Добавить свою статью
6 Июля 2024
Уроки истории. По следам европейских выборов и партогенеза

Просматривая новости о предвыборных делах в странах ЕС, подумал, что информация, передаваемая через информационные каналы абсолютно непонятна нам, населению постсоветского пространства. Отчего им можно манипулировать, как угодно. Не уверен даже, что передаваемую информацию глубоко понимают представители политических элит, которые по долгу своего статуса обязаны знать это.

***

Зато знаю, что эта информация ясна и хорошо понятна западным избирателям, которые уже давно живут в условиях электоральных выборов, научились выбирать. Когда избирателям каждый раз предлагается принять программы действующих политических партий. Давным, давно, когда партий еще не было и не было партийной демократии, европейский избиратель голосовал за предвыборные обещания кандидатов, участвующих в выборах. Они и выбирают тех из них, с которыми они связывают свое настоящее и будущее. Судьбу для своих детей. Перемены к лучшему.

Не голосуют просто так, сердцем. Выбирают зрелые, проверенные временем, стабильные партии, которые доказали свою полезность обществу конкретными делами и поступками.

***

Партии там, за бугром сейчас делятся на «правое» и «левое» крыло. Раньше были еще «центристы», но они исчерпали себя. Постепенный переход ЕС лет 20 тому назад на двухпартийную систему, которая доказала свою большую эффективность, чем трех- или многопартийная системы, означал, что «центристы» должны накануне выборов определиться, какой лагерь они поддержат.

Центристы, как известно, это те политические силы, которые сидят на двух стульях одновременно. И поэтому все время мечутся между «правыми» и «левыми» политическими силами, создавая политическую нестабильность и частую смену правительств. Центризм — это не политическая идеология, а доктрина. Немного взяли у либералов, немного у консерваторов, вот тебе и центризм.

***

Европейские, а точнее западные партии, мало отличаются друг от друга. Те времена, когда они рубились с друг другом «не на жизнь, а на смерть» давно ушли в прошлое. Благодаря конкуренции между собой и регулярной смене власти они попеременно избирались на выборах и служили своим народам, доведя уровень и качество их жизни до самых высоких стандартов.

Средний класс — основа, фундамент, основа стабильности общества, т.е. обеспеченная прослойка населения, составляет в среднем 80%. 1-2% богатых и сверхбогатых, остальные бедные.

Сохраняются лишь некоторые различия, существующие в требованиях между некоторыми социальными группами, которые не могут быть во всем идентичными. Есть верующие, атеисты, католики, протестанты, мусульмане, иммигранты, бедные, богатые, мужчины, женщины, пенсионеры и т.д. У них могут быть еще какие-то особые цели и задачи, которые интересны партиям, чтобы прийти к власти и реализовать свои замыслы и политические амбиции.

***

Причем, у каждой партии есть свой стабильный электорат, чьи интересы они регулярно отражают и защищают во власти. И постоянно испытывают их поддержку на выборах. Зависят от этой поддержки.

Избиратели знают, какие партии участвуют в выборах и что ждать от них в будущем.

Правые партии и либералы хорошо умеют зарабатывать для людей и страны деньги, но не особенно щедры на социальные программы. Сокращают их, чтобы люди сами думали о своих планах, не расслаблялись, умели зарабатывать на свою жизнь, детей, благоустройство. Помогают не всем, а только нуждающимся. Они хорошо привлекают инвестиции, за счёт снижения налогов, строят производства, создают рабочие места... Они побеждают на выборах, когда в стране становится меньше денег, больше безработных, разных проблем, требующих финансов.

Социалисты хорошо умеют не зарабатывать, а тратить деньги, разворачивая эффективные и широкие социальные программы по поддержке населения. Их приглашают на выборах во власть, когда в стране возникает достаток в деньгах и хочется отдохнуть от напряжённой работы.

Вот так работает европейский партийный маятник, в отличие от нашего, когда избиратели не знают, что ждать от победившей партии и их кандидатов. «Все время выбираем кота в мешке».

***

Сама по себе власть никому не интересна, т.к. в Европе она разделена между ветвями и институтами, которые строго надзирают над тем, чтобы ни одна из них не возвысилась над другими, над конституцией и законами. Там ее невозможно присвоить или украсть на выборах. Все прозрачно и подотчетно. Ничего не спрячешь, не скроешься от общественного контроля.

Сегодня не успели еще окончиться выборы в Британии, как премьер-министр Риши Сунак ушел в отставку, признав поражение своей партии. И мы уже знаем, какому партийному лидеру лейбористов король Карл III поручит сформировать правительство Его Величества — сэру Киру Стармеру, выходцу из рабочего класса, юристу, выпускнику Оксфорда, прорвавшемуся в британские аристократы в 2014 г. за заслуги перед Британией.

***

Интересна лишь абсолютная власть, которая открывает возможности для личного самообогащения и властолюбия. Она еще есть в авторитарных и переходных странах «третьего мира». Там невозможно узнать, кто победил на выборах даже через недели после их окончания. Поэтому там все время идет «подковерная драчка», неизвестно «кого и что» за власть, регулярно происходят государственные перевороты , мятежи, восстания и гражданские войны…

***

Вот, в Великобритании уже 14 лет правит консервативная партия. Наиболее яркими политическими лидерами которой были У.Черчилль и М.Тэтчэр.

А до консерваторов примерно столько же времени правили лейбористы. Наиболее известным лидером и реформатором этой партии является Энтони Блэр, просто Тони. Их называют и сравнивают с социалистами. Очень похожи программы и ценности.

Премьер Блэр привел Британию в ЕС, реформировал палату лордов парламента, который раньше формировался по наследственному принципу, а сейчас лорды избирается и могут быть не обязательно аристократами.

***

Идеологические корни современных британских партий восходит к 12 веку, когда образовалось две ведущие партии королевства, а затем Британской империи — тори и виги.

***

Тори — это нынешние консерваторы. Они выступают за самобытность Англии, защиту и сохранение ее исторических, культурных и религиозных особенностей. Сохранение старинной древности и исключительного места в этом мире. Эта идеология отражала интересы феодальных сословий и поддерживалась аристократическими кругами общества и приближенными к ним социальными группами.

***

Виги дали начало либералам, представителям политического движения, которые выступали за обновление Англии, рассматривали ее как часть европейской цивилизации, за распространение общеевропейских правил. За интеграцию Британии с Европой. Эта идеология отражала мировоззрение буржуазии как класса, которая толкала страну на путь капиталистического развития и отказа от феодальных порядков.

В начале 20 в. эта партия уступила свои ведущие позиции в британской двухпартийной системе — лейбористам. Эта партия, возникшая на базе профсоюзного движения, стала занимать социал-демократические позиции. Представляет также интересы широкого круга трудящихся слоев британского общества.

***

Однако между консерваторами, либералами и лейбористами нет никаких серьезных противоречий в плане исповедуемых ценностей. Все партии стоят на позициях признания демократии, свободы, прав человека, равенства граждан, верховенства права и святости частной собственности. Когда происходит смена власти эти общечеловеческие ценности остаются неприкосновенными и незыблемыми.

Поэтому и борьба между ними на выборах носит «джентльменский» характер. Никто никого не убивает, не сажает в тюрьмы, не обливает грязью. Все они видят в друг друге партнеров и одновременно конкурентов. Как в семье. Легко уступают друг другу, когда это важно для судеб страны и народа. В 1940 г. Черчилль впервые сформировал коалиционное правительство Великобритании, когда на нее напал Гитлер. До окончания войны они не делились на правых и левых. Иными словами, каждый выполнил свой конституционный долг.

***

Победители формируют правительство и правят страной, побежденные — формируют оппозицию, критикуют правительство и предлагают в парламенте альтернативу правительственным решениям. Через 4 года проводятся новые выборы в парламент и местное самоуправление. И от социального самочувствия населения, власть переходит к той партии, к которой у избирателей в данное время наблюдается большее доверие. Вот за это доверие в условиях открытой публичной конкуренции и идет борьба в самом парламенте и местных сообществах.

***

Число партий в британском парламенте больше двух названных. Они лидеры, фавориты среди партий. Но среди депутатов могут быть выбраны представители и других более мелких партий, представляющих национальные меньшинства, например, шотландцев или ирландцев. Они могут голосовать за кого угодно, но погоды в парламенте не делают. Слишком малочисленны, чтобы повлиять на расстановку политических сил. Поэтому больше заняты проблемами своих избирательных округов.

***

Такая же примерно ситуация с партиями во Франции, где сейчас тоже идут выборы. И в других европейских-западных странах, которые есть в Азии, Америке и Африке.

Но выборы в Англии и Франции, как в самых старых европейских демократиях (не считая Афины и Рим), проводятся по мажоритарному принципу, как во времена средневековья.

Государство тогда было поделено на примерно равные по численности населения избирательные округа, из которого выбирали депутата (ов). Из одномандатных — одного, из многомандатных — несколько.

Во Франции действует избирательная система абсолютного большинства (50%+1 голос). Столько надо набрать голосов, чтобы кандидат стал депутатом. Это система нам хорошо знакома. Было раньше и есть сейчас. Выборы при этой системе проводятся в два тура. Во второй тур проходят два кандидата, которые в первом туре набрали больше всего голосов.

Система эта была введена во Франции для защиты демократии, чтобы в парламент не попали деструктивные силы типа нацистов, фашистов, расистов и прочих левых и правых радикалов.

В первом туре сейчас демократические силы Франции уступили ультраправым силам, т.е. радикалам, близким по взглядам с деструктивными силами. Во втором туре демократы попытаются перегруппироваться и победить ультраправых на выборах. Поэтому сняли с выборов всех своих сторонников, занявших в своих округах третьи места. Теперь они будут просить голосовать своих сторонников друг за друга, лишь бы не прошли радикалы. Эта практика пришла во Францию потому, что французские фашисты («вишисты») были уже у власти в годы второй мировой войны и немецкой оккупации, когда они выступали союзниками гитлеровской коалиции. И она дала положительные результаты. Радикалы никогда не приходили снова к власти. Демократические силы страны с Макроном или без него надеются, что победят во втором туре и сформируют свое правительство. Хотя, надо признаться, что французские или европейские ультраправые давно сидят в парламенте в оппозиции в Австрии, Франции, Италии и других европейских странах. Но ничего сверхъестественного не произошло. Ибо они совсем не кровожадны и абсолютно не похожи на гитлеровских нацистов или советских большевиков.

***

Поэтому, даже если демократы и левые проиграют выборы своим ультраправым оппонентам, то мирное сотрудничество между ними вполне возможно. Во Франции такое уже было дважды во времена президентов Франсуа Миттерана и Жака Ширака, когда большинство в парламенте принадлежало их оппонентам …

Если нет, консенсуса партии не достигнут, тогда парламент снова будет распущен президентом Франции и перевыборы будут проводить до тех пор, пока это не надоест избирателям. Исключено также, что победители начнут арестовывать и расстреливать оппозицию, а страну превратят в тюрьму или сталинско-фашистский концентрационный лагерь. Этого никогда не будет.

***

Некоторые страны и их лидеры — Япония, Турция, Ботсвана, Руанда, Сингапур, Ю.Корея, Малайзия встали на этот путь и показывают его научность, оправданность и эффективность для всех народов и цивилизаций без исключения.

***

На постсоветском пространстве, к сожалению, кроме республик Балтии, такого уровня развития пока нет. Но партийное строительство первоначально развивалось в правильном направлении. В 90-х гг. на месте КПСС и однопартийной системы стали образовываться идеологические партии — правые, левые, центристские... Речь в первую очередь идет о Кыргызстане как «демократическом островке». Но после т. н. «апрельской революции 2010 г.» современное партийное строительство в демократическом Кыргызстане было загублено на корню. Все надо начинать снова.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

11-07-2024
Несколько слов об Эрнсте Акрамове
3390

11-07-2024
Уроки истории. Об одной чудовищной фальсификации
760

09-07-2024
Уроки истории. Сумерки заката
1080

04-07-2024
Фотография, рассказывающая о новых политических процессах в Туркестане
1031

26-06-2024
Уроки истории. Об относительности
1886

25-06-2024
Помнить людей: Эрнесту Акрамову 88 лет
11552

24-06-2024
История одной фотографии, свидетельствующей о новом Кыргызстане!
1748

17-06-2024
Уроки истории. Об изменении сознания
2074

14-06-2024
Уроки истории. О репрессиях и гражданственности
1233

05-06-2024
Уроки истории. Почему Иманалы Айдарбеков?
1257

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×