Добавить статью
13:36 18 Мая 2017
Сильный премьер меняет систему власти: президентские амбиции мешают разглядеть

Президентские амбиции и ажиотаж вокруг выборов мешают многим разглядеть как изменилась власть, ее смещение в сторону сильного премьер-министра. От его полномочий, просто говоря, может пойти голова кругом. И эта реальность, которая стала возможна после поправок в Конституцию.

Несмотря на конституционное усиление позиций премьер-министра в системе власти Кыргызстана, пост главы государства остается самым желанным, и намеченные на осень президентские выборы могут быть наиболее интересными за всю историю страны. Еще никогда до этого политики так рьяно не соревновались в том, кто из них быстрее заявит о намерении баллотироваться. Все политические тяжеловесы один за другим объявили об этом еще в начале года, некоторые уже выступили с предвыборной программой и стали раздавать обещания, хотя к тому моменту даже не было понятно, когда пройдут выборы главы государства.

Так рано начавшаяся борьба за электорат выглядит немного странной на фоне того, что после декабрьского конституционного референдума в Основной закон внесены серьезные изменения, которые значительно расширили полномочия премьер-министра и фактически сделали его ключевой фигурой в системе власти страны.

Именно передача некоторых важных полномочий главе правительства и лежала в основе принятых поправок, так как при парламентской республике центр тяжести перемещается от президента к премьеру, наделяет первого в большей степени представительскими функциями, и передает полноту власти второму.

Прошедший референдум был шагом на пути к этому, хотя, не совсем полноценным: у главы государства все еще достаточно полномочий, и видимо за них и решили побиться потенциальные кандидаты в президенты, сохраняя в себе иллюзию о необыкновенных возможностях, открывающихся на посту № 1.

Но после вступления в силу с 1 декабря 2017 года изменений в Конституцию, глава правительства впервые за современную историю Кыргызстана, станет такой фигурой, от которой будет зависеть решение многих важных вопросов, и, прежде всего, финансовых.

Основой закон наделил премьер-министра правом обращаться к президенту не подписывать бюджет или изменения в налоговом законодательстве, и возвратить их в парламент. Никогда раньше премьер не имел возможности решать, может ли подобный закон быть отозванным, если он уже прошел через сито Жогорку Кенеша, но не отвечал реально складывающейся финансовой ситуации. Сколько бы прежде правительства не бились за то, чтобы парламент не принимал популистских законов, отягощающих бюджет, или накладывающих на него дополнительные расходы, но сломить стремление нардепов было не под силу. А новые поправки делают премьера абсолютно самостоятельным в таких решениях.

Помимо этого, глава правительства получил право самостоятельно назначать и освобождать глав местных государственных администраций. В прежней редакции Конституции он мог так действовать только с согласия местных кенешей, что часто создавало ситуации, где выполнение решений правительства фактически саботировалось. Но вступающие в силу поправки позволят сформироваться вертикали власти, основанной на подчинении премьер-министру, а не партийным интересам представителей местных кенешей.

Позиция главы кабмина становится ключевой и в решении вопросов об освобождении от должности всех членов правительства, за исключением руководителей госорганов, ведающих вопросами обороны и национальной безопасности. Согласно новым поправкам, премьер может подать президенту представление об освобождении министра. Но если глава государства в течение пяти рабочих дней не примет соответствующего решения, то премьер после консультаций с лидерами фракций парламентского большинства может сам освободить члена правительства от занимаемой должности, а потом внести в Жогорку Кенеш кандидатуру на вакантное место. То есть фактически, премьер-министр станет ведать почти всеми кадровыми вопросами в стране.

Конечно, действовать он будет, консультируясь, с лидерами коалиционных фракций. Но, в целом, его место в иерархии власти настолько меняется, что из полностью зависимой фигуры со связанными руками глава правительства превращается в главного игрока, активно взаимодействующего с президентом и влияющим на его решения, а также цементирующего устойчивость парламентского большинства, предохраняя коалицию от частого распада.

Ведущую роль в системе власти в Кыргызстане премьеру обеспечивают и возложенные на него обязанности по исполнению Конституции и законов. Кроме того, премьер должен принимать меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране общественного порядка, а также обеспечивать реализацию мер по охране государственного суверенитета, территориальной целостности, защите конституционного строя, а также мер по укреплению обороноспособности, национальной безопасности и правопорядка.

Все эти нормы существовали в прежней редакции основного закона, но актуальными стали после внесенных изменений, сделавших премьера фигурой во власти, и, даже не обладая правом назначения отдельных руководителей, глава кабмина будет аккумулировать вокруг себя всю полноту полномочий по руководству страной. Это и есть шаг к тому, чтобы страна шла вперед к парламентской демократии, где президент является главой государства с представительскими функциями, а премьер – главой всей системы власти.

Возможно, что для многих потенциальных кандидатов в президенты пост премьер-министра уже пройденный этап. Но не означает ли это, что, пройдя трудный путь к заветной цели, они не понимают, что борьба за действительно главный пост будет еще впереди?

Айнура Эсентурова, правовед

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии (10)