами бежать в Китай и испытать неимоверные трудности пребывания на чужбине.

И с кыргызской, и с русской стороны много было случаев откровенного сочувствия друг другу, потери и жестокости были и с той, и с другой стороны. В своем рапорте от 30 декабря 1916 года, когда мятеж был почти подавлен, Генеральный консул России в Кашгаре В. Стефанович сообщал: «…многие киргизы предупреждали русских о приготовлении к мятежу, много русских, попавших в киргизский плен, было спасено, а в некоторых случаях и уведено из плена киргизами. Кара-Булакская волость (на юге Пишпекского уезда) выступила против своих же киргизов и отстояла русское селение». Таковы факты.

Одним словом, восстание кыргызов 1916 года ни в коем случае не осталось без должного внимания со строны русской общественности и, к ее чести, реакция была совершенно адекватной и справедливой, и определенно на стороне восставших. Что касается императора Николая Второго, то его судьба, судьба его семьи и близких сложилась более чем трагически--в начале апреля 1918 года Президиум ВЦИК санкционировал арест Романовых, а в конце апреля 1918 года отдал приказ перевести их в Москву с целью проведения суда над ними. Тогда же арестанты были перевезены в Екатеринбург. Но почему-то большевистское руководство поспешило с решением судьбы императорской семьи и Николай II, Александра Фёдоровна, их дети, доктор Боткин и три человека прислуги были убиты с применением холодного и огнестрельного оружия в особняке Ипатьева в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

Что касается судьбы А.Ф. Керенского, то он сразу после революции большевиков он уехал за границу и в Париже пытался продолжить активную политическую деятельность. В 1922—1932 годах он редактировал газету «Дни», выступал с резкими антисоветскими лекциями, призывал Западную Европу к крестовому походу против Советской России. В 1939 году, когда Гитлер в 1940 г. оккупировал Францию, переехал в США, выбрав местом жительства Нью-Йорк. Много времени проводил в Стэнфордском университете в Калифорнии.

В 1968 году Керенский попытался получить разрешение на приезд в СССР. Благоприятное разрешение этого вопроса зависело от выполнения им ряда политических условий, как, например, признание закономерности социалистической революции, правильности политики правительства СССР, признании успехов советского народа, достигнутых за 50 лет существования Советского государства и т.д. По воспоминаниям, и Александр Федорович признавал, что те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. По неизвестным причинам вопрос приезда Керенского в Москву был неожиданно снят с обсуждения и он не смог приехать на свою родину.
Керенский умер 11 июня 1970 года в своём доме в Нью-Йорке от рака. Местные русская и сербская православные церкви отказались отпевать его, сочтя виновником падения России. Тело было переправлено в Лондон, где проживал его сын, и похоронено на кладбище Putney Vale Cemetery.


…В начале бурных 90-х мир стал свидетелем события несомненно масштабного. В Санкт-Петербурге состоялось перезахоронение останков расстрелянной большевиками царской семьи. Мир с любопытством наблюдал за величественным ритуалом: царя Николая и членов императорской фамилии предавали земле вчерашние коммунисты, сегодняшние демократы. И звучали церковные колокола…

По ком звучали колокола России? Только ли в память коронованной семьи бывшей империи? Мне лично думалось, что нет. Колокола звонили и по безвинно убиенным, по всем, кого сразил меч царизма, кто сгинул, стал его жертвой.

Православная церковь причислила последнего русского царя к лику святых, а широкая общественность оставалась совершенно безучастной к этой церковной затее— за какие это благодеяния Николаю быть святым? За империю, прозванную одним из величайших революционеров ушедшей эпохи «тюрьмой народов»? За подавление десятков восстаний против его власти? А может, за сотни тысяч загубленных кыргызов в девятьсот шестнадцатом году?

Самый удивительный парадокс истории, неопровержимо свидетельствующий об изменчивости общественных ценностей и приоритетов, состоит в следующем. Кыргызы Х1Х века панически боялись, категорически не хотели, чтобы русские переселялись в наши края. Стоит вспомнить великих кыргызских акынов и мыслителей Арстанбека и Калыгула, Молдо Кылыча и Токтогула. Но потом, в Советские годы, общественные настроения изменились ровно наоборот. Отказавшись от тыловых работ во время Первой мировой, восстав против воли царя, кыргызы добровольцами шли на великую войну в 1941-м. Отдельная и большая тема оборона Москвы в суровом 1942-м, когда легендарные панфиловцы, в их числе и кыргызские воины, костьми легли за столицу.

Эти настроения не сильно изменились и сейчас. Кыргызы начала ХХI века, живя в своем суверенном государстве, не хотят, чтобы кыргызстанские русские поголовно оставили нас и вернулись на историческую свою родину. Они стали неотъемлемой частью нашего многонационального народа, нации кыргызстанцев. То доброе, что сделали нам наши русские, нараяду с другими народами бывшего Союза—не забыть никогда. Вечно дружить с Россией — на равных, как независимые государства, как субъекты международного права -- важнейший внешнеполитический приоритет современного Кыргызстана.

Вы также можете опубликовать на сайте АКИpress свою авторскую статью, мнение или комментарий по ссылке.
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком