Добавить свою статью
12 Апреля 2022
О первых страницах 30-летней истории Вооруженных Сил Кыргызстана

Записки советника президента по национальной безопасности

Предисловие

В августе прошлого года прошли торжества в честь тридцатилетия независимости нашей страны, берущей начало с «Декларации о государственной независимости Республики Кыргызстан», принятой парламентом 31 августа 1991 г. Одним из закономерных последствий этого исторического события явилось последующее создание Вооруженных Сил республики, которым 29 мая этого года также исполняется 30 лет.

Основные политические события новейшей истории республики довольно подробно описаны в научных трудах, большом количестве статей и интервью их многочисленных участников. Это может служить хорошей основой для изучения и оценки этого периода нынешним и грядущими поколениями граждан страны и исследователей.

Однако первые шаги по созданию нашей армии по большому счету оказались до сих пор не описанными в достаточной мере. Одной из причин является вполне понятная узость круга лиц, вовлеченных в этот процесс периода развала Советского Союза.

Поскольку волею судьбы я оказался первым офицером, который в должности советника Президента Республики Кыргызстан по национальной безопасности занимался подготовкой к созданию Вооруженных Сил республики, считаю своим долгом в какой-то мере восполнить этот пробел, поведав о событиях 1991-1992 годов. Следует при этом отметить, что читателю предлагается не исследование на основе каких-то материалов, а рассказ автора о том времени и событиях тридцатилетней давности, в которых ему лично довелось участвовать.

О политической обстановке осени 1991 года

Как известно, именно распад СССР, который был позднее обозначен президентом России Путиным В.В. в качестве крупнейшей геополитической катастрофы прошлого века, создал предпосылки для создания собственных вооруженных сил бывшими советскими республиками.

Это масштабное событие, отразившееся на судьбах миллионов людей, оказалось для нас, граждан той великой страны, весьма неожиданным. Однако, вспоминая то время, хотелось бы отметить, что внутреннее ощущение «неладно что-то в Датском государстве» (У. Шекспир, «Гамлет») появилось у меня еще за пару лет до этого – в Народной Демократической Республике Йемен, где в 1989 – 1991 гг. я служил в составе группы военных советников. В ноябре 1989 г. президент ЙАР Али Абдалла Салех и лидер НДРЙ Али Салем аль-Бейд объявили об объединении Йемена. Через пару дней после торжественной церемонии на центральной площади Адена, на которой мне довелось присутствовать, обнаружил, что со стены моего кабинета исчезли главные иконы того времени – портреты Маркса, Энгельса и Ленина. Стало ясно, что после многолетнего сотрудничества и всесторонней поддержки этой страны социалистической идеологии так и не удалось закрепиться на арабской земле.

Для молодых читателей напомню, что еще в 1990 г. некоторые союзные республики приняли декларации о государственном суверенитете. С целью приостановить распад СССР, 17 марта 1991 г. был проведен референдум о его сохранении, получивший одобрение 76,4% голосовавших советских граждан. Задан был вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?». На основе этой поддержки весной-летом 1991 г. был разработан проект договора "О Союзе суверенных республик", подписание которого было назначено на 20 августа.

Однако попытка государственного переворота 19-21 августа 1991 г., вошедшего в историю как Августовский путч, сорвала подписание указанного проекта. В результате ситуация в стране резко изменилась: КПСС окончательно утратила свою власть, а в союзных республиках резко усилились центробежные тенденции. Как и следовало ожидать, их ответные действия последовали незамедлительно. В частности, в нашей стране уже 31 августа парламентом была принята «Декларация о государственной независимости Республики Кыргызстан».

Дальнейший распад Советского Союза приобрел необратимый характер. В результате 8 декабря 1991 г. в Беловежской Пуще (Белоруссия) президент России Б. Ельцин, председатель Верховного совета Белоруссии С. Шушкевич и президент Украины Л. Кравчук подписали соглашение о прекращении деятельности СССР и создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Затем 21 декабря 1991 г. на встрече глав 11 республик СССР была подписана Алма-Атинская декларация, придавшая "на равноправных началах" нынешнюю конфигурацию СНГ. Окончательно Советский Союз перестал существовать 25 декабря 1991 года, когда президент СССР Михаил Горбачев в обращении к советскому народу заявил о прекращении своей деятельности на этом посту.

О действиях союзных республик в сфере обороны

На фоне указанных политических событий руководители союзных республик вполне закономерно приступили к мероприятиям по обеспечению обороноспособности и созданию собственных вооруженных сил. Особое значение, в том числе международное, эти действия приобретали в России, Украине и Казахстане, обладавшими значительными ресурсами стратегических вооружений.

К примеру, уже 24 августа 1991 г. Верховная Рада Украины утвердила решение о взятии под свою юрисдикцию всех расположенных на украинской территории формирований Вооружённых сил СССР и о создании Министерства обороны Украины, а 3 сентября утвердила командующего 17-й воздушной армии генерал-майора авиации Морозова К.П. министром обороны Украины. Следом 6 декабря были приняты законы «Об обороне Украины», «О Вооруженных Силах Украины» и утвержден текст Военной присяги Украинской Армии, которую в зале Верховной Рады первым принял министр обороны Украины генерал-полковник авиации Константин Морозов.

Такие же меры были приняты руководством соседних с Кыргызстаном государств. Президент Республики Узбекистан Каримов И.А. 6 сентября 1991 г. подписал указ о создании Министерства по делам обороны Республики Узбекистан, а 10 сентября назначил Ахмедова Р.У. министром по делам обороны. Позднее 3 июля 1992 года ведомство было переименовано в Министерство обороны.

Парламент Республики Узбекистан 14 января 1992 г. принял постановление «О передаче в распоряжение Узбекистана расположенных на его территории воинских частей». Этот день является днем создания Вооруженных сил этой страны, празднуемого с 1993 г. как День защитников отечества. 20 февраля 1992 г. министерство по делам обороны Узбекистана заняло здание штаба Туркестанского военного округа, который был упразднен 30 июня того же года.

Президент Казахской ССР Назарбаев Н.А. 25 октября 1991 г. подписал указы «Об образовании Государственного комитета обороны Казахской ССР» и назначении генерала Нурмагамбетова С. К. председателем этого комитета. В 1992 г. 6 марта был издан указ о создании Республиканской гвардии, а 7 мая - указы о создании Вооружённых сил Республики Казахстан, преобразовании Государственного комитета обороны в Министерство обороны и назначении генерал-полковника Нурмагамбетова С. К. министром обороны.

Об исходной ситуации в Кыргызстане

С провозглашением государственной независимости обстановка в нашей республике с военной точки зрения обрела некую правовую неопределенность. Дело в том, что в то время соединения и части, дислоцированные на нашей территории, входили в состав Туркестанского военного округа. Поэтому уже 1-го сентября 1991 г. возникла правовая коллизия: страна стала независимой, а войсками на ее территории продолжал руководить командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Кондратьев Г.Г.

Следует отметить, что в советский период во Фрунзе располагался штаб 17-го армейского корпуса, который включал в свой состав три мотострелковые дивизии (8-я гвардейская мотострелковая дивизия имени Героя Советского Союза генерал-майора И. В. Панфилова – в Кыргызстане, 201-я дивизия – в Таджикистане, 68-я дивизия – в Казахстане). При этом в состав «панфиловской» дивизии входили мотострелковые, танковые, артиллерийские полки, а также целый ряд отдельных дивизионов и батальонов (ракетный, разведывательный, связи, инженерно-саперный, ремонтно-восстановительный и др.), которые находились как на территории нашей республики, так и в близлежащем Курдайском районе Казахстана.

В качестве небольшого элемента военных реформ конца советского периода следует упомянуть 860-й отдельный мотострелковый полк корпусного подчинения, который в январе 1980 г. в полном составе убыл из г. Ош в Афганистан. Вместо него позднее был развернута 68-я отдельная мотострелковая бригада (горная) - первая и единственная горная бригада в СССР. К 1989 г. практически весь личный состав этой бригады прошел через Афганистан, получив опыт боевых действий. Пользуясь случаем, хотелось бы отметить, что многие военные специалисты иностранных государств высоко оценивают уровень подготовки и наших сегодняшних воинов к боевым действия в горных условиях.

Военная авиация в нашей республике соответствовала уровню авиационной дивизии. Дело в том, что здесь располагалось уникальное военное учебное заведение – 5-е Центральные курсы по подготовке и усовершенствованию авиационных кадров (5 ЦК ПУАК), которое являлось кузницей авиационных кадров для многих стран мира. Его история начинается с декабря 1941 года, когда в Кыргызстан была переброшена Одесская военная школа пилотов, которая за годы войны подготовила более полутора тысяч летчиков. В июне 1947 г. эта школа получила новое название — Фрунзенское военное авиационное училище летчиков ВВС СССР, которое в августе 1959 г. было преобразовано в 5 ЦК ПУАК.

В декабре 1956 г. училище приступило к обучению иностранных курсантов и за период до 1992 г. в нем было подготовлено более 21 тыс. военных специалистов (летчиков, штурманов, офицеров боевого управления, авиатехников, стрелков-радистов и др.) из 54 стран мира. Многие из выпускников училища стали впоследствии видными политическими деятелями, военачальниками и даже космонавтами (к примеру, третий советский космонавт Андриян Николаев и первый монгольский – Жугдэрдэмидийн Гуррагча). Среди обучавшихся летчиков были президент Египта Хосни Мубарак (обучался в 1959-1960 гг.) и президент Сирии Хафез Асад (1957-1958 гг.).

Дивизионный масштаб состоял в том, что в состав 5 ЦК ПУАК входили 4 учебных авиационных полка (уап): 714 учебный вертолетный полк (Фрунзе-1, вертолеты Ми-8, Ми-24); 322 уап (г. Кант, самолеты Миг-21); 716 уап (г. Токмок, самолеты Л-39); 715 уап (ст.Луговая, Казахстан, самолеты Миг-23, Миг-29). Эти полки имели очень опытный летно-инструкторский состав, а старожилы указанных населенных пунктов наверняка помнят постоянный рокот летающих самолетов и вертолетов.

Вот, в общих чертах, с каким составом войск предстояло иметь дело в случае принятия решения о создании собственных вооруженных сил республики.

О наших планах и действиях

Уже в сентябре 1991 г. приближение больших перемен в военной сфере стало очевидным, поэтому при аппарате Президента республики образовалась (в какой-то мере стихийно) инициативная группа патриотически настроенных офицеров, озабоченных судьбой армии. Нам с полковниками Джакшылыком Ногойбаевым и известным офицером внутренних войск Анарбеком Шамкеевым довелось составить ее основной костяк. Приятно отметить, что рядом с нами, офицерами среднего возраста, находились и совсем молодые – такие как старший лейтенант Марат Кенжисариев (будущий первый замминистра обороны, генерал-майор). Осенью того года офицеры этой группы сыграли важную роль, участвуя в различных совещаниях, офицерских собраниях внутри и за пределами страны, а скромный по численности аппарат Президента получил весьма востребованную поддержку военных специалистов.

В то время военно-политическая обстановка на территории советских республик развивалась исключительно динамично – важные, порой неожиданные, новости поступали почти ежедневно. В связи с этим 5 ноября 1991 года я был назначен на должность советника Президента Республики Кыргызстан по национальной безопасности и фактически стал первым должностным лицом в стране, непосредственно занимающимся вопросами обороны и безопасности. Инициатором моего назначения был министр внутренних дел Феликс Кулов, который, став затем вице-президентом республики, уделял большое внимание этому важному направлению.

Здесь хотел бы особо остановиться на роли первого Президента Кыргызстана Аскара Акаева на этапах планирования, подготовки и создания Вооруженных сил республики. Начну с важного обстоятельства: когда эта работа начиналась, до принятия первой Конституции страны (5 мая 1993 г.) еще оставалось около полутора лет. Кроме того, разумеется, отсутствовал какой-либо собственный орган военного управления. Единственной реальностью тех дней на территории республики была Советская Армия, а наши будущие министры обороны тогда еще служили в разных уголках необъятной советской страны.

В этих условиях особая ответственность за точность и глубину анализа политической обстановки, за своевременность и правильность решений в сфере обороны лежала на плечах главы государства. Присущий ему научный образ мышления, фундаментальный характер знаний во многих сферах, включая военное дело, имели решающее значение при принятии им этих решений. Что, в свою очередь, требовало от нас, сотрудников Аппарата Президента, глубокой проработки всех вносимых предложений и документов.

По долгу службы мне довелось в тот период представлять нашу республику на многих мероприятиях военного характера. Тогда на межгосударственном уровне обсуждались различные подходы к дальнейшей судьбе Вооруженных Сил СССР, в том числе вариант сохранения общего оборонного пространства и формирования на переходный период объединенных вооруженных сил, который был частично реализован в 1992 году и просуществовал лишь до середины 1993 года. Главным инициатором этой интеграционной политики был маршал авиации Шапошников Е.И., назначенный после провала упомянутого путча министром обороны СССР. В тот период приходилось нередко встречаться с этим известным военачальником и прекрасным человеком, хотя мне, как и любому другому офицеру, и во сне такое бы не приснилось – обсуждать какие-то вопросы с министром обороны СССР в его кабинете.

Республику Казахстан на этих довольно сложных переговорах представлял Герой Советского Союза генерал-лейтенант Нурмагамбетов С.К., который впоследствии стал генералом армии и первым министром обороны братской республики. Оглядываясь на то время, думаю – разве может что-нибудь быть более поучительным и ценным для военного человека, чем общение и работа с этим героем-фронтовиком, видным военачальником, исключительно мудрым человеком?

Вспоминаются также доброжелательные рабочие взаимоотношения с первым министром по делам обороны Узбекистана генералом Ахмедовым Р.У., а также замминистра обороны Украины генералом Бижан И.В., который в период 1984-1987 гг. служил в нашей республике и командовал упомянутым 17-м армейским корпусом. Большую поддержку в то время оказывал наш земляк секретарь Совета министров обороны СНГ генерал-лейтенант Ивашов Л.Г., родившийся в столичном пригороде Кызыл-Аскер.

Благодаря многочисленным заседаниям и общению с указанными людьми обстановка, складывающаяся в советских республиках, была для нас вполне понятна. Несмотря на то, что предлагаемому Шапошниковым Е.И. поэтапному реформированию Вооруженных Сил не было разумной альтернативы, некоторые из них занимались ускоренным созданием собственных вооруженных сил. Именно этот курс и стал доминирующим в последующем.

В этих условиях кыргызской стороной, разумеется, были сделаны некоторые практические выводы и намечены соответствующие цели.

Цель первая. Предстоящее в недалеком будущем разделение Вооруженных Сил СССР между союзными республиками стало очевидным. С учетом наличия значительных запасов ядерных вооружений у России, Украины и Казахстана нашей республике, исходя из интересов национальной безопасности, следовало оказывать политическую поддержку мерам по наиболее безопасному для мирового сообщества осуществлению такой трансформации. Именно таким образом и действовал Кыргызстан, снискав при этом определенный авторитет на международной арене.

В этой связи невольно приходит на память драматическая ситуация, сложившаяся 30 декабря 1991 года в Минске на совещании глав СНГ. По поручению президента я прибыл в Минск заранее и занимался с коллегами из других республик подготовкой этого мероприятия. Кыргызстан представлял на нем глава нашего правительства Турсунбек Чынгышев.

Маршал авиации Шапошников Е.И., на которого были возложены обязанности Главнокомандующего Объединенными Вооруженными силами (ОВС) СНГ, выступил с предложением на переходный период (3-5 лет) сохранять единые Вооруженные Силы. Однако руководители Украины, Молдовы и Азербайджана были намерены уже с 1 января 1992 года, то есть уже через один день, приступить к созданию собственных вооруженных сил.

Когда в одной из рабочих комнат мы дружески общались с его помощником, моим однокашником по Киевскому высшему военному инженерному авиационному училищу, к нам подошел несколько взволнованный маршал. Со словами: «Не понимают…», обращенными скорее к нему самому, попросил лист бумаги. Готовый текст он протянул нам, чтобы убедиться – все ли в спешке написано аккуратно. В моей памяти сохранился лишь общий смысл написанного, но позднее я обнаружил этот рапорт в книге известного российского военного журналиста полковника Баранец В.Н.

Главам Независимых Государств

РАПОРТ

В связи с тем, что Союз ССР прекратил свое существование, принимая во внимание, что после упразднения Министерства обороны СССР нет единого подхода в строительстве единой обороны и безопасности СНГ, учитывая, что отсутствует переходный период в решении вопросов создания вооруженных сил некоторыми государствами Содружества, что может вызвать взрыв в среде военнослужащих, страдания членов их семей, прошу снять с меня полномочия ГК ОВС СНГ и уволить из рядов Вооруженных Сил установленным порядком. Участвовать в этом не желаю.

Е. Шапошников.
30.12.91 г.

Вручив свой рапорт главам государств, маршал покинул зал заседаний. Как пишет полковник Баранец В.Н., Президент России Б. Ельцин вышел вслед за ним и целый час уговаривал Евгения Ивановича забрать этот рапорт. Думается, описанный здесь случай является поучительным для всех нас примером того, как может и должен действовать офицер, уверенный в своей правоте, в критической ситуации.

Таким образом в Минске было подписано небольшое по объему, но исключительно важное с точки зрения его последствий соглашение по стратегическим силам, в котором стороны «признают необходимость объединенного командования стратегическими силами и сохранения единого контроля над ядерным оружием и другими видами оружия массового уничтожения Вооруженных сил бывшего Союза ССР».

Следует отметить также, что Шапошников Е.И., твердо придерживаясь своих позиций, сыграл значительную роль в процессе подготовки и подписания 15 мая 1992 г. в Ташкенте Договора о коллективной безопасности, значимость которого для обеспечения безопасности Кыргызстана, на наш взгляд, невозможно переоценить.

Цель вторая. «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться», – писал когда-то известный вождь пролетариата. После августовского путча этот лозунг стал актуальным и для нас. Поэтому для обеспечения безопасности органов государственной власти было решено сформировать свой небольшой воинский контингент под названием Национальная гвардия КР.

Для того, чтобы воплотить этот замысел в реальную организационно-штатную структуру гвардии я направился в Москву в Главное организационно-мобилизационное управление Генерального штаба и был радушно принят генерал-лейтенантом Бологовым В.И. По его указанию матерые полковники этого управления, получив разъяснения о нашем замысле, легко справились с этой задачей.

Следом мною был подготовлен проект Указа Президента «О создании Национальной гвардии в Республике Кыргызстан», который был подписан главой государства 3 декабря 1991 г. Для молодых читателей отмечу, что компьютеров, подобных тому, на котором я пишу эту статью, еще не было и мне приходилось печатать свои предложения и проекты указов на советской электрической пишущей машинке «Ятрань», ритмичное стрекотание которой я помню до сих пор.

По своему предназначению Национальная гвардия должна была размещаться в центральной части столицы. Поэтому пришлось организовать перемещение главного штаба авиаторов 5 ЦК ПУАК с территории на улице Киевской в пригородный гарнизон «Фрунзе-1» и подготовить ее для размещения гвардии.

Разумеется, для назначения на должность командира Национальной гвардии нужен был молодой, перспективный офицер с боевым опытом. Именно такой офицер-«афганец» подполковник Абдыгул Чотбаев, служивший в Термезе, был приглашен мною и представлен главе государства. В феврале 1992 г. он был назначен указом Президента КР на эту должность и приступил к комплектованию Национальной гвардии КР. А сам генерал-полковник Чотбаев А.А. ныне хорошо известен в любом уголке нашей страны.

Цель третья. Для того, чтобы принять под юрисдикцию Кыргызстана упомянутые соединения и части и приступить к созданию на этой базе своей армии, необходимо было предварительно создать орган военного управления. Учитывая опыт других республик и особенности текущей обстановки, главе государства было внесено предложение об учреждении Государственного комитета по делам обороны, которое он одобрил. Мною был подготовлен проект соответствующего указа Президента, который был подписан им 13 января 1992 года. Так появился первый в истории нашей страны государственный орган военного управления. Возглавил его опытный генерал-майор Джаныбек Уметалиев, служивший много лет в системе гражданской обороны и командовавший дивизией в 1986-1989 гг. при ликвидации аварии на Чернобыльской атомной электростанции.

В то время проблема военных кадров, особенно в руководящем звене, стояла очень остро. Этому сопутствовал вполне ожидаемый массовый отток офицерского состава из республики. Необходимо было найти людей, способных возглавить будущую армию страны. С этой целью пришлось направиться в Москву, где мне удалось получить списки офицеров, призванных военкоматами Киргизской ССР. Честно говоря, это было не сложно, поскольку тогда, как и сейчас, наша республика имела отличную репутацию, основанную на ее взвешенной политике, отвечающей интересам как Кыргызстана, так и других стран.

Изучая эти списки в своем кабинете на шестом этаже «Белого дома», вскоре убедился в том, что необходимые стране опытные офицеры-кыргызстанцы есть и находятся они в разных, порой далеких от нас, местах. Старшим среди будущих министров обороны оказался генерал-майор Мырзакан Субанов, который был первым заместителем начальника штаба Туркестанского военного округа. Полковник Исмаил Исаков служил в Казахстане на должности начальника штаба дивизии, полковник Эсен Топоев командовал полком на Дальнем Востоке. По поручению Президента эти и другие талантливые офицеры были приглашены мною на службу в нашу республику. Именно им довелось в последующем создавать и развивать Вооруженные Силы Кыргызстана.

В соответствии с воинской субординацией и кыргызскими традициями мне следовало передать приглашение главы государства генералу Субанову М.У. при личной встрече с ним. С этой целью пришлось отправиться в Ташкент. Там состоялось мое знакомство с первым в истории кыргызским офицером, который командовал армейским корпусом в советское время. Думается, поэтому нет ничего удивительного в том, что позднее именно он и стал первым министром обороны Кыргызстана.

Заседание ГКДО КР, 1992 г. Выступает генерал-майор Дж. Уметалиев, рядом Президент КР Акаев А.А. и генерал-лейтенант Ивашов Л.Г.

Цель четвертая. В то время нас, как и наших коллег в других республиках, очень беспокоила будущая судьба советских офицеров и их семей. Оглядываясь в прошлое, с уверенностью могу утверждать, что развал Советского Союза был наиболее сложным испытанием именно для офицерского состава – особой категории людей, связанных узами войскового товарищества, считавших своей родиной бескрайние просторы от Балтики до Тихого океана.

Прошел через него и автор этой статьи, поступивший в 11-летнем возрасте в Кавказское Краснознаменное суворовское военное училище, многие годы служивший в Украине и России, где на берегах Волги родились две его дочери. Хорошо помню ощущение того, что сотни офицеров-однокашников и сослуживцев, как и важная часть жизни моей семьи внезапно остались за границей – в так называемом ближнем зарубежье.

Было очевидно, что привычный «кочевой» образ жизни офицерских семей теперь приобретет лавинообразный и массовый характер – десятки тысяч из них потянутся на свою малую родину. Вот почему наша республика активно выступала за разработку межгосударственных соглашений по обеспечению прав военнослужащих и членов их семей на всем постсоветском пространстве. Автору этой статьи довелось самому участвовать в работе над этими документами.

Кроме того, правительством Кыргызстана, исходя из имевшихся возможностей, были приняты меры по поддержке офицерского состава нашей страны и их семей. Справедливости ради надо сказать, что возможности эти были весьма скромными, а трудности тогдашней жизни военных в начале 90-х – очень большими.

Цель пятая. Для создания собственной армии необходимо было принять под юрисдикцию Кыргызстана упомянутые ранее соединения и части Туркестанского военного округа, находящиеся на территории республики.

Поскольку на некоторых окраинах бывшего Советского Союза возникали серьезные конфликты и споры относительно принадлежности вооружения и военной техники, пришлось принять упреждающие меры. С этой целью я в ноябре 1991 г. в личной беседе предупредил командира 8-й гвардейской «панфиловской» дивизии генерал-майора Лукьянова В.М., начальника 5 ЦК ПУАК генерал-майора авиации Белоцкого В.В., а также военного комиссара республики генерал-майора Карабанова В.Н. о недопустимости перемещения вооружения и военной техники за пределы республики без санкции руководства Кыргызстана.

Реакция на это последовала незамедлительно. Буквально через день-другой мне позвонил командующий войсками Туркестанского военного округа генерал-полковник Кондратьев Г.Г. и сказал с генеральской прямотой, что скоро нынешняя нестабильная ситуация пройдет и он привлечет меня к ответственности за незаконное вмешательство в деятельность войск военного округа. Да, времена тогда были удивительные! С одной стороны, командующий вполне был прав в своих словах и суровых намерениях, с другой – и у меня были законные основания отстаивать интересы суверенного Кыргызстана.

Президент Акаев А.А. в начале 1992 г. поручил мне подготовить соответствующий проект указа, отметив, что он будет подписан позднее – когда назреют для этого сопутствующие политические и иные условия. Проект был подвергнут правовой экспертизе, одобрен советником Президента КР по вопросам правовой политики Левитиным Л.И. и хранился в моем служебном сейфе, дожидаясь своего часа.

В процессе подготовки к созданию национальной армии Кыргызстана невозможно было обойти стороной вопрос о военной присяге, поскольку в некоторых государствах СНГ офицеры, ранее служившие в Вооруженных Силах СССР, были обязаны принять повторно военную присягу на верность этой стране.

После долгих размышлений на эту деликатную тему я прибыл к главе государства с предложением определить нашу позицию по этой проблеме. Он, как это иногда случалось, задал встречный вопрос: «А как вы сами считаете?». Я ответил, что поскольку мы готовимся взять под юрисдикцию Кыргызстана советские соединения и части, то принуждение действующих офицеров к принятию новой присяги будет восприниматься в обществе как отрицание нашего, буквально вчерашнего, прошлого. Кроме того, в самой офицерской среде может возникнуть психологическая напряженность от такого рода недоверия к присяге, принятой в первый день их военной службы. Изложив эти аргументы, предложил приводить к новой присяге только будущих выпускников военных учебных заведений и военнослужащих предстоящих призывов.

Президент согласился с таким подходом. Более того, сказал, что все проблемы с парламентом, в случае их возникновения, возьмет на себя. Впервые публично рассказывая об этом эпизоде, хотел бы отметить, что такое решение главы государства, на мой взгляд, было как по-человечески справедливым, так и весьма дальновидным.

В первые месяцы 1992 г. основной состав Государственного комитета по делам обороны был сформирован и созданы предпосылки к этому завершающему шагу. Генерал Субанов М.У был назначен первым заместителем председателя, начальником штаба госкомитета, а я – первым заместителем, ответственным за вопросы международного сотрудничества, военного законодательства и подготовки военных кадров.

Ситуация на постсоветском пространстве, которую имел в виду наш президент, действительно довольно быстро менялась. К примеру, 14 февраля 1992 г. в Минске было принято соглашение между государствами-участниками СНГ о статусе стратегических сил, а 20 марта в Киеве подписано соглашение о коллективных силах по поддержанию мира в СНГ. Договор о коллективной безопасности, подписанный 15 мая 1992 г. в Ташкенте, стал первым документом о создании новой организации по поддержанию коллективной безопасности на постсоветском пространстве.

Указом Президента Российской Федерации 16 марта 1992 г. на базе бывших структур Вооруженных Сил СССР, расположенных на территории России, было образовано Министерство обороны РФ. Шла подготовка к расформированию Туркестанского военного округа, которое было осуществлено 30 июня 1992 г.

Как уже отмечалось, президент Акаев А.А. хорошо разбирался в перипетиях тех военно-политических событий, а также во внутренних факторах республики того времени. На основе анализа сложившейся обстановки 29 мая 1992 г. он подписал упомянутый проект Указа «О принятии под юрисдикцию Республики Кыргызстан воинских частей и учреждений, дислоцирующихся на территории республики». Это и есть дата рождения Вооруженных Сил КР, 30-летие которых будет вскоре отмечаться в нашей стране.

С того дня была развернута весьма кропотливая работа по приему под юрисдикцию соединений и воинских частей, упомянутых выше. Благодаря тому, что начальник штаба генерал Субанов М.У. и другие офицеры, составившие костяк Государственного комитета по делам обороны, имели солидный опыт руководства войсками, эта работа была грамотно спланирована и успешно завершена.

При этом необходимо отметить одну важную особенность. Авиационные части 5 ЦК ПУАК имели задачу готовить летные кадры для стран, получавших авиационную технику, производимую в России. Естественно, без участия россиян их деятельность не имела смысла. Поэтому президент Акаев А.А. поручил внести предложения российской стороне по совместному использованию этой учебно-материальной базы в тех же целях. Сначала мы совместно с министром иностранных дел Отунбаевой Р.И. донесли эту информацию до министра иностранных дел России Андрея Козырева во время его визита в Кыргызстан.

Затем в ходе совещания министров обороны СНГ, проходившем в октябре 1992 г. в Бишкеке, мне удалось обсудить этот вопрос с министром обороны России генералом Павлом Грачевым. В отличие от главного дипломата он ответил по-военному прямо и однозначно – всю подготовку военных кадров, включая иностранных, он будет переводить в Россию. До сих пор признателен ему за то, что избавил нас от иллюзий и всяких бесперспективных дел.

Однако изначально заложенные в те годы основы военного сотрудничества с Россией эффективно служат и в наши дни. Наглядным примером этого является 999-я российская авиабаза в Канте, являющаяся авиационным компонентом Коллективных сил быстрого развертывания Организации Договора о коллективной безопасности.

Заседание Совета министров обороны СНГ, г. Бишкек, 9 октября 1992 г. Министры обороны: генералы Рустам Ахмедов (Узбекистан), Павел Грачев (Россия), Павел Козловский (Беларусь).

Осенью 1992 г. деятельность Госкомитета по делам обороны уже имела устойчивый, системный характер. Может быть, поэтому нам и выпала честь принимать 9 октября на кыргызской земле министров обороны СНГ. Помимо других дел наши военные специалисты вместе с депутатами парламента страны работали также над формированием конституционных основ обеспечения обороны, которые отражены в Конституции 1993 года. Именно тогда были закреплены в качестве правовых норм отказ от целей экспансии и агрессии, принцип самообороны и оборонительной достаточности, а также запрет на использование Вооруженных Сил для решения внутригосударственных политических вопросов.

Этот рассказ охватывает лишь короткий, самый начальный период истории Вооруженных Сил Кыргызстана. Впереди, как мы теперь знаем, предстояли тяжелые времена 90-х, боевая миссия кыргызстанцев на таджикско-афганской границе, геройские подвиги воинов-баткенцев и недавняя миротворческая миссия наших воинов в Казахстане. Но об этом, думается, еще многое расскажут и напишут другие.

Кубанычбек Орузбаев
генерал-майор авиации в отставке,
экс-советник Президента КР по национальной безопасности
кандидат технических наук

Фото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статье
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

18-09-2023
Извечные уроки Конфуция
1065

21-06-2023
Чынгыз Айтматов: один штрих к портрету
1276

12-06-2023
Два крыла национальной валюты Кыргызстана
1177

02-05-2023
Правовой заслон экстремизму и терроризму
2085

11-01-2023
Патриарх гражданской авиации
1788

21-09-2021
Помнить будем всегда. К 100-летию Калыйнура Усенбекова
2817

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×