Добавить свою статью
12 Июля 2016
Совершенствование механизмов противодействия ИГИЛ в Кыргызстане в новых реалиях

Так называемое «Исламское государство» (ИГ/ ИГИЛ / ДАИШ - террористическая группировка, запрещенная в Кыргызской Республике) 29 июля 2014 г., в первый день священного месяца Рамадан, объявило о создании халифата на контролируемой им территории Сирии и Ирака. Резолюцией № 2170 от 15.08.2014 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций признана террористической организацией, отколовшейся от «Аль-Каиды».

Проблема определения правового статуса «Исламского государства» обусловлена тем, что нет четких и общепризнанных определений и признаков того, что такое государство.

В соответствии со статьей 1. Конвенции Монтевидео 1933 г., определяющей государство через его признаки, «государство, как субъект международного права, должно обладать следующими признаками: 1) постоянное население; 2) определенная территория; 3) правительство; 4) способность к вступлению в отношении с другими государствами». Но, данный документ носит декларативный характер, и признается не всеми государствами, поэтому не может служить юридическим основанием для признания государства.

Есть соглашение среди ученых о том, что халифат обязательство для уммы. Однако новый халиф требует согласия от мусульман, а не только от тех, кто находится в каком-то государстве. Объявление халифата без согласования является мятежом (фитной). Соответственно, так называемый, «Халиф Исламского Государства», Абу Бакр аль-Багдади не признается ни одним исламским государством и авторитетными исламскими богословами и организациями.

Так называемое «Исламское государство» - новый формат террористической деятельности. ИГ - это не националистическая группировка, как Талибан, не сеть законспирированных ячеек, как Аль-Каида, а квазигосударство, имеющее признаки государства: территорию, население, систему управления (исполнительные, законодательные и судебные органы), силовые и социальные структуры, законы, дееспособную армию и экономику. «Исламское государство» - субъект международных отношений - не является субъектом международного права по целому ряду причин: во-первых, несмотря на то, что ИГ имеет территорию, она неопределенная; во-вторых, нет постоянного населения; в-третьих, ИГ объединяет в себя территорию двух суверенных государств, а это грубое нарушение принципов Устава ООН; в-четвертых, ИГ открыто заявляет об экспансии других регионов, нацелен на господство в исламском мире, а, как гласят нормы jus cogens, агрессия, применение силы и угроза силой запрещены; в-пятых, «Исламское государство» позиционирует себя как «главный духовный центр» ислама во всем мире, а религиозная структура не может быть признана полноценным субъектом международного права (яркий пример-Святой престол).

Исламское государство» смогло создать мощную пропагандистскую структуру: они распространяют радикальные идеи через социальные сети, такие как «Твиттер», «Фейсбук», «ВКонтакте»; выпускают фильмы («Звон мечей», «Пламя войны» и «Это - обещание Аллаха»), создают компьютерные игры; медиа отделением ИГИЛ позиционируются студии «Аль-Хайят», «Аль-Итисам»; выпускают журнал «Дабике», оперируя названием места, где должно быть последнее сражение между мусульманской армией и «неверными». Для охвата большой аудитории, пропагандистские материалы переводятся на французский, английский, русский, немецкий, хинди, турецкий, урду, бенгали, курдский языки. Одним из последних выдумок - агитация через Zello (кодированное приложение для смартфонов и компьютеров, которое позволяет пользователям создавать каналы обмена аудиосообщения). Данное приложение превращает смартфон в портативную рацию, посредством которой любой может слушать проповеди священнослужителей ИГИЛ. Абдель Барии Атван, автор книги «Исламское государство: цифровой халифат», отметил, что рекрутеры в соцсетях работают намного эффективнее современных бизнес-корпораций в своей «рекламе». 28 мая 2015 г. был издан русскоязычный журнал «Исток», презентуемый как официальное издание органов пропаганды ИГ, где приводятся выдержки из Корана и Сунны, рассуждения исламистских теологов, экскурс по вопросу Арабского халифата для того, чтобы убедить умеренных мусульман стать сторонниками радикального ислама. Вербовка также идет через мессенджеры (WhatsApp, IMessage, Telegram), которые имеют сквозное шифрование (кодирование сообщений при их отправке и дешифровка на стороне адресата), и поэтому сообщения не могут быть взломаны или перехвачены, в том числе самим провайдером.

Обладая техническим, интеллектуальным потенциалом и финансовыми ресурсами, ИГ использует современную технологию, и высокопрофессиональных специалистов для вербовки адептов, делая упор на социально-экономические трудности и чувства отчуждения, дискриминации, маргиналиции, на отсутствие условий для самореализации молодежи и социальную несправедливость. Используют «Исламское государство» как бренд, пропагандируя идею о формировании нового справедливого государства на основе Божьих законов, где каждый может стать «отцом - основателем».

Их цель создание состоящего из эмиратов суннитского исламского халифата, включающего в себя территории Ближнего Востока, Северной Африки, государств Центральной Азии, а как максимум – территории в границах от Испании до Индии, Филиппин и Индонезии, а также части территории Российской Федерации.

«Исламское государство» представляет собой беспрецедентную угрозу национальной безопасности Кыргызской Республики, а также международному миру и безопасности.

Учитывая вышеуказанные особенности «Исламского государства», Кыргызская Республика должна реализовать следующие задачи, осуществление которых необходимо для достижения положительного результата в противодействии терроризму:

1. Улучшение социально-экономической ситуации, которое должно включать снижение уровня безработицы с упором на обеспечение занятости молодежи, выравнивание уровней экономического развития севера и юга Кыргызстана;

2. Формирование социально ориентированного государства и создание правового и социально справедливого общества.

3. Одной из важнейшей составляющей антитеррористической деятельности должна стать разработка идеологии, которая заполнит идейно-идеологический вакуум, который привел, после обретения независимости, к исчезновению старых ценностных ориентиров, нравственной и духовной деградации населения;

4. А также жизненно важно для КР, с лицензированием высших религиозных образовательных учреждений, самим обеспечить образованием будущих священнослужителей. Нормы светскости, закрепленные в ч. 1 статьи 7 Конституции КР, неверно отождествляются с антирелигиозным или атеистическим характером государства.

Власть, изначально, должна занимать активную позицию в вопросе осуществления религиозного образования, принимать энергичные и настойчивые меры в рамках существующего законодательства и, перехватив инициативу, закладывать другую основу религиозного образования, чтобы оно изначально функционировало в унисон с интересами государств. Как отметил доктор юридических наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления РАНХиГС Понкин И.В., «светскость – это разумная середина, результат оптимизации между отделением религиозных объединений от государства и отражением факта влияния религии на культуру и государство»;

5. Вопрос о «Тааблиги Джаамат» - инструмент тонкой настройки. Запрет движения может привести к уходу в подполье, где оно может обрести радикальную форму, и начнет воспринимать государство как врага или же пополнять ряды экстремистских организаций. В данной ситуации необходимо отрегулировать проповедническую деятельность «Таблиги Джамаат»;

6. Необходимо принимать упредительные и превентивные меры на основе просвещения через министерство образования, традиционные религиозные объединения и институты гражданского общества, усилить пропаганду духовно-нравственных и эстетических ценностей, патриотизма к родине;

7. Обеспечение политической стабильности в Кыргызстане, позволит повысить политическую культуру населения, а также мобилизовать государственные и общественные институты на противодействие терроризму;

8. Антитеррористическому центру ГКНБ КР необходимо разработать концепцию информационного противодействия идеологии терроризма в средствах массовой информации, и в первую очередь в сети Интернет;

9. В целях оптимизации механизма функционирования системы противодействия терроризму в современных условиях, необходимо расширить круг субъектов за счет представителей гражданского общества, общественных, религиозных, культурных объединений и организаций, частного сектора;

10. Специальным службам и правоохранительным органам КР, с целью борьбы с вербовкой молодежи в ряды «Исламского государства» и других международных террористических организаций, систематически осуществлять мониторинг социальных сетей Интернета с привлечением представителей религиозных организаций и экспертов. Акцентировать внимание на вопросе защиты национальных информационных ресурсов;

11. Через средства массовой информации систематически показывать документальные сюжеты, рассказывающие о мрачной стороне религиозного экстремизма и его зверстве, разоблачать нравственную распущенность террористов. Целесообразно рассмотреть альтернативы тюремному заключению, а также возможности реабилитации лиц, возвращающихся с ИГИЛ, и использование их для противодействия информационным компаниям ИГИЛ;

12. Повышение эффективности работы в направлении профилактики проявления экстремизма среди заключенных. Создание реабилитационных и реинтеграционных центров для осужденных;

13. С учетом потенциала «Исламского государства» и степени угрозы, которую оно представляет, в КР необходимо наличие работоспособной системы спецслужб и правоохранительных органов, которой нужно использовать силовые репрессивные методы в целях нейтрализации членов террористических группировок и руководителей;

14. Очевидно, что Кыргызская Республика, не может самостоятельно противостоять международному терроризму, потому что обеспечение национальной безопасности оказалось в диалектической взаимосвязи с международной безопасностью. Следовательно, необходимо через международное сотрудничество в рамках Организации договора коллективной безопасности, Шанхайской организации сотрудничества, Содружества Независимых Государств, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, проявив политическую волю, укреплять систему региональной безопасности, используя имеющиеся инструменты у данных организаций в противодействии терроризму, а также развивать взаимоотношения между специальными службами;

Меры, принятые для противодействия терроризму должны носить тактический и стратегический характер, быть комплексными, актуальными, современными и действенными.

Урманбетов Жаныбек, магистрант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить
Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×