Добавить статью
17:09 4 Августа 2016
Кыз Сайкал - 2016

В начале мы увидели в темноте кабины ее белозубую улыбку. Потом из машины выпрыгнула она, и упругой походкой пошла нам навстречу. Она сопровождала свою талантливую сестру Нурзат Орозалиеву, с которой мне когда-то довелось сопровождать в 2010 году Розу Отунбаеву в Вашингтон. Теперь, через 6 лет, мы встретились в Ат-Баши. Вот так лоб в лоб на большой дороге, чтобы дальше отправиться в путешествие в Ак-Таала, Таш-Рабат, Кошой-Коргон, Арпу, Ак-Сай, Чатыр-Коль...

Зампыш (Замира) - так звали сестренку Нурзат, уверенную в себе, вихрастую, похожую на мальчишку. Она как-будто оценивала нас, городских, присматривалась с высока. С высоты своего, как потом оказалось, довольно экстремального опыта, опыта общения с людьми, животными, природой. Не только высоко в горах, но и на границе, в большом городе, просто по дороге ее бугристой, как Арпа, жизни.

Зампыш

Через 3 дня сканирования она приговорила: «Многие меня просят, но я уже этого не делаю. Но вам я покажу Арпу, Ак-Сай, Чатыр-Коль». Отказываться было бессмысленно. Очевидно, это была редкая привилегия.

Но прежде подобная мысль возникла у меня — пригласить Замиру в Академию гражданского просвещения. Она явно по всем параметрам подходящий лидер. То, что Зампыш очаровала всех — не сказать ничего. Лучше выразил это Азиз Иса: «Замира нам всем нос утерла». Ее оптимизм, уверенность, непосредственность и какая-то скрытая мудрость, выразившаяся в презентации по развитию своего сообщества, покорила всех. Лучше всего ее описала Гуляим (Guliaim Greeny) в своем эссе. Девушки, на первый взгляд — противоположности. Одна рафинированная городская феминистка, хозяйка модной кофейни с внешностью модели и проницательным ироничным взглядом. Другая... в принципе такая же, только пропитанная не кофе, а запахом кымыза и эспарцетового меда. Обе уверенные, красивые, с вызовом.

Мы приехали в Ат-Баши в гости к Зампыш. Отдохнув день, подготовив документы и отведав ее фирменный Жаа-Бойрок, двинулись к границе Кыргызстана с Китаем, к суровым долинам Арпа и Ак-Сай. Многие слышали про эти места, известные жирными, потому спорными охотугодями с кочующими стадами Марко Поло, суровыми дикими пейзажами и удивительными мужественными и гостеприимными редкими жителями.

Все, что мы знали про Зампыш до этого, было незначимо. Здесь на природе, в обрамлении гор она преобразилась, как будто сливаясь с естеством этой суровой загадочной природы. По дороге мы зашли в гости к ее «другу». Бывалый огроменный мужчина и его супруга уже лет 20 живут и работают на Торугарте. На перекрестке границ, государств, природы и цивилизации. Эта семья много видела историй из реальной жизни высокогорья и холода, проживая здесь круглый год. Через них прошло много троп, много судеб. Они уважительно и восхищенно говорили о Замире. Как она одна с ружьем на лошади может пройти всю долину, ни боясь, ни теряясь. Как она может починить любой прицеп и трактор. Как она может выручить путника, объездить строптивого коня, утереть нос любому.

Мне редко приходилось видеть человека, совмещающего в себе черты веселого ребенка и сурового охотника, задорной кулинарки и заправского водилы всех мастей. Человека с высшим образованием, отличным современным и традиционным воспитанием, добровольно пренебрегшим всеми «благами цивилизации», знающим толк и цену природе. Природе жизни. Суровой, на первый взгляд, но настоящей и потому красивой.

С детства у меня яки вызывали особенный трепет. Они казались фантасмагоричными животными из древней мифологии Кентавров. Двурогие, могучие, свободолюбивые, презревшие низины, предпочитающие себе подобные белоснежные высокогорные хребты.

14

15

Мы долго ехали, нам встречались только небольшие группы яков. Стада в полном смысле слова не было. В какой-то момент Зампыш вскочила на коня и ускакала. Пока мы ехали к юртам в объезд на машине, она из отдаленного стойбища увела огромное, где-то в 120 голов, стадо яков и погнала нам навстречу.

Как Маугли стадо огромных бизонов. Только наяву. В начале мы увидели увеличивающуюся темную полоску, потом топот и крики мальчишек-погонщиков не больше 10 лет. По завершающей оси, как ветер, скакала сама Замира.

Я на лошади поскакала навстречу. Стадо яков, как охапки пушистых облаков на небе Ак-Сая, равномерно двигалось навстречу. Помню, как перехватило дыханье. Детская мечта, мифическая, обличенная в не менее фантастическую реальность.

Благодаря Зампыш.

Это было незабываемое зрелище! Самый лучший подарок, впечатление, возможность!

В каждой юрте нам готовили стол, не отпуская и извиняясь. Щедро выставляя все яства — мясо козу, яка, все возможная гастрономия диких пастбищ — сузмо, чобого, сары май, курут, кымыз и куймак. Люди здесь на кажущейся скупой и суровой высоте гостеприимны и открыты. Как в были о прошлом, о некогда гостеприимстве кыргызов.

Дикие животные неспешны. Они лоснятся от налитой травы и нетронутых, непуганых пространств. Жирные сурки, наглые и надменные, любопытные зайцы, пролетающий прям у наших ног тушканчик и его длинный смеющийся хвост, разнообразные птицы. И, конечно, волшебное озеро Чатыр-Коль. Как его описать? Лучше всего это сделала Нурзат Орозалиева, написавшая мелодию на слова Шайлообека Дуйшеева. Красивая, душевная мелодия, слова от сердца.

По дороге на Торугарт есть место Сайкал жар (Кыз Сайкалдын жары). О ней здесь говорят легенды. О том, как бесстрашная Сайкал, наказав предавших, перескочила обрыв и ускакала на родину.

Я верю. Сама на той родине повстречала двух таких — Нурзат и Зампыш.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью