Добавить статью
15:53 19 Июля 2017
Процессуальные основы участия адвоката по делам о пытках

Совершенствование правового статуса адвоката в свете нового Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики

1. Процессуальная гарантия по предупреждению пыток – доступ к адвокату

Законодательство Кыргызстана содержит нормы, которые предусматривают ответственность за применение пыток, однако, как показывает практика, этого недостаточно. Государство в соответствии с международными нормами должно разработать и ввести в законодательство адекватные меры, которые гарантировали бы защиту от пыток. Наряду с другими одной из важной процессуальной гарантией защиты лиц от пыток или жестокого обращения является обеспечение доступа к адвокату и уважение функций адвоката.

Конституция устанавливает, что с момента фактического лишения свободы лицу обеспечивается безопасность, предоставляется возможность защищать себя лично, пользоваться квалифицированной юридической помощью адвоката, а также иметь защитника.

Уголовно-процессуальное законодательство, регулирующее право на защиту, формально ограничивает его пределы, увязывая его с получением определенного процессуального статуса подозреваемого или обвиняемого.

Статья 95 Уголовно-процессуального кодекса КР (далее – УПК КР) устанавливает порядок задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, однако, данный порядок, как правило, не соблюдается.

Во-первых, закон четко не регулирует процедуру задержания с точки зрения обязанности правоохранительных органов фиксировать первый контакт с подозреваемым как момент задержания. Отсутствует понятие «задержанный», «момент задержания». Это позволяет правоохранительным органом злоупотреблять своими полномочиями и не регистрировать задержание лица должным образом.

Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, не может реализовать свои права, указанные в ст. 39 УПК КР «Подозреваемый», до момента признания его таковым в соответствии с протоколом задержания. Права задержанных не зачитываются в момент их фактического задержания, а привязаны к моменту составления протокола о задержании.

Именно эта формальность не позволяет лицам, фактически ограниченным в свободе, но чей процессуальный статус не оформлен документально требовать защитника.

УПК КР также гарантирует обязательное участие защитника при проведении первого допроса (ст.ст.44, 100 УПК КР). На практике доступ к адвокату с момента первого допроса или фактического задержания предусмотренный нормами УПК, не реализуется, так как отсутствует должная и своевременная регистрация момента фактического задержания, как отмечалось выше.

В этот период, когда задержанный не может воспользоваться помощью адвоката, сотрудники милиции проводят первые неформальные допросы. Во время таких незаконных допросов сотрудниками правоохранительных органов и применяются пытки и/или жесткое обращение в отношении фактически задержанных лиц с целью получения признательных показаний и/или явки с повинной. В результате лицо, уже подвергнутое пыткам, испытывая страх или угрозу подвергнуться им снова, «добровольно» признается в якобы совершенном им преступлении уже в присутствии адвоката и при соответствующем составлении протокола допроса.

Особо хотелось бы остановиться на противоречиях, содержащихся в УПК КР. В соответствии со статьей 46 УПК КР участие защитника в производстве по уголовному делу обязательно в предусмотренных данной статьей случаях. При этом, статья 47 УПК говорит о том, что отказ от защитника, заявленный подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, не является обязательным для следователя, суда. Но при этом следователь, суд может принять отказ, что приводит к противоречию двух норм. Одна норма говорит об обязательности участия защитника другая норма, напротив, говорит о том, что в таких случаях допускается отказ от защитника. Данные противоречия очень часто используют следователи и «советуют» подозреваемым, обвиняемым отказаться от защитника.

Согласно нового Закона «О гарантированной государством юридической помощи» от 16 декабря 2016 года был расширен перечень лиц, имеющих право на получение гарантированной государством юридической помощи. Без учета годового дохода квалифицированная юридическая помощь предоставляется:

1) лицам в случаях задержания;

2) подозреваемым, обвиняемым, подсудимым в совершении особо тяжких преступлений …….;

Таким образом данный закон дает право любым лицам в случаях их задержания право на получение гарантированной государством юридической помощи.

Однако процедура назначения защитника не соответствует требованиям прозрачности и независимости от правоохранительных органов. Так, на практике в Кыргызстане следователи приглашают адвокатов по назначению из определенного круга знакомых и удобных им адвокатов. Такие адвокаты действуют в интересах не своих подзащитных, а в интересах правоохранительных органов. Отсутствие механизмов проверки качества работы этих адвокатов, ведет к устоявшейся практике низкого качества бесплатной юридической помощи, или повсеместному нарушению профессиональных стандартов этики адвоката. Таким образом, на настоящий момент времени юридическая помощь за счет средств государства не является эффективной.

