Добавить свою статью
12 Марта 2021
Поддержка промышленности как основа экономического развития: Восточноазиатский и Латиноамериканский опыт для Кыргызстана

Данная статья рассматривает в качестве основной причины экономической отсталости Кыргызстана отсутствие эффективной индустриальной политики с момента независимости республики. В этой связи в статье также объясняются ключевые элементы эффективной индустриальной политики.

Многие годы в Кыргызской Республике не проводилось соответствующей индустриальной политики. В сущности, не было даже понимания необходимости таковой. Как следствие, в первые же годы независимости республика потеряла свой производственный потенциал, испытав процесс ускоренной деиндустриализации. В этой связи для построения более эффективной политики в будущем на сегодняшний день становится актуальным изучение собственных ошибок последних десятилетий.

Для начала следует отметить, что успешная индустриализация есть поступательный процесс, предполагающий переход от одной стадии к другой посредством основания новой промышленности с более высокой добавленной стоимостью и технологичностью. На ранних стадиях экономического развития структуру производства и экспорта составляют простые товары, в то время как импорт состоит из капиталоемких и трудоемких товаров промышленного производства. Экспорт на данном этапе дает возможность прироста, отсутствовавшего до этого ввиду ограниченности внутреннего рынка. Поскольку эти сектора обуславливают сравнительные преимущества, основанные на ресурсах, то они не нуждаются в каких-либо специальных протекционистских мерах.

То, насколько долго страна может полагаться на эксплуатацию природных ресурсов, прежде чем перейти к индустриализации может определяться ее ресурсной обеспеченностью. Но практика показывает, что значительная ресурсная обеспеченность, даже в сочетании со значительным человеческим потенциалом, не приводит к автоматическому переходу к диверсификации. Отсутствие активной политики, направленной на поддержку и развитие диверсификации и модернизации экономики, может приводить к задержке на уровне сырьевой экономики. [1]

Развитие промышленного производства предлагает лучшие перспективы роста не только по причине значительного роста продуктивности и расширения масштабов производства, но также и ввиду защищенности от ухудшения рыночной конъюнктуры, столь обычной для сырьевых экономик. Страны, богатые на природные ресурсы, могут отложить индустриализацию, но никогда не смогут достигнуть высокого уровня доходности без построения значительной индустриальной базы.

На начальных стадиях построения трудоемких и технологичных отраслей экономики необходима поддержка «младенческой индустрии». Причем с достижением конкурентоспособности эти отрасли уже не нуждаются в поддержке, но при этом предполагается появление новой «младенческой индустрии». При этом следует понимать, что уже успешные отрасли могут со временем ощущать снижение конкурентоспособности на международных рынках, что может быть связано с ростом оплаты труда внутри страны, появлением конкурентов с меньшими издержками, или достижением потолка продуктивности и познавательных возможностей в выделенном секторе. Именно в этой связи необходимо одновременное развитие более динамичных, трудоемких и высокотехнологичных секторов. Это есть путь, пройденный такими странами как Корея, которая изначально занималась строительством экономики масштаба с ориентиром на высоко-технологичность, развивая, в том числе, кораблестроение, автомобилестроение, производство стали. Вместо поддержания конкурентоспособности посредством сдерживания роста оплаты труда и защитой традиционных отраслей производства, необходимо двигаться по пути увеличения продуктивности, экспорта и доходов.

В этом процессе, когда появляются новые динамичные отрасли, старые могут замедлять свой рост или даже оставаться на старом уровне продуктивности. Этот образец индустриализации, названный «парадигмой взлетающих гусей», был сформулирован еще в 1930-х гг в Японии экономистом Канаме Акаматцу, а позднее детально раскрыт известными японскими экономистами, Киоши Кожимой и Терутомо Озавой.

Он описывает жизненный цикл различных видов производства в рамках экономического развития и их перемещении из одной страны в другую посредством торговли и прямых иностранных инвестиций в ответ на изменении в конкурентоспособности. В рамках этого процесса импорт из более развитых стран позволяет появиться новым товарам и технологиям в менее развитых странах. А в дальнейшем это позволяет развитие производства данного товара для удовлетворения собственных потребностей внутри страны и расширение экспорта. Когда страна теряет конкурентоспособность в производстве какого-либо товара, то это производство отмирает, а спрос удовлетворяется импортом из стран-последовательниц.

В то время как данная парадигма предполагает внешнюю ориентированность, она не осуществляется рыночным механизмом. Успех в индустриальном усовершенствовании требует активной государственной политики, выраженной в поддержке «младенческой промышленности» (новых отраслей и видов производства) и экспорта, для выравнивания первоначальных условий для собственного производителя в конкуренции с более эффективными зарубежными производителями. На первоначальной стадии, когда экономика полностью зависит от импорта какой-либо продукции, необходимость в какой бы то ни было ввозной пошлине на этот товар отсутствует. Впоследствии, с появлением собственного производства, протекционизм становится целесообразным. Но в итоге, с развитием уровня производительности, необходимость в защите собственного производителя постепенно отпадет. Таким образом, экономика проходит через ряд стадий развития производства, со сменой видов производства согласно жизненного цикла продукта, поднимаясь по лестнице технологической производительности.

Тарифная политика для эффективной индустриализации.

Рассмотренная схема дает основание для построения оптимальной тарифной политики для индустриального развития. Согласно классификации UNCTAD (1996, 2002), [2] существует четыре категории производств: трудоемкое и полагающееся на ресурсы (РТ), низко- (НТ), средне- (СТ) и высокотехнологичное и высокотрудоемкое производство (ВТ). Тарифы, появляясь на определенном этапе с появлением какого-либо вида производства и находясь на своем изначальном (максимальном) уровне в течение определенного времени, должны быть сокращены с «вызреванием», то есть усовершенствованием этого производства и повышением его конкурентоспособности. [3]

Именно в этом случае критерий эффективности в виде экспортных показателей играет важную роль. Не обязательно при этом (и даже нежелательно) предоставление монопольного права кому-либо на период «вызревания». В то же самое время, высокотехнологичные виды производства требуют первоначально более высокого уровня защиты, нежели основанные на ресурсах либо трудоемкие. С накоплением технологических возможностей постепенный переход к более передовым секторам становится более легким по сравнению с ранним переходом от трудоемких к высокотехнологичным. Поэтому схема тарифной защиты должна быть не прямой, возрастая при переходе от РТ к НТ, к СТ, и затем снижаясь. На ранних стадиях развития не существует необходимости защиты от импорта СТ и ВТ, поскольку производство подобного вида товара в стране отсутствует. С появлением и развитием средне-технологичного производства необходимость защиты трудоемких и ресурсоориентированных отраслей отпадает.

В данном процессе экономика развивается по технологической траектории, предопределяющей ее расположение в международном разделении труда. Другими словами, то, что страна производит, импортирует, экспортирует и насколько нуждается в поддержке новых видов производства, зависит от уровня технологического развития относительно остального мира.

Согласно вышесказанного- индустриальная специализация имеет большую концентрацию на определенных секторах в начале и в конце, в то время как на промежуточной стадии развития наблюдается большая диверсификация. Причем, в случае более развитых стран, где не приобретение иностранных технологий, но собственные инновации предопределяют уровень развития, необходимость поддержки «младенческой индустрии» не существует, но важна политика, стимулирующая инновации. При этом, в развитых странах тарифная политика такова, что все четыре разряда производств имеют возможность к параллельному сосуществованию с трудоемкими отраслями, также защищенными тарифными (и не только) барьерами. В действительности, во многих развитых странах такие отрасли как текстиль, производство одежды, обуви, кожи имеют гораздо более значительную защиту от конкуренции со стороны менее развитых стран, нежели высокотехнологичные отрасли. Это объясняется неспособностью стран улучшать качество трудовых ресурсов для борьбы с ростом безработицы.

Так же, как и большинство индустриальных стран, многие среднеразвитые страны не могут выдержать конкуренции в трудоемких отраслях со стороны новых производителей и защищают эти сектора тарифными и внетарифными барьерами.

В случае Кыргызстана, с момента обретения независимости, как уже отмечалось выше, какой-либо серьезной индустриальной политики не проводилось. И все те отрасли экономики, которые имели потенциал к значительному развитию при наличии государственной политики, особенно высокотехнологичные, постепенно деградировали и исчезли.

В текущих же условиях, когда старая база исчезла, специалисты выехали, а подготовки новых кадров не проводилось ввиду ненадобности в условиях примитивной экономики, надеяться на быстрый рост технологического производства уже не приходится. Добавив к сложившейся ситуации фактор неэффективности государственных институтов, можно с уверенностью заключить, что в короткие сроки существенных экономических изменений в стране ожидать не следует.

Институциональная основа для экономического развития.

Зачем нам нужны институты? Каковы их функции? Какую роль они предполагают выполнять? Начнем с того, что в нашем обществе царит атмосфера недоверия, сомнений, неуверенности. Это обуславливает нежелание вкладывать средства в бизнес, особенно долгосрочный. А поскольку только долгосрочные инвестиции могут приносить высокотехнологичное производство, то мы лишаемся подобного потенциала.

При наличии прозрачной информации и ясных правил игры было бы гораздо легче оценивать риски, сопряженные с определенным видом экономической деятельности, что могло бы привести к большей активности субъектов экономической деятельности. Ввиду недостатка информации, обусловленного отсутствием соответствующих законов либо инструментов (институтов) по соблюдению подобных законов, существующая неопределенность продолжает приносить негативные последствия.

Как демонстрирует Хилтон Рут, существует очевидная разница между неопределенностью и риском: неопределенность происходит из отсутствия информации как таковой, в то время как риск проистекает из оценок с определенной долей вероятности. Преобразование неопределенности в риск и есть путь к развитию. Отсутствие институтов, способных сделать управление рисками возможным и лежит в сущности различий экономических показателей развитых и развивающихся стран. [4,5]

В той же мере, при непрозрачности и невозможности оценок рисков, снижается оборот финансовых средств в экономике, в противовес развитой экономике, с высокой долей определенности рисков, где люди легче вкладывают свои средства в экономику страны посредством банковских депозитов или приобретения акций, облигаций; банки легче и под меньшие проценты выдают кредиты, поскольку, ввиду лучшей информации о субъектах экономической деятельности, снижаются коммерческие риски и расширяется объем свободных средств в экономике- экономика развивается быстрее.

Поэтому, говоря об основных задачах, стоящих перед институтами экономического развития, нам следует подчеркнуть, что они должны подразумевать совокупность мер и инструментов, направленных на создание атмосферы доверия, прозрачности, порождения предпринимательской активности и консолидации общества в деле достижения совместного успеха.

В той же мере должны существовать общие ценности и видение будущих целей, стремление к которым могло бы привести к созданию большего социального блага. Без наличия консенсуса относительно общих целей, институты не будут гармоничными и слаженными, и не будут вызывать ни уважения, ни легитимности, ни доверия. Поэтому мы нуждаемся в построении системы, в которой граждане будут согласны нести издержки сегодня ради прибылей завтра. При этом предполагается роль государства как объективного орбитра, гарантирующего отсутствие экспроприации капитала и собственности владельцев в той же мере, как и то, что последующий рост будет выгоден в равной мере, как для бедных, так и для богатых. В противном случае скептицизм по отношению к успешности реформ приводит к отсутствию поддержки реформ. И это больше обуславливает их неуспех. [6]

Поэтому экономическое развитие в развивающихся странах требует значительных дополнительных инноваций в социальных и политических структурах. Создание политических и социальных рамок, благоприятных экономическому росту часто есть важнейший вызов для подобных наций. [7]

Конечно, подобных проблем не стоит перед авторитарными системами. Они ориентированы на создание малых коалиций, способствующих удержанию власти и пользующихся взамен всеми преференциями. Но подобные системы порождают большую неуверенность и меньшие горизонты планирования, ориентированность на импорт, но не производство, инвестиции в технологии и развитие человеческого потенциала, поскольку импорт- это кратковременное и самофинансируемое действо, в то время как производство требует значительных инвестиций с заимствованием сегодня для непонятное завтра.

О внешней торговле и критериях эффективности.

Важным элементом экономического развития является внешнеторговая политика. Она должна определяться исходя из целей государства. И само государство должно играть активную роль в формировании этой политики, ни в коем случае не ориентируясь лишь на относительные преимущества, имеющиеся в стране. Относительные преимущества следует формировать.

Причем, как уже упоминалось выше, формирование относительного преимущества происходит за закрытыми границами. Свободная торговля для развития отсталых стран неприемлема и интеграция стран со значительной разницей в уровне развития приводит лишь к разрушению экономик менее развитых стран. Поэтому свободная торговля выгодна лишь для стран с одинаковым уровнем развития. [8] Именно в этой связи исторически так сложилось, что за полную отмену регулирования экономики выступают только технологически развитые страны.

Менее развитые страны нуждаются в технологическом усовершенствовании, прежде чем произойдет интеграция в мировую экономическую систему. [9] Протекционизм при этом должен подразумевать последовательное развитие импортозамещения и экспортно-ориентированного производства: постоянное ориентирование на импортозамещение не может быть приемлемой политикой. Здесь именно и кроется одно из основных отличий между политикой, осуществлявшейся в Латинской Америке и Восточной Азии. Страны Восточной Азии, в частности Южная Корея и Тайвань, довольно быстро стали ориентироваться на экспорт своей продукции, в том числе осуществляя политику его стимулирования, в то время как в Латинской Америке неэффективность производства стала результатом протекционизма, направленного на импортозамещение, без развития экспорта. И это привело к стагнации экономики и аргументации о необходимости открытия рынков. Хотя решение было в создании конкурентных условий внутри страны с привлечением иностранных инвесторов, с сохранением протекцонизма и стимулированием экспорта, который мог усовершенствовать качество производимой продукции в результате конкуренции на внешних рынках. [10]

Ввозные барьеры, с целью защиты внутреннего производителя, к примеру, в Южной Корее были высокими, продолжительными и выборочными, в то время как экспортные показатели были критерием успешности, как для фирм, так и для бюрократии.

Относительно политики стимулирования экспорта так же существовали определенные стадии. Так, Тайвань первоначально занимался стимулированием всех экспортных секторов (1960-е), затем только капиталоемких (1970-е), а впоследствии лишь высокотехнологичных секторов (1980-е).

Для поддержки подобной экономической деятельности в каждой из стран были созданы т.н. банки развития, занимавшиеся льготным кредитованием выделенных отраслей. При этом займы были кондициональными и предполагали, например, в Южной Корее 1) побуждение внутренних фирм к развитию собственных технологий, использование собственных инженеров и средств производства 2) облегчение основания и развития собственных фирм 3) обогащение технологического содержания внутреннего производства 4) сохранение иностранной валюты.

Банки развития играли значительную роль в накоплении технологий, посредством создания отдельных фондов по технологическому развитию, предоставляя экспортно-ориентированным отраслям долгосрочные недорогие кредиты с отрицательными процентными ставками или прямые субсидии. При этом, как свидетельствует Д.Родрик (1995), как в Корее, так и на Тайване, за ростом экспорта последовал рост инвестиций, что было обусловлено так же и возросшей привлекательностью рынков. [11]

Так же можно отметить, что Восточноазиатские тигры в шестидесятых, осознавая необходимость привлечения иностранных технологий, в значительной мере субсидировали импорт технологий. Издержки приобретения патентов и импорта технологий, доходы от консалтинговой деятельности в сфере технологий не облагались налогом; иностранные инженеры не облагались подоходным налогом. Частные исследовательские компании, занимающиеся технологическими инновациями внутри страны, получали прямую государственную финансовую поддержку. Все это обуславливало развитие внутренних технологических возможностей.

В каждой из стран региона государственная политика по поддержке технологического развития имела свои особенности и нередко государство брало на себя предпринимательские риски, особенно в высокотехнологичных отраслях, таких как информатика, производство полупроводников, телекоммуникации или стимулировало посредством формирования государственного спроса, например, в тяжелой промышленности (металлургия и кораблестроение в Корее).

Одним из наиболее интересных примеров может служить Тайвань, где государство активно участвовало в импорте, адаптации, распространении технологий для того, чтобы малые и средние предприятия, являющиеся составной частью экономики, могли получить облегченный доступ к технологиям и затем иметь возможность развития новых технологий собственными силами. Специально для таких целей существовал с 1973 года институт (Taiwan Industrial Technology Research institute), который и занимался импортом и быстрым распространением технологий среди фирм. Стратегию же победителя, или будущие стратегические направления Тайвань определил еще в 1960гг, профинансировав исследование Стэнфордского университета о перспективных отраслях в мировой экономике. Далее, для привлечения прямых иностранных инвестиций, важным инструментом служило создание научных парков и технологических кластеров.

Так же, с целью достижения большей эффективности экономической политики важна координация действий всех заинтересованных сторон. Это порождает понимание интересов каждой из сторон и активное взаимодействие. Исходя из этого, например, президент Кореи Пак Чунг Хи вместе с кабинетом министров проводил ежемесячные встречи с представителями бизнеса- ведущими экспортерами страны, вследствие которых, на основании существующих потребностей, проводилась политика и создавались институты, способные мобилизовать экспорт.

Здесь можно заключить, что правительства в регионе установили стабильные и предсказуемые правила игры (или правовые рамки), которые стимулировали инвестиции и тесный и продолжительный диалог с частным сектором. Таким образом, Восточноазиатская модель обосновывалась на четких правилах отбора и временных рамках государственного вмешательства, а государственные предприятия использовались для развития отраслей, особо сопряженных с риском. Причем их деятельность также была ограничена во времени; производились значительные инвестиции в развитие квалифицированных трудовых ресурсов, технологическое развитие и построение инфраструктурных возможностей; централизация стратегических индустриальных решений, которые осуществлялись компетентными кадрами; существовал чрезвычайно выборочный подход в использовании внешних прямых инвестиций.

Как об успехах Восточноазиатских Тигров говорит ряд экономистов (Амсден, 2001, Хаусман и Родрик, 2003), они были «результатом действенной комбинации стимулирования и дисциплины: Стимулирование производилось посредством субсидий и протекционизма, в то время как дисциплина была достигнута посредством прямого правительственного контроля и использования экспортных показателей как критерия успешности при мониторинге одновременно и деятельности предпринимателей, и деятельности чиновников». [12]

Следует отметить, что именно такой комбинации «стимулирования и дисциплины» в Кыргызстане и не хватает. Так же как не достает многих элементов политики, применявшихся в условиях Восточной Азии. Поэтому для экономического развития республики нам следует обратить внимание на опыт стран уже успешно осуществивших экономические реформы и достигших значительных успехов в экономическом развитии.

Ссылки:

1. Как подчеркивает Эрик Рейнерт, основная характеристика колонии- ее сырьевая ориентированность и отсутствие собственного производства. (Reinert E, 2007, How Rich Countries got Rich and Why Poor Countries Stay Poor)?

2. ЮНКТАД, Конференция ООН по торговле и развитию.

3. Причем это не означает того, что если этот вид производства не усовершенствуется годами, то протекционистские меры должны оставаться неизменными. Их все равно следует сокращать.

4. Root, Hilton, Capital and Collusion, 2006

5. Если вспомнить риски, сопряженные с открытием бизнеса в Кыргызстане, то можно сказать, что длительное время была очевидна непонятность перспектив с налогообложением и другими «податями», например, в противопожарную службу, санэпидстанцию, в налоговую инспекцию. Учитывая проявления нестабильности в последние годы, можно с легкостью согласиться с очевидностью невозможности оценить риски. В этой связи не следует ожидать развития передовых технологий в обозримом будущем в республике с высокой напряженностью и значительным неравенством.

6. Следует учитывать, что опасным врагом экономического развития является значительное расслоение населения по уровню доходов- явление, широко распространенное в современном мире. Это чревато развитием нестабильности, что в свою очередь порождает угрозы бизнесу и его несклонность инвестировать в долгосрочные проекты: предпринимательская деятельность ограничивается лишь торговыми и финансовыми операциями. Примеры событий 2005, 2010 и уже 2020 годов в Кыргызстане, сопровождавшиеся мародерством и поджогами, демонстрирует масштаб угроз. И без создания условий стабильности и гарантий для бизнеса по покрытию подобных рисков государством, потенциал к развитию так же сокращается. При том, что технологическое развитие предполагает именно долгосрочные капиталовложения с перениманием технологий и развитием полного производственного цикла. Dani Rodrik, 1995. "Trade Strategy, Investment, and Exports: Another Look at East Asia," NBER Working Papers 5339, National Bureau of Economic Research, Inc.

7. В качестве важных шагов по снижению неопределенности и усилению консолидации общества принято считать обеспечение основными социальными услугами- здравоохранением, образованием, строительством дорог, исполнением законов и соблюдением прав собственности. Подобные меры наиболее позитивным образом сказываются на формировании среднего класса, являющегося основной группой населения, выступающей за равенство законов для всех. Незначительность этой группы усложняет поддержание устойчивости системы всеобщей справедливости. Политическая поляризация в странах с высоким неравенством есть важный фактор, тормозящий экономическое развитие, поскольку неравенство порождает, в том числе, сложности в определении взаимовыгодной экономической политики. Большинство будет бороться с привилегиями малой группы. Следует отметить, что именно большим равенством в обществе объясняется больший успех рыночных реформ в Китае, нежели в Индии. В той же мере широкая социальная основа как следствие коммунистической идеологии есть основа экономического успеха Вьетнама.

8. Согласно старого определения ЮНКТАД, обмен индустриальными товарами в процессе торговли, произведенными в условиях снижающихся издержек относительно масштаба, представляет собой «симметричную» торговлю, и он выгоден для обеих сторон. В то же самое время обмен товарами, произведенными не в условиях снижающихся издержек относительно масштаба на товары, произведенные в условиях снижающихся издержек представляет собой «несимметричную» торговлю и выгоден только для индустриализированной стороны. (Reinert E, 2007, How Rich Countries got Rich and Why Poor Countries Stay Poor? С. 91)

9. List, Friedrich, 1837, The Natural System of Political Economy

10. Хотя экспортно-ориентированная экономика так же не дает экономического роста, если она не имеет перехода к более высокотехнологичному производству. Этот вывод проистекает из опыта Латинской Америки более позднего периода, занимавшейся продажей традиционной и «маквила» (maquila) продукции - результата простой сборки технологического оборудования из комплектующих, завезенных извне.

11. Опыт показывает, что эффективность политики, проводимой банками определяется: 1) наличием или отсутствием каких-либо форм кондициональностей займов 2) способностью бюрократии контролировать и направлять деятельность фирм 3) отсутствием коррупции в самой бюрократии. С некоторым исключением, в Латинской Америке контрольные механизмы и кондициональность правил отсутствовали, в то время как в Восточной Азии всегда присутствовали.

12. Латиноамериканская же модель долгое время характеризовалась отсутствием экспортного уклона в стратегии импортозамещения, отсутствием ясных критериев оценки осуществляемой политики; отсутствием опыта и неспособностью проведения другой политики со стороны государства, значительно меньшими расходами (от ВВП) на образование по сравнению с Восточной Азией. Если говорить о Кыргызстане, то здесь проблемы даже острее, чем в Латинской Америке и чиновник на сегодняшний день ни за что не отвечает. Критериев эффективности бюрократии не существует. Происходит полнейшее искажение информации во всех сферах. Что касается предпринимательства, то оно в большей мере развито в сфере услуг и торговли. Признаков развития высоких технологий не отмечается. Республика находится на худших позициях по Индексу Восприятия Коррупции.

Литература:

Chang, Ha-Joon, The Role of the State in Economic Change, 1995

Industrial Policy and Development: The Political Economy of Capabilities Accumulation, 2009, edited by Mario Cimoli, Antonio Dosi, Joseph Stiglitz («Индустриальная политика и развитие: Политическая экономия накопления возможностей»)

Reinert E, 2007, How Rich Countries got Rich and Why Poor Countries Stay Poor?

Rodric D, 2008, One Economics, Many Recipes: Globalization, Institutions, and Economic Growth

Rodric D, 1995, "The Dynamics of Political Support for Reform in Economies in Transition," Journal of the Japanese and International Economies, Elsevier, vol. 9(4), pages 403-425, December.

Root, Hilton, Capital and Collusion, 2006

Root, Hilton, The Key to the Asian Miracle, 1996

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

23-04-2021
Какой должна быть аграрная политика Кыргызстана?
1240

22-04-2021
Иссык-кульский корень зла или Сказ о том, как аконит-гейт оголил проблемы суперпрезидентской системы
6708

21-04-2021
Президентство Бакиева и расцвет коррупции в Кыргызстане: не хотелось бы испытать дежа вю
857

16-03-2021
Весна, инфляция, миграция (поэзия)
1901

09-03-2021
Развитие средневековой Европы и современного Кыргызстана: Исторические параллели и фундаментальные ошибки
2964

04-03-2021
«Золотой скандал» и «Золотой» договор: к истокам коррупции в Кыргызстане
2962

02-03-2021
Отдавать ли нам железорудное месторождение Жетим Китаю за долги, или о том, какой должна быть политика недропользования в Кыргызстане
2713

15-02-2021
Развитие доктрины «шоковой терапии» и экономический коллапс в развивающихся странах
2131

15-02-2021
Кыргызстан: причины провала, поиск развития (взгляд из позапрошлого десятилетия)
2402

02-02-2021
Эффективное управление как залог успешной модернизации Кыргызстана
2174

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×