Добавить свою статью
1 Июля 2024
Финансовые тренды и процессы мировой климатической политики

На минувшей неделе, 27-29 июля, в Кыргызско-Российском Славянском университете им.Б.Ельцина прошел образовательный курс «Климатическая проблематика через призму международного, национального и корпоративного регулирования». Организация данного курса была поддержана ЮНИТАР, но лекции читались ведущими специалистами-практиками из России, представлявшими различные весьма авторитетные государственные управленческие, образовательные и финансовые структуры – МИД, МГИМО, Газпромбанк, Комиссию по экологии и устойчивому развитию Российской Ассоциации содействия ООН и др.

Безусловно, это был чрезвычайно интересный, содержательный и важных курс, прежде всего, для специалистов, аналитиков и профессионалов, который давал, с одной стороны, зримое представление о мировых трендах и процессах по проблемам изменения климата. С другой стороны, показывал, как Россия и другие ведущие страны и их ТНК реагируют на эти тренды выстраивают свою политику развития в соответствии с целями Парижского соглашения по климату и запущенными в его рамках весьма сложных экономических и политических процессов.

Весьма интересными и высоко профессиональными были выступления всех спикеров - Кононученко С. Б., посла по особым поручениям, специального представителя Министра иностранных дел Российской Федерации по вопросам климата, Ускова В. А., начальника отдела климата и экологических вопросов устойчивого развития МИД России, Рыбакова С. В., программного директора форума по устойчивому развитию Ecumene, Кондрахиной Е. В., советника, заместителя Председателя Комиссии по экологии и устойчивому развитию Российской Ассоциации содействия ООН, Гулиева И. А. Оглы, к.экон.н., заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО и др.

Однако, самой интересной и содержательной из всего перечня представленных презентаций и докладов была, пожалуй, презентация Хилинского Е. Ю., вице-президента - начальника Центра по внедрению принципов устойчивого развития «Газпромбанка», под названием «Климат и устойчивые финансы». Она заслуживает того, чтобы привести ее основные положения.

В частности, в его презентации говорилось о физических климатических рисках и переходных климатических рисках, и мировых финансовых потоках, направленных на:

• Снижение выбросов парниковых газов

• Предотвращение утечек парниковых газов

• Борьбу с последствиями изменения климата и адаптацию к ним

Как известно, в 2009 году была согласована цель в области финансирования по борьбе с изменением климата, которая предполагает аккумулирование развитыми странами не менее 100 млрд $ в пользу развивающихся стран.

Между тем, на последней переговорной встречи по климату, состоявшейся в июне 2024 года, некоторыми странами было заявлено, несмотря на то, что цель в 100 млрд. долларов до сих пор не достигнута, она устарела и ее нужно пересматривать в сторону увеличения и даже обозначили в 1,5 трл. Поэтому уже идет обсуждение нового варианта такой цели – NCQG («Новая коллективная цель»).

Также в презентации говорилось, что в целях приведения банковского сектора в соответствие с целями ООН в области устойчивого развития и Парижским соглашением по климату 2015 года, Финансовая инициатива Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде (UNEP FI) 25 июля 2019 года объявила 6 принципов ответственной банковской деятельности

• Принципы ответственной банковской деятельности были разработаны группой из 30 ведущих банков в рамках инновационного глобального партнерства

между банками и Финансовой инициативы Программы ООН по окружающей среде

• Данная инициатива представляет собой программу сотрудничества между ООН и частным сектором, а ее участниками уже стали 300 финансовых

организаций по всему миру

Далее, в его презентации говорилось о типах зеленых финансовых инструментов, таксономии «устойчивых» проектов в мире, а также таксономии и видах финансовых инструментов в Российской Федерации.

Весьма интересным и важным было освещение вопроса об углеродном регулировании как инструменте достижения углеродной нейтральности в странах Европейского Союза и Китае.

В частности, говорилось о европейской системе торговли выбросами, и ее роли инструмента для достижения климатических целей. Представлены обязательными рынками в виде квотирования и торговли выбросам, а также добровольными рынками

Так, система квотирования и торговли выбросами:

• Стимулирует снижение выбросов парниковых газов через торговлю углеродными единицами (в размере разницы между установленным лимитом на выброс (квотой) и реальным выбросом) + наказание за превышение лимита

• Распространенность: 40+ юрисдикций

(27 стран ЕС+3 (Исландия, Лихтенштейн, Норвегия), Великобритания, КНР, Калифорния (США) + Квебек (Канада), RGGI (США)

• В некоторых юрисдикциях допускается учет результатов климатических проектов для целей выполнения квоты, но в ограниченном объеме

• Запуск: 2005 год

• Крупнейшая в мире система регулирования выбросов парниковых газов на основе принципа платности

• Действует в 30 странах: 27 странах ЕС + Исландии, Лихтенштейне и Норвегии

• Направлена на сокращение выбросов от наиболее крупных источников в электроэнергетике и в различных отраслях промышленности, а также от авиаперелётов между аэропортами стран СТВ

• Охват: 40% выбросов парниковых газов

• В зависимости от отрасли разрешения на выбросы либо приобретаются на аукционах, либо выделяются бесплатно

Китайская национальная схема торговли выбросами

• Запуск: 2021 год

• Охватывает более 2 200 компаний энергетического сектора (включая комбинированное производство тепла и электроэнергии, а также внутренние электростанции других секторов), которые выбрасывают более 26 000 т CO2 в год

• Охват: 43% выбросов парниковых газов

•Допускается использование специальных углеродных единиц от реализации климатических проектов для компенсации до 5% подтвержденных выбросов

