Добавить свою статью
19 Сентября 2019
Системная коррупция и ее фундамент

Процессы, происходящие в настоящее время на политическом поле, называемое борьбой с коррупцией, походят на «нанайскую борьбу», когда борец борется с самим собой. Очевидно, что победителя в такой борьбе не будет. Поэтому демонстрируемая борьба сводится к борьбе с оппонентами, за право к доступу к основным финансовым потокам, которые можно повернуть в свой карман.

Почти тридцатилетняя история нашего независимого государства демонстрирует, что приходящие к власти руководители государства изощряются в строительстве «лицемерной экономики», которая не преследует цели становления независимого, самодостаточного государства, истинного повышения благосостояния народа. Вместо этого появляются всевозможные конструкции позволяющие обогащаться за счет него, презрев все нравственные и моральные барьеры, создавая всевозможных «кошельков», «миллионеров», переводящих финансовые потоки в карманы власть имущих.

Естественно, такая конструкция приводит к искажению роли и функций государственных институтов, способствующих, в нормальном государстве, его развитию, обеспечивающих справедливость, создающих стимулы к созиданию и росту, не допускающих создание барьеров для движения страны вперед.

Институты власти становятся трамплином для достижения рычагов управления финансовыми потоками для последующего его неправедного использования. Контролирующие, правоохранительные и судебные органы, при отсутствии фактической независимости оказываются бессильными, а в большинстве случаев, непосредственно участвующими в незаконном распределении этих финансовых потоков.

Придя во власть, руководители стараются подбирать и назначать кадры на ключевые должности по принципу личной преданности, вопреки интересам страны, когда требуется квалифицированный специалист. Естественно, назначенный, в этом случае, будет выполнять требования своего покровителя.

Благодаря такой системе государственного управления, страна являвшаяся лидером среди постсоветских стран, по проведению демократических реформ, первой введшей национальную валюту, позволившую побороть гиперинфляцию, объявленная «островком демократии», и, казалось бы, открытой для широкого привлечения мировых инвесторов, оказалась для них, не столь привлекательной.

Известно, что в первые годы нашей независимости, наша страна, следуя рекомендациям, программы названной «вашингтонским консенсусом», проводила экономические реформы, по примеру польского реформатора Лешека Бальцеровича, названная «шоковой терапией». Началась массовая приватизация государственных предприятий с использованием приватизационных купонов, которая в итоге привела к так называемой - «красно-директорской» приватизации, когда все эти предприятия, в большинстве случаев, попали в собственность бывших директоров этих предприятий. Известно, что стало с этими предприятиями – их просто уже нет. Оборудование большинства из них были распроданы, помещения стали сдавать в аренду, или перепрофилированы в торговые предприятия.

Сам факт проведения активных экономических реформ, выгодно отличавших нашу страну от соседних, вызывал огромный интерес у зарубежных инвесторов, которые хотели инвестировать в нашу страну. Так, известно, что южнокорейская компания «ДЭУ», по производству автомобилей, и другие инвесторы предлагавшие создание высокотехнологичных производств первыми пришли к нам, но в итоге оказались в соседних республиках. Потому как процесс привлечения иностранных инвестиций, с самого начала был построен на коррупционной основе. Инвесторам разрешалось приходить под чье-то покровительство, с дальнейшим содержанием покровителя, или давать «откаты» для получения права инвестирования. Поэтому в нашей стране нет, практически, ни одного иностранного инвестора с известным мировым брендом, поскольку они берегут свою репутацию и не заходят на рынки с сомнительными условиями.

В итоге, был открыт «ящик пандоры» для разграбления страны. В первую очередь стали развиваться те сферы экономики, которые обладали высоким коррупционным потенциалом. Это - добывающие отрасли промышленности, где выдача лицензий сулила несметные «откаты». Приобретенные за копейки лицензии, затем перепродавались за миллионы долларов, которые шли в карманы «государственных кураторов» этих решений. Богатства наших недр, которые должны были бы разрабатываться будущими поколениями, когда более современные и эффективные технологии, при наличии более адекватных функций государства по защите ее интересов, способствовали бы более справедливому инвестиционному процессу.

