Добавить свою статью
27 Марта 2024
О защите основ кыргызского государства от деструктивной идеологии и деструктивной деятельности

Проблема обеспечения интересов государства, национальных интересов в настоящее время начинает резко обостряться. Причем речь идет не только о сохранении независимости и суверенитета, но и об обеспечении национальной конкурентоспособности чтобы занять достойное место в мировом сообществе. Сегодня современный мир находится на стадии перехода к новому состоянию. Но пока контуры новых принципов планетарной организации человечества только начинают вырисовываться. Однако уже отчетливо видно, что роль и значение государства, государственных институтов будет только возрастать.

Ускоренное развитие глобальных процессов в конце 20-го века привело к тому, что Кыргызстан не мог остаться замкнутым. На заре независимости на территорию страны проникли откровенно чуждые и агрессивные идеологии и организации, которые стали активно «осваивать» наше общество, государственные и общественные институты, сознание народа. Начались разрушительные процессы в государстве, экономике, социальной сфере. Заигрывание властей с политической либерализацией превратило страну в стеклянное государство. На самом деле это была расплата за романтизм первого периода политических и социально-экономических реформ.

Однако прозрение все-таки наступило. Оказалось, что без сильного государства невозможно ни функционирование экономики, развитие социальной сферы, защита прав, свобод и законных интересов граждан, сохранение культуры и народных традиций. Требовалась сильная и эффективная власть, которая станет гарантом реализации задач по социально-экономическому развитию.

Лишь с приходом в конце 2020 года к власти нового руководства страны во главе с Президентом С.Н. Жапаровым были приостановлены разрушительные тенденции в государстве и обществе. Сегодня уже можно говорить о том, что глубокий кризис мы уже миновали. Началось строительство Нового Кыргызстана.

В начале 2021 года была проведена конституционная реформа, которая укрепила фундамент государства и задала долгосрочный вектор развития страны. За короткий срок была сформирована качественно иная конфигурация ключевых институтов власти, значительно расширили участие граждан в принятии решений, реализовав конституционную норму о созыве Народного Курултая. Все это серьезно повысило стратегическую устойчивость и эффективность нашей политической системы, сделало ее более справедливой, открытой и конкурентной.

Сегодняшний Кыргызстан сильно отличается от того, каким он был три года назад. Было немало тех, кто сомневался в успехе проводимых преобразований. Благодаря огромной работе, проделанной командой Президента

С.Н.Жапарова – А.У.Жапаров (экономический блок), К.К.Ташиев (правоохранительный блок), единству ветвей власти и солидарности народа, Кыргызстан за небольшой период времени совершил настоящий прорыв. Однако мы все еще находимся в начале большого пути, впереди много работы.

В современных международных условиях Кыргызстану необходимо переосмысление ценностных ориентиров нашего правового мировоззрения, провести инвентаризацию международных соглашений, в том числе - документов международного права. Это касается и внутренних, и внешних факторов, влияющих на жизнь нашей страны. Допустимо, а подчас и необходимо пересмотреть принципы взаимодействия с другими субъектами международных отношений в сторону большего прагматизма и защиты национальных интересов.

Добиться этого можно за счет мобилизации внутренних ресурсов, всех патриотически ориентированных общественно-политических сил, развивая и совершенствуя национальную правовую систему. Мы должны продолжить свое движение вперед и постоянно работать над защитой и укреплением своих традиционных ценностей, методично избавляясь от всего, что мешает прогрессу страны.

Деструктивные законы негативно влияют на государство и общество

В первые два десятилетия независимости Кыргызстан проводил правовую реформу, иначе говоря «реконструкцию советской теории государства и права», фактически по подсказке западных консультантов, которые успешно рисовали картину тоталитарных представлений и подходов, присущих отечественному (т.е. советскому) праву в силу его якобы отсталости, несовременности, чуть ли не природной неспособности местного населения воспринять правовые конструкции, основанные на принципах толерантности, демократии, свободы и т.д.

Отсюда – навязывание зарубежными консультантами и либеральными представителями отечественных неправительственных организаций, средств массовой информации и юридического сообщества западноевропейских и американских образцов правового регулирования общественных отношений как единственно правильных, неоспоримых, необходимых к применению в современных условиях.

На самом деле такой подход далек от действительного положения вещей и к тому же вреден, поскольку целью является обосновать обязательность заимствования чужих юридических лекал при построении собственной правовой системы. Наш печальный опыт реформ показывает, что бездумное заимствование слишком «продвинутых» западных правовых институтов – ошибка. В результате такого рода заимствований институты, перенесенные на нашу почву, не работают. Они атрофируются, отторгаются и перерождаются, т.е. действуют совсем не по тем правилам, по которым они, казалось бы, должны были действовать.

Реформы, проведенные по рекомендациям зарубежных консультантов и западным лекалам, превратились в инструменты разрушения государственного управления, экономики и правовой системы (см. статьи автора в Акипресс. Мнения: «Когда реформы разрушают устои государства. Часть 1», 7 июня 2021; «Когда реформы разрушают устои государства. Часть 2», 21 июня 2021; «Как слово наше отзовется: Критерии ограничения свободы слова», 26 октября 2022; «Как разрушают основы государственности», 7 ноября 2022; «Кыргызстану не обязательно быть «святее Папы Римского: О правовом регулировании митингов в Евросоюзе и США. Часть 1», 28 января 2023; «Что дозволено Юпитеру, то не дозволено… Или почему одним можно, а другим нельзя?», 11 сентября 2023, и др.).

По сути дела, в настоящее время мы сталкиваемся с феноменом – деструкцией законодательства. Иначе говоря – разрушающим воздействием законодательства (права) на общество и государство. Деструктивность проявляется в том, что современное кыргызское законодательство зачастую «не способно» создавать предпосылки для развития общества, формирования и защиты государственных интересов.

К деструктивным относятся принятые законы (нормы закона) либо иные управленческие решения, реализация которых на практике порождают несправедливость и социальную напряженность, влекут другие негативные общественно-политические, экономические, финансовые или социальные последствия, снижают уровень защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, эффективность правоприменительной и правоохранительной деятельности, подрывают основы национальной безопасности. Такой закон (правовая норма) или управленческое решение, как правило, не соответствует общественным ожиданиям, задачам и целям правового регулирования общественной и государственной жизни, традициям, принципам нравственности и морали общества.

Исходя из вышеизложенного, к деструктивным законам сегодня можно отнести следующие действующие Законы Кыргызской Республики: «О нормативных правовых актах», «О средствах массовой информации», «О некоммерческих организациях», «О мирных собраниях», «О политических партиях» и другие, а также Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс, которые не позволяют сегодня вести эффективную борьбу с организованной преступностью и коррупцией (так, в рамках правовой реформы, проведенной в 2015-2017 годы из Уголовного кодекса «исчезли» нормы о рецидиве преступлений и опасном рецидиве, не стало правового института особо опасного рецидивиста – эти нормы, как правило, применялись для членов организованных преступных сообществ).

Проводимые в настоящее время социально-экономические реформы, в частности в сфере энергетики, показали неповоротливость правовой системы, которая порождает эффект «узкого горлышка». Пришлось ввести режим ЧП и принимать так называемые «чрезвычайные нормативные правовые акты». Но такие меры не могут быть системным ответом на кризисные ситуации.

Основная проблема кроется в излишней законодательной регламентации деятельности органов исполнительной власти. Их полномочия ограничены детализированными нормами законов и постановлений. Это тормозит работу не только государственного аппарата, но и загружает Жогорку Кенеш. Парламент вынужден рассматривать детализированные проекты законов, которые могли бы стать компетенцией Кабинета Министров или даже министерств и административных ведомств.

Так, действующий Закон «О нормативных правовых актах» требует от субъектов законодательной инициативы обязательное проведение общественного обсуждения законопроекта сроком не менее одного месяца, а по законопроектам, регулирующим предпринимательскую деятельность, также проведение анализа регулятивного воздействия (АРВ), на который уходит минимум 2-3 месяца. Между тем низкая скорость принятия законодательных решений уже становится угрозой национальной безопасности. Поэтому путем изменения законодательства следует обеспечить баланс между уровнями правовой регламентации.

В настоящее время назрела необходимость в проведении анализа законотворческой деятельности государственных органов и ревизии действующего законодательства для выявления в законах и других нормативных правовых актах норм, содержащих потенциальные риски и угрозы национальной безопасности, дестабилизации и дезорганизации власти, скрытые угрозы единству и целостности страны, наносящих вред морально-нравственным ценностям кыргызского народа, тормозящие проведение назревших социально-экономических преобразований. При этом создание механизма сдержек и противовесов, защищающего правовую систему государства от принятия деструктивных законодательных решений должно стать приоритетным направлением в ходе совершенствования законотворческой деятельности государственных органов.

На повестке дня остро стоит необходимость в систематизации действующего законодательства, освобождения его от устаревших и дублирующих норм, тлетворного влияния западных «ценностей», восполнения пробелов в правовом регулировании, устранения внутренних противоречий в законах и иных нормативных правовых актах, минимизации отсылочных норм в законах и принятия законов прямого действия, что исключила бы необходимость в толковании, разъяснении, исправлении уже принятых законов.

В конечном счете, цель – это разработка и проведение в жизнь эффективных, соответствующих потребностям общества законов и иных нормативных правовых актов.

О деструктивной деятельности «независимых» СМИ и НПО

В последние три десятилетия в Кыргызстане в качестве агентов влияния иностранных государств - в основном США и Евросоюза, активно стали выступать финансируемые ими так называемые «независимые» средства массовой информации и неправительственные организации. При этом естественно возникает вопрос: могут ли быть «независимыми» эти организации, если они получают финансирование (гранты) от иностранных государств? Ответ банально прост: как известно, «кто платит, тот танцует девушку». То есть, кто платит, тот и диктует условия получения финансирования и соответственно ставит задачи, которые должен выполнить грантополучатель.

США, Евросоюз и созданные ими сеть «независимых» СМИ и НПО, продвигающих американские и европейские интересы под лозунгами «защиты прав человека», «содействие в продвижении «демократии», полагаются на якобы «спонтанные», подпитываемые локальным недовольством отдельных социальных групп протестные движения, чтобы осуществлять программируемую смену неугодной им власти и продвигать западную (США, Евросоюз) стратегию глобального доминирования.

«Независимые» СМИ и НПО, финансируемые иностранными государствами, как правило, выступают как политические оппоненты власти в стране. Балансируя на грани соблюдения законодательства и используя его несовершенство, они с помощью информационных технологий осуществляют скрытое воздействие на эмоциональную и психологическую сферы населения, продвигая в его сознание идеи западной демократии, чуждой массовой культуры, моральных ценностей либерализма.

Иначе говоря, иностранные агенты занимаются распространением, культивированием деструктивной идеологии: отрицание общепринятых законов, моральных норм, культурных и духовных ценностей кыргызского народа, стремление к навязыванию чуждого мировоззрения, политической воли своих иностранных хозяев всему остальному обществу, использование методов духовного и информационного насилия либо обмана. Целью такого воздействия является перевод социальных групп, определенную часть общественности, как объекта такого воздействия, под внешнее управление.

Наиболее актуальными из деструктивной деятельности «независимых» СМИ и НПО являются следующие: дезинформация и разобщение общества, разделение его на два полярных лагеря, культивирование негативной атмосферы в обществе, недоверия к власти в целом, подрыв доверия к власти и создание стереотипа о нелегитимности любых выборов, проводимых в стране.

Следует также отметить и другие элементы деструктивной деятельности «независимых» СМИ и НПО, в частности, такие как негативизм, апатия, агрессия, деградация национальных ценностей и норм, уход от исторических истоков, дезориентация общества и манипуляции различного рода, односторонняя пропаганда либеральных ценностей, в том числе - ценностей ЛГБТ, и как следствие поляризированность общества по любому спектру вопросов, понижение уровня интеллекта населения, снижение этического уровня, и эстетического вкуса, безвкусица и очень низкая культурная планка, потеря деликатности.

И самое важное - полное пренебрежение символами государства и общества, где патриотизм и идеалы служения родине скорее заменены зарабатыванием «зеленого змия», а вместо истинных героев нашего времени, мы видим ложные образы (есть даже те, кто возводит в кумиры лиц, открыто попирающих законы), которые не дают обществу необходимого толчка и духовного подъёма.

В этих условиях для сохранения Кыргызстана как суверенного государства и самобытной культуры и традиционных ценностей кыргызского народа абсолютно необходимо принятие адекватных мер социального, мировоззренческого, политического и организационного характера, препятствующих распространению деструктивной идеологии и активизации ее влияния на население страны.

Критерии ограничения свободы слова в международном праве

Где пролегает правовая граница между свободой слова и ненавистнической риторикой? Как усилить правовую защиту от деструктивной деятельности так называемых «независимых» средств массовой информации и неправительственных организаций, на самом деле являющихся иностранными агентами – то есть, получающими финансирование от иностранных государств и выражающими их интересы? Всем известна мысль о том, что свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Однако имеются ли у данного права границы, и где берёт начало ответственность за действия, которые наносят вред человеку, в целом обществу и государству?

Мировое сообщество прошло долгий путь, пока не признало, что свобода личности заключается не в воображаемой независимости от объективных законов общества, а в способности разумно выбирать свою линию поведения в нем. Признание самой возможности ограничения прав и свобод человека из области философских идей перешло и в область права. Впервые четко установила критерии ограничения свободы слова Французская декларация прав человека и гражданина 1789 г., которая провозгласила: «Свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека; каждый человек поэтому может свободно высказываться, писать, печатать, отвечая лишь за злоупотребление этой свободой в случаях, предусмотренных законом». В середине 20-века этот принцип лег в основу международных правовых документов – конвенций, пактов.

Рассмотрим три основных международных документа, анализ которых поможет выявить общие и особенные черты ограничений свободы слова в практике мирового сообщества.

