Добавить статью
12:07 18 Ноября 2016
О чем умолчал Сегизбаев или что такое трастовая декларация и какие взаимные обязательства могли быть у М.Бакиева и О.Текебаева?

Председатель ГКНБ Абдиль Сегизбаев во время выступления в парламенте, рассказывая о декларации траста, в котором упоминались Омурбек Текебаев, Алманбет Шыкмаматов и Аида Салянова, заявил, что указанный документ может рассматриваться как завещание. Однако, это не совсем корректное сравнение, то есть декларация траста и завещание различаются. Есть только сходство в том, что оба документа являются односторонними. Но и этот момент надо рассмотреть с другой позиции.

В завещании человек может по собственной воле, исходя из своих интересов или каприза, сделать наследником любого, а в некоторых случаях даже домашних животных. Потом этот документ будет храниться в нотариальной конторе или у личного адвоката, подлежит оглашению только после смерти. Можно допустить, что глава ГКНБ во время своих разъяснений руководствовался различными соображениями, понимая, что вопрос слишком щепетильный.

Но декларация траста совсем иного характера документ. Если судить по тексту, который во время заседания парламента огласил А.Сегизбаев, то декларация была составлена с целью обеспечения исполнения сделки как со стороны оффшорной компании Максима Бакиева Southfield, так и со стороны Текебаева, Саляновой, Шыкмаматова.

В любом случае, не совсем удачно объяснил суть декларации траста председатель ГКНБ Кыргызстана Абдиль Сегизбаев. Завещание и трастовое соглашение похожи по форме, но отличаются по сути. Если доходчиво объяснять, то ситуация такая:

Пример на указанную тему:

Допустим некто М… хочет украсть корову у жителя соседнего села. Обращается за помощью к другому человеку с соответствующей репутацией, проживающему в том селе, условно к Т…, обещая ему третью часть выручки. Тот второй - Т… соглашается, но зная репутацию «кидалы» М…, требует гарантий.

И тогда М… оставляет некоему скупщику скота деньги на третью часть стоимости коровы, а Т… получает от скупщика подтверждение того, что как только приведет к нему украденную корову, то сразу получает эту треть в виде оплаты за услугу.

Собственно в этом и есть суть трастовой декларации. С одним лишь разъяснением: Поручителем выступает инициатор кражи М…, бенефициаром – исполнитель кражи коровы Т… , а держателем гарантий трастовой декларации – скупщик скота.

Обнародованные недавно документы из государства Белиз по долям оффшорной компании (принадлежавшей, как предполагается Максу Бакиеву) как раз являются трастовой декларацией. Органам прокуратуры предстоит разобраться в их сути. Но если исходить из обнародованных текстов трастовых документов, то получается, что Омурбек Текебаев, Аида Салянова и Шыкмаматов должны были получить свои доли только после того, как Макс Бакиев сумеет не только восстановить права на 51% акций ЗАО «Альфа Телеком, но и продать их другому покупателю. А из вырученных денег выдать согласно декларации траста Текебаеву 8% от общей суммы выручки, а двум его соратникам по 7%. Однако, как известно, после конфискации 51% акций ЗАО «Альфа Телеком» судами Кыргызской Республики в 2014 году, этим планам не суждено было реализоваться.

Ну а теперь все по-порядку.

Из декларации следует, что депутаты из фракции «Ата Мекен» могли получить свои пакеты акций в 22% только после полноценной защиты интересов Southfield, которая должна была стать безоговорочным владельцем 51% ЗАО «Альфа Телеком» и продать свою долю.

Проще говоря, все могло происходить следующим образом.

Макс Бакиев мог договориться о том, что депутаты фракции «Ата Мекен» приложат все усилия, чтобы 51% не были национализированы, а в благодарность им передадут 22% акций из полученного, затем проданного пакета акций ЗАО «Альфа Телеком».

Естественно, в таком случае возникает вопрос гарантий. Прежде всего, для тех, кто поможет Максу Бакиеву, они же не могут поверить его слову, зная репутацию владельца Southfield. Тогда и возникает мысль о декларации траста.

Если исходить, из информации А.Сегизбаева, траст был составлен 4 апреля 2012 года. По декларации трастовым управляющим стала компания Авалон Консалтс.

По условиям декларации, Макс Бакиев с момента заключения трастового договора передал во временное пользование все свои акции в Southfield трастовому управляющему. В свою очередь компания Авалон должна была в случае выполнения условий сделки со стороны депутатов передать им доли — 8% и по 7%. Срок действия декларации траста истекал 1 января 2015 года. По истечении этого времени, Авалон должна была передать пакет акций (22%) трем нынешним депутатам парламента, если они выполнят свои обязательства. Но не получилось, срок истек и действие декларации прекратилось.

Стоит кратко дать справку об этом документе. Итак, трастовый договор/трастовая декларация (Trust Deed/Declaration of Trust) - это документы, подтверждающие право собственности на компанию бенефициарного собственника, оформленные в виде трастового договора или трастовой декларации. Согласно декларации траста, составленного между оффшорной компанией Макса Бакиева и Авалон, бенефициарами (проще говоря, выгодоприобретатели) являлись Текебаев, Салянова и Шыкмаматов.

Следует подчеркнуть, что трастовая декларация - это упрощенная форма траста, которая используется для обеспечения конфиденциальности реального владельца (бенефициара) оффшорной компании. Трастовая декларация фактически подтверждает право собственности на компанию, в нашем случае наделяет правом собственности на определенные пакеты акций Текебаева, Салянову и Шыкмаматова. Декларация является безотзывной. В случае с упоминаемой декларацией Авалон, Southfield не могла отозвать или вносить изменения в этот документ до 1 января 2015 года, когда прекращалось действие декларации. Таким образом, гарантии были железными для возможных выгодоприобретателей, то есть для трех депутатов парламента.

Поскольку декларация представляет собой одностороннее заявление, то она, как правило, подлежит нотариальному заверению и при необходимости апостилируется.

Тут, наверное, стоит сказать немного и об апостиле.

Апо́стиль — международная стандартизированная форма заполнения сведений о законности документа для предъявления на территории стран, признающих такую форму легализации. Штамп «Апостиль» ставится только на оригиналы документов государственного образца.

Апостиль не требует иного заверения или легализации документа и признается официальными органами всех государств-участников Гаагской Конвенции. А Кыргызстан, согласно справки Минюста, которую зачитывал несколько раз глава ГКНБ, является участником этой конвенции. Следовательно, Кыргызстан признает подлинными документы, апостилированные в Белизе.

О том, как документы – декларация траста и другие попали в руки спецслужб А.Сегизбаев не говорит, но отмечает, что это было результатом оперативных действий чекистов. То есть, глава ГКНБ не может все подробно рассказать, так как, это может повредить работе сотрудников спецслужб, которые работают под прикрытием. Поэтому и представитель компании “Вробел&Ко” говорит, что не посылали документы президенту КР.

Таким образом, если исходить из декларации, главной целью было устранение любых возможностей, которые могли лишить Southfield основных активов в ЗАО «Альфа Телеком». А в 2011-2012 годы шли судебные процессы по искам российской компании Эвентис Телеком к ЗАО «Альфа Телеком» с целью получения активов Мегакома. Как писали ранее СМИ, в 2012 году неожиданно россияне столкнулись с резким охлаждением со стороны чиновников Кыргызстана и судов. Попытки вернуть «Мегаком» были заторможены. Возможно, это было связано с заключением трастового соглашения.

Депутат парламента Жанар Акаев заявил, что декларация траста могла быть составлена Максом Бакиевым, чтобы подставить Текебаева, Салянову и Шыкмаматову. Хорошо, и это можно принять, все свести к мести и попытке подставить политиков. Но тогда возникает вопрос, почему Макс Бакиев действие Декларации траста ограничил 1 январем 2015 года. Не лучше ли было составить этот документ с длительным сроком действия? Чтобы было вернее. Почему указан именно 1 января 2015 года? Четкое указание срока может свидетельствовать о том, что были серьезные основания и ожидания возможности выполнения сделки.

Вопросов много, в любом случае документы из Белиза должны быть проверены, и Генпрокуратура должна дать свою правовую оценку.

Одно из СМИ преподнесло как сенсацию новость о том, что директором компании Southfield Management является Наталья Юрченко, которая прописана в Латвии. А с 24 июня 2010 года 50 тыс. акций данной компании купил гражданин Казахстана Виталий Кучура, который постоянно живет на Кипре.

Но изучение этой темы порождает большие сомнения. Точнее, была явная афера со стороны Максима Бакиева.

Во время скандальных судебных процессов, когда Макса Бакиева и его друга Елисеева обвиняли в рейдерском захвате компании «Бимоком», они решили путем переоформления задним числом некоторых документов своих оффшорных компаний уйти от ответственности.

А вот в якобы сенсационном сообщении были даже опубликованы сканы документов, которые должны были доказать, что Southfield Management никоим образом не связан с Максом Бакиевым.

Давайте сразу раскроем некоторые детали. Наталья Юрченко представляет банк близкого друга и партнера Максима Бакиева Валерия Белоконя.

В 2009 году, согласно сообщению агентства LETA со ссылкой на представителей Belokon Holding, банкир Валерий Белоконь привлек в качестве инвестора для пивзавода Kimmel Riga SIA Maval Aktivi. Данная компания намеревалась вложить в производство популярных сортов пива, занимавших на рынке ЛР 2,9%, 2–4 миллиона латов. Как свидетельствовала информация в официальной газете Latvijas Vēstnesis, председателем совета Kimmel Riga был утвержден сам Белоконь, а его заместителем — гражданин Кыргызстана Максим Бакиев. Достаточно много было написано о дружбе Белоконя и Бакиева, их связях и бизнес -планах.

Так что нет ничего сенсационного в том, что после революции оффшорную компанию Макса Бакиева возглавила Юрченко. Действовали по принципу «рука руку» моет.

«Еще одна сомнительная фигура в окружении «кронпринца» (Максима Бакиева, сына президента Киргизии) - латвийский предприниматель Валерий Белоконь, которого называют человеком, близким к Борису Березовскому. Кроме собственного банка Baltic International Bank (BIB) он владеет еще полутора десятками зарегистрированных в Латвии компаний. В 2007 году выиграл тендер «на реабилитацию» киргизского банка «Инсан» и стал его владельцем (переименовав в «Манас Банк»). В Киргизии у него есть и другой бизнес - золотодобыча, энергетика, СМИ (владеет бывшей корпорацией КООРТ - Киргизское общественное образовательное радио и телевидение, - которая сейчас называется Пятый канал). На паях с Максимом Бакиевым в июле 2006 года зарегистрировал в Латвии инвестиционную фирму Maval Aktivi», - говорилось в публикации газеты «Известия», незадолго до революции, 25 марта.

О том, каким образом в деле ЗАО «Альфа Телеком» появилась фигура Кучуру, писала газета «Ведомости» еще в 2010 году, когда начались судебные процессы по искам Eventis Telecom.

«О том, что ЗАО «Альфа телеком» изначально регистрировалось в интересах Виталия Кучуры, «Ведомостям» рассказал бывший замруководителя Центрального агентства Киргизии по развитию, инвестициям и инновациям Алексей Елисеев и подтвердил знакомый Кучуры», пишет «Ведомости» (http://www.vedomosti.ru/technology/articles/2010/08/16/piterskie_svyazi_v_kirgizii).

Кучура сказал «Ведомостям», что не хотел бы комментировать эту тему. Сам Кучура успел поработать в Cable & Wireless, а в 2002–2005 гг. был заместителем гендиректора российского магистрального провайдера «РТКомм» и входил в состав совета директоров «Межрегионального транзит телекома» (МТТ). Как раз в то время контроль над «РТКомм» оформляли структуры датского юриста Джеффри Гальмонда (сейчас компания принадлежит государственному «Ростелекому»), ему же принадлежало и 50% МТТ (ныне 75% МТТ у «Промсвязькапитала», 25% – у Eventis Telecom). Гальмонд сказал «Ведомостям», что не помнит Кучуру и тот никак не мог представлять его интересы в Киргизии.

Основными участниками «рейдерского захвата» Eventis называла людей из окружения Максима Бакиева. «Кучура среди них не значился. За минувший год он ни разу не проявлял себя в качестве заинтересованного лица, утверждает представитель Eventis. Имя Кучуры выплыло на поверхность недавно: в ходе одного из судебных процессов обнаружилась доверенность от 8 июля 2010 г. от имени директора Southfield Management Наталии Юрченко, доверяющей Кучуре представлять интересы этой компании в отношениях с третьими лицами и госорганами Киргизии, рассказывает близкий к Eventis источник. Договор между Кучурой и Елисеевым мог быть составлен задним числом, чтобы освободить от ответственности Елисеева, создавшего ЗАО, в отношении которого ведется расследование о незаконном захвате собственности «Бимокома», предполагает представитель Eventis», говорится в статье «Ведомостей».

В настоящее время продолжаются попытки ввести в заблуждение общественность различными сливами, которые должны опровергнуть связь депутатов с компанией.

Радио «Азаттык» сообщило, что представитель Верховного Суда государства Белиз заявил, что он заверил не содержание документов, которые позднее были представлены Алмазбеку Атамбаеву, а лишь удостоверил подпись адвоката этой центрально-американской страны.

И это стало поводом для утверждений о том, что ГКНБ представил президенту страны сомнительные документы.

Между тем, представитель суда Белиза подтверждает, что заверил документы, апостилировал 21 октября 2016 года четыре документа адвоката компании Вробел&Ко Раян Ж. Вробел. Это говорит о том, что документы по сути подлинные, а не скачанные с интернета.

Стоит ли напомнить, что судейский чиновник не мог заверить документы какому-нибудь забредшему с улицы человеку. То есть он не сомневался в том, что документы предоставила компания, которая не имеет проблем с законом.

Айбек Султанов, правовед

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью