Добавить свою статью
11 Декабря 2023
О кризисе правосудия и как его преодолеть. Заключительная часть

На самом деле корневая причина кризиса судебной ветви власти в Кыргызстане – это кадры! Ключевой фигурой судопроизводства является судья. Все зависит от людей, от конкретных людей, наделенных полномочиями судить. От его деловых, моральных, нравственных качеств в значительной мере зависит защита прав, свобод и законных интересов обвиняемого, потерпевшего и других лиц, участвующих в судебном процессе, а также защита законных интересов общества и государства.

Если не все, то хотя бы абсолютное большинство судей будут служить закону, то есть будут просто работать добросовестно, то многое из того, что происходит, что разочаровывает людей, что людям не нравится, в обществе будет искореняться.

О ПРАВЕ СУДИТЬ

Судья в истинном смысле этого слова при осуществлении правосудия должен руководствоваться только Конституцией и законом, и он должен быть независим от председателя суда, от прокурора и следователя, от «телефонного права». И он должен обладать особым складом ума, именуемым судейским менталитетом - это то, что мы «потеряли» и о чем у нас практически не говорят. Судейский менталитет обязательно включает в себя любовь к праву, закону, мужество и осознание своих действий, терпение, справедливость, решительность, уважением к людям и умение слушать людей, способность привносить ясность в правовую ситуацию, разрешать сложные и запутанные дела, использовать весь накопленный судьей опыт с одной единственной целью - вынести справедливое решение.

И именно справедливость судей главным образом обеспечивает авторитет и доверие к судебной власти, престиж судей и их репутацию в качестве объективных и беспристрастных служителей закона. Трудно говорить о добродетелях судей тогда, когда они творят несправедливость. Судья обязан дорожить своей репутацией, стремиться к объективности, осознавать налагаемые на него ограничения и понимать людей, которые приходят к нему за защитой своих прав. Участники судебного процесса должны понимать мотивацию судьи - это один из тех факторов, который поддерживает общественное доверие к судебной власти.

С сожалением следует констатировать, что судейский менталитет в нашей судебной системе с годами «выветрился». Мне посчастливилось поработать в конце 80-х - в начале 2000-х годов с носителями судейского менталитета, такими как председатель Ленинского районного суда г. Бишкек К.Джусупов, председатель Верховного суда К.Бообеков, председатель Конституционного суда Ч.Т.Баекова, председатель Бишкекского городского суда (затем Чуйского областного суда) Р.Салиев, заместитель председателя Верховного суда Ж.Досматов, заместитель председателя Верховного суда Л.В.Гутниченко, судья Верховного суда А.Маткеримов и другими. По мере того, как эти судьи старой «советской закалки» стали уходить из судебной системы, началось постепенное «измельчание» судейского корпуса.

Высокопрофессиональный, блистательный юрист может стать судьей только в том случае, если он будет обладать необходимыми для этого качествами. А далеко не все хорошие юристы ими обладают. И это еще один из дефектов нашей судебной системы - у нас практически отсутствует система надлежащей подготовки судейских кадров, равно как и эффективная система повышения квалификации действующих судей. И практически нет наставников-судей, дорожащих репутацией, которые прививали бы системе судейский менталитет по Сократовским принципам правосудия.

Великий древнегреческий философ Сократ, выступая на заседании афинского суда, осудившем его на смерть в 399 году до нашей эры, впервые изложил принципы, которыми должны руководствоваться судьи: «Судья поставлен не для того, чтобы миловать по произволу, но для того, чтобы творить суд по правде; и присягал он не в том, что будет миловать, кого захочет, но в том, что будет судить по законам. Поэтому и нам не следует приучать вас нарушать присягу, и вам не следует к этому приучаться, иначе мы можем с вами одинаково впасть в нечестье».

Прошли почти 2 тысячи лет и во второй половине 20-го века эти идеи Сократа нашли свое отражение в международно-правовых актах, закрепивших требования к профессиональным качествам и моральному облику судьи: Европейская хартия «О независимости судей» от 10 июля 1998 г., Бангалорские принципы поведения судей от 26 ноября 2002 г. Между тем, эти принципы также нашли свое отражение в Кодексе чести судьи Кыргызской Республики, принятого на XI съезде судей Кыргызской Республики 11 марта 2019 года. Однако можно быть уверенным, что большинство судей даже не читали Кодекс чести, который устанавливает этические стандарты поведения судьи в профессиональной и внеслужебной (внесудебной) деятельности.

КАК ПОВЫСИТЬ КАЧЕСТВО ОТБОРА КАНДИДАТОВ НА ДОЛЖНОСТИ СУДЕЙ

После того, как Президент Кыргызской Республики С.Н. Жапаров в начале ноября текущего года «оптом» освободил 9 судей местных судов за грубейшие нарушения законности при осуществлении правосудия, общественность республики сегодня задается вопросом: как и почему на такой ответственной и важнейшей государственной должности, каким является должность судьи, оказываются люди недостойные, с низким профессиональным уровнем, нечестные?

Существующие проблемы в первую очередь связаны с качеством кадрового состава самого Совета по делам правосудия. Создается парадоксальная ситуация: у студентов в вузах экзамены принимают кандидаты и доктора наук, доценты, профессора, а знания у кандидатов на вакантные должности судей, например у лиц, проработавших в судебной системе не один год, вообще зачастую непонятно кто оценивает. Поэтому многие известные профессиональные юристы просто не участвуют в конкурсах на вакантные должности судей, считая это ниже своего достоинства – держать экзамен неизвестно перед кем.

Для сравнения: в 1996-2004 гг. для отбора кандидатов на должности судей действовала Аттестационная комиссия судей Кыргызской Республики, куда в разное время входили известные судьи и юристы-правоведы: председатель Верховного суда М.Исабаев (К.Тилебалиев), председатель Конституционного суда Ч.Т.Баекова, председатель Высшего Арбитражного суда Д.Нарымбаев, первый вице-премьер-министр, министр юстиции К.Осмонов, Генеральный прокурор А.Шаршеналиев, заместитель председателя Верховного суда Л.В.Гутниченко, судья Верховного суда А.Маткеримов, известный ученый-правовед, специалист по уголовному процессу К.Д.Сманов и другие известные личности. При этом следует отметить, что в те годы ни оппозиция, ни средства массовой информации не критиковали Аттестационную комиссию за качество отбора кандидатов на должности судей.

Или другой пример: в Республике Казахстан действует Высший Судебный Совет, который проводит работу по отбору кандидатов на должности судей, рассматривает вопросы освобождения судей от должности и вносит соответствующие рекомендации главе государства. Состав Совета определен Законом «О Высшем Судебном Совете Республики Казахстан», введенным в действие с 2016 года. В него по должности входят Председатель Верховного Суда, Генеральный Прокурор, Министр юстиции, Министр по делам государственной службы, председатели профильных постоянных комитетов Сената и Мажилиса Парламента. Также в Совет назначаются представители судейского сообщества, ученый-юрист и адвокат.

Теперь сравните составы бывшей Аттестационной комиссии судей Кыргызской Республики и Высшего Судебного совета Республики Казахстан с действующим составом Совета по делам правосудия и, как говорится, «почувствуйте разницу»!

В первую очередь необходимо пересмотреть действующий конституционный Закон Кыргызской Республики «О Совете по делам правосудия» в части представительства с состав Совета от судебной системы. В состав Совета, состоящего из 12 членов, входят 8 судей, имеющих стаж судейской работы не менее 5 лет и выдвигаемые Советом судей. Закон запрещает входить в состав Совета председателей Верховного, Конституционного суда, местных судов и их заместителей. Между тем практика отбора кандидатов на судейские должности показывает, что необходим качественно иной подход к проверке уровня профессионализма у кандидатов в судьи и к поддержанию достаточного уровня профессионализма у действующих судей. В основу должен быть положен принцип: «отбирающий должен быть более компетентным и квалифицированным в сфере права и судопроизводства, нежели сами отбираемые кандидаты».

В этой связи следует включить в состав Совета по делам правосудия вместо 8 судей местных судов председателя Верховного суда, заместителей председателя Верховного суда - председателей судебных коллегий, председателя Конституционного суда, Генерального прокурора, Министра юстиции, председателя Совета адвокатуры. Такое качество состава Совета по делам правосудия перекроет возможности попадания в судебную систему малоквалифицированных и некомпетентных личностей, позволит сформировать достойный судейский корпус, повысит авторитет Совета в глазах общественности и доверие к суду. То есть, настала пора внести соответствующие изменения в конституционный Закон о Совете по делам правосудия.

КАЧЕСТВО КАДРОВОГО СОСТАВА СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ ЗАВИСИТ ОТ КАЧЕСТВА ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Немаловажную роль в качестве судейского состава играет юридическое образование. Одним из самых слабых мест становления профессии «судья» является низкий средний уровень качества юридического образования, и низкий уровень правовой культуры и правосознания юристов. Соответственно общий уровень профессионализма юристов сегодня едва ли можно назвать удовлетворительным. Это отразилось на кадровом составе правоохранительных органов, судейского корпуса страны, юридических служб органов государственной власти и управления.

По долгу службы автору статьи часто приходилось читать судебные акты судей местных судов, Верховного суда. Зачастую хочется спросить у судьи: вы вообще на юридическом факультете учились? Вам профессора рассказывали о презумпции невиновности, о ставе преступления, о вине и её формах, о теории доказательств и о прочих необходимых практикующему юристу, тем более судье, вещах. Или вы диплом купили в подземном переходе в районе Филармонии?

Неграмотность судей всех уровней зашкаливает, многие судьи не умеют грамотно составлять судебные акты ни на государственном языке, ни на официальном языке (сами судьи рассказывают, что даже в Верховном суде есть судьи, которые не могут написать судебное решение - за них зачастую пишут помощники). В судебных решениях полно орфографических (неправильное написание слов) и грамматических (неправильное образование предложений и употребление слов) ошибок, судьи не владеют правилами пунктуации (правила постановки в предложениях знаков препинания – точек, запятых и т.д.). До сих пор помню, как 1 сентября 1984 года на первой лекции для студентов первого курса юридического факультета (в числе которых был автор настоящей статьи) профессор Левитин Л.И. написал на доске следующее предложение: «Казнить нельзя помиловать.» и попросил студентов поставить знак препинания (в данном случае – запятую) так, чтобы сохранить жизнь человеку. То есть, профессор показал нам, будущим юристам, что судьба человека может зависеть от знания грамматики и пунктуации.

Между тем, грамотность и авторитет судьи неразрывно связаны. Неправильное использование юридических терминов, допущение орфографических, пунктуационных или стилистических ошибок, неточных, двояких для понимания формулировок и другие недостатки снижают качество судебного акта, нередко вызывая тем самым неуважение к нему. Ошибки, допущенные при составлении судебного акта, могут повлечь для участников процесса негативные правовые последствия, поскольку в случае наличия ошибок, вызванных неправильным применением языковых норм (стилистических ошибок, опечаток и т.п.), судебные акты могут быть отменены и направлены на новое рассмотрение. Для улучшения ситуации с грамотностью судебных решений следует ввести в штат судов всех инстанций лингвистов – специалистов по кыргызскому языку и русскому языку.

За последние 30 лет в стране резко упало качество подготовки юристов. Чаще всего плохой юрист – это порождение «некачественного» преподавательского состава вуза, слабой подготовки на студенческой скамье. Его не научили основам теории государства и права, правовому мышлению, в него не заложили правовое сознание. И, может быть, самое главное – в него не заложили нравственных основ юридической профессии.

В 60 – 80 годы прошлого века юридический факультет КГУ (Кыргызский государственный университет имени 50–летия СССР) был настоящей кузницей высокопрофессиональных юридических кадров. Так, моими учителями были профессора и доценты: Левитин Л.И., Тагайбаев Дж. (преподавали теорию государства и права), Бардин Л.Н. (гражданское право), Сатыбеков С. (гражданский процесс), Кучерявый Н.П. (уголовное право), Сманов К.Д. (уголовный процесс), Косаков С.К. (государственное право) и другие. Это были люди совершенно необыкновенные во всех отношениях: по своему интеллекту, по стремлению быть настоящим юристом и привить эти качества своим студентам, по тому вкладу, которые они внесли в развитие юридической мысли и подготовку кадров в нашей стране.

В настоящее время к факторам, влияющим на низкое качество юридического образования относятся: массовое получение юридического образования, что уменьшает качественный уровень подготовки кадров; слабый уровень предшествующего образования (качество школьного образования) абитуриентов, поступающих в юридические вузы и факультеты; низкий уровень квалификации преподавательских кадров в вузах и факультетах, обеспечивающих юридическое образование. Опубликованные несколько лет назад в СМИ информации о плагиате в диссертациях «кандидатов юридических наук» и «докторов юридических наук», преподающих в наших вузах, свидетельствуют о начавшемся процессе деградации юридической науки и образования в стране.

В начале 90-х годов прошлого века экономические преобразования в стране привели к тому, что многие государственные и частные учебные заведения стали открывать абсолютно непрофильные для них юридические факультеты. И делалось это не для подготовки юридических кадров, а для того, чтобы вуз мог заработать денег на поддержание своего существования – желающих получить диплом юриста хватало с избытком. В такой ситуации образовательные программы не могли быть обеспечены ни методически, ни с точки зрения подбора квалифицированных преподавательских кадров. В конечном счете, эти факторы привели к падению уровня юридического образования в стране. Здесь, конечно, очень много нужно сделать со стороны государства. И в первую очередь государство должно предпринять необходимые усилия для того, чтобы у нас юридическое образование соответствовало требованиям времени.

ВОССТАНОВИТЬ ПРОКУРОСКИЙ И СУДЕБНЫЙ НАДЗОР ЗА ЗАКОННОСТЬЮ ОСУЩЕСТВЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ

За последние 10-12 лет реформ, «реформаторы», ссылаясь на заимствованные западные идеологические штампы, полностью отказались от многолетнего опыта судоустройства и правосудия во многом эффективно выполнявшим основную функцию суда – защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства. В результате этих реформ полноценного прокурорского надзора за законностью рассмотрения судами уголовных, гражданских дел, а также экономических споров, уже нет и в помине. Это был период, когда чуть ли не главной проблемой в уголовном процессе называлось якобы существующее всевластие прокуратуры, которая, по мнению некоторых ученых, была поставлена не только над следствием и над судом, что не позволяло реализовать принцип состязательности и равноправия сторон. Принцип состязательности был поставлен во главу угла, причем состязательность подавалась в англо-американском варианте (там действует прецедентная система права).

Вместо принесения некогда грозных протестов кыргызскому прокурору сегодня позволено лишь жаловаться на суд в форме подачи представления. Вместе с тем «протест» более точно обозначает акт реагирования прокурора как представителя государства на судебное решение. Целью участия прокурора в суде по уголовному делу должно быть установление истины и защита законности. При этом прокурорский надзор может приносить протесты как в интересах обвинения, так и в интересах подсудимого.

Поэтому большое значение приобретает восстановление полноценного прокурорского надзора за исполнением законов судами, что обусловлено конституционной функцией прокуратуры, установленной статьей 105 Конституции Кыргызской Республики. В случае постановления незаконного судебного акта прокурор обязан опротестовать его в вышестоящие судебные инстанции (апелляционную, кассационную, надзорную). Право опротестовать решение суда первой инстанции, апелляционной и кассационной инстанций в уголовном судопроизводстве является одной из важных процессуальных гарантий права на защиту прав граждан и законных интересов государства.

В отличие от иных участников уголовного судопроизводства, которые сами решают обращаться им с жалобой или нет, прокурор представляет в судебном разбирательстве не частные, а публичные интересы, и поэтому должен опротестовать каждый судебный акт, если придет к выводу, что при вынесении такого решения неправильно применен уголовный закон или допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Выявление судебных ошибок, допущенных при разбирательстве уголовных дел, и принятие мер к их устранению – одно из направлений деятельности прокуроров в уголовном судопроизводстве, которое представлений, а апелляционных, кассационных и надзорных протестов, а также участия в соответствующих судебных производствах.

Осуществляя свои полномочия в форме принесения протеста, прокурор противодействует вступлению в силу незаконных и необоснованных решений суда, тем самым защищая как интересы общества и государства, так и интересы конкретного лица. В силу публичного характера своих полномочий прокурор продолжает обвинительную деятельность от имени государства и после вступления в законную силу судебного решения. Конечная цель этой деятельности – выявление и устранение судебных ошибок, допущенных судом первой, апелляционной или кассационной инстанции. После того как судебное решение вступило в законную силу, оно может быть пересмотрено в кассационном либо надзорном порядке, а также в связи с возобновлением производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Таким образом, в связи с исключением функции по расследованию уголовных дел в настоящее время деятельность прокурора в судопроизводстве имеет ярко выраженное правозащитное содержание и направлена на защиту законных интересов государства и индивидуальных прав граждан. С учетом вышеизложенного, следует внести соответствующие изменения в конституционный Закон Кыргызской Республики «О прокуратуре Кыргызской Республики», а также в Уголовно-процессуальный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс.

Судебный надзор за осуществлением правосудия – исходя из буквы и духа Конституции одна из основных функций Верховного суда Кыргызской Республики, с помощью которого устраняются имеющиеся недостатки судов как первой, так и апелляционной и кассационной инстанций. Однако, как это было отмечено части первой и второй настоящей статьи, в ходе реализации судебной реформы Верховный суд «потерял» эту функцию, превратившись всего лишь в кассационную инстанцию. Кроме того, надзорные функции были отменены в областных судах и Бишкекском городском суде.

Сущность процессуальных надзорных функций Верховного Суда и областных судов, Бишкекского городского суда составляли проверка законности приговора, решения, определения, постановления суда, вступившего в законную силу. Надзорная инстанция, не входя в исследование фактической стороны судебного дела, анализирует только правильность применения норм материального и процессуального права при осуществлении правосудия.

Осуществление судебного надзора за судебной деятельностью способствует наиболее полной реализации принципа законности в судопроизводстве. Эффективное функционирование института судебного надзора является средством достижения целей судебной системы, выступает своеобразной лакмусовой бумажкой решения задач, поставленных перед нею государством. Вместе с тем надзор за судебной деятельностью не поглощается принципом законности судопроизводства, так как оно имеет самостоятельное предназначение: стимулировать не только точное соблюдение судами норм закона, единообразное их применение, но и обеспечивать гарантии доступа к правосудию для граждан и юридических лиц.

Учитывая значение этой надзорной деятельности Верховного Суда и областных судов, Бишкекского городского суда и ее влияние на обеспечение законности при осуществлении правосудия, следует рассматривать восстановление надзорных функций в качестве принципа организации судебной системы и соответствующим образом закрепить полномочие Верховного Суда, областных судов и Бишкекского городского суда на осуществление этой функции в конституционном Законе «О Верховном Суде Кыргызской Республики и местных судах», Уголовно-процессуальном кодексе и Гражданском процессуальном кодексе. То есть, в структуре областных судов, Бишкекского городского суда и в Верховном суде необходимо создать соответствующие надзорные коллегии.

В целях создания удобного и упрощенного для граждан порядка проверки законности, обоснованности и справедливости принятия судебных решений по уголовным делам предлагается внести в конституционный Закон о Верховном суде и местных судах, Уголовно-процессуальный кодекс и в Гражданский процессуальный кодекс изменения, предусматривающие закрепление следующей структуры судебных органов:

1. Структура областного суда, Бишкекского городского суда: 1) судебная коллегия по гражданским и экономическим делам; 2) судебная коллегия по уголовным делам и делам о правонарушениях; 3) судебная коллегия по административным делам; 4) надзорная коллегия (президиум) суда. Областной суд, Бишкекский городской суд рассматривают в пределах своих полномочий дела: 1) в качестве суда апелляционной инстанции; 2) в кассационном порядке; 3) в порядке надзора.

2. Верховный суд является высшим судебным органом судебной власти по гражданским, уголовным, экономическим, административным делам и осуществляет надзор за судебной деятельностью местных судов. Предлагается закрепить следующую структуру Верховного суда: 1) Судебная коллегия по гражданским и экономическим делам; 2) Судебная коллегия по уголовным делам и делам о правонарушениях; 3) Судебная коллегия по административным делам; 4) Надзорная коллегия (президиум); 5) Пленум Верховного суда. Верховный суд в пределах своих полномочий рассматривает дела в кассационном порядке и в порядке надзора.

Таким образом, предлагается провести радикальную судебную реформу, которая позволит повысить доверие к судебной системе со стороны граждан, в целом - всего общества, субъектов предпринимательства, иностранных инвесторов. Настало время, когда при реализации судебной реформы государство обязано ставить во главу угла интересы народа Кыргызстана, который является носителем суверенитета и единственным источником власти в стране: полная, безусловная, незамедлительная защита прав и свобод граждан, пресечение правонарушений в этой области и восстановление нарушенного права. То есть, следует повернуть судебную систему лицом к народу.

Мурат Укушов, Заслуженный юрист Кыргызской Республики

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

09-01-2024
Об укреплении государства — фундамента независимости
1700

20-11-2023
О кризисе правосудия и как его преодолеть. Часть вторая
1615

09-11-2023
О кризисе правосудия и как его преодолеть. Часть первая
2747

23-10-2023
Что можно позаимствовать Кыргызстану из сингапурского опыта борьбы с преступностью и коррупцией. Заключительная часть
1769

18-10-2023
Сингапурский опыт борьбы с преступностью и коррупцией как пример для Кыргызстана. Часть 2
1684

16-10-2023
Сингапурский опыт борьбы с преступностью и коррупцией как пример для Кыргызстана. Часть 1
2416

21-09-2023
Сингапурский опыт модернизации как пример для Кыргызстана
3569

11-09-2023
Что дозволено Юпитеру, то не дозволено… Или почему одним можно, а другим нельзя?
15502

28-01-2023
Кыргызстану не обязательно быть «Святее Папы Римского»: О правовом регулировании митингов в Евросоюзе и США. Часть 1
3310

07-01-2023
Какое государство мы строим: стоит ли продолжать гонку за европейским демократическим счастьем?
6543

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×