Добавить свою статью
12 Мая 2021
Глава Совета ветеранов оперативной службы МВД о поправках в УПК КР
Автор: МВД

Обращение председателя Совета ветеранов оперативных служб МВД Жамбыла Джаныбаева по поправкам редакции проекта УПК КР, предлагаемой Генеральной прокуратурой.

«На сегодняшний день оперативные подразделения МВД, поддерживая проводимые в стране правовые преобразования, адаптировали свою деятельность в соответствии с нормативными правовыми актами, принятыми в рамках судебно-правовой реформы.

Вместе с тем, в правоприменительной практике оперативных подразделений МВД и других правоохранительных органов возникают определенные сложности при реализации своих полномочий в противодействии преступности.

С момента принятия новых кодексов в 2019 году в правоохранительных органах не прекращается активное обсуждение принятой концепции уголовного судопроизводства в Кыргызстане, которая вызвала большой резонанс и неоднозначное понимание, в части интеграции в уголовно-процессуальное законодательство приемов и методов оперативно-розыскной деятельности.

Как показала правоприменительная практика такая консолидация различных по правовой природе норм не повысила качества уголовного судопроизводства, а лишь создала правовые преграды для оперативных подразделений, поставила их в строгие рамки, при которых осуществлять эффективное противодействие преступности практически невозможно.

Во-первых, с момента вступления в силу УПК КР оперативные подразделения МВД (в том числе всех правоохранительных органов страны) лишились права самостоятельно проводить оперативно-розыскную деятельность в целях противодействия преступности.

Такому положению поспособствовала действующая формулировка пункта 4 части 2 статьи 37 УПК КР изменившая кардинальным образом существовавшую концепцию уголовного судопроизводства, а именно раздельного функционирования оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса.

В соответствии с изложенным законоположением оперативно-розыскные мероприятия проводятся исключительно в рамках специальных следственных действий, в то время как все оперативно-розыскные мероприятия трансформированы в специальные следственные действия (казус).

Изложенная редакция рассматриваемой нормы, вопреки здравому смыслу, наделила обязанностью раскрытия преступлений и проступков следователей и уполномоченных должностных лиц органа дознания, при этом деятельность оперативных подразделений сведена к исполнению следственных поручений и специальных следственных действий.

Кроме того, в связи указанным законоположением остро встала проблема об оперативно-розыскной профилактики преступности, которая согласно принятой концепции является незаконной, так как не входит в орбиту досудебного производства. В связи с чем вести эффективную борьбу с представителями организованных криминальных структур, в том числе экстремистского и террористического толка не представляется возможным. Поскольку все действия оперативных подразделений, на данный момент, должны осуществляться в рамках досудебного производства, т.е. находиться в ожидательной позиции, пока указанные лица не совершат преступление или проступок, а после чего действовать.

В обозримом будущем такой подход создаст предпосылки для стагнации уголовного судопроизводства, самоустранению и бездействию оперативных подразделений в противодействии преступности, загруженности органов досудебного производства, осложнения криминогенной обстановки в республике, активизации деятельности криминальных структур, а что самое главное вызовет недовольство и недоверие граждан к правоохранительным органам и государству в целом.

Во-вторых, с применением новой концепции уголовного судопроизводства остро встал вопрос об осуществлении розыска преступников, по которым уголовные дела окончены и направлены в суд, а ровно по розыскным делам прошлых лет, уголовные дела по которым были возбуждены до вступления в силу нового УПК КР. Проблема заключается в том, что по указанным категориям розыскных дел невозможно получить санкцию о проведении специальных следственных действий (далее ССД), т.к. досудебное производство по ним не проводится.

В-третьих, при действующей концепции уголовного судопроизводства невозможно исполнить положения международно-правовых актов в сфере борьбы с преступностью. Поскольку в достигнутых соглашениях оговаривается проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее ОРМ), проведение специальных и профилактических мероприятий.

В-четвертых, действующая концепция уголовного судопроизводства практически парализовала действия сотрудников государственной защиты (УГЗ) по осуществлению защиты участников уголовного судопроизводства, после направления дела в суд.

В-пятых, изменение концепции уголовного судопроизводства лишило оперативные подразделения ГСИН при МЮ КР проводить негласные разработки следственно арестованных, осужденных к лишению свободы на предмет выявления ранее совершенных ими преступных деяний, предупреждения совершения побегов, нападения на охрану, суицида, подготовки массовых беспорядков в условиях СИЗО и ИУ, выявления фактов внеслужебных связей задержанных с сотрудниками спец. учреждений, выявления запрещенных предметов и веществ и т.п.

Аналогичная ситуация сложилась и в изоляторах временного содержания лиц, задержанных за совершение преступлений, где также стало невозможным проводить оперативно-профилактические мероприятия.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что места лишения свободы и изоляторы временного содержания остались без должного оперативного прикрытия.

В-шестых, при существующей концепции уголовного судопроизводства возникли реальные трудности с реализацией Законов Кыргызской Республики:

- «О противодействии терроризму» от 8 ноября 2006 года № 178;

- «О противодействии экстремистской деятельности» от 17 августа 2005 года № 150;

- «О противодействии организованной преступности» от 29 мая 2013 года № 82;

- «О профилактике правонарушений в Кыргызской Республике» от 25 июня 2005 года № 82.

В-седьмых, логическим продолжением проводимой реформы встал вопрос о ликвидации Закона Кыргызской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности», который с изъятием оперативно-розыскных мероприятий стал декларативным. В тоже время его отмена порождает еще два закона (о контрразведывательной и разведывательной деятельности). В данном случае, проявлена политика двойных стандартов, дискриминационных подходов к оценке действий и прав правоохранительных органов и органов национальной безопасности.

В-восьмых, реформирование уголовного судопроизводства привело к тому, что нормы Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики обязывают оперативные подразделения работать исключительно в режиме конспирации и негласности, поскольку при проведении специальных следственных действий не предусмотрено гласности. Таким образом, следуя логике законодателя оперативные подразделения должны работать в режиме специальных служб (штатный негласный сотрудник, документы прикрытия).

В этой связи, мы полагаем, что будет правильным пересмотреть принятую концепцию уголовного судопроизводства, в части регламентации оперативно-розыскной деятельности и вернуть ее регулирование отдельно от уголовного процесса, с сохранением Закона Кыргызской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности». В этих целях, необходимо в предлагаемой редакции проекта УПК КР Генеральной прокуратуры, который находится на общественном обсуждении на сайте ЖК Кыргызской Республики часть 2 пункта 3 статьи 39 УПК КР изложить в следующей редакции: «4) осуществляет оперативно-розыскные мероприятия, в том числе по специальным следственным действиям для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также розыска лиц;».

Фото прикрепленное к статье
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

30-04-2021
Ветераны органов внутренних дел Кыргызстана призывают граждан не поддаваться на провокации
494

16-12-2015
Наших людей обманывают путем пропаганды экстремистских идей,превращая их жизнь в ад
4176

04-12-2015
Возможен ли даават без «Таблиги жаамат»
4883

22-10-2014
Считаем неправомерным и неправдивыми высказывания Эдиля Байсалова в отношении сотрудников силовых структур южных регионов
9450

05-04-2013
Ответ депутату ЖК КР Д.Тербишалиеву
9323

15-12-2011
Согласованный вариант межведомственной комиссии по структуре центрального аппарата Министерства внутренних дел Кыргызской Республики, состоящего из гражданских должностей
13915

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×