Добавить свою статью
18 Мая 2021
Вместо возбуждения кыргызофобии нужно способствовать сближению таджиков и кыргызов. Ответ экс-главе МИД Таджикистана
Алик Орозов
Алик Орозов

Соседей не выбирают. Это данность, предначертанная Всевышним

«…Таджикский народ всегда с благодарностью будет помнить о той бескорыстной помощи, который оказывал братский Кыргызстан в годы трудных испытаний, связанных с гражданским конфликтом в нашей стране»
(из письма Президента Таджикистана Э.Рахмонова от 27 июня 1997 года)

На рубеже 80-х – 90-х годов прошлого века полыхнуло по всей внешней дуге СССР – от Прибалтики до Средней Азии. Границы советской империи были вспороты кровавыми эксцессами. Но все то, что происходило в Вильнюсе, Приднестровье, Тбилиси, Сумгаите, Абхазии, Карабахе, Фергане и Оше – меркнет на фоне кровавой братоубийственной войны, которая разразилась в 1992–1993 годах в Таджикистане.

Такой чудовищно-дикой расправы, учиненной таджикскими исламистами над собственным народом, новейшая история человечества еще не знала. Задавшись целью изничтожить все то, что напоминало советскую власть, разъяренные толпы исламистов принялись с остервенением громить здания КГБ, милиции, военкоматов, судов, прокуратуры, местных органов власти, врывались в дома сотрудников госорганов и вырезали людей целыми семьями. Очевидцы свидетельствовали, что воочию видели на улицах городов и кишлаков обезображенные вздутые трупы мужчин, женщин, детей с отрезанными головами, руками и другими частями тела. Такого глумления над телами замученных людей не позволяли себе даже фашисты. В общей сложности в гражданской войне в Таджикистане погибло свыше 100 тысяч человек и это только по официальным данным.

Была реальная опасность того, что пожар гражданской войны в Таджикистане перекинется на территорию сопредельных государств, в первую очередь Узбекистана, прилегающее приграничье которого было густо населено этническими таджиками. Узбекский лидер в экстренном порядке наглухо перекрыл границы своей страны. Президент Кыргызстана Аскар Акаев вполне мог, от греха подальше, сделать тоже самое, но, руководствуясь этическими и гуманитарными соображениями, не стал запирать границу на «замок» и, через настежь распахнутые кыргызские «ворота», в Кыргызстан хлынул нескончаемый поток таджикских беженцев. И в зной и холод, ночью и днем, пешком и босиком, с малолетними детьми на руках, таджики шли к братьям-кыргызам, которые чтя законы восточного гостеприимства – приютили и пригрели несчастных беженцев, делясь с ними последним куском хлеба.

В описываемый период времени ваш покорный слуга работал начальником Управления ГКНБ по Ошской области (Баткенской области как таковой еще не было) и, по долгу службы, часто выезжал в Чон-Алайскую долину, где на пограничном перевале «Кара-Мык», сотрудники отдела разведки Управления во главе с подполковником Аданбеком Сатыбалдиевым развернули фильтрационный пункт и путем опроса беженцев собирали разведданные о складывающейся обстановке на сопредельной территории, охваченной огнем гражданской войны. Информация перла через край и работы было – невпроворот. Наши разведчики месяцами, безвылазно сидели на «Кара-Мыке», сильно уставали, но испытывали профессиональную гордость: в отличие от таджикских чекистов мы лучше знали, что творится у них в глубоком тылу. А их тыл – это вся мятежная Гармская долина, другим своим концом упирающаяся в выше упомянутый перевал. С Душанбе мы щедро делились информацией, которую добывали мои разведчики. Вспоминается такой эпизод из нашей чекисткой практики: В потоке беженцев на нашу территорию переходили и таджикские чекисты, равно как и сотрудники правоохранительных органов, прокуратуры, судов, которые бегством спасались от физического уничтожения. Мы не могли не использовать опыт наших боевых товарищей и добились, чтобы некоторые были зачислены к нам на службу. Согласитесь – сделать это было крайне сложно, все-таки, граждане другой страны. Работая с позиции кыргызской разведки они понимали, что оказывают помощь не только нам, но и своей Родине. Выходило так, что мы безвозмездно работали на таджикскую разведку. Как-то из Душанбе поступил запрос: руководство КГБ Таджикистана было обеспокоено судьбой экипажа пропавшего вертолета, направленного с разведывательной целью в мятежную зону. Для обнаружения останков возможно разбившегося в горах вертолета следом был послан второй, который также бесследно исчез. Нам пришлось с соответствующим заданием направить в зону боевых действий разведчика-таджика, который успешно выполнил его и по возвращению доложил следующее: И первый и второй геликоптер после приземления сразу были окружены боевиками, экипажи сдались в плен, но были расстреляны на месте (позднее, когда в Таджикистане наступило мирное время, таджики-чекисты, работавшие у нас изъявили желание вернуться и продолжить службу в спецслужбах РТ, однако были арестованы, обвинены в измене Родине и приговорены к длительным срокам заключения. Вот такая незавидная сложилась у них чекистская судьба).

Правдивой перепроверенной информацией по ситуации, складывающейся в Таджикистане мы обеспечивали высшую Инстанцию республики, причем с выводами и предложениями по урегулированию внутринационального конфликта в Таджикистане. Имею все основания полагать, что благодаря нашей оценке и нашим предложениям политическое руководство Кыргызстана выработало точную и выверенную позицию, в немалой степени способствовавшей наступлению долгожданного мира на таджикской земле.

В конце мая 1993 года в город Ош прилетел начальник вновь образованного Главного разведывательного управления Министерства обороны (ГРУ МО) – генерал-лейтенант Жумабек Асанкулов, который сам инициировал и добился у президента Акаева создание такой структуры в военном ведомстве. Став родоначальником кыргызской военной разведки Жумабек Асанкулов добился выдающихся результатов, которых, ГРУ МО, пожалуй, уже никогда не достигала. Легендарного генерала Асанкулова хорошо знали и уважали афганские полевые командиры. Когда наши четверо военнослужащих из сводного Ишкашимского миротворческого батальона СНГ попали в плен, то афганские полевые командиры, узнав, что это личная просьба генерала, без всяких условий передали их кыргызской стороне. В бытность Ж. Асанкулова председателем КГБ Киргизской ССР я работал его помощником, а затем начальником 5 отдела. Мой бывший шеф, по понятным причинам, не мог вызвать меня к себе в Бишкек, поэтому сам прилетел в Ош для встречи со мной, чтобы прояснить для себя полную картину событий, происходящих в соседней республике. От генерала я ничего не таил и рассказал ему следующее: В Таджикистане обстановка приняла иной – оборот и развивается совсем по другому сценарию. Между различными политическими группировками, а точнее – регионами, банальная борьба за власть трансформировалась в настоящую гражданскую войну. Эмомали Рахмонова поддерживает только самая маленькая Курган-Тюбинская область, откуда он родом, а все остальные регионы (Ленинабадская и Кулябская области, Горный Бадахшан, Гармская группа районов, выступили против него единым объединенным фронтом оппозиции. Оружие и военная техника, поставляемые коалицией СНГ в РТ уже используется Э.Рахмоновым не для борьбы с исламистами, а подавления своих политических оппонентов. Понятное дело, что из властных структур были изгнаны все «чужаки», в том числе из спецслужб. Коалиция СНГ, поддерживая поставками оружия правительство РТ, воюющего с собственным народом, не ведая об этом, сильнее раздувает пламя гражданской войны.

Есть только один путь прекращения братоубийственной войны в Таджикистане: 1. Прекратить поставки оружия в республику, охваченной кровавой гражданской междоусобицы. 2. Принудить Э. Рахмонова сесть за стол переговоров с объединенной оппозицией для достижения общенационального согласия.

Вот такие «крамольные» мысли в тот майский вечер были высказаны мной генералу. Жумабек Асанкулович с большим интересом выслушал меня и в конце беседы попросил: Алик, подготовь отдельную справку обо всем, что рассказал мне, я буду докладывать президенту.

Спустя некоторое время, на одном из саммитов глав государств СНГ, на котором опять же речь шла об оказании военной помощи Таджикистану, президент Аскар Акаев выступил с заявлением, идущим в разрез с общепринятой точкой зрения по таджикскому вопросу. Смелое и неординарное выступление кыргызского президента произвело настоящий фурор, особенно в Таджикистане, население регионов которого знало, что если бы не поставки оружия и не поддержка Москвы, Рахмонов не продержался бы у власти и двух недель. Аскар Акаев в Таджикистане, вмиг превратился в самую популярную личность и благодарный таджикский народ, измученный долгой кровопролитной войной, провозгласил нашего президента национальным героем Таджикистана – ведь его яркое и неординарная речь явилась предтечей прекращения войны в Таджикистане.

После этого начались долгие раунды переговоров между правительственными чиновниками РТ и объединенной оппозицией, в том числе и Москве – стороны никак не хотели уступать друг другу. В конце концов дело сдвинулось с мертвой точки. По свидетельству экс-посла КР в РТ Эрика Асаналиева, представители объединенной таджикской оппозиции в кулуарной беседе обратились к нему с просьбой: довести до президента Акаева, что они хотели бы, чтобы именно Кыргызстан выступил посредником на межтаджикских переговорах. Самое любопытное то, что этого хотели и официальные представители РТ – по причине того, что Кыргызстан не вмешивался во внутренние дела Таджикистана, придерживался нейтралитета и не оказывал политического давления на переговорный процесс. И вот, наконец 16-18 мая 1997 года в Бишкеке состоялись исторические межтаджикские переговоры о перемирии, положившей конец гражданской братоубийственной войне, которая продолжалась с 1992 года. На многострадальной таджикской земле наступил долгожданный мир. Именно Бишкекский протокол от 18 мая и явился основой заключенного Договора между таджикским правительством и объединенной таджикской оппозицией, который был подписан в Москве 27 июня 1997 года. Но это уже большая политика – Кремль не мог допустить, чтобы его вассалы где-то на периферии самостоятельно заключали важные международные договоренности.

Между тем, Узбекистан продолжал блокаду южного соседа и поставки всего необходимого для восстановления разрушенной инфраструктуры Таджикистана и обеспечение жизнедеятельности его населения, осуществлялись посредством кыргызских автомобильных дорог, которые сами таджики называли не иначе, как – «дорогами жизни».

Мой читатель, прошу считать данную статью ответом на недавнее заявление экс-министра иностранных дел РТ Хамрахона Зарифи, который, рассуждая по поводу исторической принадлежности отдельных участков кыргызско-таджикской границы, в недопустимо гневно-осуждающем тоне, унижающем всякое достоинство, дал незаслуженную, уничижительную оценку национальным чертам характера кыргызского народа.

Я бы по-дружески, как дипломат дипломату, рекомендовал господину Хамрахону Зарифи вместо возбуждения кыргызофобии среди своих соотечественников и разжигания межнациональной вражды, акцентировать их внимание на том, что способствует не разъединению, а сближению таджиков и кыргызов, которых сам Президент Эмомали Рахмон в свое время сердечно благодарил и во всеуслышание называл братским народом. Кому, как не опытному дипломату – господину Хамрахону Зарифи знать, что у таджиков и кыргызов имеется много общего и всегда найдутся точки соприкосновения для взаимовыгодного сотрудничества. Во-первых: наши страны являются союзниками по ОДКБ, ШОС, ОИК. Во-вторых: и в экономическом отношении, и по уровню жизни, мы находимся примерно в равном положении.

И, самая важная общность, которая в ближайшем будущем будет иметь исключительное значение – это то, что на территории двух наших стран аккумулированы источники всех водных ресурсов Центрально-Азиатского региона, включая Казахстан. Общеизвестно, что в самое ближайшее время человечество будет испытывать острую нехватку пресной воды, которая станет самым дорогущим и самым востребованным товаром №1 на планете, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Вода превратится в мощный рычаг политического давления на любого оппонента и за право обладанием этим рычагом разгорится нешуточная борьба между геополитическими и региональными игроками, которые будут делать все возможное, чтобы навсегда отбить охоту – и у Кыргызстана, и у Таджикистана – предъявлять претензии на право быть хозяева положения в водном вопросе. Вечная вражда между кыргызами и таджиками стратегически выгодна всем внешним игрокам и они будут делать все, чтобы мы: и кыргызы, и таджики никогда не объединились и оставались пешками на геополитической шахматной доске.

Но каждый шахматист знает, что если пешки связанные и вместе, поддерживая друг друга, дойдут до предпоследней горизонтали, то могут дать бой и самому ферзю. Отбросив в сторону склоки и споры, кыргызы и таджики должны проводить единую и согласованную водную политику – ради будущего наших потомков.

И, еще. Соседей не выбирают, это данность, предначертанная Всевышним.

А.Орозов
Экс-Чрезвычайный и полномочный посол Кыргызской Республики в Исламской Республике Пакистан .

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

12-02-2020
«Баткенский узел» нужно разрубить, а не распутывать!
4478

15-02-2019
Опаленный Афганом и смерти глядевший в лицо…
7180

22-01-2018
Нефть, газ, вода – что насущнее для выживания Кыргызстана?
6262

26-06-2013
Баллада о кыргызском президенте №3
10565

10-05-2012
Близкий и загадочно-далекий Пакистан
10155

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×