Статья 29 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. провозгласила: «Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе».

Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. конкретизирует указанные ограничения. Согласно пункту 3 статьи 19 данного Пакта «пользование правом свободного выражения своего мнения налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: а) для уважения прав и репутации других лиц; б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Статья 20 Пакта также устанавливает область запрета: «Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом.Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом».

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. еще больше детализировала ограничение свободы слова. В статье 10 данной Конвенции указывается: «Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступности, защиты здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

Государство-участник международной системы права может в данном случае в своем национальном законодательстве конкретизировать действия, на которые налагаются ограничения, но, разумеется, в рамках международной нормы. При этом международное сообщество признает необходимым избегать в национальных законодательствах нечетких формулировок, предоставляя тем самым личности возможность дополнительной защиты прав против их произвольных ограничений, а также против произвольного толкования закона.

В настоящее время один из уникальных элементов киберпространства - Интернет сделал прозрачными границы информации любого рода и открыл к ней доступ всем, в том числе и детям. Обеспокоенность мирового сообщества проблемой распространения антиобщественных материалов по каналам Интернет отражена в ряде документов Совета Европы, государства - участники которого ищут совместные пути решения проблемы.

В резолюции № 1 «Влияние новых коммуникационных технологий на права человека и демократические ценности» (11—12 декабря 1997 г.) отмечается, что государства-участники могут принимать любые меры, которые считаются необходимыми, чтобы бороться с использованием новых коммуникационных и информационных служб для распространения какой-либо идеологии или осуществления действий, противоречащих правам человека, человеческому достоинству и основополагающим правам других лиц, а также защите несовершеннолетних, и сотрудничать в борьбе против такого использования.

Применять любые меры рекомендуется и для создания гарантий защиты права тайны личной жизни и переписки при использовании новых информационных и коммуникационных служб. Так, в резолюции 428 (1970 г.) Парламентской ассамблеи Совета Европы относительно Декларации о средствах массовой информации и правах человека разъясняется понятие «право на уважение личной жизни» как право вести свою жизнь по собственному усмотрению при минимальном постороннем вмешательстве в нее. Оно касается личной, семейной и домашней жизни, физической и духовной неприкосновенности, чести и репутации. Это право предусматривает возможность не допускать, чтобы человека представляли в ложном свете, раскрывали не имеющие отношения к делу неблагоприятные факты, несанкционированно публиковали частные фотографии. Право предполагает защиту от шпионажа и неоправданных или недопустимых бестактных действий, защиту от неправильного использования материалов личной переписки, от раскрытия информации, предоставленной или полученной индивидом в конфиденциальном порядке.

В данном документе указывается на особую проблему, которая возникает в связи с необходимостью уважать личную жизнь общественных деятелей. Тезис «там, где начинается общественная жизнь, личная жизнь заканчивается» признан не адекватным для охвата этой ситуации. Личная жизнь общественных деятелей должна защищаться, за исключением случаев, когда она может оказывать воздействие на общественно значимые события.

Следовательно, указанные ограничения свободы слова и печати, содержащиеся в международно-правовых актах, необходимо закрепить в действующем законодательстве Кыргызской Республики. Причем речь должна идти не о введении цензуры, а о введении государственного и общественного контроля за тем, что выходит на страницах печати, экраны телевидения, Интернет-сайтах, социальных сетях. Государство обязано принимать меры по защите конституционных основ кыргызского государства от деструктивной идеологии и деструктивной деятельности.

(Продолжение следует)

Мурат Укушов, Заслуженный юрист

Кыргызской Республики

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

09-01-2024
Об укреплении государства — фундамента независимости
1915

11-12-2023
О кризисе правосудия и как его преодолеть. Заключительная часть
920

20-11-2023
О кризисе правосудия и как его преодолеть. Часть вторая
1746

09-11-2023
О кризисе правосудия и как его преодолеть. Часть первая
2832

23-10-2023
Что можно позаимствовать Кыргызстану из сингапурского опыта борьбы с преступностью и коррупцией. Заключительная часть
1898

18-10-2023
Сингапурский опыт борьбы с преступностью и коррупцией как пример для Кыргызстана. Часть 2
1912

16-10-2023
Сингапурский опыт борьбы с преступностью и коррупцией как пример для Кыргызстана. Часть 1
2588

21-09-2023
Сингапурский опыт модернизации как пример для Кыргызстана
3768

11-09-2023
Что дозволено Юпитеру, то не дозволено… Или почему одним можно, а другим нельзя?
15716

28-01-2023
Кыргызстану не обязательно быть «Святее Папы Римского»: О правовом регулировании митингов в Евросоюзе и США. Часть 1
3434

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×