Выбранное в качестве ключевой отрасли для привлечения инвестиций добывающая промышленность, в настоящее время, является наиболее коррумпированной и непрозрачной. А ведь выбор данной отрасли в качестве экономического локомотива, являющейся исчерпаемой, должен означать, что государство должно на доходы, получаемые от распродажи наших недр, создавать условия для развития других, более эффективных, не зависящих от наличия ископаемых отраслей. Но, к сожалению, только одно предприятие – «Кумтор», запасы которого скоро закончатся, является значимым источником формирования государственного бюджета. А где отдача от других добывающих предприятий?

Получив независимость, Кыргызстан стал полноправным участником международных торговых отношений. Занимая выгодное место между крупными рынками Китая, Казахстана, России и других западных государств, мы стали транзитером на пути движения крупных товарных потоков. Это стало основой создания, имеющих важное региональное значение рынков «Дордой» и «Кара-Суу». Естественно – это значительный источник таможенных поступлений в бюджет. Но для всех очевидно, что уровень коррупции в данной сфере зашкаливает, а при вхождении страны в ЕАЭС, становится причиной недовольства соседней страны, обвиняющей нас в контрабанде товаров из Китая.

В целом, контрабанда стала источником сколачивания капитала многих лиц, которые полезли затем в политику, становясь депутатами, чиновниками высокого ранга. Естественно, лезут они туда, чтобы иметь власть, для сохранения и приумножения своего неправедно сколоченного капитала. О каком справедливом государственном управлении можно говорить в таких условиях?

Страна ежегодно тратит огромные средства на формирование государственных резервов для создания стратегических и текущих запасов продовольствия, топлива и других необходимых товаров, осуществляемых в форме государственных закупок. Всем известна коррумпированность данной системы. Ежегодно выявляются нарушения при осуществлении тендеров государственных учреждений на размещение заказов по строительству, ремонту, приобретению товаров.

А возврат НДС, когда из бюджета выплачиваются сотни миллионов сомов, за якобы осуществленный экспорт – это грабеж среди белого дня. И здесь задействованы все фискальные органы. Опять же, без патронажа «сверху» вершить такое невозможно. Помимо воровства из бюджета, искажается статистика о якобы осуществленном экспорте, что делает данные платежного баланса недостоверными.

Наша страна находится на пути движения афганского наркотрафика, и только малая часть этого потока раскрывается и задерживается в нашей стране. Естественно, что проходящий наркопоток, заботливо кем-то прикрывается не на безвозмездной основе.

Нашу страну обвиняют в отмывании доходов, полученных незаконным путем, которые тоже являются значительным источником незаконного обогащения.

Все эти источники коррупционного обогащения становятся полем политической борьбы. Победителям достается уже созданный государственный механизм «лицемерной экономики», позволяющий не особо заботиться об источниках материального достатка и не стимулирующий осуществлять реформы для создания подлинно независимого государства, в интересах народа.

Богатства всех изгнанных президентов и их окружения, безбедное их существование - свидетельство вышесказанного.

И такое положение, практически, существует во всех постсоветских странах, оставшихся в орбите бывшего СССР.

Таким образом, в этих странах заложен фундамент системной коррупции.

Что же необходимо сделать, чтобы «сломать хребет» созданной коррупционной машине. Поскольку в основе коррупционной деятельности лежит теневой финансовый оборот, то необходимо, в первую очередь, сделать весь этот оборот прозрачным, т.е. перевести все платежи в безналичную форму. Конечно, речь идет об ограничении сумм платежей осуществляемой в наличной форме. Так в Казахстане еще в 1998г. был принят закон "О платежах и переводах денег", где установлено ограничение наличных платежей между юридическими лицами до 4000 МРП (месячный расчетный показатель). В Российской Федерации действует норма, не превышающая 100 тыс. рублей, согласно Указанию Банка России от 14 ноября 2001 г. № 1050-У «Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке» (вступило в силу с 21 ноября 2001 г.). Такие нормы приняты, практически, во всем мире. В развитых странах, расчет наличными вызывает подозрение в отмывании незаконно полученных доходов. Приняты соответствующие ограничительные нормативы в Украине, Беларуси, Армении, Грузии. При этом, не выполнение этих норм влечет за собой жесткое административное наказание, что делает невыгодным ее нарушение. Так, в Италии в период мирового финансового кризиса 2008 года, было введено ограничение в одну тысячу Евро, что подтверждает использование данного ограничения для полного контроля финансовых потоков, с целью максимального ограничения теневого денежного оборота.

В Кыргызстане тоже в 2006г. была предпринята попытка ввести такую норму. Так, в бытность премьер-министром Кулова Ф.Ш., Постановлением Правительства КР «Об усилении мер по переходу на безналичные расчеты в экономике КР» от 4 октября 2006г., где устанавливалось допустимое ограничение оплаты в наличной форме до 100 тысяч сом. Но данная норма не стала работать, поскольку она носила, по сути, рекомендательный характер и лица, не выполняющие эту норму, никакой ответственности не несли.

В настоящее время, из выпущенных НБКР денег (денежная база) 112 641,1 млн сомов, - 83,7%, т.е. – 94 286,8 млн сомов (деньги вне банков) находится на руках у населения. Если считать, что почти один миллион человек мигрантов находится за рубежом, то на оставшиеся 5,3 миллиона нашего населения, включая детей и стариков будет приходиться, в среднем, 17 790 сомов на каждого. Конечно, это не так. Основная часть этих денег находится в отдельных руках, и эта денежная масса лежит в основе теневого финансового оборота, и не подконтрольна государству.

Для сравнения, в Казахстане только 31,6% денег находится на руках у населения, в России – 56,3%.

Когда говорят, что государство принимает меры к сокращению наличного денежного оборота и бодро докладывает о росте безналичных платежей, то оно вводит народ в заблуждение. Эта программа реализовывалась при всех президентах, но за последние 10 лет доля денег на руках населения, практически не изменилась, с 84,3% в 2009 году до 83,7% в настоящее время.

Всем известно, что у нас широко распространена двойная бухгалтерия, и официальная налоговая отчетность представляет, по сути, фикцию. Складывающаяся разница между фактическим и официальным доходом и представляет собой финансовую основу коррупции. Эти неподконтрольные доходы являются источником подкупа всех контролирующих и правоохранительных органов, финансовым трамплином для реализации политических амбиций.

В итоге, все эти обстоятельства привели страну к глубокому экономическому кризису, и остро стоит вопрос, дальнейшей, экономической и политической независимости государства. И в этих условиях, необходима решительная политическая воля для принятия жестких, бескомпромиссных, возможно неординарных антикризисных мер.

Во-первых, необходимо законодательно ввести ограничение на проведение платежей в наличной форме, с жесткими административными мерами наказания за ее неисполнение.

Во-вторых, ввести презумпцию виновности за незаконно полученные доходы, когда фигурант будет должен документально доказать законность источников происхождения доходов.

В третьих, необходима жесткая люстрация всех политиков, принимавших или участвовавших в принятии государственных решений, способствовавших созданию в стране системной коррупции.

В четвертых, необходима прозрачная система выдвижения кандидатов в парламент от политических партий, не зависящих от суммы их взноса в партийную кассу, а от их потенциальных возможностей по разработке и принятию законов, способствующих развитию государства.

Конечно, в условиях, когда все привыкли к теневому распределению доходов, как налогоплательщики, так и чиновники, наживающиеся на этой системе, будут отчаянно сопротивляться.

Но вопрос стоит о состоятельности государства, о ее независимости, о будущем страны, будущем наших детей и внуков.

Сможет ли наш Президент, Парламент, Правительство проникнуться высокой ответственностью и проявить политическую волю и принять решение в пользу народа и Государства?

Отдельный вопрос - формирование политических партий, как инструмента достижения рычагов государственного управления и квалификация и качество управления экономическим блоком государства. Эти темы будут рассмотрены отдельно, поскольку в основе экономического благополучия страны лежит именно принципы формирования политических партий и уровень квалификации руководителей экономических ведомств и согласованность их действий.

Абдыкалы Иманалиев
экономист

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

27-04-2010
Коррупция – генератор революций
1144

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×