Добавить статью
15:21 19 Июня 2017
Азан в месяце Рамазан
Каждый божий день преимущественно ранним утром и поздним вечером, пребывая в собственном дворе, расположенном на окраине Бишкека, в состоянии определенного умиротворения, прислушиваюсь к весьма приятному, приглашающему правоверных мусульман на предстоящий намаз голосу муэдзина. Его традиционный призыв на арабском языке, который ничуть не портится от частого повторения, доносится со стороны близлежащих предгорий, при этом мгновенно распространяясь вширь, одновременно охватывая все новые и новые пространства, лишь местами, и то совсем ненадолго, в секунду, другую, прерываясь попутными и встречными потокотечениями нередкого в здешнем околотке неугомонного ветра.

Сей религиозный ритуал, безусловно, приобретает нетривиальное звучание в период исламского поста в месяце Рамазан, то есть, в пору орозо. Говорят, муэдзин квартальной мечети в молодости был солистом местного уйгурского вокально-инструментального ансамбля. Хочется следом очередного отдельного «пения» азана подойти к нему и крепко пожать ему руки.

Был случай, когда в «Доме Аллаха», находящемся в Каире, городе тысячи минаретов, журналисты из разных стран света бурно выражали свои неподдельные восхищения от объявления время молитвы тамошнего одноногого муэдзина аплодисментами и возгласами. Тембр и темперамент того незнакомого, вместе с тем, незаурядного, по всей вероятности, глашатая тотчас напомнили нам, выражаюсь без тени преувеличения, сольные номера легендарного лирического тенора Лучано Паваротти.

Если ближе разобраться, то с напевом азана, особливо в Рамазане, связаны мои самые дорогие воспоминания о дедушке Сатыбалды и бабушке Сабыркан. Они у меня аккуратно молились пять раз в день, а с наступлением священного серпа по лунному календарю тридцать суток постились вместе. Мне, любопытному ребенку, внуку-первенцу, нравилось сидеть с ними за достарханом перед началом воздержания от пищи и, большей частью, разговения. Всё было так вкусно, нереально аппетитно!? Опосля окончательного заката «алого диска», услышав изначальное словосочетание «Аллах акбар!», я, как правило, отовсюду, где бы там ни оказался в тот миг, со всех ног бежал домой, на ходу крича и предупреждая родимых о том, что уже можно им есть и пить. Очень переживал за них, голодающих от темна до темна, шибко хотел, чтобы старики не упустили возможность в срок произнести молитвословие.

Посещала меня и шальная мысль поститься вместе с взрослыми и где-то под утро «схватить» орозо. Ибо в моем детском воображении понятие «орозо» означало некоего животного между курицей в курятнике и обезьяной в передвижном зоопарке. Буквально понимал смысл слова «орозо тутуу» («поймать орозо» или же «ловить орозо»). Однако дед был строг на этот счёт, однажды сказал, как отрезал: Запомни раз и навсегда, дети, чьи родители живы и здоровы, не держат орозо.

Впрочем, немало воды утекло с тех пор. Дедушка с бабушкой давненько нет среди нас, отец ушел в мир иной семь лет назад, мать – в минувшем году. Но зов к молитве по-прежнему звучит рядом с нами, порою, кажется, что он звучит от имени ушедших в неизвестность смертного народища в виде обращения к нынешнему и грядущему поколениям людей с настоятельной, да ненавязчивой просьбой жить в мире и любви, стало быть, жить в счастливой гармонии. Таким вот образом, думается, азан неразлучно остается с нами. Остается с нами с рождения, с того самого момента, когда в правое ухо новорождённого младенца тихо, словно колыбельную песню нашептывают мелодично-поэтичные строфы из него.

Теперь в семье, согласно естественным правилам эстафеты существования, я с супругой ответственны за орозо. И тут на удивление и изумление, в изнуряющей жаре длительного как никогда светодня, обычного индивида, искренне решившегося сеять семена благодеяния, не мучает жажда, не тянет к ежедневной трехразовой трапезе, а также сквернословию и несерьезным помыслам.

Рамазан полон неизведанными, не поддающимся объяснению чудотворствами, -утверждают уважаемые в народе теологи. Не зря в девятом месяце в году ниспослан роду человеческому сверхгениальный по содержанию и воздействию на разум миллионов Коран –великое учение всех времён. Примечателен и тот факт, что периште-ангелы именно в ходе культового поста спускаются из космоса на поверхность многострадальной планеты Земля с тем, чтобы непосредственно поблизости охранять покорных слуг Аллаха-Создателя от различных напастей и не чистых сил.

На днях у соседа умер тесть, будь здоров, в глубокой старости. Мы, успокаивая его, невольно изрекли: Крепись, ведь аксакалу крупно повезло, он прямиком попадает в рай, потому что в Рамазане, сам прекрасно знаешь, настежь открыты все до единого ворота оной обители блаженных».

И ещё. Охота мне подарить подросткам, которые затягивают по вечерам обрядовую песню «жарамазан» возле нашей калитки свои книги, изданные накануне, но боюсь, что они стопроцентно откажутся от них в пользу мелких купюр. Недавно в социальных сетях прошла информация о том, что некоторые исполнители жарамазана не берут лепешки и булки в качестве «оплаты» за скромные услуги духовно-эстетического порядка.

О, Аллах Всевышний, нынче, в обществе современном хлеб и книга уценены так, что стыдно об этом даже говорить вслух!? Помоги нам, пожалуйста, восстановить их положенный статус в глазах тех, кто самонадеянно предполагают обойтись в тленной жизни без них?

Абибилла Пазылов, литератор

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии (2)