Добавить статью
13:41 21 Мая 2015
Проблемы построения теории евразийской интеграции

Одновременное и неустойчивое протекание на территории бывшего Советского Союза интеграционных и дезинтеграционных процессов (в обоих случаях высока вероятность возвратных тенденций) не позволяет четко обозначить пространственно-временные границы и выделить сущностные свойства евразийской интеграции, а значит, сформировать о ней цельное научное знание. Созданию теории евразийской интеграции мешает и неопределенность интеграции в общих теориях интеграции или как особой системы межгосударственных отношений, или как процесса объединения нескольких государств в одно государство, как это происходит в Европейском Союзе, в котором ключевые властные полномочия, характеризующие страны как государства, переданы наднациональным институтам. Внешняя и внутренняя политика стран Европейского Союза находится под жестким контролем Брюсселя (все значимые решения экономического, политического и даже идеологического характера согласовываются с еврочиновниками). Построение теории евразийской интеграции осложняется, вернее, задерживается ещё и тем, что сама по себе интеграция выступает как сложное явление, во многом обусловленное цивилизационной принадлежностью и ментальными особенностями интегрирующихся народов.

Именно охваченность одного и того же географического пространства разнонаправленными интеграционными и дезинтеграционными процессами не позволяла увидеть ученым устойчивые тенденции во взаимоотношениях государств СНГ. Интеграционные процессы рассматривались одними учеными как процессы формирования единого экономического пространства (Ю.В. Шишков), другими - как новый уровень отношений между государствами СНГ (Н.Е. Овчаренко, М.Е. Стержнева и В.Г. Шемятенков), Есть и такие, которые интеграционные процессы понимают как момент появления региональных межгосударственных объединений (К.Г. Шерьязданова). В многочисленных исследованиях (Е.И. Пивоваров, А. Лебедев и М. Крук) СНГ рассматривается как межгосударственное объединение. Ученые М. Либман, Б.А. Хейфец и В. Паньков находят интеграционные и дезинтеграционные процессы взаимосвязанными и взаимообусловленными, что стало отличным основанием для выдвижения А. Празаускасом и Д. Милибландом идеи о невозможности существования в перспективе постсоветского пространства как интеграционного образования.

Несмотря на многочисленные исследования, проведенные учеными А. Дугиным, И. Панариным, Е. Винокуровым, Г. Кулагиным с использованием евразийской идеи в качестве теоретического обоснования начавшихся интеграционных процессов на постсоветском пространстве, они не привели к появлению цельного научного знания о евразийской интеграции. Этого не могло произойти, так как в евразийской идее говорится об исторической предопределенности единства евразийских народов, а не об интеграции как особой системе межгосударственных отношений. Примерно по таким же причинам ученым Г.Е. Ибрагимовой и Л. Косиковой не удалось выйти к цельному пониманию объединительных процессов, происходящих на пространстве СНГ, хотя было собрано и проанализировано большое количество материалов. Теоретическое обобщение не делается и в исследованиях А. Либмана, Л. Дегтярь и З. Гулиева, посвященных альтернативным региональным интеграционным процессам на пространстве бывшего СССР. В них альтернативные интеграционные процессы рассматриваются в негативном и деструктивном ключе и как временное явление.

Определенная надежда в теоретическом осмыслении евразийского интеграционного процесса связывается с молодыми российскими учеными Р. Абгарян, О.А. Бирюковой, А.А. Марышевым, А.В. Чаевичем, О.В. Золотокрылиным и В.М. Алчиновымi, которым в своих исследованиях удалось выйти к наиболее сущностным характеристикам евразийской интеграции. В этом отношении, для понимания сути евразийской интеграции большое значение имеет проведенный ими анализ интеграционных процессов, происходящих на всем постсоветском пространстве. Ведь им в данных своих анализах удалось четко отделить интеграционные процессы от процессов восстановления связей между странами, разрушенных с распадом Советского Союза. Более того, восстановление связей между странами ими показано как закономерный процесс, во многом обуславливающий специфику протекания евразийского интеграционного процесса. «Поэтому логически верно выстроенное ими знание об интеграционных процессах на постсоветском пространстве вполне может лечь в основу создающейся теории евразийской интеграции».

Анализ имеющейся литературы показывает, в первую очередь, сложность точного определения пространственной границы евразийской интеграции, как ранее сказали, из-за неустойчивости диаметрально противоположно протекающих интеграционных и дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве. Кроме того, хаотичность современных геополитических процессов не позволяет, хотя бы приблизительно, обозначить пределы пространственного расширения евразийской интеграции (большая часть территории бывшего Советского Союза, на которой протекает евразийская интеграция, продолжает оставаться ареной борьбы между мировыми геополитическими силами). Следовательно, пространственное разграничение евразийской интеграции как объекта научного исследования представляется весьма сложной задачей, от решения которой будет зависеть, сможем ли мы выйти к раскрытию ее внутренней логики развития. Это важно и с точки зрения обеспечения точности получаемых знаний о евразийской интеграции, так как гарантировать то, что обнаруженные явления или связи характерны именно ей, как разворачивающейся на постсоветском пространстве конкретной системе межгосударственных отношений, будет весьма проблематичным.

Сложность в выстраивании научного знания о евразийской интеграции связана и с тем, что в нее вовлекаются страны, которые ранее входили в состав Советского Союза. И в этом смысле, очень трудно этот процесс рассматривать как интеграцию, а не как постепенное восстановление существовавших в советское время связей между странами (реинтеграцией). Ведь интеграция происходит путем передачи части полномочий государственных органов власти наднациональным институтам, а стратегия разворачивания евразийского интеграционного процесса вырабатывается и продвигается преимущественно Москвой, представляющей страну, значительно превосходящую по своему потенциалу все другие вместе взятые страны евразийского союза. Соответственно, выведение объекта из среды (имеется ввиду выведение евразийской интеграции из схожих ей процессов), как важнейшая задача построения научного знания, становится трудно реализуемым, может быть, практически невозможным. А без разграничения объекта говорить о научности полученных или получаемых знаний о евразийской интеграции вряд ли будет правомерным.
Не помогает в выстраивании научного знания о евразийской интеграции и то, что в общих теориях интеграции не указываются пределы интеграции (конечный пункт движения), т.е. она не определена как конкретная система межгосударственных отношений. А если в них интеграция не определена как особая система межгосударственных отношений, мы не можем не рассматривать её и как процесс перехода от одной системы межгосударственных отношений к другой. Другими словами, мы не можем утверждать, что интеграция - это межгосударственное объединение, а не процесс объединения нескольких государств в одно государство. Случай же с Европейским Союзом не рассматривать как процесс появления конфедеративного образования. Собственно, с этим и связана нечеткая выраженность в общих теориях интеграции структурных элементов интеграции.

Точнее, она как процесс не разделена на этапы или стадии разворачивания, и не показано, чем отличается каждый из этих этапов друг от друга. В такой ситуации, когда не определены структурные элементы исследуемого объекта, разговоры о внутренних связях, предопределяющих развитие этого объекта, в лучшем случае являются преждевременными. Любое знание может претендовать на научность только тогда, когда в нем представлены общие законы, определяющие развитие рассматриваемого объекта.

Отсюда становится понятным то, что в общих теориях остаются неопределенными пределы интеграции из-за сложности определения её предметной области. Это связано с тем, что очень трудно интеграцию выделить как особую систему межгосударственных отношений, так как она при всем нашем желании обозначить её как особый уровень межгосударственных связей таковым не является, а представляет собой промежуточный этап объединения находящихся в тесных экономических и культурных связях государств в одно большое государство. Во всяком случае, процесс передачи властных полномочий наднациональным институтам не может оставаться надолго на каком-то фиксированном уровне, чтобы можно было принять это как целостную и завершенную систему отношений. Интенсификация сотрудничества обязательно приведет к полной передаче властных полномочий государств наднациональным институтам. В этом смысле, интеграцию в том виде, в каком она представлена в общих теориях, нельзя рассматривать как органически целое, она в них выступает как процесс трансформации одной системы отношений в другую. Вот почему неопределенность предметной области интеграции в общих теориях не позволяет выстроить цельное научное знание о евразийской интеграции.

С другой стороны, хотя интеграция на наш взгляд представляет собой промежуточный этап перехода из одной системы межгосударственных отношений к другой, она выступает как сложное явление, во многом обусловленное цивилизационной принадлежностью и ментальными особенностями интегрирующихся народов. Все интеграционные процессы, включая и евразийский интеграционный процесс, как правило, разворачиваются на территории распространения цивилизаций, вернее, межгосударственные объединения создают государства, народы которых принадлежат к одной конкретной цивилизации. К примеру, Европейский Союз никак не хочет принять в свои ряды Турцию, являющуюся одной из мусульманских стран. А так как объединение государств происходит внутри конкретной цивилизации, интеграцию можно рассматривать и как современный этап развития цивилизаций, или как её современное политическое проявление. Кроме того, отдельными учеными (вполне обоснованно) интеграция рассматривается и как геополитический процесс (межгосударственные отношения, обусловленные географическими факторами). Словом, многогранность интеграции, связанная с её максимальной схожестью с цивилизационными и геополитическими процессами, ставит в затруднительное положение ученых, решивших принять участие в построении о ней специального научного знания.

Таким образом, сложность евразийской интеграции как явления и как объекта науки, по нашему мнению, заключается в том, что она, хоть и не представляет собой целостную и завершенную систему отношений, вбирает в себе совершенно разнородные и относительно автономные отношения, каким-то образом, находящиеся в едином процессе межгосударственного объединения.

Следовательно, построение теории евразийской интеграции возможно только при выявлении во всех данных разнородных отношениях «общих сторон и заместить их одним «обобщенным» образом, их абстрактно-общим». Собственно, только такой подход даст нам право говорить о евразийской интеграции — теперь уже не как о разрозненном множественном объекте, а как о едином предмете исследования. Другими словами, потребуется вычленение в таких явлениях, как евразийская цивилизация, евразийское геополитическое образование, евразийский менталитет, дезинтеграционные процессы на пространстве СНГ, реинтеграция и т.д., общих с евразийской интеграцией качеств. Такой методологически выверенный подход позволит нам дать полную характеристику евразийской интеграции как объекту научного исследования.

В этом плане, большой интерес представляют концептуальные подходы в исследовании евразийской интеграции: «концептуальное обоснование взаимосвязи интеграции и дезинтеграции на постсоветском пространстве», «теория постсоветского транзита в контексте концепции европейского соседства», «конфедеративная модель СНГ», «теоретическое обоснование евразийского концепта региональной интеграции на постсоветском пространстве» и «альтернативные модели политической интеграции на постсоветском пространстве». Они, указывая на особую сторону исследуемых процессов, выводят нас на понимание того, что эти процессы вызваны одними и теми же причинами, и их протекание подчинено общим законам развития интеграционных процессов. Также, каждый из этих подходов, указывая на отдельные стороны евразийской интеграции, позволяет раскрыть ее как особый уровень международных отношений, а также сравнить различные варианты движения государств в направлении тех или иных форм интеграции (евразийской, конфедеративной, проевропейской или протюркской).

Литература

Абгарян С. Р. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: основные теоретико-методологические подходы: Автореф. дис. … канд. полит. наук

Бирюкова О. А. Региональная интеграция на постсоветском пространстве: проблемы и перспективы: политологический анализ: Автореф. дис. … канд. полит. Наук;

Марышев А. А. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве в контексте евразийской перспективы: Автореф. дис. … канд. полит. Наук

Чаевич А. В. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве и их влияние на национальную безопасность Российской Федерации (политологический анализ): Автореф. дис.канд. полит. наук Золотокрылин О. В.

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: противоречия и конфликты: Автореф. дис.д-ра полит. наук Алчинов В. М. Процессы региональной интеграции в Европе и на постсоветском пространстве: интересы России: политологический анализ: Автореф. дис. … д-ра полит. наук

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком