Добавить статью
10:06 10 Ноября 2015
Мир, который стал хрупким

Помню, два года назад делала презентацию в IPP (Институт общественной политики), там был слайд, он назывался «милитаризация Центральной Азии». Несмотря на приведенные цифры, аудитория хмыкала, недоуменно пожимая плечами. Понятие «милитаризация» тогда ассоциировалось с мировыми войнами, капитализмом-империализмом и попахивало «холодной войной».

Прошло совсем немного времени, ситуация изменилась, и слово «милитаризация» уже не вызывает удивления. «Конфликт», «война», «насилие», «теракт» - стали повседневностью. Информационные агентства, СМИ оповещают нас о происходящем. «Война» стала не просто реальностью, но и частью чего-то большего, чем отстраненный мир где-то далеко.

11 сентября стал поворотной вехой в истории «войны и мира». Ирак, Афганистан, Бен Ладен… Одни решили наказать других, нашелся повод, и началось… Круги по воде расходятся до сих пор. Именно тогда эпицентр мирового конфликта был очерчен религиозным подтекстом.

Тогда же и появились те самые «экстремисты» и «террористы», черты которых четко и определенно никто до сих пор обозначить так и не смог. Во всяком случае здесь, в Центральной Азии.

Вспоминается международная конференция по экстремизму и терроризму, прошедшая в Бишкеке в мае этого года. Участниками были высокие чины всех органов безопасности четырех государств ЦА.

После выражения обеспокоенности и официальных докладов случилось удивительное. На простой на первый взгляд вопрос эксперта Ф.Толипова, «не могли бы представители всех стран ЦА в двух словах охарактеризовать, что такое «экстремизм», силовики растерялись. Это оказалось самым трудным и сложным, и единой оценки все-таки не получилось, даже из заготовок.

То, что еще тогда Рамсфельд называл «находиться в условиях неопределенности», достигло предела, если не самого абсурда. А вот этот этап начался с Украины. Вот теперь Сирия, и снова теракт.

Религиозный подтекст все больше и отчетливее стал выделяться. Несмотря на парадоксальность самой ситуации. Ислам, наделенный еще одной новой мутной приставкой «радикальный» стал оплотом всего демонического. При том, что все больший процент на земле стал вбираться в эту религию, хоть и разных конфессий. Говорят, антиреклама лучше работает.

Вновь стал рушиться мир, вместе с Триумфальной аркой древней Пальмиры были уничтожены идеи и проект гуманизма, выстраиваемый институтами после второй мировой войны. Вновь на повестку пришла война «всех против всех». Почему всех? Идеи космополитизма наконец нашли потребителя. И кто как не «исламское государство» сегодня на него претендует. Со всего мира идут рекруты, не взирая на национальность, государство, расу и пол. Самая молодая и самая растущая религия одновременно стала самым притягательным и сомнительным местом.

Уже который год даю задание молодым людям – подготовить список социальных стереотипов и поставить мини-сценки с их отражением. Каждый год, когда кажется, что список оглашен, и ты все уже знаешь, появляется новое. В этом году молодой человек изображает мусульманина в традиционной, скорее не для Центральной Азии одежде. Его проверяет милиция, ему не дают визу, его сторонятся люди. В итоге он говорит: «Вы думаете, что все мусульмане – террористы? Хм. Когда я был маленький, я так же думал, что все китайцы – каратисты».

Дети, молодые люди видят и все понимают, они все больше в повседневной жизни погружены в ислам, в шариат, да, их президент в первом ряду читает намаз. Но официальная риторика и политика все более репрессивна, а СМИ говорят об «экстремистах», «террористах» и «радикалистах». Кто объяснит им, где грань? Война всех против всех?

Лицемерие общего размывает и обесценивает приоритеты – берега нравственности и мира. Лицемерие и коррупция – веру в государство, лицемерие и ханжество – в мораль. И оно растекается. Как это видно? Ну, например, снижение порога насилия в обществе. Насилия, которого все больше, все изощренней.

Война и насилие на экране, уже в действительности, на соседней улице.

На фотографии в Фейсбуке мальчик держит голубя. Вот. Этого так не хватает! Это было когда-то давно. Даже забылось. «Миру мир!», «Мирного неба!», «Лишь бы не было войны!».

Время вернулось вспять. Пришло тревожное время. И та самая «милитаризация» уже не так пахнет нафталином.

Мир забыл о мире. Вернул его хрупкость и бренность.

Мир вновь стал поводом для беспокойства.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии (2)