Добавить статью
13:56 11 Ноября 2015
Рост влияния радикального ислама на общественную жизнь приведет к потере Кыргызстаном своей государственности

В настоящее время в Кыргызстане одновременно с резким падением качества образования и происходящим кризисом науки религиозное объяснение жизни превращается в основу миропонимания людей. Это, хотим мы того или нет, в скором будущем может привести к изменению не только многих связанных со светскостью форм социальной идентичности, но и к отказу от национальной государственности в пользу так называемого всемирного халифата.

Ведь тотальная коррумпированность чиновников порождает недоверие к органам власти. Этому способствует и дискредитация двух идеологий: коммунизма – являвшейся – и демократии – являющейся ныне идейной основой светскости кыргызского национального государства. Кроме того, переживаемый миром финансово-экономический кризис большей частью национальной элиты объясняется неправильностью западных моделей организации экономической жизни, прямой их направленностью на эксплуатацию развивающихся и слабо развитых стран.

Весьма привлекательную до недавнего времени идею превращения Кыргызстана в «азиатскую Швейцарию» начинают считать не то что недостижимой, но и вредной. А из-за того, что за годы независимости элите не удалось выработать национальной идеи развития, среди населения растет уверенность в том, что жизнь может улучшиться и страна начнет стабильно и устойчиво развиваться только при организации общественной жизни и государственного устройства на основе законов шариата. И победить коррупцию, установив эти законы, могут только такие радикальные силы, как «Исламское государство».

Формирование парламента из местных олигархов и людей, привлекавшихся к уголовной ответственности, указывает на то, что страна и дальше будет идти по тому пути, по которому она шла все эти последние 25 лет, и никаких изменений к лучшему не будет. Такой по составу парламент объективно не заинтересован в создании законодательных условий для развития страны и в формировании правительства из преследующих национальные интересы профессионалов. Вопросами же выработки национальной идеи развития, основанной на научных взглядах, он вовсе не будет заниматься, так как большая часть депутатов этого созыва парламента, как и предыдущего, просто не будут ходить на заседания, а займутся проталкиванием своих личных интересов.

Следовательно, деградация государственных институтов продолжится еще большими темпами, чем раньше. А это значит, что и так низкое доверие людей не только к власти, но и к оппозиции тоже (по социологическим замерам, сделанным автором в марте текущего года, власти доверяют всего 16,7% населения, а оппозиции – еще меньше, 12,6%) продолжит падать и дальше. В результате, начавшееся религиозное переосмысливание общественной жизни, по которому справедливая и настоящая власть это власть, организованная на принципах шариата, в ближайшей перспективе приведет к актуализации в нашей республике требований движения этнорелигиозного национализма и экстремизма.

А противопоставить идеям религиозного национализма и экстремизма нам ничего. Такие идеологии, как коммунизм и демократия, составляющие идейную основу светскости современного кыргызского государства, вследствие их неправильного использования оказались дискредитированными. К этим идеологиям население постепенно начинает относиться как к утопичным и привнесенным извне идеям.

Отчасти это происходит потому, что населению никто не объясняет, что идеи превращаются в идеологии только при их использовании в целях манипулирования сознанием людей. И дело не в том, что они верные или не верные (никакая идея и религия не может достичь абсолютного понимания мира), а в их неправильном использовании. Ну как могут не стать актуальными идейные требования религиозного национализма и экстремизма в стране, где элита народа не то что не пытается выработать такую концепцию существования нации, какие есть у китайцев, евреев и других великих народов, но даже простую идею развития страны, которая бы отвечала современным насущным социальным и политическим потребностям людей. Элита не прилагает достаточных усилий, чтобы легитимизировать в общественной жизни даже национальные традиционные ценности, столь важные для формирования и укрепления национальной идентичности, являющейся культурной базой национальной государственности.

Широкому распространению религиозных идей среди населения способствует и невиданное его обнищание. Политический ислам объясняет это тем, что экономика в республике организована по западным моделям, которые неправильны по своей сути и направлены на эксплуатацию не западных стран. При этом взамен этим западным моделям им предлагаются способы организации экономики, как соответствующие требованиям шариата, которые были в средневековом арабском мире. Люди легко верят в это, так как большая часть ныне живущих в республике родились тогда, когда советская экономика переживала кризис, и выросли в нищете, во времена становления существующей в республике ущербной экономики. Экономики, которую ученые определяют как паразитирующую, из-за того что она носит торгово-посреднический характер и не производит добавленной стоимости, соответственно, не создает базу для развития.

На этом фоне пессимизмом охвачена не только интеллигенция, но и другие слои населения. Им кажется, что если из такого экономического и духовного состояния народ не может выйти в течение последних более чем 30-ти лет и вряд ли когда-нибудь выйдет из него, значит, в самой природе кыргызского этноса не заложена успешность. Поэтому исламистам легко удается убедить потерявших от безысходности жизненные ориентиры людей в возможности построения справедливого общества только при следовании требованиям шариата и отказе от светских форм организации общественной жизни. Через легально и нелегально распространяемую литературу и верующих, придерживающихся ваххабитских версий ислама, ими активно проводится идея о необходимости осуществления контроля над государственными органами власти исламскими духовными лидерами, под которыми они имеют в виду, прежде всего, представителей международного терроризма. Ими ловко обосновывается стирание государственных границ между странами, народы которых исповедуют ислам, что, по сути, является призывом к отказу от национальной государственности и включению Кыргызстана во всемирный халифат.

Даже только эти моменты нам ясно показывают, какую опасность для страны несут религиозные экстремистские организации. Поэтому не дать им реализовать свои идеи можно, только укрепляя государственность, повышая уровень жизни людей и выдвигая альтернативные, основанные на научных взглядах идеи.

Однако интеллигенция, которая по своему общественному статусу должна выдвигать идеи развития, из-за того, что просто-напросто занята выживанием, перестает верить в то, что в стране можно что-то изменить, в ее среде также растет сомнение в способности самой нации преодолеть переживаемый ныне кризис. Из-за этой безысходности многие занимаются богоискательством, вместо того чтобы вести идейную борьбу с религиозным экстремизмом.

Более того, немалая часть интеллигенции уже приняла идеи радикального ислама и активно участвует в их распространении. Вот почему интеллигенция, как и вся элита, несмотря на то, что Кыргызстан уже четверть века существует как независимое государство, не может выдвинуть цельной идеи развития страны, ограничиваясь лишь критикой действий власти и идеализацией традиционной культуры либо, наоборот, занимаясь доказательством того, что развитию страны мешают именно пережитки прошлого. Как видим, в силу названных причин и бездействия власти страна оказалась уязвимой и с идеологической точки зрения.

И это говорит о том, что дальнейшее усиление влияния политического ислама – а не религии как таковой – на происходящие в нашей стране идеологические процессы может в будущем привести Кыргызстан к потере своей государственности и распаду.

В настоящее время радикальный ислам – его главными политическими целями на ближайшую перспективу являются установление контроля религиозных духовных лидеров над властью и устранение государственных границ между странами, народы которых исповедуют ислам, – быстрыми темпами распространяется среди наиболее бедной части населения, которая, по самым заниженным данным, составляет 34% всех жителей республики. Исламисты в буквальном смысле превращают в свои ударные силы безработных, а также заключённых в тюрьмах. Судя по рассказам людей, вышедших на свободу, сегодня тюрьмы практически стали школами по идеологической обработке заключённых, вернее, по вербовке их в джихадисты.

Подтверждением этого служат недавние события, связанные с побегом особо опасных преступников. Почти все они оказались джихадистами, причем ставшими ими, находясь в тюрьме. В самом деле, тюрьмы являются наиболее удобными местами для вербовки в ряды джихадистов, так как и негласные законы, регламентирующие поведение заключенных, и устанавливаемые радикальным исламом порядки, называемые шариатскими (в действительности ими не являются), носят чисто корпоративный характер и похожи по своей сути.

Таким образом, рост коррупции среди чиновников, ухудшение жизни людей, снижение качества образования и научных исследований и отсутствие объединяющей граждан идеи развития страны – всё это делает вполне возможным приход к власти в нашей республике радикального ислама. Во-первых, для этого есть социальная база: народы, исповедующие ислам, составляют более 90% населения страны.

Во-вторых, судя по социологическим опросам, подавляющая часть населения не верит ни власти, ни оппозиции и желает видеть во власти политическую силу, которая могла бы навести порядок в стране и сделать основой своей политики справедливость. А именно этими целями оправдывая свои жестокие действия, в нашу страну проникает радикальный ислам – число людей, поддерживающих радикальный ислам, растет быстрыми темпами.

В-третьих, по мнению российских ученых, США и западные страны постепенно переходят ко второму этапу реализации своей стратегии по сдерживанию России – к созданию хаоса в близко находящихся к ней тюркоязычных странах, к которым относится и Кыргызстан, активно продвигая (финансово и информационно поддерживая) в этих государствах радикальный ислам. И ими недавние визиты в центрально-азиатские страны премьер-министра Японии С. Абе и госсекретаря США Дж. Керри объясняются именно этими задачами.

С дальнейшим ростом коррумпированности чиновников и, соответственно, ускорением темпов деградации государственных институтов будет расти и отчуждение населения от государства как такового, так как люди всё больше начнут обращаться к тем силам, которые готовы будут обеспечить все их права. Быть такой силой обещают ныне только носители радикального ислама. А принятие же гражданами власти радикального ислама фактически будет означать потерю населением государственной идентичности и отказ от национальной государственности.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью