Добавить свою статью
3 Декабря 2020
О кыргызской Конституции или еще раз о Ли Куан Ю

Частая смена основного закона страны свидетельствует о том, что он у нас не работает. И это касается не только конституции, но и всех законов.

К сожалению, у нас сложился крайне опасный прецедент, когда очередной президент инициирует очередную конституцию, изменяя ее содержание, исходя из своих интересов и понимания развития государства и такая тенденция, боюсь, будет продолжаться у нас бесконечно, до тех пор, пока у нас не сформируются цивилизованные принципы развития государства и права.

Как известно, любой закон и в особенности конституция — это некий общественный договор между гражданами и политическими силами, т.е. это «ядро» общественных отношений, которые закрепляются законом и четким механизмом взаимодействия людей по вопросам гражданских прав, собственности и политической власти. Однако, порой действия правовых норм выходят далеко за их пределы, охватывая все более широкие области социального взаимодействия людей, в том числе нормы морали, оставляя «свободным» сравнительно небольшой круг общественных отношений (отношения дружбы, взаимопомощи, любви, сострадания и т.д.).

Если раньше именно мораль определяла содержание права, то сейчас именно право указывает морали, какой ей быть.

Но, это ведь абсурд, ибо мораль — это система исторически определенных взглядов, норм, принципов, оценок, убеждений, выражающихся в поступках людей, регулирующих их отношения друг к другу, к обществу, определенному классу, государству и поддерживаемых личной культурой, внутренним убеждением, традицией, воспитанием, силой общественного мнения. Критериями таких норм, как правило выступают общественное мнение, категории справедливости, сострадания, добра, зла, честности, благородства, порядочности, совести.

Мораль возникает из социальной потребности и для преодоления противоречия между интересами личности и общества.

Приведу один пример: если раньше при исполнении государственного гимна Кыргызстана люди добровольно и достаточно искренне прикладывали руку к сердцу, как признание святости атрибутов государственной независимости, то теперь это стало обязаловкой, т.е вынужденным актом, ибо стал нормой права. И таких негативных примеров бестолкового и вредного посягательства права на мораль достаточно много. Именно это обстоятельство стало основной причиной девальвации морально-нравственных устоев нашего общества, когда кто-то получает государственную пенсию (!!!) в несколько сот тысяч сомов, при размере неполной пенсии в КР 1800 сомов, минимальной пенсии 4283, а средней 5820 или чтобы стать депутатом надо минимум вложить 250 тыс. долл. США.

По закону все правильно, а где мораль?

Мы надеемся, что в очередной раз поменяв конституцию, сможем поставить нашу страну на гарантированные рельсы прогресса и успешности.

Между тем, история и наш горький опыт, достижения других стран показывают, что успех там, где верховенство закона, высокая степень гражданской свободы, неприкосновенность частной собственности, а главное, наличие общенационального лидера.

В качестве примера приведу деятельность основоположника современного Сингапура, великого реформатора Ли Куан Ю.

Вот, что сказала Маргарет Тэтчер: «Будучи премьер-министром, я читала и анализировала каждую речь Ли Куан Ю. Он умел развеять пропагандистский туман и с уникальной ясностью высказать свои взгляды на основные проблемы современности и пути их решения. Он ни разу не ошибся».

Экс-президент США Джордж Буш-старший: «Ли Куан Ю — один из наиболее ярких и способных людей, которых я когда-либо встречал. Его книга — обязательное чтение для всех, кто интересуется историей успешного развития Азии».

Бывший премьер-министр Японии Киичи Миядзава: «Ли Куан Ю — это человек, который практически в одиночку превратил маленький островок в великое государство…».

Суть его концепции развития государства заключается в тщательном учете конкретно-исторических условий общества, его национальных, религиозных, культурных особенностей, сочетании экономического прогресса с традиционными моральными и культурными ценностями, приоритете старого доброго здравого смысла над умозрительными теориями, примате патриотизма, прагматизма и творческой практики над идеологическими концепциями.

Именно Ли Куан Ю доказал, что привычный, безысходный образ жизни, безвыходность и замкнутость порочного социального круга можно разорвать и построить успешное современное государство.

Сингапур, расположенный на песчаной полоске суши размером всего лишь 725 кв.км, лишенный всяких природных ресурсов, с разноязычным населением в 50-х годах численностью около одного миллиона жителей, полностью зависевшим от более мощных соседей, не только сохранил свою независимость, но и стал самым успешным государством в мире.

И главный секрет «сингапурского чуда» в том, что Ли Куан Ю, мечтавший построить государство, которое не просто выживет, но и превзойдет другие страны, упор сделал на развитие интеллектуального труда, дисциплины и изобретательности. Он призвал соотечественников сделать то, что они прежде никогда не считали своей обязанностью: сначала очистить свой город, а затем, преодолев исконную вражду к соседям и собственные этнические разногласия, показать всем пример превосходной работы.

Сегодняшний Сингапур — воплощение его мечты. Ежегодный доход на душу населения вырос с менее чем 1 тысячи долларов США в момент обретения независимости до почти 64 тысяч долларов США сегодня. Сингапур — лидер в области высоких технологий в Юго-Восточной Азии, ее коммерческие ворота и научный центр. Сингапур играет большую роль в политике и экономике Юго-Восточной Азии и за ее пределами.

Преимуществом Сингапура по сравнению с такими странами — это надёжность и стабильность для бизнеса, гарантированная защита интеллектуальной собственности и строгое соблюдение законов.

Ли Куан Ю признавал, что западная наука даёт «практичное понимание экономики», но в то же время он считал западных исследователей «слишком политически корректными» и неспособными признать, что «между различными расами, культурами или религиями существуют врождённые различия». Он привлекал экспертов, ранее добившихся реальных результатов в сфере их компетенции. Однако не ко всем советам он прислушивался: «учёные в области социальных и политических наук располагают множеством обожаемых ими теорий о том, как должно развиваться общество, лакмусовой бумажкой, которую я применял к любой теории или схеме, - работала ли она в реальной жизни».

Широко известно высказывание Ли Куан Ю о непростых искушениях властью: «У меня было два пути. Первый: это воровать и вывести друзей и родственников в списки «Форбс», при этом оставив свой народ на голой земле. Второй: это служить своему народу и вывести страну в десятку лучших стран мира. Я выбрал второе…».

Ли Куан Ю умел приспосабливаться к обстоятельствам, не стеснялся отступать и умел маневрировать. После прихода к власти он весьма трезво оценил сложившуюся в регионе обстановку. Это помогло стране пережить трудный период.

Одним из его главных качеств называли исключительную прагматичность: Требовалось найти что-то, способное привлечь в нищее государство иностранные деньги, ориентация на низкие налоги и максимально дружественная для зарубежных компаний среда. Он им предоставил все условия для работы в Сингапуре, максимально упростив бюрократические процедуры. Было создано Агентство по экономическому развитию, через которое с небывалой скоростью проходили все инициативы — любого инвестора курировал персональный чиновник агентства.

Он сразу заявил о себе как об убежденном меритократе: лучших выпускников сингапурских школ руководство страны отправляло учиться в лучшие вузы Британии и Содружества, США, Германии, Франции, Японии и Италии. Созданную в Сингапуре систему можно назвать инновационным государственным капитализмом: госсектор развивался динамичнее, чем частный бизнес. Правительство Ли Куан Ю тщательно анализировало отрасли, где готовился технологический прорыв, и диверсифицировало риски. Если идея «не взлетала» или требовалось сосредоточиться на новых вызовах, госкомпании приватизировались.

Отсутствие в Сингапуре коррупции стало легендарным: сочетая высокую зарплату чиновников с неотвратимым и жестоким наказанием, Ли Куан Ю очистил страну от взяток. Но вряд ли у него это бы вышло, не правь он железной рукой. О сингапурском политическом режиме говорили как о «мягком авторитаризме».

Ли Куан Ю, по сути, установил однопартийную систему: в стране практически нет оппозиции. Ли просто не позволял прийти к власти соперникам, которые могли бы разрушить его город мечты. Ему помогла британская мажоритарная система, доставшаяся Сингапуру по наследству от колониальных времен: даже когда популярность его Партии народного действия падала ниже 50 процентов, она получала подавляющее большинство мест в парламенте.

Хотя этнических китайцев в Сингапуре почти 80 процентов, национальным языком является малайский, в государственных учреждениях используется английский, официальными признаны английский, путунхуа (основной диалект китайского языка в КНР), малайский и тамильский, а на улицах можно услышать так называемые «синглиш» и «манглиш» — китайско-английский и малайско-английский диалекты.

Борясь с национальными кварталами, правительство Ли Куан Ю после сноса трущоб расселяло их обитателей в новые многоквартирные дома, намеренно смешивая этнические группы. Процесс шел трудно: привыкшие жить бок о бок с представителями своего этноса люди обменивались квартирами, снова наметились контуры моноэтнических кварталов. Правительство отреагировало жестко, введя квоты на число жильцов определенной национальности в доме. Ли добился своего: по последним данным социологов, к моменту его ухода из жизни 95 процентов жителей города-государства считали себя прежде всего сингапурцами, а не китайцами, малайцами или тамилами. Новая нация состоялась.

История показала, что мало иметь хорошую конституцию или хорошие законы, для развития нужен общенациональный лидер, который не только имеет свои аргументы «за» или «против», но всегда задается вопросом, «сработает ли решение в данных обстоятельствах».

И в заключение, величие и секрет Ли Куан Ю в том, что его мораль определяла право, а не наоборот. Такие понятия как «моральное право», «верховенство закона», «национальный лидер», «национальная элита», «государственная служба», «гражданский долг» являлись в Сингапуре не столько понятиями политического или правового характера, сколько категориями морально-нравственного порядка, в том числе и конституция.

Можно стать президентом страны, но стать общенациональным лидером, отцом нации дано не всем, ибо моральная ответственность это не закон, который можно написать. И об этом должен думать каждый, кто баллотируется на пост президента страны».

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

25-02-2021
Ключ к решению проблемы бедности — малый и средний бизнес
1003

23-02-2021
Есть такая профессия – Родину защищать
1756

19-02-2021
Роль России в мире и к предстоящему визиту
2761

15-02-2021
Мы честно исполняли интернациональный долг
2312

08-02-2021
Почему мы медленно развиваемся или Для чего нужны национальные проекты?
2791

03-02-2021
Национальные бренды — это не только социальный имидж, но и выгодная экономика
2524

25-01-2021
Что ждет народ от нового президента?
3928

21-01-2021
Проблема не в том, что мы бедные, а в том, что делает нас бедными
3379

18-01-2021
Об инвестициях и экономике нашей страны
3727

11-01-2021
О значении проведенных выборов и наступлении новой эры в истории Кыргызстана
1933

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×