Добавить статью
10:08 17 Августа 2015
Политика памяти в Кыргызстане. Давайте не будем торопиться

Особенно сейчас, за год до 100-летия событий 1916 года.

Ата-Бейит. Раньше мы часто ездили туда с детьми. Помню, рассказывала про репрессии, про ту драму. Мы стояли у каменной плиты, где было запечатлено, как в те далекие 30-ые годы ночью приезжал «воронок», забирал отцов и мужей. Прочитывая фамилии лучших, наиболее образованных и прогрессивных, которых не стало в ту ночь, мы скорбели, это была и частная трагедия, и коллективная драма. Так дети познают историю своего народа в потерях и приобретениях. Однако нам всем нужно признать, что те страницы истории Кыргызстана до сих пор остаются по-прежнему «серыми». Тот период все еще мало исследован, много архивных материалов сокрыто, многие подробности в свете нынешнего дня вновь закрываются. Драма первой кыргызской интеллигенции началась тогда и не закончилась.

Так было до 2010 года. После апрельских событий 2010 года там же на Ата-Бейит были захоронены люди, погибшие в смутные дни протеста и революции. Появилась новая героика. Жертвы народных протестов против авторитарности и узурпации власти теперь также покоятся здесь. В предгорье живописного ущелья, где когда-то тайно были захоронены и позже обнаружены невинно убиенные. В той - другой стране, ситуации. Ата-Бейит стал тогда уже меняться. Мы перестали туда ездить. Мне до сих пор не понятно, как связать и объяснить даже не детям, а себе самой, те разные памяти: 30-х годов прошлого века из другой еще страны, и этой из новейшей истории уже независимого Кыргызстана.

На днях президент подписал указ о создании Мемориала погибшим в ходе трагических событий 1916 года на территории мемориального комплекса Ата-Бейит. Предполагается, что и память 1916 года из еще более ранней эпохи и далеко не однозначной, также будет закрепляться здесь. Это будет уже третья драма, память, которую будет вмещать в себя Мемориальный комплекс на Ата-Бейит. В обосновании говориться, что - «Комплекс должен стать местом почитания памяти героев, отдавших свои жизни за свободу и независимость Кыргызстана, а также гордости за стойкость и мужество народа, пронесшего на разных исторических этапах идею государственности и воплотившего ее в жизнь».

То есть, три разные драмы, трех различных эпох, государств, с тремя совершено иными подоплеками, теперь будут находиться, хорониться в одном месте – в Ата-Бейит.

Давайте не будем торопиться. Остановимся и задумаемся.

Давайте посмотрим на нашу историю не впопыхах. Мы так давно ее игнорируем, мы так часто пеняем на то, что она долго была «придворной», что сами и изгнали ее, как мощнейший инструмент понимания себя, свой сути, природы и объективного прошлого. В результате чего, она, брошенная и ненужная, обросла пышной мифологией и интерпретациями, перейдя из разряда науки в разряд беллетристики. Ладно, с древнейшей историей, допустим, там мало прямых источников. Но, что делать с недавней? Например, советской, которая как была сформирована не здесь и не нами, так по сути-таковой и осталась. Так мало подтвержденной правды, изученных архивов, несмотря на то, что многие свидетели еще живы. И этот процесс слабо идет, он практически не сдвинулся за всю независимость.

Почему это важно сейчас?

Каждая из трех драм, которые мы хотим похоронить в одном месте, имеет свою историю, до конца не раскрытую, объективно не изученную. Обратите внимание, каждое из этих событий это не просто единичный случай, это суммированный, общий показатель драмы своего времени, вехи.

Располагая все эти памяти в одном месте, мы их уравниваем! А это не допустимо. Тот же 2016 год, это не одна могила, и даже не одно перезахоронение, это тысячи и тысячи останков по территории большей части государства. Это не один памятный акт, это процесс, который не завершился и не завершится в течение года. Как собственно и могилы репрессированных, они так же разбросаны безымянные, общие могилы. Потому нужны пошаговые исследования, последовательные и скрупулезные. Нет, не только исследования, а выверенная государственная политика – политика памяти. Выражающаяся далеко не только памятными захоронениями и мероприятиями. Это конструирование памяти народа, это – политика памяти. Народа, который до сих пор несет в себе полученную и нераскрытую травму, коллективную травму. Не отрефлексированную, не осмысленную, не проговоренную открыто. Потому, по большому счету не прощенную, потому и не заживающую.

В современных гуманитарных междисциплинарных науках уже давно активно обсуждаются подобные феномены разных народов. Изучаются последствия, общественный дискурс и преодоления. Государства часто берут на себя функцию если не конструирования, то сопровождения этого процесса, поскольку он не должен вновь вспыхнуть. Иначе он будет тлеть. Им нужно управлять, как огнем в очаге, чтобы вновь не разгорался.

Особенно в ситуации с 1916 годом. Символизм этой трагедии превалирует над двумя другими, которые уже покоятся в Ата-Бейит, он зашкаливает. Это особенная драма, неразделенная, этническая и массовая.

Кыргызстан не единственное государство, которое столкнулось с подобными памятными реконструкциями. Сегодня сложилось уже множество подобных практик конструирования политики памяти. Мы же имеем возможность использовать уже имеющийся опыт. Так в мировой практике уже введены актуальные для нас понятия и подходы. В связи с нашей историей имеет смысл остановиться на таких как:

- «коллективная травма» и его символизм, культура и преодоление;

- политика памяти, выбор и конструирование (как правило, государственное).

Травма памяти, как и людская, непережитая и неотрефлексированая, имеет способность давать о себе знать в будущем. Порождая комплексы, а иногда и конфликты. Потому так важно их не изгонять, забывая, но и наоборот не фетишировать. Важно спокойно остановиться и все проанализировать, потом дать возможность обществу узнать потайные стороны тех событий, мотивов, сознательно или бессознательно выброшенных из официальной истории, но незабытых. Они все равно рано или поздно дадут о себе знать. Как когда-то Ата-Бейит – могила отцов, захороненная ночью, втихую - от людей и огласки. Он все равно был раскрыт для народной памяти, почти через полвека.

Без объективной оценки собственной истории мы не сможем объяснить нашему будущему поколению свое прошлое. Тем более, когда мы объединяем, слепляем в одном месте разные трагедии, разные травмы нашей общей коллективной памяти. Как мы сможем это все объяснить? Как можно вообще три разных горя похоронить в одном месте?

Еще более иррационально данный подход выглядит на фоне другой формы памяти, не мемориально-архитектурной, текстовой, в учебниках истории к примеру. Как вы думаете, почему у нас до сих пор нет адекватного и объективного учебника истории Кыргызстана? Почему мы до сих пор в плену старых догм и методов, чужих идеологий и установок? Весь подход у нас так и остался советским, как и сам «метод историзма». Вот уже более четверти века мы так и не описали собственную историю, мы не используем новые подходы, широкую общественную дискуссию, не сформировали собственные адекватные исследовательские школы и направления. Посмотрите внимательно учебники истории своих детей. Особенно за последние 100 лет, остановимся пока только на собственной. И зададим себе вопрос, на сколько адекватно формируется картинка прошлого у нашего будущего?

Мы готовы перевернуть, перетряхнуть и даже инвентаризировать всего Манаса. Поспекулировать и поконфронтироватьпо этому поводу и всем другим, что связано с историей древней и древнейшей, но никак не подойдем к современности. Даже на столетие. Поэтому весь советский период, мы до сих пор рассматривает в съездах и сквозь идеологемы той еще колониальной политики. Почему уважаемый советский историк, обществовед К. Нурбеков, который был несправедливо подвержен обструкции, как несколько десятков лет до него К.Тыныстанов до сих пор не реабилитирован? Все это до сих пор даже не «белые пятна» в истории Кыргызстана, а уже серые. Потому как уже новые установки нам претят объективно рассматривать свое так и нераскрытое прошлое.

Политика памяти.

Память это не просто дань прошлому, это не просто сама по себе только – память. Именно на основе ее часто формируются современные политики, символы, легитимации отдельных групп и событий, а даже ритуалы. Например, парад Победы на 9 мая или популярный октябрь и те еще «октябрята», связанные с памятной датой бывшего идола-вождя. Тот же Кремль, куда становились неимоверные очереди, был культовым реликтом конструирования памяти в советском государстве. Это не лучшие примеры, но это примеры.

1916 год – особенная тема, щемящая и щепетильная. Первый положительный шаг президентом сделан. Указ о том, что памяти открытой, официальной по 1916 году в Кыргызстане – быть. О том, что ни кто не смеет посягать на эту память и на выделенные под эту дату ресурсы (имеется в виду земля, где сегодня застроены увеселительные учреждения) и символы (памятные камни, поставленные гражданскими движениями и просто людьми). Это первый и очень важный шаг. Его можно обозначить как символический шаг навстречу к себе, своей попранной истории. К осознанию той трагедии, его психологическому преодолению.

Теперь нужно сделать такой же второй, потом третий шаг. Не спеша. Скрупулезно. Не смешивая всю пока еще неисследованную историю Кыргызстана, все его драмы в одно памятное место. С памятью (с травмами) не шутят и не торопятся.

Р.S. Давайте дадим возможность нашим детям, нам самим понять и разобраться во всех ступенях и витках нашей – собственной непростой, еще не осознанной полностью истории. Истории, в которой мы выжили, в которой мы – нация и государство.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком