Добавить свою статью
12 Декабря 2022
Чынгыз Айтматов и мы 

Прошло уже 14 лет после смерти Чынгыза Айтматова. Но горечи и тоски от того, что его нет в живых, в нас не убывает, мы чем дальше, тем глубже ощущаем, что не только для кыргызского народа, но и для всей мыслящей, интеллектуальной части человечества смерть этого человека – неизмеримая потеря. Затянется ли, заполнится ли когда-нибудь брешь, которая образовалась после смерти этого гиганта?

Явление Айтматова, его творчество – это духовный переворот в жизни нашего народа. С тех пор мы ушли в другие измерения, принадлежим не только иной исторической, но и иной духовной эпохе. Благодаря Айтматову кыргызский народ, быть может, впервые более ясно осознал свою идентичность как нации, с удивлением узнал, что в своих недрах есть такие неповторимые, грандиозные личности, как Дюшен, Джамиля, Толгонай, Танабай и Едигей Джангельдин. Чингиз Айтматов не только великий художник, но и великий мыслитель, философ. Это я старался показать на протяжении всей своей книги «Философия Ч. Айтматова». Здесь, в этой статье, постараюсь раскрыть лишь некоторые штрихи его неповторимой, яркой личности. 

Феномен Айтматова – это синтез природного (генетического), социального (особенно его трагического детства) и предопределенности его судьбы. Ч. Айтматов получил воспитание в традиционной кыргызской семье, где превыше всего ценились духовно-нравственные ценности предков. И судьба подарила ему Богом одаренных родителей во всех смыслах. Его отец Торекул был крупным государственным и политическим деятелем в одном ряду с Ж.Абдрахмановым, А.Орозбековым, А.Садыковым и другими.

«Когда я вспоминаю об отце, – писал Чингиз Айтматов, – то память услужливо преподносит мне одну и ту же картину: густые, иссиня-черные волосы с маленьким пучком седины, выцветшая на солнце рубаха, кожаные сапоги с длинным голенищами… Время было тяжелое, многие тогда еще не понимали суть проводимых реформ и потому находились на перепутье. Я видел, как после разговора с моим отцом люди светлели лицами, и казалось, распрямлялись, и с гордостью я думал, что все тяготы жизни могут быть преодолены только с помощью моего отца, умного и не ведающего, что такое усталость…» Из этих воспоминаний Айтматова наглядно просматривается аристократический стержень, благородная порода отца. 

Вода течет, как говорится, по тому арыку, по которому текла. Дедушка Чингиза Торекуловича Айтмат был человеком чрезвычайно трудолюбивым, золотых дел мастером, обладателем редкой для того времени профессии закройщика. Он был первым владельцем знаменитой немецкой швейной машины «Зингер», первым в своем аиле построил мельницу. Хорошо говорил по-русски, участвовал в строительстве маймакского железнодорожного тоннеля, работал даже учителем труда в школе. В 1915 году он устраивает сына Торекула в русско-туземную школу в Аулиате (ныне Тараз). Айтмат знал и чувствовал, откуда дуют ветры цивилизации, по какому руслу истории потечет судьба его семьи. В том, что сын Торекул стал масштабным политическим и государственным руководителем, немалую роль сыграла именно это русскоязычная школа. 

На Айтматова оказала огромное влияние бабушка, которая души не чаяла во внуке. «Когда я вспоминаю о своем детстве, то в первую очередь на ум приходит светлый образ моей бабушки Айымкан. Она была личностью в полном смысле этого слова и, наверное, поэтому пользовалась любовью и уважением всех жителей аила. На голове у бабушки всегда красовался ак элечек. По обычаям моего народа, такой головной убор имеет право носить самая старшая и уважаемая женщина семьи. Этот элечек ладно сидел на её голове, придавая ей не только своеобразную красоту, но и какую-то недоступность. Будучи неграмотной, бабушка отличалась какой-то природной сметкой и глубоким житейским умом. Отец многому научился у матери и, насколько я помню, всегда гордился ею… Неграмотная женщина, она обладала поистине феноменальным умом и памятью: знала наизусть тьму народных песен, плачей и сказок. Самые сладостные дни моего детства освящены заботами и лаской моей незабвенной бабушки». 

Мать Чингиза Торекуловича – Нагима апа была дочерью каракольского крупного купца Хамзы Абдувалиева, который в молодости прибыл в Кыргызстан с караванами Шелкового пути и обосновался здесь окончательно. Его торговые связи распространялись не только на Россию, но и на Польшу и другие страны Восточной Европы. В Караколе он создает первый в регионе торговый центр, развивает садоводство и овощеводство. Его жена Азиза была близкой родственницей самого Димаша Ахмедовича Кунаева. В этой семье родилось восьмеро детей, из них самая младшая – Нагима апа. Читая воспоминания о ней Розы Торекуловны Айтматовой, младшей сестры Чынгыза Торекуловича, я был до глубины души потрясен: как эта хрупкая, далеко нездоровая женщина смогла справиться с тем невыносимо тяжелым бременем, что свалился на её плечи в годы красного террора и Великой отечественной войны. В книге Розы Айтматовой приводится её диалог с одной соседкой-молодухой, которая её (уже тяжело больную) успокаивает:

– Нет худа без добра. Не всегда же только беды будут вас преследовать. Надейтесь на лучшее, – говорит соседка.

«– Да, ты права. Приедет Торекул, и все изменится к лучшему. Вот только болезнь очень мучает. Днем еще ничего, работа, домашние хлопоты, боли как-то забываются… А мучения начинаются вечером… Ревматизм, астма вместе всю ночь спать не дают. И иногда, когда невмоготу, я молю и прошу Бога: милостивый Боже! Забери мою душу, чтобы утром я не проснулась. Почему столько горя, мучений и страданий навалились на мою голову. Дай мне умереть, чтобы все это не видеть… ...И оглядываюсь, вижу сладко спящих своих детей, и за только что допущенную мысль о смерти испугалась. Каюсь, о, боже, прошу прощения за мою глупость! Прости меня за мое нетерпение, за малодушие перед трудностями, за то, что возжелала своей смерти. Умереть-то – можно умереть. Но что будет с моими детьми? Куда они пойдут, у кого они найдут пристанище? Нет, господи, сохрани меня до прибытия Торекула!»

И чувство сиротства, разобщенности в царстве бедности и мглы было для Чынгыза неизбежным и сообщило его творчеству характер трагический. Каждый день, каждый час его жизни омрачала память о расставании навсегда с отцом в Москве. 

Звездные годы Ч. Айтматова прошли в советскую эпоху. Высокие награды, всенародная любовь и уважение к его таланту сопутствовали ему везде и повсюду в СССР, но либерально-демократическая смута 90-х годов больно ударила и его. 

Чынгыза Айтматова похоронили в комплексе «Ата-Беит», где вместе с сотнями репрессированных и расстрелянных славных сынов Кыргызстана покоится и его отец Торекул Айтматов. Я не могу без трепета и содрогания вспоминать – когда произошло их перезахоронение, Чынгыз Торекулович сам нашел и своими дрожащими руками держал личное удостоверение о смерти отца. Даже внезапная смерть, – пишет академик А.Эркебаев, – как бы в миниатюре повторяет его жизненный путь: он заболел в Татарстане – на исторической родине своей матери, умер в Германии – европейской стране, где он долгое время был послом Кыргызстана, и похоронен согласно его воле в родном городе Бишкек, в комплексе «Ата-Бейит», рядом со своим отцом.

Горько, но факт: режим Бакиева слишком поспешно отозвал его из Бельгии, предварительно не создав для великого человека необходимых условий для спокойной жизни и творческой работы. В организации похорон писателя тоже бросались в глаза грубые упущения; скажем, как было бы хорошо, достойно памяти Айтматова, если бы соответствующую комиссию возглавил сам президент республики и пригласил лично своих коллег из тюркоязычных государств. Уверен, что некоторые из них, к примеру, Нурсултан Назарбаев, Ислам Каримов и Абдуллах Гюль, непременно откликнулись бы на такое приглашение из уважения к великому писателю. Однако этого не случилось: комиссию возглавил не президент и даже не премьер-министр. Далее, академик Эркебаев совершенно правильно отмечает, что неадекватным величине фигуры Айтматова оказался и указ президента об увековечении памяти великого писателя, обнародованный в день его восьмидесятилетия, 12 декабря 2008 года. Во-первых, он явно опоздал. Опять сравним: указ президента России в отношении Александра Солженицина был издан моментально, в дни похорон. Во-вторых, перечень мер, содержащийся в указе, вовсе не соответствует действительному масштабу личности и достоинства Чынгыза Айтматова. 

Спрашивается: почему нельзя было назвать именем писателя одну из самых высоких вершин страны (ведь сам Айтматов – духовная вершина современного Кыргызстана), одну из площадей – хотя бы Старую площадь, один из районов – например Первомайский, где долгое время жил и работал писатель, одну из центральных улиц – к примеру, Чуйский проспект, аграрный университет, где он учился в свое время, национальную библиотеку – ведь это храм знаний и книг, олицетворяющий духовный облик Айтматова? Кстати, в этот день ни один из первых руководителей Кыргызстана не счел нужным присутствовать на торжественном вечере в филармонии, посвященном 80-летию писателя. Да и сам вечер прошел весьма уныло. Таковым оказалось, к сожалению, в конечном итоге отношение властей страны к Чингизу Айтматову и его памяти». 

Социологическая пара категорий «власть – общество» антиномчны, между ними больше противоборства, чем гармонии. Айтматов, конечно, отвергает сакральный характер власти, но в то же время не считает её абсолютным «злом», ибо общество, народ тоже не ангелы белокрылые, более чем достаточны у них и недостатки, и пороки. Беспощадно критикуя деспотизм, тиранию и тоталитаризм, он в то же время верит, что можно преобразовать власть, сделать её истинно народной, демократичной. Как известно, Айтматов от души поддерживал и горбачевскую перестройку, и демократические начинания Акаева. Но, как известно, глубоко разочаровался в обоих этих проектах. Тем не менее, Айтматову чуждо голое, ханжеское отрицание всякой власти, он не только верит в созидательный, организационный потенциал власти, но и тесно сотрудничал с ней, способствовал успехам экономического и культурного строительства страны. С его подачи, например, власти согласились назвать аэропорт города именем «Манас», Центральную площадь – именем «Ала-Тоо». Будучи председателем Союза кинематографистов Кыргызстана, он оказал огромное влияние на становление национального кино – «кыргызского чуда». В стране не было ни одного крупного проекта, начиная от строительства центра столицы и кончая строительством дороги Бишкек – Ош, в котором он прямо или косвенно, конструктивно не принял бы участие. Словом, в процессе взаимодействия пары категорий «власть – общество» у Айтматова действительно налицо равновеликое отношение к ним. 

Наш святой долг перед светлой памятью Чынгыза Торекуловича Айтматова – претворить в жизнь его заветные мечты. Он мечтал, чтобы Кыргызстан стал суверенной и влиятельной страной, сохранил свою национальную и духовную идентичность, чтобы кыргызский народ не растерял себя как нацию. К сожалению, мы еще не стали такой страной, таким народом. Нас, как и прежде, раздирают межэтнические, родоплеменные и межрегиональные противостояния, для нас характерно патологическое отчуждение между элитой и народом, властью и теми, кем эта власть правит. Для того чтобы все перечисленные и не перечисленные тяжелейшие проблемы решить, нужна тотальная мобилизация всего народа. Причем мобилизация не лагерная, а творческая, которая востребует интеллектуальные ресурсы миллионов наших сограждан на базе общенационального единства. Люди, привыкшие к тому, что власть от них бесконечно далека и что они сами ни за что не отвечают, а так называемой элите на них наплевать, должны вновь почувствовать, что Кыргызстан – наша общая страна, которая думает и заботится о всех, кто в ней живет, и за которую они тоже в ответе. А это достигается, в первую очередь, качественным изменением принципов государственной и социальной политики, углублением демократических методов управления страной.

В центре внимания Чынгыза Айтматова всегда находились проблемы развития национальной культуры в самом широком смысле этого слова. Он предвидел, что глобализирующийся мир стирает преграды для движения идей, людей, товаров, денег. Все более прозрачными становятся физические границы и таможенные барьеры. Основой единства страны становится именно культура: язык, традиции, литература и искусство, вера (религия), ценностные ориентации. Люди не хотят жить по чужим, пусть и самым замечательным лекалам. В то же время создание единой нации остается для нас чрезвычайно актуальной идеей. Но это отнюдь не означает, что игнорируется стремление кыргызского народа к национальной государственности. Очевидна невозможность создания замкнутой, изолированной, абсолютно самостоятельной кыргызской культуры. Развитие общения, интеграционные процессы, многовековые традиции культурного, научного, торгового, экономического и т.п. взаимообмена со странами современной Евразии, не оставляют разумной альтернативы для другого пути интеграции.

У Чынгыза Айтматова особую тревогу вызвало широкомасштабное наступление ценностей западного потребительского общества. И сегодня стала очевидной иллюзорность концепции потребительского общества, которая была широко распространена с 60-х годов прошлого столетия. К XXI веку мир на деле убедился, что идеология потребления оказалась губительной. Она породила массовое социальное иждивенчество не только в развитых странах мира, даже у нас она является одной из главных причин затянувшегося кризиса. Мы никогда не догоним развитые страны по уровню потребления материальных ресурсов. Нам не нужна никакая «догоняющая» экономика, мы должны создавать экономику знаний. Именно поэтому Айтматов считал образование самоценностью. Сегодня в образовательной системе Кыргызстана недостаточно внимания уделяется практической стороне учебного процесса, слабо учитываются индивидуальные особенности учащихся. Остро стоит вопрос недостаточности таких приемов духовно-нравственного воспитания детей, подростков и молодежи, которые бы нацеливали на решение индивидуальных задач их взросления и успешной социализации.

Ж. Сааданбеков 

Общественный деятель,

Почетный академик НАН КР 

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

12-03-2024
У каждого века есть свое средневековье
811

28-02-2024
Скромное обаяние прирожденного трудоголика. Апасу Жумагулову 90 лет
4804

05-02-2024
Стратегия идеологической безопасности КР
2331

16-01-2024
О повышении эффективности общественно-гуманитарных наук Кыргызстана
1525

20-10-2023
Жаңы курулган президенттик резиденциянын аталышы боюнча
9352

13-10-2023
Демократия или Свобода?
2002

12-10-2023
«Кыргыз Ордо» болсун
998

11-09-2023
Первые впечатления о книге президента С. Жапарова
1218

04-09-2023
Алп акындын жалгыздыгы
2882

07-07-2023
Абдыганы Эркебаев – политик – реалист
3027

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×