Добавить статью
14:26 7 Апреля 2017
7 Апреля 2010 год. Памяти погибших сердец посвящается

Утром 7 Апреля 2010 года читая новости о протестах, будораживших страну, я, как и многие другие граждане Кыргызстана, мечтал о спокойствии и о том, чтоб быстрей закончились митинги и беспорядки, а в государстве воцарились мир и покой. Причины агрессивного поведения толпы были мне хорошо понятны. Повсеместная коррупция, экономические проблемы, политические преследования, а главное, семейно-клановое правление раздражали и провоцировали людей идти на баррикады. Однако в то же время агрессивное поведение протестующих и их осознанное или неосознанное стремление дестабилизировать ситуацию в стране вызывали внутреннее возмущение. Противоречивые чувства терзали меня… «Главное, чтоб все быстрее закончилось» - эта мысль постоянно вертелась в голове.

Однако ближе к обеду со стороны центральной площади стали доноситься звуки взрывов и выстрелов, а заголовки информационных сайтов стали пестреть сообщениями о первых погибших. Периодические телефонные переговоры с братьями и друзьями добавляли жуткие детали и комментарии очевидцев о происходящих событиях в центре города. «Как стреляют? В своих? Насмерть?» - мозг отказывался верить в то, что читали глаза и слышали уши. Сообщения информационных сайтов стали похожими на фронтовые сводки - количество погибших стремительно росло. Звуки, доносившиеся с площади, стали отзываться в сердце частой барабанной дробью… «Власть стреляет своих граждан насмерть. Гибнут люди… А мы?.. Мы что, так и будем сидеть дома в креслах, читать сообщения и смотреть на происходящее в окно?» - возмущения стали эстафетой передаваться по телефону.

«Встречаемся через полчаса на Киевской-Логвиненко!»

Город и происходившее в нем выглядели как сцена из сюрреалистического фильма. Волны штурмующих «Белый дом» разъяренных людей накатывали к забору объекта №1, но, попав под шквальный автоматный огонь, отхлынивали, оставляя за собой тела, истекавшие кровью. Толпа стремительно исчезала в соседних улицах, люди прятались за зданиями, колоннами, теснились за деревьями. Тут же проходила мимо пара мирно гуляющих влюбленных, беспечно держась за руки, они с недоумением наблюдали за разбегавшейся толпой и стрелявших в них милиционеров. Куда-то неспешным шагом шел аксакал, степенно закинув руки за спину, он рассеяно озирался по сторонам. Им всем и в голову не приходило хотя бы пригнуться… Рядом группа парней прижимаясь к земле под звуки выстрелов несла тяжело раненного человека истекавшего кровью… Женщина кричала своим сыновьям, подхватившим ее под руки и убегавшим от выстрелов: «Не убегайте! Не бойтесь! В ваших сердцах живет Великий Манас!..»

«Сердце…сердце…», - подумалось мне. Сердце, которое дома, в теплом кресле бешено колотилось при каждом взрыве, здесь на площади было поразительно спокойным. Оно работало так, будто я попал в какой-то фильм и происходившее лишь только азартная игра. Оно не звало меня в укрытие, не затмевало мой ум сигналами опасности. «Странно... Видимо, влюбленная пара и тот аксакал, также не чувствовали страха», - подумалось мне. «А как насчет штурмующих? Может быть, они голой грудью идут под пули, потому что их сердца тоже работают в обычном режиме?...»

Я начал проводить интервью с участниками событий. Набегу, пригибаясь от пролетавших над головой пуль, прячась от них за деревьями и колоннами, в перерывах между штурмами записывая сказанное респондентами на листок на коленках, я опросил около 40 человек. Вопросы задавал всем одни и те же: «Что именно вас подтолкнуло прийти сюда? Готовились ли вы заранее? Что вы чувствуете? Страшно ли вам?»

Удивительно, но ответы были очень схожими. Большинство из опрошенных ответили, что заранее не готовились и пришли на площадь, потому что власть начала убивать своих граждан. Люди напрочь забыли про социально-экономические и политические причины; в голове у них было одно - добраться до стреляющих людей в масках и до тех, кто отдал такой приказ. На вопрос «Что вы чувствуете? Страшно ли вам?» Большинство, задумавшись, отвечали «Нет». Всматриваясь в их спокойные, но серьезные лица, я понимал, что их сердца работают так же как и мое – спокойно. И я, и мои респонденты были трезвыми…

Уже в сентябре того же года результаты этого экспромтного исследования я опубликовал в авторитетном международном научном журнале Nationalities Papers. Презентуя в 2013 году эту статью в Гамбурге я рассказывал, как брал интервью у участников в момент штурма «Белого дома», как выносили раненых из-под пуль, как видны были в воздухе трассирующие пули… и вдруг… стоя посреди зала Гамбургского Университета я почувствовал, как бьется барабанной дробью мое сердце и перехватывает дыхание. Страх отдавался пульсацией в висках. Мне было страшно вспоминать…

Мне было страшно вспоминать через 3 года, находясь в Германии, почему же тогда в момент штурма страх отсутствовал? Этот вопрос не дает мне покоя и по сей день, спустя семь лет после событий.

Я нашел тому три объяснения, каждый читатель может выбрать себе понравившееся.

Первое: эффект толпы – человек становится частью массы людей, теряет свою индивидуальность, и ему кажется, что в этой толпе ему как индивиду ничего не угрожает.

Второе: люди находились в состоянии аффекта - ярость и злость на власть, стрелявшую в своих граждан, затмили разум и перекрыли всякий страх.

Однако в этих двух психологических объяснениях есть один недостаток - они не учитывают спокойного поведения тех, кто находился там случайно и к штурму не имел никакого отношения…

И тогда остается последнее объяснение, мистическое: в сердцах тех, кто штурмовал ненавистную власть и был сражен пулей и кто, прогуливаясь, оказался среди них случайно, в сердцах всех тех, кто волею судьбы оказался на площади, в их сердцах, действительно, проснулся Великий Манас…

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Предложение по созданию «Национального дня леса»

Манас - дух кыргызского народа или просто коньяк?

Необходимо запретить строительство высотных зданий в центре города

Предложение альтернативы проекту «Безопасный город»

Предложение по созданию клубов для аксакалов

Комментарии (3)