Добавить свою статью
30 Января 2015
Комментарий к законопроекту Министерства юстиции о внесении изменений и дополнений в закон «О СМИ»

«Создайте лишь немного законов,

но следите за тем, чтобы они соблюдались»

Дж. Локк

22 января 2015 года Министерство юстиции Кыргызстана выставило на общественное обсуждение законопроект о внесении изменений и дополнений в закон КР «О СМИ» и в Кодекс об административной ответственности КР.

В соответствии со справкой-обоснованием, законопроект разработан для реализации Плана мероприятий по обеспечению информационной безопасности КР от 5.08.2014 года, восполнения имеющихся пробелов в Законе «О СМИ», исключения противоречащих друг другу норм и дублирующих понятий, а также для установления ответственности за нарушение требований законодательства о СМИ и регламентирования общего порядка регистрации СМИ. (http://www.gov.kg/?p=4925 ).

Первоначальный анализ законопроекта указывает на то, что данный законопроект копирует ряд норм, содержащихся в аналогичном законе РФ «О СМИ», причем инициаторы не подкрепили свое обоснование статистикой, аргументами или какими-нибудь исследовательскими заключениями о целесообразности и необходимости этих поправок в нашем законодательстве. Хотелось бы отметить, что ИМП в данном комментарии остановился только на основных моментах, которые явно бросаются в глаза. Однако при доскональном изучении, возможно, будут выявляться другие нестыковки и вопросы.

1) В законопроекте предлагается новое понятие «сетевое издание» как сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», которое приравнивается к средству массовой информации и подлежит государственной регистрации в качестве такового. При этом Минюст не дает определения понятию «сайт», который широко упоминается в законопроекте. Возникает вопрос, о каких именно сайтах идет речь, будет ли распространяться эти нормы на интернет-магазины, видеоблоги, аккаунты в социальных сетях и т.п.?

Минюст предусмотрительно подчеркивает, что регистрация сетевых изданий в качестве СМИ будет осуществляться на добровольной основе. Но там, где есть добровольность, возможно (либо неминуемо) последует принудительность. Как будут реализовываться права свободных журналистов, так называемых фрилансеров, имеющих свои блоги, аккредитацию в госорганах, но не пожелавших получить свидетельство о регистрации СМИ? И как вообще определить признаки присущие традиционным СМИ в отношении «сетевых изданий», например, признак тиражности? Должен ли владелец сайта открыть 1000 сайтов или достаточно будет владеть одним? А периодичность — как указать при регистрации «сетевых изданий» предполагаемую периодичность сайта? А как быть с территорией распространения? Ни на один из этих вопросов в предлагаемом законопроекте ответов нет.

Стоит отметить, что попытки законодательно прописать для интернет-пространства рамки, применяемые к традиционным СМИ, неоднократно предпринимались и при бывших президентах — А.Акаеве, и при К.Бакиеве. Но каждый раз государство отказывалось от своих попыток, понимая о том, что сама природа Интернет такова, что к сайтам в сети невозможно применить положения о периодичности распространения массовой информации, территории распространения и тираже.

При всем при этом интернет-пространство Кыргызстана не находится в законодательном вакууме, поскольку в Кыргызстане нормативно-правовая база в офф-лайн режиме позволяет в достаточной степени регулировать отношения, возникающие в сфере Интернет (он-лайн). Законодательные акты, применяемые к защите чести и достоинства, порнографии, разглашения государственной тайны и также иной охраняемой законом информации, применимы и к материалам, размещенным в Интернете так же, как они применяются к традиционным СМИ. Данный факт подтверждается на практике, когда информационные агентства в Кыргызстане становятся ответчиками в суде.

В справке-обосновании автор законопроекта утверждает, что «существует не разрешенная на законодательном уровне проблема, связанная с проведением агитаций через информационно-телекоммуникационные сети «Интернет» …», поскольку «информационно-телекоммуникационные сети «Интернет» не относятся к средствам массовой информации».

Однако хотелось бы напомнить, что в 2011 году Комитет по конституционному законодательству, государственному устройству, законности и местному самоуправлению ЖК КР под председательствованием Скрипкиной Г. разъяснил ЦИК КР вопрос о статусе информагентств в период выборов. Они указали, что информагентства «наравне с другими СМИ имеют право принимать участие в размещении агитационных и информационных материалов на основании договоров, заключенных с кандидатами в президенты Кыргызской Республики и их уполномоченными представителями», поскольку «пункт 4 части 13 статьи 22 конституционного Закона КР «О выборах президента КР и депутатов Жогорку Кенеша КР» предусматривает иные формы проведения агитации и не содержит норм, запрещающих размещение агитационных материалов на web-сайтах» (http://arch.24.kg/election2011/188338-chinovniki-grozyatsya-ne-dopustit-k-vyboram.html).

2) Вызывает недоумение поправки о запрете участия в создании СМИ определенной категории лиц. Это:

«юридические лица (некоммерческие организации), большинство участников (членов), которых являются иностранные юридические лица, иностранные граждане и (или) лица без гражданства»;

«юридические лица с иностранным участием (коммерческие организации), имеющие более пятидесяти процентов уставного капитала, принадлежащих иностранным юридическим лицам, иностранным гражданам и (или) лицам без гражданства.

Какие угрозы видит Минюст в деятельности СМИ с участием указанных лиц? Чем обоснован данный запрет, поскольку справка-обоснование вновь не дает ответа. Проводился ли анализ влияния деятельности СМИ с «иностранным участием» на информационную безопасность страны? И какие результаты?

3) Процесс изучения норм законопроекта вызвал массу неразрешенных вопросов, ответы на которые хотелось бы получить непосредственно от автора законопроекта:

3.1. Почему вдруг предоставлено право «уполномоченному органу в области культуры» прекращать деятельность СМИ без решения суда при отсутствии в проекте закона каких-либо оснований? В действующей редакции закона «О СМИ» (ст.8) прекращение деятельности СМИ возможно только по суду.

3.2. О каком «реестре» идет речь? Для чего он нужен и какие сведения там должны отражаться? Не превратится ли данный «реестр» в так называемый «черный список», запрещающий распространение информации определенных СМИ?

3.3. В связи с чем СМИ должно уведомлять регистрирующий орган (Минюст) о смене главного редактора? Что дает Министерству юстиции такая информация? Ведь само СМИ не является юридическим лицом, а главный редактор не является его руководителем, о смене которого необходимо извещать в соответствии с Положением о порядке регистрации юридических лиц, филиалов и представительств органами Министерства юстиции КР.

Кто подпадает под категорию «заинтересованных лиц», которые имеет право обратиться в суд с заявлением о ликвидации СМИ, если оно не выходит в свет более 1 года?

4) Инициаторы законопроекта предлагают дополнить Кодекс об административной ответственности новой статьей 4004 «Нарушение законодательства о средствах массовой информации», где за нарушение учредителями, редакцией, издателем, распространителем, журналистами, авторами распространенных сообщений и материалов, а также иными лицами СМИ законодательства о средствах массовой информации налагается штраф в размере от 50 до 100 расчетных показателей, а при распространении информации «не подлежащей публичному распространению» на юридическое лицо налагается штраф и запрет «на занятие деятельности в области СМИ». Такая норма предполагает двойную ответственность для юридического лица, поскольку в действующем законодательстве «О СМИ» (ст.23) прописан перечень информации, «не подлежащей публичному распространению», за нарушение которого предусмотрена ответственность в гражданском и уголовном порядке. В этот перечень включено:

— разглашение государственной и коммерческой тайны;

— нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений;

— публичные призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя, нарушение целостности страны;

— пропаганда войны, насилия и жестокости, возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды;

— распространение порнографии;

— распространение материалов, нарушающих нормы гражданской и национальной этики, оскорбляющих атрибуты государственной символики (герб, флаг, гимн);

— защита чести, достоинство личности.

В этой связи инициаторам законопроекта следует определиться, будет ли это административная ответственность либо уголовная, чтобы исключить дублирование наказания?

Подчеркивая факт дублирования новых положений в законопроекте с аналогичными положениями в общих законах и даже вступление их в конфликт, Институт Медиа Полиси призывает Министерство юстиции КР отозвать данный законопроект в соответствии с законодательством КР.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

15-08-2019
Заявление по аресту имущества телеканала «Апрель»
1728

06-06-2019
Согласно закону «О государственной гражданской службе...» Т.Абдраимова могут привлечь к дисциплинарной ответственности
1908

04-05-2017
Комментарий по поводу предлагаемых поправок в конституционный закон о выборах
3306

28-10-2013
Инициатива депутата – возврат к клевете?
1289

14-01-2011
Предложения по выработке мер по обеспечению стабильных гарантий свободы слова и информационной безопасности страны
1052

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×