Добавить статью
15:29 5 Января 2017
То, что делает нас людьми. Памяти Арона Абрамовича Брудного

Брудный
Общение

Мы были знакомы Ароном Абрамовичем со времен моих студенческих лет, хотя раньше учились в одной школе – шестой и жили на соседних улицах. Но он был в старших классах, так что познакомились и подружились уже в мои последние студенческие годы, когда я посещал его философский кружок, который он вел в медицинском институте. Во второй половине 50-х годов прошлого столетия вместе с его ближайшими друзьями мы собирались временами в его гостеприимном доме, где виделись с его замечательными родителями. Все мы жили тогда в преимущественно одноэтажном, тихом, уютном, зеленом Фрунзе. Одним из любимых мест прогулок был бульвар Дзержинского (ныне Эркиндик). Там начались наши беседы, которые продолжались в разное время в разных местах и которые происходят до сих пор и после ухода моего друга и учителя. Они – обо всем. И здесь я коснусь только немного об одной из центральных тем, в которую внес замечательный вклад Арон Брудный и к которой он меня приобщил. О понимании.

Психология общения

Кандидатская диссертация А.Брудного была посвящена психологии общения. Он стал ведущим специалистом по этой проблеме среди советских ученых. Прекрасная историческая, философская, медицинская и психологическая подготовка, тесные контакты с крупнейшими представителями этих дисциплин сделали его наиболее подготовленным к раскрытию смысла и значения общения. Именно им запускались в научную среду идеи и новые подходы, которые на годы становились направлением многих научных исследований.

В период совместной работы в Институте философии и права Академии наук Киргизской ССР мы общались почти ежедневно, и я вдруг стал замечать, что идеи, им высказанные, становятся в центре обсуждения советских коллег спустя, как правило, год. Он был не просто в центре проблем, но являлся одним из лидеров научной мысли. При всех недостатках того времени, тогда существовало гораздо более активное научное общение, личные контакты, которые не могут быть полноценно заменены обменом публикаций и письмами.

Общение – это особое взаимодействие высокоорганизованных живых существ, в которое вовлекаются не только мозг и нервная система, но весь организм. И этот процесс не сводится просто к обмену информацией. К сожалению, мы попали в ловушку «успехов» научно-технической революции. Мы отдали ей на растерзание живую природу, воображая, что она не так важна, как «блага», даруемые современной глобальной цивилизацией. Общение вытеснено, выродилось в потребление информации. И теперь вполне понятен массовый гипноз тотальной механизацией, в том числе – мышления.

Между тем, искусственный интеллект, при всем своем могуществе, в принципе не может заменить человеческого, построенного на познании мира через общение. На заре развития кибернетики и теории информации А.Брудный одним из первых разглядел все преимущества и потенциальные угрозы кибернетизации. Теория информации очень много дала для познания мыслительных процессов. Однако рассмотрение мыслительных процессов только как информационных дает слишком убогую картину. Искусственный интеллект – термин, справедливый лишь в своей первой части, если его сравнивать с человеческим интеллектом.

Информация оперирует лишь и только бесконечно повторяющимися отношениями. Больше-меньше, выше-ниже, дальше-ближе и т.п. Да, эти отношения реально существуют и играют роль в реальных процессах. Однако они дают принципиально искаженную картину мира, поскольку в реальности господствуют неповторяющиеся отношения, потому что реальный мир неповторимо, необратимо и постоянно меняется и неизмеримо сложнее и разнообразнее тощей информации.

Да, машины уже способны производить информационные процессы в объеме, сопоставимом с человеческим мозгом. Да, они способны выигрывать поединки в шахматной игре с гроссмейстерами. Да, они считают несравненно быстрее нас. Но смотреть не значит видеть и считать не значит мыслить. Мышление – информационный процесс, но информационный процесс – не мышление. Информационный процесс – идентификация сигналов повторяющимся отношениям (неважно, осмысленным или бессмысленным). Мышление все это может, но к нему не сводится.

Мышление – производство и оперирование понятиями. Понятия выходят за пределы чисто информационных процессов, это продукт отношений социальных. Все это невозможно без информационных процессов, но к ним не сводится.

Способность машины оперировать информацией зависит от ее устройства, программы и загруженной исходной информации. Взаимодействие, общение с другими вычислительными машинами не являются необходимым условием развития ее способностей.

Информационное взаимодействие широко развито в мире живой природы, однако, переход к понятийному мышлению в полной мере осуществлен лишь человеком. Это новый надинформационный способ ориентации в нашем сложном мире, способ соответствовать ему, соответствовать природному и социальному окружению.

С развитием понятийного мышления все большее и большее значение стали играть процессы социализации, гармонизации социальных отношений, получили развитие процессы общения и механизмы понимания. Именно в процессах общения и понимания стал возникать и оттачиваться понятийный аппарат. От степени соответствия понятий природной и социальной действительности зависит правильность поведения как отдельных особей, так и социальных групп, и общества в целом.

Важно подчеркнуть, что понятийное соответствие имеет иную природу, нежели информационное. Его социальная природа определяется тем, что в самом общем плане оно является продуктом общения.

Коммуникация играет существенную роль в общении, но общение не сводится только к коммуникации. Общение, в конечном счете, организует восприятие и поведение, как групповое, так и индивидуальное.

Образное мышление – продукт понятийного, хотя обычно представляется как его противоположность. Гармонизация отношений внутри индивида, в сообществе, между человеком и природой не может быть эффективной без соответствия представлений о мире реальным свойствам объектов постижения. Совершенно необходимым фактором гармонизации и представлений являются художественные формы выражения эмоций и представлений. Гармонизация эмоционального, чувственного, эстетического восприятия и выражения – необходимая часть организации адекватного поведения.

Здесь нет необходимости в информационной идентификации. Образ – шире информации об объекте, как понятие шире значения знака. Более того – образ может не соответствовать отражаемому в нем объекту. Образ – организация отношения и побуждение к действию, вовсе не обязательно связанным непосредственно с объектом образа. Образ – использование знака для наполнения его содержанием, необходимым для формирования представлений и деятельности, направленной на достижение долговременных целей группы, общества.

Совокупность такого рода образов, часть которых существует в неявной форме, в определенной группе в процессе совместного существования становится коллективным бессознательным, существенным образом влияющим на поведение членов этой группы. А.Брудный проявлял большой интерес к работам К.Ясперса, который развил понятие коллективного бессознательного, и, безупречно владея немецким языком, встречался и непосредственно общался с ним, еще в советское время посетив Швейцарию.

Важно отметить, что коллективное бессознательное свойственно не только диким людям. Пожалуй, никогда в прошлом человечество не состояло из такого громадного числа групп, руководствующихся в своем поведении именно таким коллективным бессознательным, которое отнюдь не всегда адекватно реальности.

Человек среди животных

Зачатки информационного общения и мышления известны у ряда представителей животного мира. Относительно высокоразвитая психика и коммуникация позволяют некоторым видам обмениваться информацией и реализовывать относительно сложное коллективное поведение. Однако, попытки приписать им сознание несостоятельны. Ряд видов демонстрирует довольно сложные формы группового поведения. Тем не менее, они не выходят за видовые рамки.

Предковые формы человека отличались от кроманьонца не столько анатомическими признаками, сколько преобладанием информационного мышления, отсутствием художественного творчества.

Кроманьонец, потомками которого мы являемся, качественно отличался от всех предковых форм прежде всего тем, что он владел искусством изображения, танца и музыки. У них появилось понятийное и образное мышление. Образ – нечто в сознании, соотнесенное с иным объектом, реальным или воображаемым. Пятна и линии на стене пещеры – это следы краски. Но соотнесенные с реальным зверем и представлением о нем, они становятся его образом. Не просто знаком, обозначением, смыслом, одновременно и отражающем нечто вовне, но и имеющем свой собственный смысл. Смыслы – результат коллективного мышления, организуемого общением. А.Брудного привлекал сюрреализм как попытка передать в образах смыслы, реально не присущие изображаемому объекту.

Смыслы и образы – порождение понятийного мышления. Понятие – живая часть речевого континуума. И его судьба, изменение его смысла отражается на всем континууме. Это не просто сигнал о внешнем и внутреннем – это настройка всего ансамбля механизмов понимания. Изменение понятия так или иначе меняет смыслы, значения всех элементов поля сознания.

Переход от прачеловека к человеку – переход к понятийному, образному мышлению - это переход от ошибки к заблуждению. Прачеловек мог ошибиться, не так восприняв сигнал. Это сбой распознавания. Человек может ошибаться, как и его предок. Но у него появилась способность заблуждаться, когда его понятия не соответствуют реальности.

Нарушение восприятия и интерпретации сигнала могло быть вызвано телесными и психическими отклонениями. Восприятие становилась адекватным при их восстановлении. Расхождения в интерпретации, вызванные изменением понятий, имеют совершенно иную природу - социальную.

Речь и понятийное мышление появились у человека для того, чтобы выжить в одиночестве на этой планете. В отличие от всех других биологических видов, человек не является необходимой частью ни одной из земных естественных экосистем. Каждый вид обладает такими свойствами, которые нужны его материнской экосистеме. А значит, и всем прочим из его ближайших соседей. Не пресловутая борьба за существование, не выживание сильнейших, а гармонизация отношений, с тем, чтобы выполнить общую задачу – совместное воспроизводство жизни. Ибо жизнь есть не свойство отдельной особи, вида, а самовоспроизводство в определенном объеме пространства, на что способны лишь полноценные естественные экосистемы, которые представляют собой совокупность из многих сотен, тысяч видов.

В дикой природе любой вид, для того, чтобы выжить, должен соответствовать потребностям и особенностям множества видов из его ближайшего окружения внутри общей экосистемы. Человек вне живых экосистем должен был научиться соответствовать им всем. Именно научиться, поскольку вне экосистемы для него перестал действовать естественный отбор. Диких животных делает соответствующими определенной экосистеме естественный отбор, выбраковывающий несоответствующих и вооружающий выживших генетически закрепленными особенностями телесной организации и инстинктами. У высокоразвитых видов появляются групповые формы поведения, развитая коммуникация и способность к обучению. Тем не менее, групповой опыт не мог транслироваться через поколения вне инстинкта, вне генетической передачи.

У человека сохранились все инстинкты, сформировавшиеся у предковых форм, еще не вышедших из-под действия естественного отбора, однако, они перестали самостоятельно обеспечивать адекватное поведение. Как только человек вышел из состава определенной экосистемы, прежние регулятивы поведения стали недостаточными. Появилась необходимость разным группам одного вида по-разному строить свое поведение, в зависимости от нахождения в различных экосистемах.

Человек среди людей

Отбор на групповом уровне совершался не по генетически наследуемым признакам, но по способу организации поведения, адекватному задаче выживания бездомного вида. Важно было не только найти, развить такой комплекс поведения, но и способ передачи из поколения в поколение. Ведь генетический отбор (который действует внутри экосистемы по отношению к составляющим ее видам) перестал действовать.

Насколько сложен и трагичен был этот переход, свидетельствуют массовые вымирания, неоднократно постигавшие древних людей. Из множества групп выживала одна, у которой случайно складывался необходимый комплекс поведения, а также способ его формирования и трансляции через поколения вне генетической наследственности.

Безусловно, в этом решающую роль сыграло возникновение и развитие понятийного мышления, различных форм искусства. Именно на их основе стало возможным появление мощного этического регулятива – системы табу, а также мифов. Мифы – это организация понимания того, что находится за пределами индивидуального и коллективного восприятия. Понимание – не синоним истины.

Большую роль сыграл необычно долгий для млекопитающих период созревания потомства. Это требовало развития долговременных и разнообразных социальных отношений, относительно сложной возрастной и функциональной структуры группы, совершенствования языкового общения и разнообразных умений.

Особенно важно развитие межпоколенного общения. Передача знаний и умений, обеспечивших выживание предков, помогало выживать последующим поколениям. Разновозрастность и разнополость расширяли рамки восприятия мира, увеличивая вероятность более адекватного соответствия действительности. Разнообразие и сложность отношений внутри сообщества подготавливали его членов к взаимодействию с разнообразным и сложным внешним миром.

Разнообразие восприятий давало все более адекватную картину мира и способность выстраивать соответствующее ему поведение. Разнообразие внутри групповое, групповое и межгрупповое позволило сложиться разнообразию способов взаимодействия с природным окружением и между собою. Межгрупповое общение стало решающим фактором совершенствования взаимодействия человечества с миром, начиная со времени образования этнических языков и культур. Разнообразие языков и культур преодолевало неизбежную ограниченность, грозящую искаженным представлением о реальности и неспособностью соответствовать миру.

Каждый этнос, благодаря своей отличной от других культуре (включая язык, национальное искусство, обычаи, верования и т.п.) имеет свое видение мира, отличное от других этносов. Этническая культура – особым образом организованное восприятие действительности. И у разных культур эти восприятия во многом не совпадают. Но вместе они дают наиболее полную картину мира, которая не может, в принципе, быть получена в рамках одной отдельной культуры. И разделение на этнические языки и культуры, и их активное взаимодействие – обязательное условие выживания человечества, которое никоим образом не может быть заменено и возмещено никакими «благами» глобальной цивилизации.

Индивидуальное, возрастное, половое, этническое, языковое, культурное разнообразие человечества позволило ему постичь мир, которому он должен соответствовать, во всей его сложности и бесконечности занять особое положение в этом мире. Разнообразие позволило вместить в понимание всю противоречивую сложность мира, сделать внутренний мир человека равномощным красоте Вселенной.

И каждый человек своей индивидуальностью, разносторонностью, открытостью, культурой становится опорой всех людей ровно настолько, насколько будет содействовать необходимости соответствовать миру, в котором мы живем.

В этом и заключается высший смысл понимания, который нам раскрыл Арон Абрамович Брудный.

Древний род Брудных жил богатой духовной и интеллектуальной жизнью. В средние века представитель рода создал одного из первых роботов – великана Голема, который не устоял на своих глиняных ногах. Это ли не предупреждение предков о тщете упования на могущество искусственного и упрощенного, которым так увлеклось современное человечество?

13 января 2017 г. исполняется 85 лет со дня рождения Арона Абрамовича Брудного, член-корреспондента Академии наук КР, заслуженного деятеля науки, доктора философских наук, профессора.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии