Добавить свою статью
23 Декабря 2020
Кыргызстан: Государственно-частного партнерства не будет… и инвестиций тоже
Уже более десяти лет в Кыргызстане говорят о необходимости внедрения государственно-частного партнерства (ГЧП). За это время приняли три редакции Закона о ГЧП, программу развития ГЧП, создали Центр ГЧП. Вопросы развития ГЧП включены во все страновые и отраслевые стратегии и программы. Президенты, Премьер-министры и министры заявляют, что теперь государство будет активно использовать этот механизм.

Государственно-частное партнерство – это форма сотрудничества государства и частных компаний, при которой государство привлекает частные компании для финансирования, строительства и управления государственными инфраструктурными объектами (в том числе, дороги, авто и железнодорожные вокзалы, аэропорты, больницы, детские сады, другие инфраструктурные объекты).

А что в жизни? Всего три небольших проекта ГЧП… над которыми постоянно висит угроза закрытия. Политики говорят, что проблема в законе – «закон плохой, нужно его исправить и ГЧП заработает». Закон о ГЧП правили четыре раза и снова хотят исправить в пятый раз. В парламенте лежат очередные изменения к Закону о ГЧП.

Если спросите чиновников, то услышите ответ – лучше с проектами ГЧП не связываться. Почему? Потому что все боятся. За проекты ГЧП взялась прокуратура, проверяют как чиновников, так и бизнесменов. Несмотря на многочисленные призывы Президентов и Премьер-министров о том, что нужно использовать ГЧП, многие чиновники (за кулисами) говорят – зачем нам брать на себя ответственность? Возьмешь ответственность, а на тебя завтра уголовное дело откроют. То же самое вы услышите от частников. Зачем связываться с государством? Какое партнерство? Чем меньше общаешься с государством, тем меньше проблем.

Ну а что же делать с бедной экономикой? Что делать с тем, что денег в бюджете на развитие инфраструктуры нет и с каждым годом их меньше? А это означает, что нет денег на строительство дорог, школ, больниц, спортивных сооружений, автовокзалов и многих других объектов. Без развития инфраструктуры не будет улучшения качества жизни людей. Такая ситуация не только у нас, но в отличие от нас, многие страны решают эти проблемы, привлекая частный сектор к сотрудничеству.

На сегодня в Кыргызстане строительство редких объектов инфраструктуры происходит за счет внешних займов, в том числе китайского, который составляет уже около половины внешнего долга страны. Вот и получается, что у государства денег на инфраструктуру нет, поэтому ищут внешние займы. Но работать с частниками не хотят или, точнее, боятся, потому что боятся преследований со стороны правоохранительных органов, а частники боятся и не хотят работать с государством, потому что к государству доверия нет.

А как же граждане? Им приходится довольствоваться плохой инфраструктурой, разбитыми дорогами и тротуарами, ветхими больницами и школами, пришедшими в упадок государственными и муниципальными зданиями и сооружениями. Зато внешние долги растут.

Получается, что государство, обладая огромными государственными активами (около 22 тысяч зданий и сооружений, более 400 объектов незавершенного строительства, более 600 тысяч единиц оборудования, 104 государственных предприятий и 32 акционерных обществ, подавляющая часть которых убыточные) само не в состоянии содержать, управлять и развивать эти объекты. Но и наладить партнерство с частным сектором тоже не может из-за боязни взять ответственность. Видимо, так и придется государству, а значит, налогоплательщикам, содержать простаивающие и приходящие в упадок государственные объекты и государственные компании, большая часть которых на сегодня фактически мертвые.

А тем временем наши соседи время не теряют. За последние десять лет в России и Казахстане запущены тысячи проектов ГЧП. С помощью ГЧП строятся и запускаются дороги, автовокзалы, больницы, детские сады, спортивные сооружения, городское освещение и десятки других видов проектов ГЧП.

Впечатляет и удивляет прорывной опыт Узбекистана, открывший дорогу ГЧП всего лишь два года назад. ГЧП стал важнейшим инструментом в руках государства. За какие-то два года запущено около 20 проектов, с которыми в страну пришли более 500 млн долларов США инвестиций. Запущены проекты в сфере солнечной энергетики, здравоохранении, транспорта, реабилитации ТЭЦ и другие, планируются проекты ГЧП для аэропортов.

В Узбекистане сейчас работают крупнейшие международные финансовые институты, они оказывают поддержку государственным органам по развитию ГЧП. В это же время все потенциальные проекты ГЧП в Кыргызстане, по которым была оказана международная помощь, приостановлены и так и не запущены, видимо, государству они не нужны.

История с ГЧП в Кыргызстане трагична, но она не единственна. Поток инвестиций в страну тоже стремительно падает. Только за последние четыре года из страны ушло около 2,8 миллиардов долларов США (отток инвестиций - в 2017 году 724 млн долларов США, в 2018 году 707 млн долларов США, в 2019 году 673 млн долларов США, за 9 месяцев 2020 года 720 млн долларов США). Приток инвестиций существенно уменьшился. И это несмотря на постоянные заявления руководства страны о поддержке инвестиций, законе об инвестициях и многолетней работе Агентства по привлечению инвестиций.

Зачем нужны инвестиции? Для развития и расширения экономики, роста количества компаний, а, значит, роста рабочих мест, занятости, роста заработков людей.

Падение инвестиций связано не только с общим состоянием экономики, но и политики. Понятно, что пандемия подорвала состояние многих экономик. И в такой ситуации государство должно изыскивать все возможные варианты, чтобы уберечь каждого инвестора и создать условия для каждой инвестиции. Но, также как и в ГЧП, инвесторы сталкиваются с непониманием важности инвестиций и преследованиями со стороны правоохранительных органов. В результате таких действий инвесторы уходят в другие страны, способные создавать лучшие условия.

Государству и, особенно правоохранительным органам, нужно изменить свое отношение к частному сектору и к инвесторам. Нужно понять, что 85% всего, что производится в Кыргызстане, создается частниками, 84% всех занятых работает в частном секторе (при этом большая часть частного сектора – это небольшие предприниматели). Государственный бюджет тоже держится (около 80%) за счет налогов, поступающих от частников. На сегодня только частники, те, кто работает в малом и среднем бизнесе, могут создавать рабочие места. И именно они на сегодня больше всего страдают от пандемии и нестабильной обстановки в стране.

Только за первые полгода 2020 года ликвидировано почти 37 тысяч рабочих мест, это в 6 (!) раз больше, чем в первые полгода 2019 года. Количество безработных растет.

ВВП упал в 2020 году на 8%, дефицит бюджета 35,5 млрд сомов, госдолг вырос до 67% к ВВП и теперь составляет около 380 млрд сомов (или 4,8 миллиарда долларов США). Платежи по возврату долгов ежегодно растут, и к 2025 году достигнут своего пика, который продолжится несколько лет. Несмотря на угрожающую ситуацию, государство продолжает брать кредиты, ставя под удар будущие поколения.

На этом тяжелейшем фоне государство должно беречь частный сектор, создавать условия для малого и среднего бизнеса, содействовать созданию рабочих мест. Государству нужно стараться удержать каждого инвестора и уберечь каждую инвестицию. Но этого не происходит и при нынешних действиях государства вряд ли произойдет, так как пока государству легче применять репрессивные методы, заставляя бизнес платить как можно больше и по всем поводам и без повода. Как остроумно сказал один из политиков, государство продолжает доить корову, не замечая, что она почти мертва.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

17-11-2020
О деятельности Совета по экономическим реформам
1982

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×