Климатическое финансирование в рамках трека ООН

• Развитые страны обязались направить 100 млрд долл. США на борьбу с изменением климата и его последствиями в развивающихся странах

• Первоначально срок достижения этой цели был установлен на 2020 год, однако цель все еще не выполнена

• В ноябре 2024 года на очередной конференции сторон конвенции по климату в Баку планируется принятие нового формата этой цели – New Collective Quantotative Goal («Новая коллективная количественная цель») и уточнение сроков ее достижения

Климатическое финансирование в его стандартном понимании

• • Привлечение частных и государственных финансов в проекты, направленные на борьбу с изменением климата, адаптацию к нему и преодоление его последствий, а также для финансирования целей компаний по снижению выбросов парниковых газов

• • Финансовые институты играют ключевую роль в этом процессе • Для достижения климатических целей создаются различные, в

• том числе глобальные, финансовые инициативы

• • Часто под климатическим финансированием понимают исключительно «зеленые» финансы, однако это лишь одна из его составных частей

• • Для того, чтобы инвесторы были уверены, что их средства использованы для финансирования проектов, направленных на достижение климатических целей, создаются таксономии

• • Для достижения климатических целей нужно финансировать не только зеленые проекты, но и проекты, направленные на снижение выбросов парниковых газов в углеродоемких отраслях

Углеродные рынки

• • Не являются элементом климатических финансов, однако выполняют роль важного инструмента для достижения климатических целей

• • Существуют обязательные углеродные рынки и добровольные • Обязательные углеродные рынки (углеродное регулирование)

• введены в ряде стран, в том числе в Казахстане и Китае

• • Рынок связывает будущее углеродной торговли с механизмами статьи 6 Парижского соглашения

Таковы, вкратце, основные положения, повторимся, этой весьма интересной и содержательной презентации, дающей представления об основных векторах и инструментах «зеленого» финансирования в мире и России, которая, как известно, является локомотивом ЕАЭС. Ведь, финансы – это кровь экономики, соответственно, «зеленые» финансы – это кровь «зеленой» экономики, и поскольку Кыргызстан поставил цель согласно Парижскому соглашению достичь к 2050 году углеродной нейтральности, то нам необходимо в своей политике развития – внутренней и внешней – брать на вооружение описанные инструменты и механизмы.

Следует отметить, что дискуссии и беседы с весьма компетентными и профессиональными специалистами из России еще раз убедили в правильности предложений по основным параметрам экологической и климатической политики Кыргызстана, необходимости их кардинального пересмотра и переосмысления, которые содержатся в авторских статьях последних десятилетий, основные из которых собраны в двух сборниках – «Экология и климат. Кыргызстан в 21-м веке» от 2021 года, и «Небесные горы и новый мир» - проект развития Кыргызстана в 21-м веке», презентация которого состоялась 18-го июня с.г. Особенно, в статье прошлого года "Кыргызстан - финансовый и экологический центр нового мира".

Подводя итог сказанному, хотелось бы подчеркнуть, что этот образовательный курс предназначался для государственных служащих Кыргызстана, которые по роду своей работы ответственны за вопросы формирования и проведения государственной политики – внутренней и внешней - по вопросам изменения климата и экологии в целом. А вот их, высокопоставленных сотрудников и специалистов из государственных органов управления - администрации президента и кабинета министров, МИДа, НИСИ, профильных министерств и ведомств, - к сожалению, как раз таки и не было.

Данное обстоятельство еще раз подтверждает формальное и дежурное отношение со стороны высокопоставленных должностных лиц к вопросам изменения климата, которые относятся к стратегическим вопросам развития государства, с каждым годом приобретая все большую актуальность, о чем много раз писалось и подчеркивалось в многочисленных авторских статьях по данной теме в последние годы. Оно еще раз показывает их уровень понимания весьма специфических вопросов, уровень заинтересованности и вовлеченности в эти процессы, особенно в нынешних геополитических «тектонических процессах глобальной трансформации» с целью решения стратегических вопросов развития Кыргызстана.

Даже сами названия должностей спикеров из МИД России указывают на то, какое внимание придается в этом государственном органе, - ответственном за вопросы внешней политики этой страны, - вопросам изменения климата. И, естественно, возникают аналогичные вопросы в отношении внешнеполитического ведомства нашей страны. Особенно, в свете той критики, которая неоднократно высказывалась в его адрес.

И вот здесь опять возникает сакраментальный вопрос – с кем и какое будущее мы строим?..

Исмаил Даиров

01.07.2024

Фото прикрепленное к статье
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

16-07-2024
О реформе международной финансовой архитектуры
701

15-07-2024
«Саммит будущего» – что он может принести Кыргызстану?
701

12-07-2024
О концепциях будущего мира и месте Кыргызстана в этом мире
1172

10-07-2024
От колониального прошлого и настоящего к постколониальному будущему – к новой картине будущего мира
1362

08-07-2024
О механизмах влияния Кыргызстана на политику международных организаций
1151

05-07-2024
Астанинская декларация ШОС – «зеркало» внешней политики Кыргызстана
1211

04-07-2024
Жертвы Нооката – кто виноват и что делать?!...
1080

03-07-2024
К итогам визитов генерального секретаря ООН в Узбекистан и Кыргызстан
1517

27-06-2024
Финансово-экономические аспекты и векторы проекта «Небесные горы и новый мир»
1482

24-06-2024
Космофилософия и учение о ноосфере – фундамент проекта «Небесные горы и новый мир»
1191

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×