Добавить свою статью
9 Августа 2021
О железнодорожной и газотранзитной инфраструктуре Кыргызстана

Накануне дня строительства поступили приятные для нашей страны известия из Туркменистана, где собрались руководители стран ЦА для обсуждения в широком формате проблем, накопившихся в последние годы. Значимыми для Кыргызстана проблемами, наряду с региональной безопасностью, явились модернизация и дальнейшее развитие собственной железнодорожной и газотранзитной инфраструктуры и водно-энергетического комплекса. Реализация в этом направлении крупных проектов для нашей страны очень кстати. Они могут послужить стимулом ускоренного экономического роста, создания новых рабочих мест и способствовать региональной экономической интеграции с соседними странами, увеличению торговли и повышению доходов бюджета. Для широкой аудитории почитателей хочу как специалист, имеющий отношение к этим проблемам, привести краткие комментарии и довести свое мнение.

1. Кыргызстан с точки зрения транспортной инфраструктуры является пока тупиковой страной без выхода на ближайшие морские порты. Основные грузопотоки в республике и граничащими с нами соседними странами осуществляются автомобильным транспортом, а выход в другие страны сравнительно дешевым и эффективным железнодорожным транспортом ведется только через Евразийскую железнодорожную инфраструктуру.

Национальный проект «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» при его реализации, как сухопутный транзитный коридор, свяжет страны ЦА между собой, а Азиатский регион с Европой, его сооружение будет означать дальнейшее развитие Великого Шелкового пути, продвигаемого соседним Китаем. Строительство участка железной дороги по территории Кыргызстана необходимо в первую очередь нашей стране, готовой выступить мостиком на маршруте Китая в Европу и Юго-Западную Азию. Согласившись на строительство автодороги Север-Юг (сроки строительства которой затягивается на годы из-за проходки тоннели длиной порядка 4 км), Кыргызстан в течение десятилетий поднимает вопрос соединения железной дорогой севера с югом страны. По этой причине Кыргызстан с Китаем в разные годы рассматривал несколько вариантов маршрута прокладки. Вопрос продвижения такого проекта, его цена, сроки строительства и доходность для нашей страны во многом зависят от горнотехнических и природно-климатических условий района прокладки трассы.

Узбекистан, конечно, будет заинтересован в скорейшем строительстве железнодорожного маршрута в Китай и увеличении своего транзитного потенциала по более короткому пути на юге страны. Отличительной особенностью этого варианта проекта от ранее существующих является короткая длина пути, благоприятные условия строительства, отсутствие туннелей, малое количество мостов, разъездов и станций и т.п. Строительство железной дороги по этой версии проекта на участке маршрута «Андижан – Ош – Кашгар» при объемах перевозимого груза до 10 млн. т/год позволит получать ежегодный доход за транзит грузоперевозок до 100 млн. $/год. Расстояние дороги через Кыргызстан составит 150 км, этот участок железной дороги будет также полностью электрифицирован.

Тогда как по маршруту «Торугарт – Ат-Баши – Достук – Казарман – Джалал-Абад» (433 км) Кыргызстан преследует цель – создание условий для сообщения ж/дорогой Север-Юг республики. Он экономически выгоден для разработки полезных ископаемых, залегаемых вдоль маршрута, стоимость проекта оценивается 6,5 млрд. $, срок строительства – 8 лет, при предполагаемой прибыли 250 млн. $/год. Эти данные совершенно неприемлемы для нас в нынешних сложных экономических условиях. Проще, быстрее и эффективно реализация варианта проекта, изложенного выше, что не исключает его реализацию собственными силами.

В этом аспекте следует упомянуть также интересы Китая. Ранее о необходимости строить эту дорогу, что называется, «любой ценой» у Китая не было, в нынешнее время ситуация резко изменилась. В связи с заключением крупнейшего инновационного соглашения между Китаем и Ираном, объем которого составляет 400 млрд. $, товарооборот на ближний Восток в перспективе может существенно возрасти по новому предполагаемому транснациональному железнодорожному коридору, где обязательно и участие нашей страны. При этом протяженность маршрута по Чон-Алайской долине составляет чуть более 200 км с промежуточными станциями в Дароот-Коргоне и на пересечении с границами Китая и Таджикистана. По этому варианту проекта ширина колеи будет соответствовать европейскому стандарту, отпадает необходимость в замене колесных пар по маршруту от Кашгара (Китай) до Бандар-Аббаса – крупнейшего морского порта Ирана. Предварительная стоимость такого проекта под строительство электрифицированной ж/дороги оценивается в 700 млн. $. Предполагаемая прибыль, согласно экономическим расчётам, равна 350 млн. $/ год. Срок окупаемости проекта до 5 лет.

Основной поток грузов по этим маршрутам будет транзитным. По самым оптимистичным прогнозам, загрузка железной дороги отечественными товарами не будет превышать 5%. Поэтому финансово-экономическая модель проекта должна строиться на максимальном усилении транзитного потенциала железной дороги и увеличении привлекательности его использования зарубежными грузоотправителями и грузополучателями. Очевидно, что увеличение объема перевозки товаров через нашу территорию по железной дороге позволит радикальным образом увеличить транзитный потенциал Кыргызстана и укрепить позиции страны как одного из важных игроков на новом маршруте Шелкового пути.

2. Повышенный интерес для Кыргызстана представляет также проект, озвученный президентом Туркменистана, связанный с проектированием новой линии газопровода Туркменистан – Китай, который может быть проложен также через территории Таджикистана и Кыргызстана. О возможности строительства такого газопровода известно еще с 2013 г. Тогда уже было подписано соглашение между правительствами КНР и КР. Проект является составной и важной частью четвёртой международной нитки газопровода «Центральная Азия – Китай». Газопровод «Кыргызстан – Китай» пройдет также по Чон-Алайской долине, проектная пропускная способность по газу составит 30 млрд. м3/год при протяженности 215 км.

Этот проект для нас также важен в связи со следующим. Общий объём ежегодного потребления газа достиг 275 млн. м3 газа. Согласно прогнозным данным ОсОО «Газпром-Кыргызстан», достаточным объёмом для выхода на точку безубыточности только для населения является уровень 400-450 млн. м3 в год. Они отмечают, что такой уровень можно достичь в среднем по республике к 2030 году, охват населения при этом составить всего 57%. Для дальнейшего развития основных секторов экономики, которая немыслимо без энергетики, нам нужен собственный природный газ, нефть и уголь. При этом потребности в газе вдвое больше, чем на текущий момент или в разы больше того объема, что добываем на собственных месторождениях.

По проектным данным, подготовленной китайской стороной, за срок эксплуатации (35 лет) будет выплачено нашей стране свыше 2 млрд. $ налоговых сборов. Эти цифры не вызывают оптимизма если учесть тот факт, что Китай будет ежегодно выплачивать за транзит газа по нашей территории всего 40 млн. $, кроме того, проект исключает использование транзитного газа в собственных целях.

Для нас в связи с нехваткой своего газа интерес представляет вариант расчета за газ по смешанной системе – частично деньгами и частично сырьём. Такой подход обусловлен еще и тем, что Кыргызстан договорился с Туркменистаном о поставке голубого топлива по сравнительно сниженной цене (более чем вдвое), чем поставляет ОсОО «Газпром Кыргызстан».

Параллельное строительство газопровода по данному маршруту, для перекачки природного газа от Туркменистана до Китая в объёме до 30 млрд. м3/год, по новой версии проекта обойдется в 400 млн. $. Срок строительства – 1 год, окупаемость до 5 лет. Предполагаемая прибыль, согласно нашим расчётам (4, $ на 1000м3 газа/100км), составляет 250 млн. $/год.

При таких объёмах поставки Туркменского газа в Китай, и условии получения своей доли (по опыту других стран) с учетом транзита – 5% от объёма перекачиваемого газа, Кыргызстан может в потенциале получать до 1,5 млрд. м3/год газа. Наличие такого объема газа дало бы толчок бурному экономическому развитию юга и энергобезопасности страны. Газовые электростанции при относительно небольших затратах на строительство, являются выигрышными в сравнении с ТЭС с точки зрения экологии и капитальных затрат, в большинстве случаев они также намного дешевы, чем станции, которые работают на водных ресурсах. Например, в Туркмении запущена новая электростанция на природном газе проектной мощностью около 1500 МВт, капитальные затраты составили 1.5 млрд. долл. США.

3. Центральное место в обсуждении глав стран ЦА заняли проблемы водно-энергетического и топливного комплекса. Кыргызстан и Таджикистан в силу географической специфики и значительного потенциала водных ресурсов основной упор делают на их использование, Узбекистан и Туркменистан на природный газ, а Казахстан на использование угля.

Гидроэнергетика — это одновременно и сильная, и слабая сторона энергетики Кыргызстана. Сильная, потому что гидроэнергетика не загрязняет окружающую среду и стоимость электроэнергии существенно ниже других возобновляемых источников энергии. Слабая – это первоначальные высокие затраты и длительный срок окупаемости, а также то, что в годы маловодья нуждается в поддержке от других более затратных источников энергии. И все же, несмотря на слабые стороны, гидроэнергетика является магистральным путем развития энергетических мощностей и увеличения выработки электроэнергии для потребностей основных секторов экономики страны.

По подсчету специалистов, в настоящее время гидроэнергетический потенциал страны освоен всего на 10%. Есть планы модернизации старых и строительство малых ГЭС на малых реках, насчитывающих сотнями. Вместе с тем, такие факторы в этом секторе экономики страны как: неравномерное распределение энергии по потребителям; колебание объемов в разрезе календарного года; природно-климатические условия и тарифная политика, обуславливают поиск альтернативных источников энергии. Практика показала, что чрезмерная ориентация на водные ресурсы в годы маловодья составляют одну из основных проблем, которые сдерживают дальнейшее развитие топливно-энергетического комплекса КР и влияет на энергетическую ее безопасность. В этом плане более предпочтительны ТЭС на угле, не зависящие от влияния природных условий.

Известны десятки электростанций, у наших соседей, работающих на угле. Так в Казахстане, богатого залежами угля, электроэнергия вырабатывается преимущественно на ТЭС. Они, как правило, размещены вблизи месторождений и промышленных центров, а суммарная мощность таких станций достигает более 50% от всех ТЭС по ЦА. В Узбекистане ежегодно добывается около 4 млн. т угля, 85 % которого поставляется предприятиям энергетической сферы. В республике вступил в силу порядок, согласно которому уголь, заменяемый газ, реализуется только через специально созданные центры во всех регионах Особое внимание уделено производству и поставке бездымных брикетов для коммунально-бытовых и промышленных нужд. Таджикистан ежегодно вкладывает существенные финансовые средства для оснащения специальной горной техникой действующие шахты и разрезы, освоены технологии по производству брикетов и решен вопрос экспорта угля и брикетов в Афганистан и Пакистан. Запущена газогенераторная станция для обеспечения газом алюминиевого завода. Интерес представляет также регулирование запасов воды в Нурекском водохранилище в течение осенне-зимнего периода. Накопление требуемых объемов воды осуществляется за счет строительства новых мощностей угольной генерации энергии.

Кыргызстан по своим топливно-энергетическим ресурсам мог бы стать крупным производителем электроэнергии. Несмотря на такие потенциальные возможности, мы отстаем от стран ЦА по вводу новых мощностей и теряем свои позиции в энергетическом рынке. В нынешнем состоянии экономики, рассчитывать на строительство крупных ГЭС или ТЭС в ближайшие годы не стоит. Поэтому более правомерен ориентир на развитие малой энергетики и создания сети малотоннажной индустрии на местах залежи углей. Учитывая, что запасы твердого топлива и водные ресурсы имеются в большинстве регионов республики, на основе рационального их освоения собственными финансовыми возможностями, можно быстро и эффективно решать проблемы развития не только этих регионов, но и топливно-энергетического комплекса в целом. Возможности реализации на практике мер, существенно влияющих на экономику страны, обуславливает дальнейшего их обсуждения и принятия по ним действенных решений для реализации на практике.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

24-08-2022
Водные ресурсы – во благо развития страны
1210

16-03-2022
О современном состоянии и перспективах развития сферы высшего технического образования и науки в КР
1548

18-01-2022
Развитие малой энергетики – основа выхода из энергодефицита в ближайшие годы
2404

04-10-2021
Пока не поздно, нужно развивать угольную энергетику Кыргызстана
1560

20-08-2021
Природные ресурсы - во благо развития экономики Кыргызстана
2752

05-05-2021
Развитие топливной энергетики – единственный путь выхода из нынешнего кризиса
2220

10-03-2021
Настало время реализации мегопроектов в Кыргызстане
5573

04-12-2020
Об Экономической Программе СКС и не только
4341

23-09-2020
Пути возрождения угольной отрасли Кыргызстана в нынешних условиях
7484

10-08-2020
Рациональное использование природных ресурсов - путь к обеспечению энергетической безопасности страны
5973

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором

×