Добавить свою статью
11 Января 2023
Трайбализм кыргызов – это путь сохранения автохтонности народа или уничтожения нации?!

Через три года будет четверть XXI века и почти тридцать пять лет суверенитета Кыргызской Республики, ориентированной на демократию. Кроме того в 2023 году Кыргызстан отметит 2220-летие своей государственности согласно данным постсоветской истории (о 2200-летии мы заявили ровно двадцать лет назад, в 2003 году).

Все эти цифры довольно впечатляют и вольно-невольно возникает вопрос о проекции кыргызского государства в контексте двадцать первого тысячелетия развития человечества. Мы идем в ногу со временем?! Мы оказались способными сохранить свою уникальность и одновременно совершить скачок в своем развитии?!

В контексте всех этих вопросов, порой взаимодополняющих, а порой и взаимоисключающих друг друга, один момент стоит особняком. Это некий кит (хочется сказать и хит) кыргызского менталитета, который имеет историческое основание, территориально-географическую подоплеку и современное политическое своеобразие. Это то, что не претерпевает изменений на протяжении всех тысячелетий развития, будучи актуальным и в период древней истории, и сейчас, в век цифровых технологий, рационализма и меркантильности, дискретности мира и самого человека. Этот кит – глубокое своеобразие этнического самосознания, выражающееся в приверженности к своей субрегиональной идентичности. Это то, что живо во все времена, закреплено на уровне генов и что, скорее всего, невозможно вывести из самосознания кыргыза. Трайбализм – это наше все. Десятилетия суверенитета только подчеркнули эту особенность и чаще всего в не самых лучших вариациях. В чем это выражается?

В том, что кыргызы – маленький народ, который, казалось бы, должен быть озабочен своим единством и сохранностью в истории развития XXI столетия. Это чрезвычайно важно, учитывая, что, по мнению футурологов, участь малочисленных народов к концу этого века незавидна, есть большая вероятность экстраполяции в более крупных объединениях. Первые признаки этого налицо – тысячи мигрантов-кыргызов, живущих в ближнем или дальнем зарубежье на протяжении более двух десятков лет, благодаря природной толерантности сохраняют свою этническую идентичность скорее внешне, чем внутренне, принимая и где-то растворяясь в культурных стереотипах и нормах поведения тех обществ, в которых они живут.

Однако в пределах Кыргызстана субрегиональное этническое самосознание – это «конек, который никогда не вешается на стену», а скорее функциональный, а значит востребованный и очень работающий механизм межличностного общения и существования в нашем где-то традиционном, а где-то демократическом обществе. Юг и Север – дилемма, которую не сумел разрушить даже Союз с его социалистической идеологией равенства. В период Союза, в силу идеологии, этническое самосознание кыргызов поднимали до уровня национального, однако с провозглашением независимости мы вновь устремились к традиционному этническому проявлению своей сущности. Причем это не только деление по критерию севера и юга, а скорее по субрегионам: Ош с Джалал-Абадом и Баткеном, Талас, Нарын, Иссык-Куль и Чуй. Как это работает?! До примитивного просто! Когда идет процесс выдвижения в депутаты или на государственные должности, субрегиональный контекст не только подспудно присутствует, но очень часто главенствует. И будь ты хоть семи пядей во лбу, принадлежность к определенному субрегиону может либо помочь, либо отбросить во сторону. Это зависит от воли принимающей решение стороны. Возможно действуя таким образом, кто-то расценивает это как помощь в продвижении представителей малой родины, тем самым «помогая» развиваться субрегиону. Может быть это определенный плюс?!

Но когда поддержка в продвижении основывается исключительно на субрегиональной почве – это нонсенс, и в то же время настоящая загадка кыргызской природы. При этом необходимо заметить, что и в этом деле есть определенные нюансы. Лидерами являются субрегионы, где в большей степени сохранилось традиционное общество в силу удаленности от социокультурного центра республики и функциональности локальной среды, а значит стереотипов мышления и стандартов поведения. Юг, Нарын и Талас выступают лидерами, где поддержка своих представителей сродни неумолимому кодексу чести. В этом смысле в какой-то степени им надо отдать должное – они своих не бросают, оказывая всяческую поддержку и проявляя чудеса патриотизма. Иссык-Куль и Чуй в силу русифицированности и масштабной полиэтничности более безразличны к продвижению своих. 

Это объективные характеристики развития субрегионов, которые, несомненно, накладывают отпечаток на поведение людей. И даже просвещенные представители этих сообществ оказываются заложниками субрегионального этнического самосознания. Бывает, что десятилетия нахождения в должности (государственной ли, научно-образовательной ли, административной ли) не вносят особых корректив. Обладатели этих должностей оказываются неспособными подняться с уровня этнического самосознания до национального, оставляя после себя шлейф политики двойных стандартов, когда в борьбе за оптимизацию и омоложение все равно остаются представители некоторых субрегионов в ранге практически неприкасаемых. При этом очень часто некоторые из неприкасаемых первичного или вторичного звена руководителей точно также практически никакие, но при этом они - заложники гипертрофированного чувства собственного достоинства, не подкрепленного чем-либо еще. Куда девается профессиональный критерий?! Чаще всего он в глубокой отключке или работает очень избирательно. Часто это превращается в игру – игру интересов, и как следствие – лоббированию своих.

Все эти нюансы в разрезе реальной жизни, конечно, в большей степени есть проявление обыденности. Однако в разрезе нациестроительства, больше – государственности – это уже не просто вопрос, а скорее проблема, понимание которой играет огромную роль для сохранности народа, нации в ближайшем будущем. На фоне таких процессов неизбежно возникает вопрос – как мы собираемся сохранить единство народа, нации и создавать просвещенный и продвинутый Кыргызстан?! В этом отношении должны быть приоритеты. Справедливости ради необходимо отметить, что такой перекат произошел во всех бывших республиках, о чем свидетельствуют страницы новейшей истории. Однако этот факт никоим образом не спасает нас от глобальных и в то же время насущных проблем, стоящих перед государством сейчас.

Что очень важно – в разрезе современной молодежи этот фактор поляризуется: с одной стороны – полное безразличие к субрегиональному фактору, с другой – сохранность и где-то даже акцентирование. Самосознание молодежи мозаично. В этой связи сакраментальные фразы «что делать?» и «быть или не быть» накладываются друг на друга, а в итоге мы продолжаем жить в контексте субрегиональной идентичности. И все же вопрос остается актуальным - мы хотим «быть» или только «иметь»?!

Жылдыз Урманбетова, доктор философских наук, профессор

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

17-12-2022
История кыргызского телевидения в лицах: Майя Султашева
1498

29-11-2022
Курултай или «Современность прошедшего в настоящем»
2064

14-11-2022
Что не хватает современному миру?
2212

27-10-2022
Феномен разорванного сознания в современной реальности
2397

22-09-2022
Ведущие или ведомые? (обновлено)
3433

18-09-2022
Независимость Кыргызстана: Баткен – мы с вами!
4270

30-08-2022
Мораль или право? Традиции или технологии? Кочевье или оседлость?
2706

04-07-2022
Памяти Канатбека Кожобаева
3393

13-06-2022
Кто правит балом?!
4110

23-05-2022
Разрушение или все же созидание?!
3409

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×