Добавить статью
8:59 21 Декабря 2010

Он был выдающейся личностью, гордостью страны

Я познакомился с ним во время сельхозработ в августе 1972 года, после поступления на 1 курс исторического факультета КГУ им. 50-летия СССР. Так назывался тогда ныне действующий Кыргызский Национальный университет им. Ж.Баласагына. Жили мы в с. Шалта, что в Сокулукском районе в здании местной сельской школы и занимались сбором яблок и винограда. В первый же день приезда мы были поделены на разные бригады, которые выполняли ту или иную работу. Я попал в бригаду, которая собирала яблоки. Никого из знакомых среди своих новых однокурсников я не встретил, за исключением Аскара Джакишева, с которым мы жили в г.Фрунзе неподалеку друг от друга и часто играли в футбол. В настоящее время он стал известным ученым, доктором исторических наук, профессором. Так, вот, Аскара Джакишева назначили самым главным над всеми бригадами. У него был очень рекспектабельный и деловой вид, был одет в сапоги, штурмовку, джинсы, черные очки, кепка на голове, короче, все как положено. Да и вообще по жизни, как оказалось, он оказался более собранным, строгим, цельным человеком, не то, что мы. Это, видимо, и дало основание нашему руководителю сельхозработ ст.преподавателю кафедры археологии и этнографии Б.Урстанбекову, сначала выделить его из нашей среды, а затем назначить его нашим студенческим шефом. Вечером Аскар пригласил меня во двор поболтать. На скамейке с ним рядом сидел простенький сельский паренек, который представился Медетом Садыркуловым. Так, мы с ним познакомились. Поговорили об экзаменационных баталиях, будущих научных перспективах и разошлись спать. А на следующий день Аскар досрочно уехал. У него началась аллергия. Наши контакты с Медетом начали увядать, т.к. стержень уехал. Мы работали в разных бригадах и могли видеться только по вечерам. У него образовалась своя компания – Эркин Мамкулов (ныне посол КР в Украине, кандидат исторических наук), Анвар Аюпов (ныне кандидат исторических наук) и др. Работала бригада Медета на поле на тракторе. Они собирали и разгружали урожай винограда в винсовхозе. Жизнь у них была сладкая и веселая. Винограда до отвала, молодого вина тоже. Приезжая в лагерь всегда угощали своих однокурсников гостинцами. С шумом они гоняли свой трактор туда сюда, заставляя завидовать пеших однокурсников. Каждый день организовывали посиделки, где мы лучше узнавали друг друга. Когда мы вернулись домой, мы уже были спаянным коллективом. Лидерские качества у Медета стали очень скоро проявляться. Не то, чтобы он хотел сразу стать вожаком. Это у него получилось непроизвольно, незаметно. Медета знали все и вся - студенты, местные жители, работники совхоза, где мы трудились. Он отлично разбирался в сельском хозяйстве, многое умел делать, хорошо понимал психологию аильчан – помогал им по хозяйству. Поэтому его и его бригаду часто приглашали в гости на барашка. Медет был очень коммуникабелен, отзывчив, был надежен в отношениях, от него веяло добром. Он был интересный собеседник, искрил юмором и заразительно смеялся.

Когда мы приехали в село, то многие не знали друг друга и не были спаяны как единый коллектив. Среди нас было немало студенток. Ну и как всегда, в гости стала наведываться большими группами и группками местная мелкая шпана для знакомства с ними. Естественно, что ситуация нередко доходила до конфликтов и драк. Но коллективного отпора мы организовать не могли, только и видели, что того или другого сокурсника побили. Причем, нападала шпана группой, когда противник был один. Но в один прекрасный вечер конфликт достиг апогея. Пришло очень много местных, многие были агрессивны и пьяны. Большой гурьбой они стали прорываться в наши жилые комнаты под предлогом выдачи им очередного своего обидчика Алика Молдоева, которого они наверняка намеревались серъезно побить. Алик после окончания истфака работал в милиции и умер в достаточно молодом возрасте от болезни. Мы стояли стенку на стенку, грудь в грудь, лицом к лицу. Никто не решался напасть первым. Ситуация накалялась, угрозы сыпались как из рога изобилия. Наша слабость состояла в том, что у нас не было единства, хотя мы и были в большинстве. Многие наши разбежались и ждали на улице, оставив нас в школе в меньшинстве. И тут Медет себя показал настоящим сельским рубакой. Пока мы гонорились друг перед другом, он залез на «контрамарку» (разновидность печи) и с яростным криком «бей» с высоты бросился в гущу противника, обратив их в паническое бегство. Остальное было делом техники. Наши воспряли духом и завершили разгром. С этого времени, в нашем лагере воцарился мир и покой. Лидеры шпаны приходили разговаривать с Медетом, вызывали один на один. Короче, после всех этих разговоров и вызовов, они зауважали Медета и перестали беспокоить студентов. Некоторые из этих местных ребят впоследствии я неоднократно видел в окружении Медета, вели себя они смирно, дружелюбно, я бы сказал даже по-дружески. И больше не производили негативного восприятия. Вот, так авторитет Медета неуклонно поднимался среди нас и во Фрунзе он уже приехал знаменитым. О нем знали даже старшекурсники. Затем было распределение студенческих должностей и он стал комсоргом группы, что в конце концов и предопределило его дальнейший жизненный путь, связанный с комсомолом и большой политикой.

В 1975 году я перевелся учиться на исторический факультет в Ленинградский университет. Сбылась моя мечта, я поехал в университет, где в свое время учился мой отец – Курманов Карпек Шамсединович, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки республики. Попрощаться с Медетом и друзьями я не успел, они были в стройотряде где-то на Иссык-Куле. Был приятно удивлен, когда однажды, придя с занятий в общежитие ЛГУ № 6 по ул. Мытнинской 5, я обнаружил письмо от Медета. Ведь я никому не писал и никто не должен был знать мой адрес, кроме брата. Значит нашел. И так стало на сердце легко, получить весточку от друзей. Ведь первые полгода проходили для меня очень тяжело. Наверное, чувствовал, как мне плохо вдали от дома, друзей. Вот и написал, прямо с лекции. Когда период адаптации прошел, мы бросили переписку и встречались на каникулах, а после окончания вуза время от времени встречались в гостях и кафе.

После окончания аспирантуры в Москве, я устроился на работу в Институт истории АН Киргизской ССР в качестве младшего научного сотрудника в секторе коммунистического строительства. Директор, не знаю почему, встретил меня неприветливо и тут же отправил меня на стройку, видимо, в качестве наказания. Была зима, январь 1985 года, стоял собачий холод. Мне нужно было быстро дорабатывать диссертацию, а не париться на работах, которыми нас замучили еще в Москве – то стройка, то овощебаза. И так бесконечно. Поэтому у меня были наработки против «рабских работ», как мы называли эти советские трудовые разнарядки. Я отнес 2 бутылки водки бригадиру и он освободил меня от работ. Пользуясь случаем я ходил в библиотеку академии наук, где и занимался. Вдруг вижу заходит Медет и сразу ком мне. Обнялись, что, говорю, тут потерял. Он говорит, что поступает в аспирантуру, пришел оформить документы и проконсультироваться по научному руководителю. Я его от души поздравил, сказав, что наука это всегда правильный и надежный выбор. Тогда же он предложил мне на полставки перейти на работу в мединститут на кафедру истории КПСС. В институте истории ты похоронишь себя, - сказал он. Здесь работа только для пенсионеров, а там живые люди, каждый день надо много читать, чтобы не отстать от жизни. Он говорил мне это убедительно с жестикуляцией, у него блестели глаза. На дворе уже была весна, началась перестройка. Работа в академии наук считалась престижной, никто самовольно не хотел уходить и многие там так и не раскрылись. Рутина и быт заели. Я принял приглашение Медета и устроился на полставки в мединститут. В сентябре ушел на полную ставку, о чем не жалею ни секунды. В интересное время я обрел благодаря Медету интересную и живую работу, стал активистом общества «Знание», забросил на полку свою старую научную работу, подобранную для меня еще в брежневское время. То, что он говорил, оказалось абсолютной правдой. Медет никогда не говорил, что собирается делать научную карьеру. Работал успешно в комсомоле, затем внезапно перешел на преподавательскую работу. Для многих из нас это было неожиданное решение. Но он знал, что делал. Постепенно шел к своей цели. Через аспирантуру он получал не только ученую степень, необходимую для карьерного роста, но и навыки аналитической работы, приобретал новые знания, которые ему очень пригодились в большой политике. Впоследствии водоворот перестройки тоже захватил его. Он был вынужден на время отложить свою диссертацию, а затем даже пересмотреть тему и направление исследования. Сидя в «иранской ссылке» в 2000-2005 годах Послом Кыргызской Республики Медет завершил свой труд об особенностях кыргызской демократии и получил степень кандидата политических наук.

Во время работы в мединституте с ним произошло еще одно знаменательное событие. Медет – молодой коммунист, авторитетный в кругах преподавателей и студентов преподаватель, оратор и активный член общества «Знание», выдвигает в 1989 году свою кандидатуру на альтернативных выборах секретаря парткома мединститута. На него давили из райкома, горкома, чтобы он снял свою кандидатуру в пользу номенклатуры, предлагали разные должности в других местах. Но он ни в какую. Мы тоже сначала сомневались, что сможем проломить парткомовскую стену, но он нас убедил, мобилизовал и мы были идти готовы с ним до конца. Мы все были молоды и хотели перемен. Мы видели, что несмотря на достаточно молодой возраст (Медету было 33 года), у него был большой авторитет среди профессуры, студентов, коллег, ровесников и это нас очень обнадеживало. На выборах главным оппонентом самовыдвиженца Медета, от имени парткома, райкома, горкома была выдвинута известный ученый и педагог, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой мединститута- Н.Х.Кумскова. На общем партсобрании, работа которого началась в 12 часов дня и закончилась далеко за полночь, развернулись жаркие дебаты. Медета уговаривали взять самоотвод, говорили, что у него еще все впереди, что нужно сначала защитить диссертацию, что он еще молод и зелен и т.п. и т.д. Но он твердо стоял на своем, а точнее, за наша общее дело. Свое влияние на Медета попытался оказать даже ректор, академик С.Б.Данияров. Я же из зала кричал, что если мы будем держать на привязи молодые кадры, как Медет Садыркулов, то у нас никогда не появятся новые Юсупы Абдрахмановы. На что он тоже кричал, т.к. в зале стоял неимоверный гвалт и шум, что зазорно и исторически некорректно сравнивать нашего Медета с гением кыргызской политики 20-30 годов Юсупом Абдрахмановым, ставшим премьером страны в 26 лет. Короче говоря, в результате острых выборов с перевесом в 6 голосов секретарем парткома мединститута был избран Медет Садыркулов. Он был достойным и хорошим партийным руководителем, ориентированным на прогресс. С его приходом начались ощутимые перемены в мединституте. Это очень быстро заметили и его забрали в администрацию президента А.Акаева в организационный отдел, где Медет раскрылся как крупный организатор и государственный деятель масштаба Юсупа Абдрахманова.

Во время, когда мы были студентами, мы входили в разные группы интересов. Я больше дружил с Аскаром Джакишевым, Эркином Мамкуловым, Анваром Аюповым, Бакытом Бешимовым. Медет был и нам близок, но чаще общался со своими общежитским другом Аскаром Салымбековым. Среди его близких друзей были Кубат Байболов, Жаныш Азизов и Акимжан Байтиков (оба полковники МВД). Медет играл между нами роль связующего звена, он всегда и во все времена объединял нас.

В 1998 году Медет собрал группу единомышленников, среди которых был и я, и предложил создать первую в стране либеральную партию. Анализ показывал, что все созданные в Кыргызстане партии, носят либо прокоммунистический, либо центристский характер, нет правых, либеральных, поистине демократических партий. Мы загорелись этой идеей и создали партию «Моя страна», в которой он был нашим организационным и духовным лидером. В эту организацию благодаря авторитету Медета удалось вовлечь множество известных и авторитетных людей, таких как доктор Эрнст Акрамов, Галина Куликова, Орзубек Назаров, Алмаз Исманкулов, Искендер Гаипкулов, Досмир Узбеков, Жоомарт Оторбаев, Оксана Малеваная, Жанат Бейшенов, Канат Джанузаков, Жаркын Бапанова, Наталья Щербакова и многие другие. Партия быстро набирала авторитет и, несмотря на противодействие недругов, стала парламентской партией на выборах 2000 года. Медет в это время попал в немилость Акаеву и был отправлен послом в Республику Иран. Иногда я думаю, если бы Акаев не отправил в ссылку нашего друга, держал его возле себя, прислушивался к нему, то не было бы никаких мартовских или апрельских переворотов, гибели людей. Он бы не допустил этого, уговорил бы достойно уйти с должности Акаева и дал возможность избраться на эту должность достойному человеку. К сожалению, ему не дали до конца раскрыться.

Мы были с ним, когда на него свалились новые невзгоды, связанные с мартовским переворотом 2005 года. Тогда, революционеры хотели посадить его по так называемому делу «финансистов», а точнее хотели избавиться от мощного конкурента. Ведь все знали, что Медет лучший политический менеджер в стране. Многие от него тогда отвернулись, считая, что Медет теперь политический труп, но просчитались. После полного оправдания в суде он вновь вернулся в большую политику, спас страну от развала и хаоса, но сам трагически погиб, когда разобрался, что страна поворачивает не в ту сторону. Его смерть не стала для многих неожиданностью, т.к. он не скрывал, что Кыргызстан движется к диктатуре и он намерен не допустить этого. Мы ждали его сигнала. На все наши призывы об усилении личной безопасности он реагировал спокойно, не подавал виду, говорил, что не посмеют. Даже иногда посмеивался над нами. Накануне трагического дня его смерти 12 марта было заседание парламента. В 10 и 11 часов были звонки от него. Я обычно выключаю телефон (это требование регламента ЖК) и включаю его, когда заседание кончается. Наверное, хотел со мной поговорить или поехать в Алматы вместе. На следующий день 13 марта в 10 часов утра должна была состояться презентация офиса японской программы развития «ДЖАЙКО», где он был назначен директором кыргызского офиса организации. С утра я собирался на это мероприятие, оповестил коллег, чтобы не забыли о мероприятии, и вдруг это оглушительное известие… Сразу первое, что пришло в голову – его убили, что я и сказал в комиссии по расследованию, созданной на следующий день. Вторая мысль о том, что если бы он взял меня с собой, то ничего бы этого не произошло. Я бы ни за что не позволил ему уехать ночью, поднял бы ради этого всех своих алматинских друзей. Выехали бы утром часиков в 6 и в 9 были бы на месте. Надежда, что он жив, жила у меня до последнего дня, когда огласили результаты экспертизы. Время от времени звонил на его телефон. В ответ шли длинные гудки, а через несколько месяцев и они прекратились. На собрании друзей мне поручили срочно написать некролог от имени друзей, чтобы он вышел раньше, чем выйдет некролог правительства. В голову ничего не шло, я не мог сосредоточиться, мысли расплывались. Часа два сидел перед компьютером, не мог написать ни строчки. Лишь потом удалось собрать волю в кулак и закончить задуманное. В этот некролог от имени друзей мы постарались вложить все наши переживания, любовь и уважение к Медету.

Зайнидин Курманов, доктор исторических наук, профессор

Из книги "Он ушел непокоренным"

 

Зайнидин Курманов,

доктор исторических наук,

профессор

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Свой материал на «Мнение читателей» вы можете отправить здесь
Добавить статью

Другие статьи автора

29-12-2015
Еще раз о повышении ответственности судей и пользе международных стандартов
2294

03-12-2015
Сколько реформе продолжаться?
1645

20-01-2014
Как сделать выборы эффективными?
2264

16-01-2014
К вопросу формирования будущих созывов Жогорку Кенеша
2722

30-10-2013
22 года независимости: что происходит в Кыргызстане?
3326

29-10-2013
Как построить кыргызское управление?
4898

28-10-2013
Что делать и с чего начать?
2015

16-10-2013
КЫРГЫЗСКИЙ ПАРЛАМЕНТАРИЗМ: общее и особенное
2093

Еще статьи

Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×