2. Совершенствование правового статуса адвоката в свете нового Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики

На основании изложенного, очевидно, что существующий порядок вещей нуждается в усовершенствовании, и, соответственно, роль защитника в уголовном процессе должны быть вознесены до подобающей высоты. В действительности, должна быть кардинально перестроена вся система уголовного судопроизводства. Основным направлением такой перестройки, очевидно, должна стать дальнейшая имплементация в закон и практику его применения общепризнанных международных стандартов справедливого уголовного процесса. При данном подходе к проблеме, становится ясно, что отказ от атавизмов репрессивного уголовного процесса, усиление начал равенства и состязательности сторон, объективности и беспристрастности рассмотрения уголовных дел, однозначно предполагает развитие правового статуса защитника, как основного субъекта, обеспечивающего соблюдение прав человека при производстве по уголовным делам.

Осознание того, что необходимость реформ давно назрела, существует и у политической элиты. Подтверждением тому является недавно принятый проект нового Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики. В соответствии с Законом «О введении в действие Уголовного кодекса, Кодекса о проступках, Уголовно-процессуального кодекса, Уголовно-исполнительного кодекса и Закона «Об общих принципах амнистии» Уголовно-процессуальный кодекс и другие вступают в силу с 1 января 2019 года.

В соответствии с новым УПК (ст. 99) устанавливается следующий порядок задержания лица.

Подозреваемому в момент фактического задержания должно быть объявлено в чем он подозревается, а также разъяснено право не давать показания против себя, право иметь адвоката, а также право пользоваться гарантированной государством юридической помощью. В постановлении о задержании указываются дата и место его составления, должность, фамилия, имя лица, составившего постановление, сведения о личности подозреваемого, его физическом состоянии на момент задержания, основания и мотивы, место и время фактического задержания (с указанием часа и минут), сведения о разъяснении подозреваемому прав, результаты личного обыска и телефонного разговора.

Статья 5 УПК содержит следующее понятие фактическое задержание – это момент фактического лишения свободы передвижения лица, в отношении которого имеется обоснованное подозрение в совершении преступления и (или) проступка.

Таким образом, согласно требованиям нового УПК подозреваемому в момент его фактического задержания, то есть в момент когда правоохранительные органы его остановили и стали препятствовать его свободному передвижению должны быть разъяснены его права, в том числе право на помощь адвоката. Должно заработать так называемое правило Миранды.

Согласно статьи 104 УПК после фактического задержания следователь, уполномоченное должностное лицо органа дознания обязаны немедленно уведомить о задержании подозреваемого кого-либо из близких родственников, супруга (супругу), а также защитника и предоставить возможность бесплатного уведомления самому подозреваемому.

Таким образом пробелы, которые сейчас содержаться в действующем УПК были устранены при разработке нового УПК. Задержанному безусловно гарантируется сообщить родственникам о своем задержании, даже если сотрудники правоохранительных органов это не сделают самостоятельно. Законодательство закрепляет обязанность оперативных работников или следователей фиксировать момент фактического задержания, своевременно составлять протокол задержания и обеспечивать соблюдения прав задержанных.

По данным Центра по предупреждению пыток наибольшее число так называемых пыточных действий совершаются оперативными сотрудниками ОВД (85,7% случаев в 2015 году, что на 1,1% больше, чем в 2014 году). Таким образом идет подготовка лица для допроса в последующем следователем.

Статья 103 нового УПК закрепляет правило о том, что общение задержанного подозреваемого с сотрудниками, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, допускается с письменного разрешения следователя, уполномоченного должностного лица органа дознания, в производстве которого находится дело, и только в присутствии защитника. Таким образом, администрация ИВС, СИЗО обязана требовать письменного разрешения следователя на допуск к задержанному сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Международный пакт о гражданских и политических правах гарантирует каждому право быть защищенным адвокатом по своему выбору. Это право представляет собой одну из фундаментальных основ справедливого судебного процесса, поскольку обеспечивает главное условие полноценной защиты — доверие между обвиняемым и его адвокатом, а также исключает злоупотребления этим доверием и статусом профессионального защитника вообще.

В соответствии с новым УПК в соответствии со статьей 45 подозреваемый имеет право защищать себя лично или при помощи выбранного им адвоката, иметь защитника с момента уведомления о подозрении в совершении преступления и (или) проступка, а при задержании с момента фактического задержания на гарантированную государством юридическую помощь, в случае отсутствия выбранного защитника. Таким образом, по новому УПК подозреваемый уже в момент его фактического задержания, даже если еще не составлен протокол о задержании имеет право на адвоката, что в свою очередь приведет к соблюдению прав задержанного и минимизирует незаконные действия со стороны правоохранительных органов.

Проанализировав практику назначения защитника следователем, который зачастую действует вопреки интересам своего подзащитного, в новом УПК был предусмотрен механизм предоставления адвоката через государственный реестр адвокатов. То есть теперь следователь будет лишен права назначить удобного ему адвоката, а обязан будет обратиться к координатору реестра адвокатов. И только координатор вправе определить, какой адвокат будет предоставлен следователю для осуществления защиты. Согласно статьи 22 Закона «О гарантированной государством юридической помощи» назначение адвоката осуществляется координатором незамедлительно с момента получения соответствующего заявления.

Согласно Закона «Об Адвокатуре Кыргызской Республики и адвокатской деятельности» статьи 23, 23-1 Государственный реестр адвокатов ведет Министерство юстиции в бумажной и электронной формах и размещает его на своем официальном сайте. На адвокатуру совместно с Министерством юстиции возложена обязанность контролировать качество услуг адвокатов, участвующих в системе гарантированной государством юридической помощи, чего не было ранее.

Кроме этого новый УПК исключил противоречия в двух нормах об обязательности участия защитника и отказа от него. Статья 53 говорит о том, что отказ от защитника, заявленный подозреваемым, обвиняемым, в случаях, предусмотренных статьей 52 настоящего Кодекса, не допускается.

В новом УПК была предпринята попытка заложить универсальный принцип состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты, что предполагало восстановление утраченного баланса между полномочиями сторон обвинения и защиты не только на судебных стадиях процесса, но в ходе предварительного расследования. Объективное разрешение уголовно-правового спора невозможно, когда одна сторона выступает во всеоружии с самого начала судопроизводства, а вторая получает частично сопоставимые полномочия только с момента передачи дела в суд. Очевидно, что сторона защиты в таких условиях нуждается в дополнительных гарантиях, позволяющих хоть как-то уравнять шансы на достижение справедливости. В этой связи вопрос о способах и формах собирания доказательств защитником, имеет важное значение.

В новом УПК закреплена новая процедура «депонирования доказательств», согласно которой подозреваемый и его защитник могут заявить ходатайство о допросе следственным судьей лица, являющегося потерпевшим, свидетелем, в случае, «если имеются основания, позволяющие полагать, что более поздний их допрос в ходе досудебного расследования либо судебного заседания может оказаться невозможным в силу объективных причин (постоянное проживание за пределами Кыргызской Республики, выезд за границу, тяжелое состояние здоровья, применение мер безопасности)».

В новом УПК также были расширены полномочия защитника, которые позволяют ему обращаться к следственному судье с ходатайством о назначении экспертизы с приглашением эксперта в порядке статьи 175 настоящего Кодекса, а также о проведении экспертизы на договорной основе за счет стороны, по инициативе которой привлекается эксперт (статья 54 УПК).

При наличии заявления о применении пыток или жестокого обращения судебно-медицинская экспертиза должна быть назначена в течение 12 часов.

Новый УПК четко определяет, что показания полученные путем применения пыток являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения по делу, а также использоваться для доказывания любых обстоятельств.

Самым важным достижением по исключению недопустимых доказательств в новом УПК следует признать норму, предусмотренную в статье 276 УПК - при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя доказывания опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре.

Основу правового статуса адвоката составляют не только перечисленные в законе полномочия, но и совокупность юридических механизмов, позволяющих эти полномочия реализовать. К числу таких механизмов, помимо прочего, относятся гарантии независимости адвоката от правоприменительных органов государства при исполнении им своих профессиональных обязанностей.

Статья 29 Закона «Об Адвокатуре Кыргызской Республики и адвокатской деятельности» содержит весьма обширный перечень гарантий этой деятельности, в числе которых помимо прочего запрет на воспрепятствование ее осуществлению, неприкосновенность адвокатского делопроизводства и связанных с ним материалов и многое другое. Однако, к сожалению, практика показывает недостаточную эффективность этих механизмов. В действительности адвокаты порой также беззащитны перед произволом, как и представляемые ими лица. Офисы адвокатов могут быть подвергнуты несанкционированному обыску, сами адвокаты, в нарушение, гарантированного законом права на свидетельский иммунитет, иногда вызываются на допрос об обстоятельствах, ставших им известными в связи с оказанием правовой помощи, в отношении адвокатов могут проводиться специальные оперативно-розыскные мероприятия. Известны факты преследования адвокатов за высказывания по поводу законности действий правоохранительных органов. Адвокаты до сих пор не могут беспрепятственно зайти в здания органов, ведущих уголовный процесс, а при входе порой подвергаются унизительным досмотрам, нарушающим личную неприкосновенность адвокатов и неприкосновенность их документации.

В этих условиях многим адвокатам нелегко выполнять роль добросовестного, преданного и квалифицированного защитника. К сожалению, иногда имеют место случаи незаконного сотрудничества отдельных адвокатов с органами уголовного преследования в ущерб интересам подзащитных. Приходится признать, что адвокатура не свободна от нечистых на руку адвокатов.

Учитывая вышеуказанные проблемы, путем принятия нового уголовного законодательства, была предпринята попытка изменить сложившуюся ситуацию. Как адвокаты смогут реализовать свои права в целях защиты своих подзащитных покажет время и практика, ведь новый УПК вступит в силу только с 1 января 2019 года.

Летова Ирина Витальевна
эксперт, член рабочей группы по разработке нового УПК КР

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии